И.М. ИБРАГИМОВ,
 кандидат юридических наук, заместитель председателя Верховного суда Республики Дагестан
 
В  отличие от других участников уголовного судопроизводства положение потерпевшего весьма своеобразно, при рассмотрении уголовного дела он играет одновременно различные роли.
Потерпевший выступает в уголовном судопроизводстве в разных качествах.
Во-первых, он может выступить в уголовном процессе в роли свидетеля или очевидца обстоятельств совершенного против него преступления.
Во-вторых, он может стать активным участником процесса доказывания по уголовному делу, субъектом и источником доказывания.
В-третьих, он изначально является субъектом обвинения своего обидчика — обвиняемого в уголовном процессе. 
 
Наконец, потерпевший — это самостоятельный участник уголовного процесса, действующий в целях восстановления своих нарушенных прав и реализации своих законных интересов посредством возмещения морального, физического и имущественного вреда, причиненного ему преступлением.
Следственно-судебная практика показывает, что во многих случаях потерпевший может оказаться прямым очевидцем и свидетелем совершенного против него преступления. Именно поэтому он вправе и обязан выступать в уголовном процессе в роли свидетеля со всеми вытекающими отсюда юридическими обязанностями и последствиями. Более того, следует заметить, что до вынесения в отношении лица, пострадавшего от преступления, постановления о признании его потерпевшим, он выступает в уголовном процессе только в роли свидетеля и допрашивается в качестве заинтересованного свидетеля по собственному делу. Показания пострадавшего являются одним из видов доказательств, используемых при установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для правомерного разрешения возбужденного уголовного дела.
Потерпевший на основании ч. 2 ст. 42 УПК РФ вправе давать показания, отказаться свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников, представлять доказательства и т.д. Показания потерпевших, свидетелей — это важное средство процессуального доказывания. В российском уголовно-процессуальном законодательстве, в частности в ч. 1 ст. 74 УПК РФ, под доказательствами подразумеваются любые сведения, на основе которых соответствующие правоохранительные органы устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих подтверждению или опровержению в ходе производства по уголовному делу. Доказательствами могут служить также иные данные и факты, которые имеют значение для разрешения уголовного дела.
Показания потерпевшего могут стать доказательством по рассматриваемому уголовному делу (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Согласно статье 78 УПК РФ под показаниями потерпевшего имеются в виду сведения, сообщенные на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу, или в суде — лицом, признанным потерпевшим в установленном законом порядке. Однако не все показания потерпевшего могут стать доказательствами по уголовному делу, а только те, которые основаны на достоверных фактах и источниках. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ показания потерпевшего, основанные на догадках, предположениях, слухах без указания на источник их получения, либо полученные потерпевшим незаконным способом, являются недопустимыми и не имеют юридической силы. Такие показания не могут быть положены в основу обвинения кого-либо в совершении того или иного преступления. Короче говоря, показания потерпевшего должны соответствовать как критерию достоверности и истинности, так и критерию нравственности и законности.
Потерпевший не только обязан давать правдивые показания, но он также вправе давать показания, способствующие раскрытию преступления, и поэтому дознаватель, следователь, прокурор или суд обязаны не только предоставить потерпевшему возможность давать показания, но и зафиксировать их для поддержания должного хода уголовного расследования. Показания потерпевшего носят двойственный характер, поскольку они являются не только доказательственной информацией по уголовному делу, но и способом самозащиты и преследования своих личных интересов. Для надлежащей оценки показаний потерпевшего необходимо всегда помнить, что он может быть склонным к преувеличению размера грозившей ему опасности и вреда, причиненного ему преступлением, а также — к сокрытию собственных безнравственных поступков, которые могли стать поводом для совершения другим лицом данного преступления. Однако все решения и приговоры в уголовном судопроизводстве должны выноситься на основании только доказательств, имеющих отношение к рассматриваемому уголовному делу и полученных законными способами. Только допустимые доказательства при своей достаточности могут гарантировать обоснованность и законность решений и приговоров суда[1].
Показания потерпевшего должны быть проверены и оценены, как в отдельности, так и в совокупности с другими доказательствами с учетом того, что потерпевший, заинтересованный в исходе возбужденного уголовного дела, зачастую бывает пристрастен и нередко склонен изобличать подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, добиваясь его обязательного осуждения. Показания потерпевшего могут оказаться неправдивыми, изменчивыми, противоречивыми или не согласующимися с другими обстоятельствами дела, а поэтому не должны восприниматься в качестве бесспорных[2].
Согласно статьям 277 и 278 УПК РФ потерпевший должен быть допрошен, как и остальные свидетели по уголовному делу. Допрос потерпевшего в соответствии со статьями 187— 191 и 277 УПК РФ должен проводиться в определенном месте и в определенное время, в определенном порядке вызова для допроса, без нарушения общих правил проведения допроса, особых правил допроса несовершеннолетних потерпевших. Обязательно также составление протокола допроса. Потерпевший может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе и о своих взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым или подсудимым (ч. 2 ст. 78 УПК РФ). В судебном заседании потерпевший, с разрешения председательствующего судьи, вправе давать показания в любой момент судебного следствия.
Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие в заявлении о преступлении, либо в сообщении о совершенном или готовящемся преступлении достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч.2 ст. 140 УПК РФ). В правоприменительной практике расследования уголовных дел, носящих характер частного или частнопубличного обвинения, нередко возникает необходимость и обязанность доказывания самим потерпевшим факта причинения ему вреда. Собирание, исследование и должная оценка доказательств в уголовном судопроизводстве — это одна из самых давних и в то же время всегда актуальных проблем теории и практики уголовно-процессуального правотворчества и правоприменения.
По Конституции РФ потерпевший имеет право защищать себя, а, стало быть, и собирать доказательства для защиты своих законных интересов любыми способами, не запрещенными законом. Процесс собирания доказательств потерпевшим — это поиск, обнаружение и получение получения предметов, документов и иных несекретных сведений, опрос лиц с их согласия, истребование справок и иных документов от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и организаций.
Как известно, ст. 24 Конституции РФ дает каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, которые непосредственно затрагивают его права и свободы, если иное не предусмотрено законом. Согласно этой статье все органы государственной власти и местного самоуправления, их должностные лица обязаны выдавать потерпевшему затрагивающие его интересы документы или их копии.
Следует заметить, что в самом тексте УПК РФ нет никаких прямых указаний на право потерпевшего собирать доказательства описанным выше путем, хотя для защитника обвиняемого и подсудимого такое законодательное описание в какой-то мере дано. Представляется, что было бы вполне правомерно и целесообразно законодательно предоставить потерпевшему процессуальные права по собиранию доказательств, равные тем, которые есть у адвоката-защитника обвиняемого и подсудимого, так как это соответствовало бы конституционно закрепленному принципу состязательности сторон в уголовном судопроизводстве. Таким образом, в ч. 4 ст. 42 и ч. 2 ст. 86 УПК РФ необходимо внести дополнение о порядке, способах и возможностях потерпевшего и его представителя собирать доказательства наравне с адвокатом-защитником обвиняемого и подсудимого. По нашему мнению, помимо прочих указанных в законе возможностей, потерпевший и его представитель должны иметь закрепленное законом право собирать и представлять доказательства, получать предметы, документы и иные несекретные сведения, опрашивать лиц с их согласия, истребовать справки и иные документы от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и организаций. Они также должны быть вправе в необходимых случаях, в соответствии со ст. 58 УПК РФ, прибегать к помощи специалиста.
Разумеется, получив право самостоятельно собирать доказательства всеми способами, не запрещенными действующим законодательством, потерпевший будет также иметь возможность на договорной основе получить помощь в собирании доказательств в частных детективных организациях. Согласно п. 7 ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 11 марта 1992 г. № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» потерпевший имеет право заключить с частным детективом договор о сборе сведений по уголовному делу[3]. После заключения такого договора потерпевший и частный детектив обязаны явиться к следователю или дознавателю и письменно уведомить их о таком договоре , чтобы собранные частным детективом доказательства, добытые незапрещенными законом способами можно было приобщить в качестве доказательств к материалам уголовного дела.
Порядок получения представленных потерпевшим документов и предметов действующим УПК РФ не предусмотрен, хотя это было бы крайне желательно и даже необходимо. Некоторые процессуальные требования к отдельным способам представления документов и предметов для приобщения к материалам уголовного дела в качестве доказательств установлены подзаконными актами. Например, как установлено п.6 Инструкции от 18.10.1989 № 34/15 «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам», в соответствии со статьями 86 и 166 УПК РФ в случае представления предметов, документов, ценностей или иного имущества, которые могут иметь значение вещественных доказательств должен быть составлен протокол. Дознаватель, следователь, прокурор или судья обязаны допросить лицо, представившее данные доказательства, о времени, месте и других обстоятельствах их обнаружения, приобретения и хранения.
Представляется, что работники правоохранительных органов должны иметь право оказывать всяческое содействие потерпевшему в сборе доказательств, которые для него недоступны. Например, по ходатайству потерпевшего мировой судья вправе помочь ему собрать доказательства, которые он не может получить самостоятельно. Не оказывая никакого предпочтения состязающимся сторонам (потерпевшему и обвиняемому), дознаватель, следователь, прокурор и судья обязаны, по возможности, при сборе доказательств помогать как потерпевшему, так и подсудимому во избежание одностороннего и необъективного рассмотрения уголовного дела. Ведь основной целью уголовного судопроизводства является свершение правосудия, т.е. справедливости, а не только выяснение того, какая из состязающихся сторон уголовного процесса юридически более подготовлена и сильна. Следовательно, в ч. 2 ст. 319 УПК РФ необходимо внести существенные поправки, а именно: слово «вправе» необходимо заменить словом «обязан» для того, чтобы принципы состязательности и выявления истины по делу взаимно предполагали, а не исключали друг друга в процессе судебного разбирательства уголовного дела.
Правомерное сочетание принципа выявления истины по делу и принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве установлено законодательствами многих развитых государств мира. Например, согласно ч. 2 ст. 244 УПК ФРГ и п. 2 Федеральных правил использования доказательств в судах США для установления истины, которая является целью всякого правомерного судопроизводства, суд обязан исследовать все факты и доказательства, которые имеют значение для дела[4].
Обязанность правоохранительных органов помогать потерпевшему при сборе доказательств для возбуждения уголовного дела, признания и защиты его конституционных прав и законных интересов должна быть установлена на законодательном уровне.
Здесь уместно привести пример. С заявлением о возбуждении уголовного дела и признания себя потерпевшим в суд обратился некий гражданин Н., получивший раны от побоев, нанесенных неизвестными людьми. Вопреки требованиям ст. 52 Конституции РФ, которая дает каждому человеку гарантию доступа к правосудию и компенсации причиненного ему ущерба, правоохранительные органы отказали в возбуждении уголовного дела со ссылкой на ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ. Отказ был мотивирован тем, что гражданин Н. является совершеннолетним, трудоспособным, работающим и материально состоятельным, а поэтому может самостоятельно найти своих обидчиков, доказать их вину и получить материальную компенсацию за нанесенный ему ущерб. Однако Конституционный суд РФ, несмотря на явный пробел и несовершенство уголовно-процессуального закона в этом вопросе, пришел к правомерному выводу о том, что отсутствие у дознавателя, следователя, прокурора и суда законоположенной обязанности по установлению личности виновного и привлечения его к уголовной ответственности не обеспечивает государственную и судебную защиту прав и свобод человека и гражданина, которые закреплены соответствующими положениями Конституции РФ. Конституционный суд РФ 27 июня 2005 г. принял постановление о необходимости изменения порядка возбуждения и рассмотрения дел частного обвинения[5].
Как показывает этот случай, по действующему УПК РФ российское государство в лице его правоохранительных органов ушло от конституционно установленных прямых своих обязанностей по раскрытию и расследованию уголовно наказуемых деяний, которые относятся к категории уголовных дел частного обвинения. Уверены, что такие законодательные пробелы и заслоны, препятствующие полномерному действию Конституции РФ в сфере защиты прав и свобод человека, в том числе и в сфере эффективной защиты прав потерпевшего, должны быть преодолены не подзаконными актами и постановлениями Конституционного суда РФ, но положениями самой Конституции РФ и законов Российской Федерации.
Для преодоления подобных концептуальных заблуждений, необходимо внести конкретные поправки в положения УПК РФ об основных обязанностях представителей правоохранительных органов по государственной и судебной защите прав потерпевших в России. Без таких установленных законом обязанностей по защите конституционных прав потерпевших и их законных интересов в уголовном судопроизводстве органы дознания, следствия, прокуратуры и суда вряд ли вообще могут называться правоохранительными органами государства.
Проверка или исследование доказательств, представленных потерпевшим, является обязанностью органов дознания и следствия, прокуратуры и суда. Они устанавливают допустимость исходных доказательственных сведений, документов и предметов, собранных потерпевшим, а также определяют источники относимых к рассматриваемому делу и допустимых доказательств для получения искомого знания и выявления юридически значимых обстоятельств по рассматриваемому уголовному делу. Статья 87 УПК РФ обязывает соответствующих представителей правоохранительных органов проверять представленные им доказательства систематически, т.е. не только отдельно, но и в совокупности с другими полученными доказательствами и обстоятельствами дела.
Статья 88 УПК РФ устанавливает правила оценки принятых доказательств, согласно которым каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения его относимости к рассматриваемому делу и его допустимости, т.е. его достоверности и законности получения, а все собранные доказательства в совокупности — с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела. Часть 3 ст. 88 и ст. 235 УПК РФ устанавливает, что по ходатайству сторон уголовного судопроизводства или по инициативе соответствующих представителей правоохранительных органов любое незаконно добытое доказательство может быть признано недопустимым. Например, согласно ст. 89 УПК РФ результаты оперативно-розыскной деятельности, которые получены незаконным путем, не могут считаться допустимыми доказательствами. Согласно принципу преюдиции, закрепленному ст. 90 УПК РФ, обстоятельства, установленные во вступившем в силу судебном приговоре, признаются дознавателем, следователем, прокурором и судом без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают никаких сомнений у суда.
Обязанность или бремя доказывания (бремя опровержения доводов)[6], о котором говорится в ч. 4 ст. 235 УПК РФ всегда лежит на лице, которое ходатайствует о приобщении к материалам дела или исключении данного доказательства. Поэтому потерпевший и его представитель должны быть очень разборчивыми в том, какие именно им следует собрать и представить доказательства дознавателю, следователю, прокурору или судье.
В российском уголовно-процессуальном законодательстве, к сожалению, нет установленного законом четкого порядка представления и получения доказательств посредством составления соответствующего протокола, хотя в законодательствах других государств имеются специальные главы, посвященные решению подобных вопросов[7]. Например, главы 24 и 25 УПК Республики Узбекистан, которые устанавливают порядок принятия и приобщения к материалам уголовного дела доказательств, озаглавлены так: «Представление предметов и документов», «Приобщение к делу предметов и документов в качестве вещественных доказательств и письменных документов».
Статья 198 УПК Республики Узбекистан обязывает дознавателя, следователя, прокурора и суд осмотреть представленные предметы (в том числе оружие, наркотики, яды и другие вещи, которые изъяты из свободного обращения) и принять их по протоколу. Если эти предметы, по мнению соответствующего должностного лица, ведущего следствие, не имеют отношения к делу, то он обязан после осмотра немедленно вернуть их под расписку лицу, представившему эти предметы или документы. В уголовном судопроизводстве Узбекистана каждому дознавателю или следователю принадлежит право представлять документы и другие вещественные доказательства, которые находятся в его распоряжении.
Было бы вполне правомерно и целесообразно установить в российском уголовно-процессуальном законодательстве четкий порядок представления и приобщения к материалам уголовного дела вещественных доказательств. В этой связи ст. 87 УПК РФ следует именовать «Правила представления, проверки и приобщения к делу доказательств»; в статье необходимо подробно описать порядок представления, проверки и приема любых сведений и вещей, которые могли бы стать доказательствами по делу.
Часть 3 ст. 86 УПК РФ и ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон №63-ФЗ) предоставляет адвокату-защитнику обвиняемого право собирать и представлять доказательства. Выше уже говорилось о том, что таким правом должны обладать также потерпевший и его представитель. Однако в законодательстве было бы неправильно устанавливать исчерпывающий перечень способов получения доказательств, поскольку ни потерпевшие, ни их адвокаты-представители не являются должностными лицами, представляющими государственные органы, а поэтому вольны в целях защиты своих прав и законных интересов собирать доказательства всеми способами, которые не запрещены законом. Такая правовая позиция установлена в ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, поэтому, по нашему мнению, в ч. 3 ст. 86 УПК РФ и ст. 6 Закона № 63-ФЗ необходимо внести соответствующую поправку о порядке правомерных, не запрещенных законом способов сбора доказательств обвиняемым и его защитником, а также потерпевшим и его представителем, причем перечень способов собирания доказательств сторонами уголовного процесса не должен быть исчерпывающим.
Что касается порядка представления потерпевшим и его представителем доказательств дознавателю или следователю, то, представляется, что представителями правоохранительных органов, принимая те или иные документы или предметы должны составить отдельный протокол, к которому прилагается опись принимаемых вещей с подробным описанием их внешних параметров, физических и химических свойств. В тех случаях, когда представленные в качестве доказательств документы и вещи трудно поддаются подробному количественному или качественному описанию, необходимо при их принятии дознавателем или следователем обязательное участие понятых[8]. Такую поправку следует внести в предложенную нами новую редакцию статьи 87 УПК РФ с тем, чтобы ни одно доказательство не было утеряно, скрыто или заменено работниками правоохранительных органов. Известно, что в следственно-судебной практике случаи утери, сокрытия, замены или уничтожения вещественных доказательств, к сожалению, не так уж редки.
Во всех уголовных делах, в которых основанием для проверки и оценки представленных потерпевшим доказательств, а также для признания заявителя потерпевшим может стать заключение судебной экспертизы, необходимо обязательное назначение и производство экспертизы, равно как и обязательное участие в этом адвоката-представителя потерпевшего. В действующее уголовно-процессуальное законодательство необходимо внести соответствующие поправки. надо сделать В статьях 45, 57, 80 и 85 УПК РФ такие дополнительные поправки должны устанавливать несколько иной порядок проверки и оценки доказательств с обязательным участием эксперта и представителя потерпевшего в процессах доказывания, в том числе и в момент возбуждения уголовного дела и признания заявителя потерпевшим.
По действующему уголовно-процессуальному законодательству (ст. 318 УПК РФ) возбуждение уголовного дела частного обвинения производится посредством подачи потерпевшим или его представителем заявления в суд о совершении преступления. Возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения осуществляется на основании ст. 147 УПК РФ по заявлению потерпевшего или его представителя, кроме тех случаев, когда прокурор вправе возбудить уголовное дело при отсутствии заявления потерпевшего, который в силу своего беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
Бытует расхожее мнение о том, что права и законные интересы потерпевшего защищает прокурор, участвующий в уголовном деле. Однако не стоит забывать, что законодатель не возлагает на прокурора подобных функций, несмотря на то, что косвенно, защищая государственные интересы в уголовном судопроизводстве, прокурор защищает также интересы потерпевшего, олицетворяющего собой уязвленное преступлением общество в целом. Как показывает практика, в реальной жизни потерпевший зачастую вынужден сам защищать свои права и законные интересы, либо приглашать на платной основе профессионального адвоката в качестве своего представителя. В судебно-следственной практике немало случаев, когда потерпевший, не имея достаточных средств, не может пригласить представителя и поэтому оказывается лицом к лицу с обвиняемым и его защитником — опытным и профессиональным адвокатом. Расходы на своего представителя, участвовавшего в процессе дознания, на предварительном и судебном следствии, могут быть возмещены потерпевшему только в том случае, если по делу будет вынесен обвинительный приговор и только тогда, когда осужденный будет способен оплатить эти расходы из своих личных сбережений, либо из своего заработка, если, конечно, он в местах лишения свободы будет иметь хоть какую-нибудь оплачиваемую работу. По справедливому мнению И.Л. Трунова, до сих пор должное законодательное решение правового положения потерпевшего в российском уголовном судопроизводстве не дано[9].
В уголовном судопроизводстве потерпевший фактически является неофициальным обвинителем предполагаемого преступника, поскольку он, естественно, заинтересован в изобличении и установлении виновности лица, которое явно или предположительно совершило против него преступление и которое причинило (или во всяком случае попыталось причинить) ему вред, подлежащий полному и своевременному возмещению. На основании п. 47 ст. 5 УПК РФ стороной обвинения является не только потерпевший, но и его законный представитель, и представитель по доверенности, гражданский истец и его представитель. По определению, приведенному в пунктах 22 и 55 ст. 5 УПК РФ, обвинение — это утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ. Уголовное преследование представляет собой процессуальную деятельность стороны обвинения в целях изобличения подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления.
В делах частного обвинения частный обвинитель в соответствии с п. 59 ст. 5, статьями 43 и 318 УПК РФ является субъектом обвинения в уголовном процессе. Как известно, уголовными делами частного обвинения считаются те уголовные дела, которые возбуждаются только по заявлению пострадавшего в случаях причинения легкого вреда его здоровью (ст. 115 УК РФ), нанесения ему побоев (ст. 116 УК РФ), в случаях клеветы и оскорбления (статьи 129 и 130 УК РФ). Такие дела возбуждаются также по заявлению представителя потерпевшего. Примирение потерпевшего и обвиняемого служит основанием для прекращения этой категории уголовных дел. Уголовными делами частнопубличного обвинения считаются те уголовные дела, которые связаны с изнасилованием (ст.131 УК РФ), насильственными действиями сексуального характера (ст. 132 УК РФ), нарушением равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 136 УК РФ), нарушением неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ), нарушением тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК РФ), нарушением неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ), необоснованным отказом в приеме на работу или необоснованным увольнением беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145 УК РФ), нарушением авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), нарушением изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ). Уголовные дела частнопубличного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его представителя, однако в отличие от уголовных дел частного обвинения не подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.
Все дела частного и частнопубличного обвинения, кроме преступлений, которые носят сексуальный характер, имеют небольшую общественную опасность и поэтому подсудны мировому судье. Порядок судебного рассмотрения подобных дел зависит, в основном, от волеизъявления самого потерпевшего и поэтому имеет свою процессуальную специфику. Такие дела возбуждаются по заявлению потерпевшего или его законного представителя, родственника или прокурора.
По ч. 4 ст. 20 УПК РФ дознаватель или следователь с согласия прокурора, а также сам прокурор имеют право возбуждать уголовное дело по любому преступлению, в том числе по преступлениям, перечисленным выше, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или не способного по тем или иным причинам самостоятельно воспользоваться своими правами. Например, если потерпевший недееспособен, малолетний ребенок, человек престарелого возраста или иное лицо, страдающее определенными физическими и психическими недостатками, а также не имеющее законных представителей для самостоятельной подачи заявления о возбуждении уголовного дела, соответствующие работники правоохранительных органов не только вправе, но и обязаны инициировать уголовное дело и встать на защиту прав и законных интересов такого потерпевшего.
Стало быть, в ч. 4 ст. 20 УПК следует вместо слова «вправе» внести в текст закона слово «обязаны», чтобы не получилось так, что дознаватель, следователь или прокурор, получив сообщение о совершении против таких несамостоятельных лиц того или иного преступления, в том числе и преступления частного и частнопубличного характера, могли игнорировать свою социальную функцию своевременной защиты конституционных прав и законных интересов каждого человека, даже если этот человек не является гражданином Российской Федерации. Ведь согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.
По закону частным обвинителем может быть сам потерпевший, его родитель, усыновитель, опекун или попечитель несовершеннолетнего, либо совершеннолетнего потерпевшего, но который по своему физическому или психическому состоянию не способен самостоятельно защищать свои права и законные интересы. В роли частного обвинителя может выступать также представитель юридического лица (предприятия, учреждения или организации), на попечении которого данный пострадавший находится, либо соответствующий орган опеки и попечительства, а в случае смерти пострадавшего также его близкие родственники.
Согласно ст. 43 УПК РФ частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном ст. 318 УПК РФ, и поддерживающее обвинение в суде. Частный обвинитель наделяется правами, предусмотренными частями 4—6 ст. 246 УПК РФ. Иными словами, частный обвинитель вправе ходатайствовать о допросе свидетеле, потерпевших, экспертов, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, излагать суду собственное мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, которые могут возникнуть в ходе судебного разбирательства. Он также вправе высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.
Частный обвинитель, кроме того, вправе предъявлять и поддерживать предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если это необходимо для охраны прав потерпевшего. Если потерпевший не желает пользоваться юридической помощью частного обвинителя, то он должен на основании ст. 43 УПК РФ быть вправе пользоваться теми же процессуальными правами, что и частный обвинитель. Следовательно, в ст. 42 УПК РФ следует внести дополнение, которое оговаривает такое право потерпевшего на всех этапах уголовного судопроизводства. Верность такого подхода подтверждается тем, что согласно ч. 4 ст. 45 УПК РФ личное участие в уголовном деле потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя не лишает его права иметь по этому уголовному делу представителя со всеми его процессуальными правами.
На основании ч. 7 ст. 318 УПК РФ частному представителю должны быть разъяснены его права, которые установлены статьями 42 и 43 УПК РФ, и по этому поводу должен быть составлен протокол, который подписывает заявивший желание стать частным обвинителем и судьей. Согласно ч. 3 ст. 45 УПК РФ частный обвинитель вправе иметь время для ознакомления с материалами уголовного дела и для подготовки к участию в судебном разбирательстве, заявлять ходатайства, в том числе и о повторении допроса свидетелей, потерпевших, экспертов или иных судебных действий. Он также вправе собирать и представлять документы и предметы для приобщения их к материалам уголовного дела в качестве доказательств, участвовать в исследовании доказательств, излагать свое мнение по существу предъявленного обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. Он вправе предлагать суду свои соображения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, поддерживать предъявленный по уголовному делу гражданский иск, осуществлять некоторые другие полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством.
Представляется, что по делам частного обвинения, когда участие государственного обвинителя по закону обязательно, всегда должно быть проведено предварительное расследование, в ходе которого у потерпевшего также должна быть возможность иметь своего представителя, который будет исполнять роль частного обвинителя. Такая дополнительная возможность эффективной защиты прав потерпевшего ныне действующим УПК РФ, к сожалению, не предусматривается и поэтому в российском уголовном судопроизводстве не практикуется. Следовательно, в действующее уголовно-процессуальное законодательство России необходимо внести соответствующие дополнения-поправки для правомерного расширения возможностей защиты прав потерпевшего.
Согласно частям 3 и 4 ст. 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя. По иску потерпевшего о возмещении в денежном выражении причиненного ему морального вреда размер возмещения определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. В случае смерти потерпевшего уголовное дело частного обвинения возбуждается на основании ч. 2 ст. 318 УПК РФ путем подачи соответствующего заявления его близкими родственниками, которым переходят все субстанциональные и процессуальные права умершего потерпевшего.
 
Библиография
1 См.: Громов Н.А., Зайцева С.А., Гущин А.Н. Доказательства, их виды и доказывание в уголовном процессе. — М., 2006. С. 3.
2 См. также: Уголовно-процессуальное право (уголовный процесс) / Под ред. Г.П. Химичевой. — М., 2004. С.147.
3 См.: Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1992. № 17. Ст.888.
4 См.: Кореневский Ю.В. Об истине в уголовном судопроизводстве. Доказывание в уголовном процессе. Традиция и современность. — М., 2000. С.153.
5 См.: Леви А.А. Потерпевший в уголовном процессе. — М., 2007. С. 107—108.
6 См.: Лупинская П.А. Обязанность доказывания (бремя доказывания) // Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / Под ред. П.А. Лупинской. — М., 2003. С.  249—251.
7 См.: Громов Н.А., Зайцева С.А., Гущин А.Н. Указ. соч. С.  68.
8 См. также: Яссельская В.В. Деятельность адвоката-защитника по собиранию доказательств на стадии предварительного расследования: Дис. … канд. юрид. наук. — Томск, 1999. С. 22.
9 См.: Трунов И.Л. Защита прав личности в уголовном процессе. — М., 2005. С. 233.