А.А. РАЙЛЯН,

кандидат юридических наук, доцент

 

Бурное развитие в России в 90-е годы XX века законодательства о защите прав потребителей вызвало появление термина «потребительское право». В 2003 г. опубликованы первые учебно-практические пособия под таким названием[1]. В то же время этот термин, достаточно широко используемый политологами, философами, экономистами и представителями некоторых иных профессий, в юриспруденции употребляется пока чрезвычайно редко и довольно робко. К тому же его трактовка юристами неоднозначна[2]. В связи с этим возникает настоятельная потребность в научно-правовом исследовании этого явления, уяснении, что представляет собой это понятие и каково его содержание, установлении истоков его возникновения и перспективы дальнейшего развития как за рубежом, так и в нашей стране.

По мнению зарубежных ученых, определить точную дату возникновения как термина, так и самого понятия «потребительское право» очень сложно. Ключевое понятие «защита прав потребителя» возникло в сознании общественности вследствие увеличения случаев негативных явлений в потребительских отношениях, а потом появилось понятие «потребительское право». Термин «потребительское право» начал употребляться в правоведении экономически развитых зарубежных стран — Бельгии, Испании, Нидерландов, Соединенного Королевства, США, ФРГ, Финляндии, Франции и других примерно в 1950—1960-е гг. Его появление было связано с возникновением так называемых «обществ изобилия» и продиктовано прежде всего необходимостью усиления правовой защиты потребителей во взаимоотношениях с производителями, ослабления диктата последних, соблюдения по мере возможности баланса интересов производителей и потребителей.

Затем термин получил и законодательное закрепление, например, в нормативных правовых актах, на базе которых создавался американский унифицированный коммерческий кодекс[3], во всемирно известном толковом «Словаре юридических терминов» под ред. Брайена Гарнера[4]. Постепенно содержание понятия расширялось, и в настоящее время в нем  прослеживаются две основные составляющие термина «потребительское право»:

1) совокупность правил, применяемых в связи с приобретением, использованием потребителем товара или оказанием ему услуг;

2) совокупность правил, имеющих целью его (потребителя) защиту[5].

В России термин «потребительское право» стал использоваться лишь в первой половине 1990-х гг., но не в научных работах или в правоведении в целом, а только в отдельных рецензиях на исследования по гражданскому и торговому праву стран Запада[6] или учебных программах (методических пособиях)[7]. Причем в самих рецензируемых работах, а также некоторых журнальных статьях, посвященных аналитическому обзору законодательства зарубежных стран в области защиты прав потребителей, этот термин трактуется как «право потребителей»[8]. Вряд ли такая трактовка оправдана (если это, конечно, не связано с издержками непрофессионального перевода). Ведь если термин «потребительское право» носит объективный характер и обозначает в наиболее общем виде совокупность норм, правил, определяющих механизм реализации потребительских прав, формы правовой защиты потребителей от возможных злоупотреблений со стороны производителей, то «право потребителей» может трактоваться как конкретное субъективное право потребителя или совокупность таких его прав, как, например, право потребителя на безопасность товара (работы, услуги); право потребителя на информацию об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах).

Доказательством тому может служить содержание брошюры «Право потребителя»:

в ней речь идет о нарушениях и способах защиты конкретных потребительских прав: жилищных, коммунальных, автомобильных, гостиничных и некоторых других[9]. Поэтому позиция рецензентов и составителей учебных программ, применяющих термин «потребительское право», явно предпочтительнее.

Более серьезные возражения вызывают термины «право на защиту потребителей»[10] и «право защиты интересов потребителей»[11], отражающие только одну из составляющих потребительского права — совокупность правил, направленных на защиту потребителя. Но, как отмечалось, существует еще одна составляющая значения этого термина — совокупность правил, закрепляющих условия и порядок приобретения, использования потребителем товаров (работ, услуг), остающаяся при таком подходе вне правового регулирования. Возможно, в данном случае имеет место один из трех вариантов перевода термина с иностранного языка, в частности с немецкого («Verbraucherschutzrecht») на русский. Однако если говорить о потребительском праве как правовой отрасли, то термины «право на защиту потребителей», «право защиты интересов потребителей» или даже дословно «право защиты потребителей» либо «право, защищающее потребителя» не совсем удачны — так отрасли права не именуются. В противном случае, например, гражданское право звучало бы как «право граждан» или «право защиты граждан», «право, защищающее граждан». Кроме того, в немецкой литературе наряду с «Verbraucherschutzrecht» употребляется как синоним слово «Verbrauch-errecht»[12], которое иначе как «потребительское право» назвать никак нельзя, подобно тому как: «Verwaltungsrecht» — «административное право» (а не «право управления», «право администрации» или «право защиты администрации); «Zivilrecht» — «гражданское право» (а не «право граждан» или «право защиты граждан»). То же самое относится к английскому выражению «Consumer’s law», которое лучше перевести как «потребительское право», а не как «право потребителей», аналогично тому как «Civil law» переводится как «гражданское право», а не как «право граждан».

Не совсем удачным представляется и термин «право потребления». Потребление – последняя стадия, заключающаяся с правовой точки зрения в определении потребителем юридической судьбы приобретенной вещи, тогда как вне правового охвата остаются другие стадии, предшествующие этой, к примеру, стадия выбора товара, стадии его приобретения, обладания и, наконец, использования, когда товар потребляется не сразу.

Тем не менее, проведенный обзор показывает, что, несмотря на различные вариации, термин «потребительское право» все настойчивее пробивает себе дорогу в российской правовой литературе, а также в последних справочных и словарных изданиях. Так, в Русско-английском экономическом словаре 1999 г. английское выражение «consumer’s law» переведено на русский язык как «потребительское право»[13]. Аналогичное закрепление этот термин нашел и в российских энциклопедических словарях, а в одной из российских юридических энциклопедий он помещен под специальной рубрикой с одноименным названием[14]. В связи с этим настало время более активного внедрения этого термина в российское правоведение.

Ознакомление со специальной экономико-правовой зарубежной литературой показывает, что выражение «потребительское право» прочно вошло в правовой и экономический лексикон многих стран, и каких-либо серьезных сомнений относительно существования самостоятельной одноименной правовой отрасли на сегодняшний день практически не существует. Потребительское право определяется как право, регулирующее отношения между потребителями и предпринимателями в связи с приобретением товара или оказанием услуг; одновременно в наиболее общем виде раскрывается и его содержание: «В нормах потребительского права определен механизм реализации этих прав, защиты потребителя от возможных злоупотреблений со стороны предпринимателей, предотвращения ущерба, который может быть ему нанесен профессионалами»[15]. Имеются исследования в области Европейского потребительского права[16]. Потребительское право как учебная дисциплина преподается в университетах стран Запада, в учебных заведениях США, разработаны конспекты уроков по потребительскому праву, подобраны практические дела и материалы (казусы) по этой теме, созданы обучающие программы[17].

Российские ученые-юристы, посвятившие свои труды исследованиям по гражданскому и торговому праву зарубежных стран (преимущественно западных), также признают наличие в этих странах потребительского права как самостоятельной правовой отрасли (несмотря на неоднозначность трактовки самого термина «потребительское право»). К примеру, цивилист М.И. Кулагин отмечает, что во французской юридической литературе потребительское право (или «право потребления», как он его называет) рассматривается как отрасль права, представляющая собой совокупность норм, направленных на защиту интересов рядового потребителя товаров и услуг, и что оно сформировалось во Франции, как и в других развитых капиталистических странах, в последние десятилетия в результате борьбы демократических сил[18].

Другой известный цивилист И.А. Зенин указывает, что отрасль права, именуемая им как «право потребителей», сформировалась на базе совокупности нормативных актов о защите потребителей. Правда, слово «отрасль» заключено автором в кавычки, видимо, потому, что это, якобы, своеобразная дань сложившейся в США, Испании, Финляндии, ФРГ и других странах традиции именовать «правом» любой комплекс нормативных актов. Однако автор признает, что этим правом регулируется обособленная сфера общественных отношений[19], а затем выделяет в нем Общую и Особенную части[20], подтверждая тем самым наличие и самостоятельное существование рассматриваемой отрасли права.

Более определенно в этом смысле высказался В.В. Безбах в рецензии на упомянутую работу проф. И.А. Зенина. Указывая на значительное внимание, уделяемое автором характеристике зарубежного законодательства и состоянию доктрины по вопросу о защите прав потребителей, рецензент пишет: «На фоне освещения причин возникновения мощного массива нормативных актов и научных публикаций о “потребительском праве”, изучаемом на юридических факультетах, автор выделяет в последнем Общую и Особенную части»[21]. Комментарии здесь, как видим, излишни.

В пользу потребительского права как самостоятельной отрасли говорит и то обстоятельство, что в отдельных государствах законодательство в этой сфере кодифицировано. Например, в Бразилии функционирует «Кодекс защиты прав потребителей», во Франции — «Кодекс потребителей». В 1988 г. бельгийский ученый Буржиньи в своей диссертации по правовой защите потребителей прямо обосновал наличие потребительского права как самостоятельной отрасли со своими нормами, структурой и механизмами. При этом подход Буржиньи к такому обоснованию некоторыми авторами именуется «французским», поскольку именно для французского законодательства характерно прежде всего обособление потребительского права[22].

В нашей стране исторически сложилось, что в силу приоритета государственных интересов над личными удовлетворению человеческих потребностей в полном объеме особого внимания никогда не уделялось. В царские времена потребительский рынок работал преимущественно на представителей правящих классов, то есть на те категории граждан, у которых было достаточно средств для приобретения разнообразных импортных и отечественных товаров и оплаты услуг. Подавляющее большинство населения ввиду отсутствия денежных средств довольствовалось лишь самым необходимым, потребляя и используя в основном лишь то, что было выращено в своем хозяйстве и сделано своими руками. В советские времена ситуация существенно изменилась — товары и услуги стали доступными всему населению. Но советское государство не смогло обеспечить изобилия товаров и разнообразия услуг, потому что в плановой социалистической экономике приоритет был отдан производству средств производства, а производство предметов потребления всегда было вторичным.

В 1980—1992 гг. прошедшего века экономика государства уже «дышала на ладан» и все виды товаров стали отпускаться населению нормировано: по талонам, карточкам, спискам, и потому о правах потребителей уже никто и не вспоминал. Зарождение рыночной экономики, ориентация ее на нужды человека потребовали максимального расширения прав потребителей, большой законодательной работы в этом направлении, а также практических мер, обеспечивающих их реальное осуществление.

На базе законодательства, обновляющегося по сей день, приняты первые, правда, не совсем совершенные попытки конструирования потребительского права как самостоятельной правовой отрасли. В некоторых словарно-энциклопедических изданиях потребительское право уже трактуется как отрасль права либо самостоятельное направление права: «Потребительское право — отрасль права, представляющая собой совокупность положений и норм, направленных на защиту прав потребителей на рынке товаров и услуг»[23]; «Право, потребительское — самостоятельное направление права, представляющее собой совокупность норм, правил и инструкций, направленных на защиту потребителей на рынке товаров и услуг»[24].

А есть ли для окончательного становления потребительского права объективные предпосылки?

 

Библиография

1 См.: Антонов В.В., Антонова Н.А., Толпыгин Г.А. Потребительское право и защита прав потребителей. Учебное пособие. — М.: «Книга-сервис», 2003. 192 с.; Они же. Потребительское право. Споры, иски, претензии. Учебное пособие. – М.: «Книга-сервис», 2003. 432 с.

2 Зарубежные ученые также обращают внимание на отсутствие точного определения этого понятия. См.: Жамен С., Лакур Л. Торговое право. Учебное пособие: Пер. с фр. — М.: Международные отношения, 1993. С. 231.

3 By James J. White and Robert S. Summers. Uniform commercial code. Third Edition. HORNBOOK SERIES STUDENT EDITION. WEST PUBLISHING CO. ST. PAUL, MINN., 1988.  C. III.

4 См.: Black’s Law Dictionary. Abridged Seventh Edition. Bryan A. Garner. Editor in Chief. WEST GROUP. ST. PAUL, MINN., 2000.  C. 253.

5 См.: Жамен С., Лакур Л. Указ.соч. С. 227—228.

6 См.: Безбах В.В. Исследование по гражданскому и торговому праву стран Запада (рецензия на работу: Зенин И.А. Гражданское и торговое право капиталистических стран. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1992). — Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11: право, 1993. № 3. С. 85.

7 См.: Романец П.В. Программа курса «Конкурентное и потребительское право» (выд. мною — А.Р.). Методическое пособие. —  Кострома: КГТУ, 1995. 30 с.

8 См., напр.: Зенин И.А. Гражданское и торговое право капиталистических стран. Учебное пособие. – М.: Изд-во МГУ, 1992. С. 9, 35; Зименкова О.Н. О защите прав потребителей. Аналитический обзор законодательства зарубежных стран. // «Законодательство и экономика». 1993. № 3—4. С. 59.

9 См.: Право потребителя / Библиотека журнала «Социальная защита». 1998. С. 5—7, 116—191.

10 См.: Зименкова О.Н. Указ. статья. С. 59. (Кстати, вначале автор использует термин «право потребителей», а чуть позже — «право на защиту потребителей»).

11 См.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов. Обязательственное право. Учеб. пособие /Под ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. — М.: Изд-во УДН, 1989. С. 17.

12 См., напр.: Borchert , Gьnter: Verbraucherschutzrecht / von Gьnter Borchert. — Mьnchen: Beck, 1994. S. 1.

13 См.: Жданова И.Ф. Русско-английский экономический словарь. — М.: Рус. яз., 1999. С. 515.

14 См.: Российская юридическая энциклопедия — М.: ИНФРА-М, 1999. С. 735—737 (Стб. 2190—2194).

15 Жамен С., Лакур Л. Указ. соч. С. 227.

16 См., напр.: Douglas J. Whaley, James W. Shocknessy. Teacher`s Manual. Problems and Materials on Consumer Law. — Second Edition. — Aspen Law & Business, 1998. 84 с.

17 См., напр.: By John A. Spanogle, Ralph J. Rohner, Dee Pridgen, Paul В. Rasor. Teaching notes for Consumer Law. Cases and material (Second Edition). — St. Paul, Minn. West Publishing Co. 1991. 179 с.

18 См.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран /Под ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. С. 16—17.

19 См.: Зенин И.А. Указ. cоч. С. 9—10.

20 Там же. С. 35.

21 Безбах В.В. Указ. рецензия. С. 85.

22 См.: Стайк Дж. Европейское законодательство о защите потребителей после Амстердамского договора: пропотребительская политика на внутреннем рынке или за его пределами? — Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 4. Государство и право: РЖ/РАН. ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. Отд. политологии и правоведения. — М., 2002. № 3. С. 182.

23 Барихин А.Б. Большой юридический энциклопедический словарь. С.457; Он же. Экономика и право. Энциклопедический словарь. С. 582. См. также: Российская юридическая энциклопедия. — М.: ИНФРА-М, 1999. С. 2190.

24 Большой экономический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. 4-е изд., доп. и перераб. — М.: Институт новой экономики, 1999. С. 726.