Е.В. ЖУРАВЛЕВ,
кандидат юридических наук
 
Одной из ведущих тенденций современного мирового развития стали всеобъемлющие интеграционные процессы, достигшие наивысшего успеха на европейском континенте. В 1992 году на базе Европейских сообществ был образован Европейский союз (далее — ЕС), претендующий на все более значимое место в глобальной расстановке сил. В настоящее время в его состав входит 27 государств с населением около 500 млн человек и территорией более 5 млн км2.
Европейская интеграция вызвала к жизни качественно новые общественные отношения, складывающиеся между их участниками в экономической, политической, военной, гуманитарной и других сферах. Необходимость правового регулирования этих отношений привела к возникновению особого юридического феномена — права ЕС.
 
В последние годы среди отечественных и зарубежных юристов не затихает дискуссия по вопросу о природе права ЕС. Исходный пункт полемики — это прежде всего само понятие рассматриваемого явления и его неоднозначное терминологическое выражение, встречающееся у разных авторов.
В связи с этим представляется целесообразным проанализировать наиболее распространенные термины, используемые сегодня для обозначения правового регулирования европейских интеграционных процессов. Достаточно часто в специальной юридической и научной литературе употребляется термин «право Европейского сообщества», под которым понимается вся совокупность норм, принятых в рамках данной организации.
Применяется и более широкое понятие — «право Европейских сообществ», включающее в себя нормы не только отмеченного выше Европейского сообщества, но и двух других — Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом) и Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Последнее прекратило свое существование в 2002 году, однако его нормативно-правовая база по-прежнему сохраняет свою юридическую силу[1]. Наряду с термином «право Европейских сообществ» употребляется его синоним «коммунитарное право» (от англ. community — сообщество).
Особых пояснений требует термин «европейское право». Л.М. Энтин справедливо отмечает, что этот термин в собирательном смысле означает совокупность национальных правовых систем европейских государств, несмотря на их весьма существенные, порой принципиальные различия[2].
По мнению другого известного российского ученого-юриста Б.Н. Топорнина, под европейским правом в широком смысле понимается правовое регулирование отношений в Европе, охватывающих деятельность практически всех европейских международных организаций. Отсюда им делается вывод, что речь в данном случае идет о региональном праве, являющемся в своей основе не чем иным, как международным правом[3]. Б.Н. Топорнин считает, что европейское право в узком смысле — это право Европейских сообществ, дополненное в определенной мере правовым регулированием всего ЕС. Такое право уже во многом отошло от международного права и представляет собой особый правовой феномен[4].
В узком смысле понятие «европейское право» используется в качестве синонима термина «право Европейского союза». Так, отмечается, что «право Европейского союза — это особая правовая система, нормы которой регулируют общественные отношения, складывающиеся в ходе интеграционных процессов в рамках Европейских сообществ и Европейского союза»[5].
Следует указать, что в отечественной и иностранной юридической литературе часто встречается термин «acquis», который в переводе с французского языка означает «достижения». Он используется для обозначения правовых достижений Европейских сообществ и Европейского союза и употребляется в трех следующих словосочетаниях[6].
«Acquis communautaires» — весь комплекс норм права Европейских сообществ; его обычно рассматривают в качестве синонима терминов «право Европейских сообществ» и «коммунитарное право».
«Acquis de I`Union» — это понятие обозначает совокупность юридических норм, возникших в процессе развития ЕС, и фактически совпадает по значению с термином «право ЕС».
«Schengen acquis» — дословно: «шенгенские достижения» — синоним термина «шенгенское право». Он обозначает комплекс норм, регулирующих условия въезда и передвижения физических лиц по территории государств—членов ЕС, включая условия и порядок получения единой (шенгенской) визы, а также вопросы совместной борьбы с преступностью стран, входящих в Евросоюз[7].
Шенгенские достижения являются составной частью права ЕС и включены в качестве приложения в Амстердамский договор 1977 года[8].
При всем многообразии подходов к определению понятия (и объяснению природы) права ЕС можно выделить две основные позиции по данному вопросу. Первая сводится к тому, что право ЕС — это не особая самостоятельная правовая система, а неотъемлемая часть международного права[9]. Вторая позиция приравнивает право ЕС к национальному праву государств, входящих в его состав.
Полагаем, что вряд ли можно согласиться с изложенными выше подходами к рассматриваемой проблеме. Попытаемся проанализировать феномен права ЕС с точки зрения общепринятых научных критериев, применяемых для оценки качественного содержания тех или иных правовых систем.
Первый критерий — предмет правового регулирования. Среди российских и зарубежных ученых высказывается вполне обоснованное мнение о том, что право ЕС на первых этапах своего существования являлось преимущественно международно-правовым феноменом и составной частью международного (публичного) права[10]. Действительно, так называемые учредительные договоры об образовании Европейских сообществ (1951 и 1957 годов) были типичными международными соглашениями, регулировавшими межгосударственное взаимодействие их участников.
В дальнейшем развитие интеграционных процессов в Европе постепенно привело к возникновению новых общественных отношений, не совпадавших по своему содержанию с собственно международными отношениями. Это было связано с передачей государствами —членами интеграционных сообществ целого ряда суверенных полномочий наднациональным институтам — Совету Европейского союза, Европейскому парламенту, Европейской комиссии и др. В конечном итоге данное обстоятельство имело своим следствием обособление правовой системы ЕС от международного права.
Важно отметить, что первые попытки констатировать самостоятельный, «автономный» характер новой правовой системы были зафиксированы в решениях Суда Европейских сообществ по делам «Van Genden Loos» (1963) и «Costa v. ENEL» (1964).
В 1991 и 1994 годах Суд ЕС по объединенному делу С-6/90 и С-9/90 «Francovich» вновь подтвердил, что Европейские сообщества создали свою самостоятельную правовую систему, отличную от международного и национального (внутригосударственного) правопорядка. В связи с этим в юридической литературе для характеристики природы правовой системы ЕС стал широко использоваться термин «наднациональное право». Авторы тем самым подчеркивают качественное своеобразие предмета правового регулирования права Евросоюза.
Второй критерий — способы права ЕС, т. е. те юридические приемы и средства, при помощи которых регулируются общественные отношения, возникающие в рамках европейского интеграционного процесса.
Необходимо отметить, что в праве ЕС используются методы, характерные для современных государств: управомочивания, позитивного обязывания и запрета; императивный, диспозитивный и коллизионный. Вместе с тем, поскольку формирование права ЕС осуществляется путем интеграции правовых систем разных государств—членов ЕС, для права ЕС наряду с указанными выше характерны специфические способы воздействия — унификации и гармонизации, которые реализуются на наднациональном уровне.
Метод унификации предполагает установление Евросоюзом единых правил поведения, которые непосредственно регулируют общественные отношения на всей его территории.
Гармонизация означает издание ЕС основ законодательства, в соответствие с которыми его государства-члены приводят свои внутренние (национальные) законы и подзаконные акты.
Третий критерий — особые субъекты права Евросоюза, в качестве которых выступают носители прав и обязанностей, установленных нормами данной правовой системы.
Основными субъектами права ЕС являются:
1) физические лица:
· граждане ЕС, которыми автоматически признаются граждане всех его государств—членов;
· иностранные граждане, т. е. граждане третьих стран;
· апатриды (лица без гражданства);
2) юридические лица:
· юридические лица, созданные в соответствии с национальным законодательством государств—членов ЕС;
· европейские юридические лица (организации, учрежденные согласно законодательству Евросоюза);
· иностранные юридические лица, осуществляющие свою деятельность в пределах ЕС;
3) государства:
· государства—члены ЕС;
· иностранные государства или третьи страны (государства, не входящие в состав ЕС), в том числе и так называемые соседствующие государства;
4) компетентные органы государств—членов ЕС (правительства, парламенты, национальные суды, прокуратуры и т. д.);
5) ЕС в целом и его структурные подразделения[11].
Из вышесказанного видно, что, несмотря на частичное совпадение, все же имеются существенные различия между субъектами права ЕС и субъектами международного и национального (внутригосударственного) права.
Четвертый критерий — принципы права ЕС. Они выступают как важнейшие квалификационные характеристики этого юридического феномена, позволяющие сделать вывод о его качественном отличии от международного и национального (внутригосударственного) права.
Можно выделить три главных (или, как их еще называют, функциональных) принципа права ЕС.
1. Принцип верховенства права Евросоюза, который означает, что в случае коллизии нормы национального права и нормы права ЕС преимущественную силу имеет последняя. Этот принцип приобрел универсальное значение, т. е. правопорядок, действующий в ЕС в пределах его ведения и в рамках переданных ему суверенных полномочий, обладает верховенством по отношению к национальному правопорядку.
2. Принцип прямого действия права ЕС. Под ним понимается непосредственное действие и обязательная применимость норм права ЕС на всей его территории и относительно всех субъектов права Евросоюза. Это означает, что нормы права ЕС обязательны во всей своей полноте для всех государств—членов ЕС, а равно физических и юридических лиц, находящихся под юрисдикцией государств—членов ЕС.
3. Принцип интегрированности права ЕС, в соответствии с которым нормы права ЕС рассматриваются как автоматически интегрированные в национальные системы права государств—членов Евросоюза. Он также означает, что все нормы права ЕС автоматически инкорпорируются в национальные правовые системы стран—участниц этой интеграционной организации. Нормы права ЕС подлежат безусловному применению национальной администрацией и судами в том же порядке и объеме, как и соответствующие нормы внутригосударственного права.
Пятый критерий — источники права ЕС достаточно наглядно свидетельствуют об особой юридической природе и уникальности этой правовой системы.
Система источников права ЕС включает три больших раздела:
· источники первичного права;
· источники вторичного права;
· источники прецедентного права.
К источникам первичного права относятся учредительные договоры ЕС. По своей юридической силе нормы актов первичного права имеют приоритет по отношению ко всем другим нормам права ЕС.
Источники вторичного права включают акты, издаваемые институтами ЕС, а также все другие акты, принимаемые на основе учредительных договоров. В отличие от источников первичного права, их круг достаточно велик (десятки тысяч актов) и разнообразен по формам и содержанию.
Можно выделить следующие виды источников вторичного права ЕС:
· нормативные правовые акты (регламенты, директивы, рамочные решения);
· индивидуальные акты (решения);
· рекомендательные акты (рекомендации и заключения);
· акты особого рода (резолюции);
· нормативные договоры (международные договоры ЕС, конвенции между государствами—членами ЕС, межинституциональные соглашения).
В группу источников прецедентного права Евросоюза входят решения Суда Европейских сообществ и Трибунала первой инстанции.
По своей юридической силе источники прецедентного права занимают промежуточное положение в иерархии права ЕС. Прецедентное право всегда дополняет и развивает положения учредительных договоров (т. е. норм первичного права) и не может их отменять. Что касается вторичного права, то его нормы не только дополняются, но и отменяются решениями судебных органов ЕС.
Рассматривая право ЕС, важно различать термины «правовая система» и «система права», применяемые для характеристики этого юридического феномена. Первый используется в том случае, когда право ЕС выступает в качестве самостоятельной правовой системы, отличной от национального и международного права.
Под термином «система права» понимается упорядоченная структурированная совокупность элементов, которая выражается в устойчивости многообразных связей между входящими в ее содержание юридическими нормами и группами норм права ЕС[12].
В системе права ЕС можно выделить целый ряд отраслей права:
· конституционное;
· административное;
· гражданское;
· трудовое;
· экологическое и др.
Подразделение права ЕС на различные отрасли отражает комплексный характер предмета его правового регулирования, т. е. те разнообразные общественные отношения, которые складываются между участниками интеграционных процессов.
К системе права Евросоюза применима и классификация на публичное и частное право. Собственно публичное право ЕС регулирует отношения его властных органов, а частное — дела юридических и физических лиц.
13 декабря 2007 г. на саммите ЕС в Лиссабоне 27 стран ЕС подписали Договор о реформах, который заменил собой проект евроконституции, отвергнутый на референдумах во Франции и Нидерландах в 2005 году. Этот документ содержит перечень преобразований, необходимых для улучшения функционирования ЕС. Он вступит в силу после ратификации всеми государствами—членами Евросоюза. Ожидается, что это произойдет в начале 2009 года.
Анализ Договора о реформах свидетельствует о том, что главной тенденцией в развитии права ЕС является последовательное усиление его наднационального характера. Данное обстоятельство еще раз подтверждает качественное своеобразие рассматриваемой правовой системы.
Таким образом, в заключение можно сделать следующие выводы:
1) возникновение и формирование права ЕС связано с объективной необходимостью правового регулирования качественно новых общественных отношений, порожденных процессами европейской интеграции;
2) право ЕС является самостоятельной правовой системой, отличающейся по своей природе от систем международного и национального (внутригосударственного) права;
3) уникальность права ЕС как особого юридического феномена обусловлена наличием присущих только ему предмета и методов правового регулирования, субъектов, основополагающих принципов и источников, а также наднационального механизма его реализации через систему общих институтов и органов стран — членов ЕС.
 
Библиография
1 См.: Договор о Европейском союзе. Консолидированный текст // Европейское право: Учеб. / Под ред. Л.М. Энтина. — М., 2000. С. 521—699.
2 См.: Европейское право. Право Европейского союза и правовое обеспечение защиты прав человека: Учеб. для вузов / Отв. ред. Л.М. Энтин. 2-е изд., пересмотр. и доп. — М., 2005. С. 2—3.
3 См.: Топорнин Б.Н. Европейское право: Учеб. — М., 1998. С. 19.
4 См.: Топорнин Б.Н. Указ. соч. С. 19.
5 Право Европейского союза: Учеб. / Под ред. С.Ю. Кашкина. — М., 2004. С. 108.
6 См.: Введение в право Европейского союза: Учеб. пособие / Под ред. С.Ю. Кашкина. — М., 2005. С. 69.
7 См. там же.
8 См.: Амстердамский договор, изменяющий Договор о Европейском союзе. Договоры, учреждающие Европейские сообщества, и некоторые относящиеся к ним акты. — М., 1999.
9 См., например: Капустин А.Я. Европейский союз: интеграция и право. — М., 2000; Бирюков М.М. Европейский союз, Евроконституция и международное право. — М., 2006.
10 См., например: Горниг Г., Витвицкая О. Право Европейского союза. — СПб., 2005; Дэвис К. Право Европейского союза. Пер. с англ. — К., 2005; Право Европейского союза: Учеб. / Под ред. С.Ю. Кашкина.
11 См.: Введение в право Европейского союза. С. 74—75.
12 См.: Введение в право Европейского союза. С. 90.