УДК 341.1/8

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №8 2011 Страницы в журнале: 3-4 

 

О.А. СТЕПАНОВ,

доктор юридических наук, профессор (Академия управления МВД России)

 

В статье оцениваются реалии и перспективы развития международных отношений, связанных с освоением и эксплуатацией территорий и природных ресурсов Арктики и Антарктики. Автор считает, что только  гармонизация  правового регулирования взаимодействия государств на международном уровне может стать противовесом использованию военной силы.

Ключевые слова: глобализация, правовое регулирование, международные отношения, международные конфликты.

 

The law as a means of ensuring peaceful development of international economic and political relations

 

Stepanov O.

 

The article assessed the realities and prospects of international relations related to the development and exploitation of territories and natural resources of Antarctica and the Arctic. The author believes that only the harmonization of legal regulation of cooperation between states at the international level could become a counterbalance to the use of military force.

Keywords: globalization, regulation, international relations, international conflict.

 

Любые проблемы, существующие на  планете, включая проблемы разграничения морских пространств, могут поддаваться как правовому, так и военному решению. Интерес России и ряда иностранных государств к Арктике и Антарктике, в основе которого прежде всего лежат природные ресурсы, заслуживает особого внимания юристов.

Арктический и антарктический лед в условиях глобального потепления достаточно интенсивно тает, ледовая шапка планеты быстро сокращается, что влечет заинтересованные государства в Арктику и Антарктику как для добычи природных ископаемых, так и для расширения морских торговых путей.

По оценкам специалистов, к 2040 году Северный Ледовитый океан в летние месяцы, возможно, будет полностью освобождаться ото льда, следовательно, при наличии специальных кораблей судоходство по всей его акватории будет беспрепятственно осуществляться круглый год. Это означает, что и Северный морской путь будет открыт для судоходства тоже круглый год, что может повлечь за собой придание ему статуса международного морского пути[1].

Считается, что в Арктике находится пятая часть природных ресурсов (в том числе углеводороды). На их добычу,  помимо России, претендуют Дания, Канада, США и другие государства.

В 2008 году эти страны  подписали соглашение о том, что будут придерживаться существующих международных договоров и не заключать новых соглашений. Правовой режим арктического шельфа, таким образом, продолжает регулироваться Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года (далее — Конвенция).

При этом Россия в 2010 году намеревалась потратить только на работы по обоснованию внешней границы континентального шельфа страны около 1,5 млрд руб. Ранее Российская Федерация заявляла о намерении расширить свой шельф на миллион квадратных километров. С аналогичными заявлениями выступали Дания, Канада и США. Между тем США до сих пор не ратифицировали Конвенцию, в соответствии с которой могут проводиться подобные работы.

Согласно Договору об Антарктике 1959 года (далее — Договор), который носит бессрочный характер, этот континент считается общим достоянием человечества и не может быть поделен ни на каких условиях. Даже промышленную разработку полезных ископаемых здесь вести запрещено. По оценкам геологов, антарктические недра содержат углеводороды, железные руды, а также медь, никель, свинец, цинк, молибден и ценные минералы. Рассчитывая на технологический прогресс и продолжение глобального потепления, многие страны начинают втягиваться в борьбу за ресурсы Антарктики, а спор о национальной юрисдикции просто отложен на неопределенное время. В рамках научного освоения Антарктида уже разбита на национальные секторы (12 стран, подписавших Договор, ведут в них совместную исследовательскую работу), условные границы которых стали постепенно восприниматься как настоящие. Например, Австралия, используя секторальный «опыт» арктических государств, требует половину Антарктиды. В настоящее время на территорию Антарктиды претендуют около двух десятков стран, в том числе Франция, Япония и Норвегия, причем последняя желает себе территории (включая и сам Южный полюс), в 10 раз превышающие ее собственный размер.

Избежать конфликтов по поводу принадлежности данных территорий и решить мирным путем сложные экономические вопросы возможно лишь на основе права как средства достижения компромиссов. В результате того что в 2002 году Комиссия ООН отложила решение по российской заявке на новые территории в Арктике из-за недостатка детальных технических доказательств[2], Россия и Канада приступили к проработке вопроса о создании и использовании арктической группировки войск для защиты своих национальных интересов.

Между тем еще в 2006 году российское ОАО «НК “Роснефть”» и британская корпорация British Petroleum (ВР) заключили меморандум о сотрудничестве в Арктике. Документ предусматривал определение зон совместных интересов с перспективой проведения геологоразведки. А в январе 2011 года появилась информация о том, что BP и «Роснефть» формируют совместное предприятие для реализации проектов в Арктике, в котором 67% будет принадлежать «Роснефти». Кроме того, было объявлено о достижении договоренности по обмену долями компаний. «Роснефть» должна была получить 5% обычных голосующих акций в ВР, а британская компания взамен получала контроль над 9,5% акций «Роснефти».

Как показало дальнейшее развитие событий, право не всегда является панацеей в разрешении конфликтов. Члены Конгресса США потребовали от американского правительства изучить условия формирования партнерства между ВР и «Роснефтью» с учетом возможных последствий для национальной безопасности, поскольку американский филиал ВР (компания BP America) является главным поставщиком горюче-смазочных материалов вооруженным силам США. Наряду с этим консорциум ААР («Альфа-групп», Access и «Ренова»), представляющий интересы российских акционеров ТНК-ВР, также выступил с заявлением. По оценкам ААР, подписав соглашение с «Роснефтью», BP нарушила ряд пунктов акционерного соглашения ТНК-ВР, в частности условие, согласно которому акционеры компании обязаны реализовывать все проекты в России и на Украине только через ТНК-ВР. Представители AAP подали иски в суд Лондона и в Стокгольмский арбитраж с требованием приостановить сделку. В результате указанные суды нарушили планы по созданию стратегического альянса двух нефтяных гигантов и запретили проведение сделки, предусматривающей обмен акциями между этими компаниями и их совместную работу на шельфе Арктики.

В связи с этим следует заметить, что рассмотрение права и как средства согласования различных социальных интересов, и как средства обеспечения стратегии экономического взаимодействия предполагает, что наиболее значимые процессы правового регулирования должны быть самым тесным образом связаны с разработкой представлений о перспективах такого регулирования.

По оценке В.М. Горшенева, категория «правовое регулирование», которая представляет собой целенаправленное нормативно-организационное опосредование общественных отношений, позволяет глубже познать юридическую часть политической надстройки, раскрыть органическое единство всех правовых явлений и одновременно определить место каждого из них в системе юридического воздействия[3].

С учетом возможных перспектив экономического взаимодействия в Арктике и Антарктике весьма актуальным представляется вопрос о гармонизации подходов к правовому

регулированию такого взаимодействия на международном уровне в качестве противовеса использованию военной силы. Ведь именно право в полной мере способно гарантировать сохранение и обеспечение процессов мирного развития в современном обществе.

Исторический ход событий обусловливает необходимость становления при помощи права новой системы ценностей гуманизма, этики, умения подчинять личные интересы общественным, устранять опасность развития военных конфликтов, способствуя тем самым решению важнейших экономических проблем. Очевидно, например, что в отношении арктических широт, где сегодня находятся базы российского флота и через которые проходят маршруты патрулирования дальней авиации, обеспечивающие безопасность и обороноспособность страны, важно вести речь о повышении роли права как средства обеспечения развития сложных экономико-политических взаимодействий.

 

Библиография

1 См.: Борьба за «вершину планеты» // http://www.rosbalt.ru/main/2007/09/21/415750.html

2 Площадь расширенного континентального шельфа России в Арктике за пределами 200 морских миль может составить 1,2 млн кв. км с прогнозным ресурсным потенциалом углеводородов  4,9 млрд т условного топлива.

3 См.: Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. — М., 1972. С. 19.