С.Ю. АЛЕКСЕЕВА,
ведущий специалист Рособрнадзора
 
В  XX веке права и свободы человека и гражданина стали неотъемлемым атрибутом правового государства. Затрагивая все аспекты жизни субъекта, права человека обеспечивают ему защиту и возможность для личного развития. Защита прав и свобод человека и гражданина — неоспоримая и первоочередная обязанность любого государства. Право на образование, закрепленное еще во Всеобщей декларации прав человека 1948 года и получившее развитие в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, является ключевым для развития интеллектуального, культурного и экономического потенциала любой страны.
 
Право человека на образование (ст. 43 Конституции РФ) дает не только формальную возможность получить обязательные начальные знания, но и реализовать естественную потребность в творчестве, накапливании новых знаний, опыта в разных сферах деятельности, а также возможность передавать накопленное последующим поколениям. В процессе реализации право на образование взаимодействует со многими другими правами и свободами человека и гражданина. Так, право на образование тесно связано: с правом на труд, поскольку делает возможным доступ к трудовой деятельности; со свободой мысли, свободой слова, свободой совести, так как предоставляет думать независимо, иметь свой взгляд на мир, собственные убеждения, излагать их и отстаивать; со свободой различных видов творчества.
Множество взаимосвязей обусловливает необходимость определения места и роли права на образование среди прочих прав и свобод, в том числе социально-экономических, к блоку которых оно непосредственно принадлежит. Социально-экономические права в системе прав и свобод человека закреплены в основах конституционного строя: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (ст. 7 Конституции РФ).
Определение российского государства как социального относится к его сущностной характеристике. Конституция РФ закрепляет главную направленность политики социального государства — создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Расположение определения в главе 1 придает ему особый статус, а обязанности государства по обеспечению достойной жизни и свободного развития возведены в ранг общегосударственной политики[1].
Важнейший признак социального государства — признание, соблюдение и защита социальных прав. При этом дефиниция «социальное государство» и его признаки во многом совпадают или близки к определению и признакам правового государства. В научной литературе эти два обозначения государства рассматриваются либо вместе (социальное правовое государство), либо социальное государство выступает как более высокий уровень развития правового государства, либо правовое государство включается в структуру социального государства и признается важнейшим его принципом и признаком. Еще П.И. Новгородцев полагал, что социальное государство является высшей стадией развития государства правового[2]. Но при всех научно-терминологических модификациях неизменным остается признание и защита прав человека в качестве определяющего признака социальности и правового характера государства. Как отмечается в литературе, «одним из обязательных критериев определения государства в качестве правового и социального является его способность обеспечить и защитить от посягательств социальные права граждан»[3]. Социальная направленность политики России позволяет предполагать особый статус права на образование среди прочих прав и свобод человека и гражданина, поскольку именно его реализация дает возможности для «свободного развития человека»[4].
Право на образование признается правом человека (ст. 43 Конституции РФ). Это существенный шаг в сторону демократизации общества, поскольку такая позиция наблюдается и в положениях международного законодательства. Однако в Законе РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» употребляется термин «граждане», а нормы, регулирующие права иностранных граждан и лиц без гражданства (апатридов), проживающих на территории России, отсутствуют. Правовое положение последних регулируется ст. 62 Конституции РФ, а также федеральными законами от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», в которых не определена возможность получения общего образования иностранными гражданами и апатридами[5]. Формально декларируемая принадлежность права на образование к общечеловеческим правам, внесенная в Конституцию РФ в соответствии с Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах, не имеет законодательной базы для лиц, не являющихся гражданами России.
Необходимость следования нормам Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах привела к закреплению в Конституции РФ общепризнанной системы прав и свобод человека и гражданина. Под системой прав и свобод человека понимается четко структурированный порядок, подчиняющийся определенным законам и критериям классификации, частью которой является право на образование.
Права и свободы можно классифицировать в соответствии с тем, что «человек и гражданин во всех сферах жизни стоит в центре единства и дифференциации прав, свобод и обязанностей»[6]. Группы прав (личные, политические и социально-экономические, культурные) впервые выделены во Всеобщей декларации прав человека и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. В этих документах впервые сформулирована позиция международного сообщества по поводу расположения норм о правах человека в структуре групп прав. Эта классификация помогает уяснить относительную целостность прав и свобод каждой группы, но такое разграничение условно, поскольку отдельные права по своему характеру могут быть отнесены к разным группам.
Конституционное право на образование относится к третьей группе прав, реализуемых в области экономической, социальной и культурной деятельности. Тем не менее не вызывает сомнения, что это право тесно связано с личными и политическими правами. «По своему существу, — отмечал Б.А. Кистяковский, — политические и личные свободы являются субъективными публичными правами; им по преимуществу присущи та индивидуализация и та связь с личностью, которые составляют основной признак всякого субъективного права»[7].
По способу осуществления права и свободы делятся на коллективные и индивидуальные. Коллективные права нельзя рассматривать как сумму индивидуальных прав его отдельных представителей. Это иные права, определяемые интересами коллективного образования. Зачастую они могут противоречить индивидуальным правам отдельных входящих в него индивидуумов. Так, при поступлении в высшее образовательное учреждение человек, реализуя свое индивидуальное право на образование, вступает в коллективные отношения с другими людьми и усложняет для них реализацию этого права за счет увеличения конкурса, обучения в более многочисленных группах.
С позиций предоставления права на образование каждому индивиду это, безусловно, индивидуальное право. Однако ч. 5 ст. 43 Конституции РФ провозглашает обязанность государства поддерживать различные формы образования и тем самым предоставляет право образовательным учреждениям и их трудовым коллективам самим в известных пределах выбирать форму собственности и обучения[8].
В литературе существует множество точек зрения о соотношении коллективных и индивидуальных прав. Так, С.В. Соколовский считает, что коллективные права «не должны признаваться правами человека, поскольку затемняют и осложняют последнее понятие»[9]. Действительно, во избежание правовых коллизий проще рассматривать право на образование каждого индивидуума отдельно, однако система организации образования предусматривает коллективную реализацию этого права (за редким исключением в виде частного образования на дому). Поэтому оправданной представляется другая позиция, которая заключается в том, что коллективные права являются правами человека до тех пор, пока отражаемые в них потребности сохраняют характер прямых непосредственно предоставляемых прав, хотя предоставление их и связано с принадлежностью к определенной общности[10].
Несмотря на индивидуальный характер права на образование, полная его реализация для граждан возможна только при соответствующих государственных гарантиях определенных прав и свобод коллективам образовательных учреждений, а также их самостоятельности. В противном случае будет нарушено право граждан на выбор образовательного учреждения и формы обучения из-за отсутствия разнообразия таковых, как это наблюдалось в советский период развития образования. Право на образование представляет собой сложное системное формирование, включающее в себя как индивидуальные, так и коллективные права. Это применимо и к праву на общее образование[11]. Однако индивидуальная составляющая в праве на образование несет более важную роль, поскольку выбор той или иной формы или места проведения образовательного процесса индивид выбирает единолично и лишь потом, определившись, начинает реализовывать свое право на образование как коллективное.
Среди существующих классификаций прав и свобод человека право на образование можно четко отнести к группе социально-экономических прав. Деление на коллективные и индивидуальные права дает нам возможность утверждать, что право на образование является индивидуальным правом, которое в процессе его реализации может получать признаки коллективных прав.
Чтобы определить место права на образование в системе прав и свобод человека, необходимо выяснить, к какому поколению прав человека оно относится. Считается, что права первого поколения (гражданские, или личные, и политические) — это основа института прав человека. Они интерпретируются международными документами как неотчуждаемые и не подлежащие ограничению (однако государство оставляет за собой регулирование способов реализации этих прав). Некоторые западные специалисты склонны именно эти права рассматривать
в качестве прав человека, полагая, что права второго и третьего поколения являются всего лишь социальными притязаниями[12]. Эти права сформировались в конце XVIII — начале XX века, когда образование было не столько правом, сколько обязанностью отдельных слоев населения, поэтому становление этого права как юридической категории происходило только в следующем поколении прав и свобод. Сформировавшиеся в первом поколении права относятся к группе личных и политических, а право на образование — к группе социально-экономических прав.
Права второго поколения (социальные, экономические, культурные) называются позитивными в отличие от прав первого поколения, которые признаются негативными, ибо отрицают условия, «которые совершенно исключают возможность достойной человеческой жизни»[13]. Право на образование, например, требует для своей реализации как минимум доступ к информации, культурным ценностям, свободу мысли, а в идеале — специально оборудованных помещений и материалов, дотаций от государства. Права первого поколения имеют абсолютный характер и предполагают свободу человека от чьего-либо, в том числе государственного, вмешательства в сферу его частной жизни, интересов, убеждений. Позитивное значение прав второго поколения заключается в том, что они направлены не на отрицание несвободы, а на обеспечение достойного существования и достижение свободы для самоопределения, самовыражения, реализации творческих способностей[14].
Относительно специфики третьего поколения прав (права на мир, на здоровую окружающую среду, на достойный уровень жизни, на развитие, на пропитание, на природные ресурсы своей страны, на общее наследие человечества и т. д.) в литературе можно встретить разные точки зрения. Иногда их определяют как права солидарности людей, т. е. права, которыми индивиды обладают коллективно, в силу принадлежности к определенной группе. Иногда права третьего поколения рассматривают как коллективные права, т. е. такие, которые могут осуществляться не отдельным человеком, а коллективом, общностью, нацией. Организация общего образования в России предусматривает преимущественно коллективные формы образовательного процесса, а обучающиеся при этом становятся принадлежащими к определенной группе людей (школьники, студенты и т. п.)[15].
К третьему поколению относятся специальные права так называемых малообеспеченных слоев населения, которые в силу физиологических или социальных причин не имеют равных с остальными гражданами возможностей по осуществлению общих прав и свобод и потому нуждаются в поддержке государства и мирового сообщества. Очевидно, что эти права вытекают из права на свободу от дискриминации по половому, расовому, национальному или возрастному признаку. В эту категорию попадают учащиеся образовательных учреждений, потому что они не могут совмещать труд, приносящий достойный доход, с реализацией своего права на образование. Главные возражения против их легитимации в качестве прав человека связаны с опасностью размывания заложенной в этом институте исходной идеи — идеи естественных прав, которыми все люди обладают в равной мере. Сторонники этих прав аргументируют свою позицию ссылками на невозможность защитить права этой категории в рамках имеющейся социальной структуры и необходимость обеспечить реализацию их прав с помощью особых правовых возможностей, таких как предоставление студентам стипендий, отсрочки от обязательной службы в армии[16].
Право на образование имеет признаки как второго, так и третьего поколения. Частично право на образование можно отнести к правам второго поколения, так как их характер требует обременения государства определенными обязательствами. Для реализации прав человека требуются конкретные действия государства, которое применительно к праву на образование должно давать возможность обучаться в обустроенных помещениях, организовывать принципы общего образования, оплачивать труд учителей и т. д. Как отмечает Л.И. Глухарева, «второе поколение прав человека воплотило ценности социально ориентированного государства, привязало человека к государству, повысив патронажную роль последнего, особенно в отношении тех, кому грозит опасность в “океане свободы” либерального общества»[17].
Однако не все признаки права на образование вписываются в рамки прав второго поколения. Можно предположить, что право на образование, принадлежащее ко второму поколению прав человека, имеет отношение и к третьему поколению — правам солидарности людей, так как получение образования в современном обществе в большинстве случаев сопряжено с вхождением в определенную группу людей — школьников, студентов, курсантов и т. д. Факт приобщения обучающихся к определенной массовой культурной среде характеризуется соответствующим интеллектуальным уровнем и близостью мировоззрения входящих в нее индивидуумов. Индивидуальное право каждого на образование осуществляется в коллективных формах с участием разного рода формальных и неформальных объединений людей, сплоченных общими религиозными, философскими, идеологическими взглядами и убеждениями[18].
Существует точка зрения, в соответствии с которой «в действительности право на образование проявляется как коллективное право людей, реализуется группами единомышленников и поддерживается правительством в интересах каждого»[19]. Как считает С.Л. Серегина, с таким мнением сложно согласиться, так как произошло смешение двух классификаций прав и свобод — этапы их провозглашения (поколения прав человека) и характер их осуществления субъектами (индивидуальные и коллективные)[20]. Право на образование — это прежде всего индивидуальное право человека, однако отрицать то, что реализуется оно чаще в коллективной форме, нельзя, из чего можно сделать вывод о присутствии в праве на образование признаков как второго, так и третьего поколения.
Для осуществления многих прав и свобод, закрепленных в Конституции РФ, реализация права на образование является предварительным условием. Без реализации права на образование невозможно воплотить право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34); право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33); право на судебную защиту прав и свобод (ч. 1 ст. 46); право избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме (ч. 2 ст. 32). В то же время без целого ряда прав и свобод невозможно воспользоваться самим правом на образование, например свободой мысли и слова (ч. 1 ст. 29); правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29); правом свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (ч. 1 ст. 37); правом свободно выбирать религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28), а также правом на объединение (ч. 1 ст. 30).
Легко проследить связь права на образование с правом на труд (ст. 37 Конституции РФ). В демократическом обществе, основанном на рыночных отношениях, каждому человеку предоставляется возможность самостоятельно выбирать способы и формы приложения своих сил и способностей. Это право может быть реализовано как путем занятия предпринимательской, творческой деятельностью без вступления в трудовые отношения, так и на основе трудового договора с работодателем[21]. Однако прежде чем приложить свои силы и способности, человеку необходимо развить их, сделать их конкурентоспособными в рыночных условиях существования, чего невозможно добиться без реализации права на образование. Понимание общих принципов и закономерностей права необходимо каждому человеку в повседневной жизни. Так, почти каждый заключает трудовые договоры, оформляет кредит, вступает в другие простые сделки. У человека, имеющего низкий уровень правовых знаний, больше шансов понести убытки.
Предпринимательская деятельность — это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве. Право на не запрещенную законом экономическую деятельность — общее, принадлежащее каждому право, содержащее в себе комплекс прав, обеспечивающих возможность организовать и осуществлять предпринимательскую деятельность. Для этого субъект права экономической деятельности — юридическое или физическое лицо — может создавать на свой риск и под свою имущественную ответственность организации, регистрироваться в качестве предпринимателя без образования юридического лица, свободно вступать в договоры с юридическими и физическими лицами, другими хозяйствующими субъектами, приобретать и распоряжаться собственностью[22]. Возможность получения прибыли гражданином напрямую связана с его умением создавать конкурентоспособную продукцию в условиях рыночных отношений, с его знаниями и опытом, которые приобретаются не в процессе образования, а в процессе создания и руководства собственной организацией. Знание правовых основ играет важную роль, способную уменьшить риск несения убытков.
Большое значение для процесса обучения имеют закрепленное в частях 4 и 5 ст. 29 Конституции РФ право на информацию, т. е. право искать, получать, производить и распространять информацию любым законным способом, а также свобода массовой информации. Свобода информации — элемент свободы мысли и слова. Получая свободный доступ к информационным ресурсам страны, обучающиеся могут полнее реализовывать свое право на образование.
Гарантией свободы средств массовой информации является запрет цензуры. В Законе РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» цензура определяется как требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей (ст. 3).
Закон не допускает создания и финансирования организаций, учреждений, органов или должностей, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры массовой информации[23]. Благодаря этому человеку доступны различные точки зрения, что дает ему возможность самостоятельно анализировать и сопоставлять факты в процессе обучения, вырабатывая собственную, никем не навязанную точку зрения.
Подобную роль в обеспечении права на образование играет и ч. 2 ст. 44 Конституции РФ, в которой декларируется право на культурное наследие страны. Государство ответственно перед гражданами за обеспечение условий для общедоступности культурной деятельности (деятельности по сохранению, созданию, распространению и освоению культурных ценностей), культурных ценностей и благ. Оно осуществляет бюджетное финансирование государственных организаций культуры и при необходимости принимает долевое участие в финансировании негосударственных организаций культуры, а также стимулирует посредством налоговых льгот, кредитов и другими способами создание и деятельность государственных и негосударственных организаций культуры, способствует развитию их материально-технической базы. Наконец государство осуществляет протекционизм (покровительство) в области культуры по отношению к наименее экономически и социально защищенным слоям и группам населения[24]. Все это дает возможность человеку в процессе обучения получать представление о культурных ценностях страны, повышать уровень эстетического восприятия и приобретать систему моральных ценностей.
Одним из главных назначений семьи является создание условий для нормального развития и надлежащего воспитания детей. Как записано в п. 1 ст. 18 Конвенции ООН о правах ребенка 1989 года, интересы ребенка являются предметом заботы прежде всего его родителей. В Семейном кодексе РФ установлено, что каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно; право знать своих родителей; право на их заботу; право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Ребенок имеет право на воспитание своими родителями, обеспечение его интересов, всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства. При утрате родительского попечения воспитание ребенка и забота о нем осуществляются органами опеки и попечительства. Воспитание и образование ребенка — и право, и обязанность его родителей[25]. Однако даже в случае невыполнения родителями своих обязанностей государство не умаляет право ребенка на образование, позволяя реализовать его через органы социальной опеки и попечительства.
Среди других социальных прав, вступающих во взаимодействие с правом на образование, необходимо отметить право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41 Конституции РФ). Охрана здоровья населения включает в себя совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-эпидемиологического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его активной долголетней жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья. Одно из приоритетных направлений охраны здоровья населения — формирование навыков здорового образа жизни, повышение уровня санитарно-гигиенической культуры, что не требует значительных финансовых затрат, но может дать ощутимый социально-экономический эффект[26]. Образование населения в плане здравоохранения позволяет добиться профилактической пользы, в плане экономии — устранить последствия болезней, повысить производительность труда.
Право на образование неразрывно связано с правом на безопасную окружающую среду (ст. 42 Конституции РФ), которая оказывает либо благоприятное, либо отрицательное воздействие на жизнь и деятельность людей. От состояния природы зависит здоровье не только нынешнего, но и будущих поколений; достойная жизнь человека возможна только в условиях благоприятной окружающей среды. Без должных знаний человек не в состоянии адекватно оценить пригодность окружающей среды для его жизнедеятельности, определить комплекс мер по минимизации негативного влияния на свое здоровье, потребовать от государства компенсации за вредность условий проживания.
Права граждан, относимые к группе политических, очень трудно реализовывать в отсутствие права на образование. Реализация всех этих прав требует высокого уровня знаний, например процессуального характера для подачи заявки на проведение митинга или запроса в органы государственного управления.
Вступая во взаимодействие с другими правами, право на образование является тем стержнем, на котором держится возможность полноценной реализации многих других социально-экономических, культурных, политических и личных прав. От реализации права на образование зависит полнота осуществления других прав и свобод, а в конечном счете качество жизни современного человека. Более того, образование является «основой национальной безопасности России и всех ее составляющих — военной, экономической, экологической, геополитической систем безопасности»[27].
Образование ориентировано в будущее детерминантой, от которой зависит формирование стабильно развивающегося гражданского и политического общества. Без воспитания свободной личности, способной самостоятельно и осознанно принимать общественно значимые решения, немыслима подлинная демократия. Без массовой общеобразовательной и профессиональной подготовки подрастающего поколения невозможно развитие науки и высокотехнологических отраслей, а значит, сохранение экономической самостоятельности России. Политическая система, в свою очередь, призвана обеспечить успешное развитие образовательной сферы. Гражданские и политические права считаются истинными, подлинными выразителями сути человеческой природы, защищенной свободы человека. В этом смысле они близки с правом на образование, поскольку только от выбора свободного, самостоятельного человека зависит возможность реализации данного права. Право на образование выступает в качестве права-гарантии политической и личной свободы человека[28].
В законодательстве не создан действенный механизм обеспечения обязательности образования, однако повышается моральная ответственность самих граждан за будущее своих несовершеннолетних детей. Осознание этой ответственности приведет общество к созданию правовых норм, которые будут исходить не из представления об ответственности государственной власти за поведение граждан, а из понимания личной ответственности каждого гражданина. Можно проследить тенденцию к вытеснению государственно-патерналистского подхода современными правовыми представлениями, лежащими в основе законодательства об образовании. Это проявилось, в частности, в изменении самого понимания международного и конституционного требования обязательности общего образования[29].
Государство берет на себя обязательство уважать свободу родителей и законных опекунов выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, но и другие образовательные учреждения, отвечающие минимуму требований для образования. Таким образом закрепляется свобода отдельных лиц и организаций создавать частные образовательные учреждения и руководить ими. Немаловажное значение имеет обязательство государства уважать свободу родителей (или законных опекунов) обеспечивать религиозное и нравственное воспитание детей в соответствии со своими убеждениями[30].
Существует и более глубинная взаимосвязь права на образование с другими конституционными правами и свободами, которая вроде бы не является логическим порождением одного права другим, а проявляется опосредованно через социально-экономический механизм. Так, сложно найти связь между правом на образование и правом частной собственности (ст. 35 Конституции РФ). Однако человек — носитель этих прав реализует их в конкретной социальной и экономической среде. Институт права собственности формируется в соответствии с уровнем экономического, социального, правового и культурного развития общества. Право на образование носит статус обременения человеком государства. Для его реализации необходимо наличие социально-экономических условий, делающих это право реальным. Так, без образовательных учреждений с их организационной, правовой, хозяйственной инфраструктурой реализация права на образование невозможна, а следовательно, само право будет иметь декларативный характер. Право на получение образования в системе конституционных прав служит причиной (или условием) реализации некоторых прав и свобод, возникает как следствие действия другой группы конституционных прав[31].
Таким образом, в системе прав и свобод человека право на образование играет одну из ведущих ролей, а среди социально-экономических прав и свобод занимает основополагающее место. Право на образование обеспечивает экономический рост государства, позволяет повысить моральный уровень граждан, дает возможность реализовать им свои права по управлению страной во исполнение принципов демократического общества. В то же время ограничение права на образование может стать мощным идеологическим оружием, способным отвести государство от принципов правовой и свободной страны.
Классификации прав и свобод, разделяющие права человека на личные, политические и социально-экономические, а также сущностные и функциональные признаки прав и свобод позволяют отнести право на образование к социально-экономическим правам. По классификации на коллективные и индивидуальные права можно сделать вывод о принадлежности права на образование сразу к двум категориям, причем главенствующую роль играет индивидуальное право на получение образования, и лишь в процессе реализации это право приобретет признаки коллективного права.
Право на образование относится ко второму поколению прав человека. Однако коллективный характер реализации права на образование, присущий России, приводит к тому, что реализующий это право гражданин вступает в определенную группу людей (школьники, студенты и т. д.), что позволяет частично отнести право на образование к третьему поколению прав — правам солидарности людей.
Право на образование занимает ведущее место в системе основных прав и свобод, взаимодействуя с группами как социально-экономических, так и политических и личных прав. Такое стержневое место дает возможность комплексно воздействовать на спектр прав и свобод через право на образование, особенно на право на труд и на экономическую деятельность, которые связаны с экономическим, политическим и национально-культурным благополучием государства.
Роль права на образование в системе прав и свобод человека и гражданина заключается в его стержневом положении среди социально-экономических прав человека. От образования зависит динамика развития гражданского и политического общества. Правовое обеспечение образования в России должно быть одной из приоритетных задач современного общества.
 
Библиография
1 См.: Иваненко В.А., Иваненко В.С. Социальные права человека и социальные обязанности государства: международные и конституционные правовые аспекты. — СПб., 2003. С. 62.
2 См.: Новгородцев П.И. Введение в философию права: Кризис современного правосознания. — М., 1997. С. 263.
3 Путило Н.В. Основы правового регулирования социальных прав: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 1999. С. 3.
4 См.: Иваненко В.А., Иваненко В.С. Указ. соч. С. 63.
5 См.: Рыбакова В.В. Конституционное право на общее образование в Российской Федерации (проблемы теории и практики): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2005. С. 43.
6 Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. — М., 1997. С. 184.
7 Кистяковский Б.А. Социальные науки и право. — М., 1916. С. 499.
8 См.: Рыбакова В.В. Указ. раб. С. 41.
9 Соколовский С.В. Философия права. — М., 1997. С. 29.
10 См.: Общая теория прав человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 1996. С. 24—25.
11 См.: Рыбакова В.В. Указ. раб. С. 42.
12 См.: Малинова О.Ю. Три поколения прав человека // Пчела. 2003. № 3.
13 Новгородцев П. Право на достойное человеческое существование // Общественные науки и современность. 1993. № 5.
14 См.: Спасская В.В. Образовательные правоотношения: вопросы теории. — М., 2005. С. 65.
15 См.: Малинова О.Ю. Указ. ст.
16 См. там же.
17 Глухарева Л.И. Права человека в современном мире (социально-философские основы и государственно-правовое регулирование). — М., 2003. С. 98.
18 См.: Грачева Т.В. Реализация конституционного права человека и гражданина Российской Федерации на образование (На примере города Москвы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 18.
19 Рожков И.А. Правовой статус учащегося общеобразовательной школы // Директор школы. 1999. № 8.
20 См.: Серегина С.Л. Право на высшее образование в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2006. С. 41.
21 См.: Лазарев В.В. Научно-практический комментарий к Конституции РФ. — М., 2004 (комментарий к ст. 37).
22 См.: Постатейный научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред О.Е. Кутафина. — М., 2003. С. 247.
23 См.: Лазарев В.В. Указ. соч. (комментарий к ст. 29).
24 См.: Лазарев В.В. Указ. соч. (комментарий к ст. 44).
25 См.: Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Карповича. — М., 2002 (комментарий к ст. 38).
26 См.: Постатейный научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. О.Е. Кутафина (комментарий к ст. 41).
27 Новое качество высшего образования в современной России / Под ред. Н.А. Селезневой, А.И. Субетто. — М., 1995. С. 65.
28 См.: Серегина С.Л. Указ. раб. С. 42, 43.
29 См.: Спасская В.В. Указ. соч. С. 61.
30 См.: Иваненко В.А., Иваненко В.С. Указ. соч. С. 136.
31 См.: Рыбакова В.В. Указ. раб. С. 53—54.