Л.Н. МЕЛЬНИКОВА,

замдекана факультета философии и юриспруденции Государственной классической академии им. Маймонида

 

Вопросы, связанные с состоянием и эффективностью системы страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, привлекают к себе внимание исследователей прежде всего потому, что в настоящее время российский страховой рынок переживает один из самых сложных этапов своего развития: передел собственности (слияния и поглощения), снятие ряда ограничений для иностранных страховщиков, внесение изменений в страховое законодательство и т.д. Интерес этот объясняется и постоянным увеличением количества эксплуатируемых автомобилей почти во всех странах мира и ростом числа несчастных случаев на дорогах.

Однако введение обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств вызвало неоднозначную реакцию в среде лиц, занимающихся страховой деятельностью, и владельцев транспортных средств, среди которых есть ученые, политики, юристы, депутаты, принявшие закон.

Страхование ответственности владельцев транспортных средств — достаточно сложный вид страхования. При этом особое значение имеет проблема компенсации потерь лицам, не виновным в ДТП, но пострадавшим в результате аварии. Поскольку этот вид страхования является новым, при его осуществлении неизбежно возникнет множество вопросов, разобраться в которых будет возможно только через осмысление теоретических и практических аспектов данного вида страхования, хотя объем судебной практики еще незначителен.

В данной статье рассматриваются вопросы, связанные с правом страховщика на предъявление регрессных требований.

Регресс (от лат. rеgrеssus — обратное движение) — право обратного требования лица, возместившего вред потерпевшему вместо причинителя вреда, к этому причинителю (п. 1 ст. 1081 ГК РФ). Однако следует отметить, что однозначной трактовки термина «регресс» в науке еще не сложилось. Обычно выделяют широкое и узкое понимание права регресса.

По мнению А.Х. Гольмстена, «под регрессом (правом регресса) следует понимать побочное по отношению к главному обязательство, по силе коего одно лицо, называемое регредиентом, имеет право требовать обратно от другого, называемого регрессатом, известную сумму денег, уплаченную регредиентом или полученную регрессатом во исполнение главного обязательства, при том или ином отношении к сему исполнению третьим лицом, а именно: или этому лицу уплачена данная сумма регредиентом, или от него получена регрессатом, или же хотя регредиент и уплатил эту сумму непосредственно регрессату, но оставление ее у себя последним зависит от образа действия третьего лица»[1].

Столь же широкое понимание регресса находим и у К.С. Юдельсона. По его мнению, «право регресса есть обязательство, в силу которого кредитор (регредиент) может требовать от должника (регрессата) уплаты денег, передачи вещей или совершения иных действий, либо применительно к платежу третьему лицу за счет должника, или получения от третьего лица должником за счет кредитора, либо вследствие совершения действий, возлагающих на должника обязанности возврата полученного от кредитора»[2].

В результате своего исследования И.Б. Новицкий пришел к иному выводу и придерживается узкого понимания, указывая, что регрессным обязательством называется обязательство:

«а) являющееся следствием платежа одним лицом (кредитором по регрессному обязательству) другому лицу, хотя последовавшего юридически обоснованно, однако вызванного виной третьего лица (должника по регрессному обязательству) без вины со стороны первого;

б) направленное к переложению уплаченной суммы на это третье лицо, по вине которого последовал платеж со стороны первого лица второму.

Возможна и другая, редко встречающаяся разновидность регрессного обязательства, когда регрессное требование возникает на почве получения известной суммы одним лицом от другого за счет третьего лица»[3]. Соответственно, одним из видов регрессных требований он считал требования «органов соцстраха к страхователям»[4].

Проявил свой интерес к праву регресса и Г.Ф. Шершеневич. В частности, им был поставлен вопрос: имеет ли страховщик право регресса в отношении виновника несчастья? Правовед давал на него такой ответ: «Обоснование ответственности третьего лица, виновника перед страховщиком, может быть найдено в договоре не между третьим лицом и страховщиком, а между страхователем и страховщиком. В силу этого договора страхователь уступает страховщику свои требования в отношении виновника причиненных ему убытков. Самое твердое основание может быть найдено только в законе, который признает, что право искать возмещения убытков, принадлежащее страхователю в силу деликта, переходит по удовлетворении его страховщиком к этому последнему. Так именно поступает большинство законодательств, нормирующих страховые отношения»[5].

В Комментарии к Гражданскому кодексу РСФСР содержалось следующее указание по поводу ст. 389 ГК РСФСР: «Право регресса страховщика, будучи предусмотрено специальной нормой страхового законодательства (ст. 389 ГК РСФСР), общим образом вытекает из положения о том, что лицо, возместившее причиненный другим лицом вред, имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения (ст. 456 ГК РСФСР). Право регресса страховщика следует и из общих правил за неисполнение обязательств (ст. 219 ГК РСФСР)»[6].

Право регресса, как правило, основано на замене должника в обязательстве из причинения вреда. Предоставление страховщику права регресса означает, что он заменил собой должника — причинителя вреда в обязательстве из причинения вреда, возместив вместо него вред, причиненный потерпевшему. Также в силу права регресса страховщик имеет в некоторых случаях право взыскать со страхователя ту сумму страховой выплаты, которую этот страховщик выплатил выгодоприобретателю — потерпевшему.

Необходимо заметить, что многие авторы употребляют термин «регресс», описывая модель суброгации, что, на наш взгляд, не совсем верно. Термин «суброгация» происходит от латинского subrogatio, subrogare. Это слово связывалось и с понятием «закон» — и тогда subrogare legem означало «дополнение закона новым положением»[7].

В современных условиях понятие «суброгация» используется в узком и широком значениях. В узком значении это платеж со вступлением в права кредитора, в широком — замена в правоотношении между двумя участниками одного из них без изменения самого правоотношения.

Так, например, ст. 17 проекта федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика», посвященная суброгации, под аналогичным названием содержит следующие положения:

«К страховщику, выплатившему страховое возмещение потерпевшему пассажиру или его наследникам, в части, соответствующей произведенному возмещению, переходит право требования, которое потерпевший пассажир имеет к страхователю, в следующих случаях:

а) если происшествие, в результате которого был причинен вред пассажиру, наступило вследствие умысла страхователя, а также при его грубой неосторожности, в том числе при управлении транспортным средством в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, а также при попытке скрыться с места происшествия;

б) если страхователь или его работник осуществлял управление транспортным средством, не имея на это соответствующих прав;

в) если страхователь или его работник осуществлял эксплуатацию транспортного средства, эксплуатация которого запрещается вследствие неисправного состояния в соответствии с правилами эксплуатации пассажирских транспортных средств»[8].

Под суброгацией в данном случае понимается право требования, которое потерпевший пассажир имел к страхователю, перешедшее к страховщику, выплатившему страховое возмещение потерпевшему пассажиру или его наследникам, в части, соответствующей произведенному возмещению, возникающее в строго определенных в проекте закона случаях.

В свою очередь, в ст. 14 Федерального закона от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (в ред. от 23.06.2003) перечислены особые ситуации, когда страховщик вправе предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования):

· если вследствие умысла указанного лица был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего;

· если вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного);

· если указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред;

· если указанное лицо скрылось с места дорожно-транспортного происшествия;

· если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями);

· если страховой случай наступил при использовании указанным лицом транспортного средства в период, не предусмотренный договором обязательного страхования (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства в период, предусмотренный договором обязательного страхования).

 

Библиография

1 Гольмстен А.Х. Опыт построения общего учения о праве регресса // Юридические исследования и статьи. Т. 2. — М., 1999. С. 158.

2 Юдельсон К.С. Основные проблемы права регресса в советском праве // Уч. тр. ВИЮН. Вып. К. — М., 1947. С. 181.

3 Новицкий И.Б. Регрессные обязательства между социалистическими хозяйственными организациями. — М.: Госюриздат, 1952. С. 94.

4 Там же. С. 145.

5 Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 2. — М., 2000. С. 425.

6 Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся и О.Н. Садикова. — М., 1998. С. 471. (Указанные нормы ГК РСФСР утратили силу с введением части первой ГК РФ. — Примеч. ред.)

7 См.: Бартошек Милан. Римское право. Понятие. Термины. Определения. — М., 1996. С. 304.

8 Проект федерального закона № 319825-3 «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика», внесенный 10.02.2004 депутатом Государственной думы ФС РФ В.А. Тарачевым // Текущий архив ГД ФС РФ.