Рецензия

Ю.Т. САДЧЕНКОВ,
 заведующий отделом по связям и содействию религиозным организациям аппарата главы администрации Волгоградской области,
С.Ю. САДЧЕНКОВ,
 аспирант Волгоградского государственного университета

Правовая защита высшей ценности государства. Новая книга доктора юридических наук Александра Залужного «Право. Религия. Закон» — редкое издание о правовом подходе при рассмотрении теории и практики наиболее сложной сферы правового регулирования отношений: отношений государства и религиозных объединений. Это концептуальное научное исследование затрагивает как законодательное обеспечение конституционного права граждан на свободу совести, правовое регулирование деятельности религиозных организаций, так и состояние законности в сфере этих отношений, совершенствование прокурорского надзора за исполнением законов о свободе совести, свободе вероисповедания и о противодействии экстремистской деятельности. Книга  изобилует примерами из практики и будет интересна не только работникам органов прокуратуры, к которым она обращена, но и государственным и муниципальным служащим, руководителям религиозных объединений, юристам, ученым. 
 
Такую книгу мог написать человек, знающий историю, понимающий, как работает федеральное законодательство в этой сфере отношений и почему  несоблюдение закона здесь  чревато подчас неразрешимыми ситуациями. Чтобы читатель смог осознать сложность проблем в многонациональном государстве с разными вероисповеданиями, каким исторически была и остается Россия, автор обращается к научным исследованиям соотношения правовых и религиозных норм в древних государствах, а также к социальным документам современных религиозных систем.
Основы социальной концепции Русской православной церкви, как известно, опираются в этом вопросе на евангельскую заповедь: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога». Позитивны гражданские позиции других христианских организаций, ислама, иудаизма, которые призывают своих последователей соблюдать установленные государством законы, быть законопослушными. Исходя из социальной концепции иудаизма в России, «право существует в человеческом обществе и является границей, выход за которую грозит разрушением как личности человека, так и человеческого общежития». Положительно оценивается отношение к власти и закону и в социальной программе российских мусульман.
Государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если они не противоречат законодательству Российской Федерации.
Автор считает диалог государства с религиозными объединениями и межконфессиональный диалог важными условиями предотвращения конфликтов, замешанных на чувствах верующих, где победителей быть не может. Признание достоинства личности и обеспечения прав и свобод человека основополагающими принципами государственного устройства требует высокого уровня правовой культуры. У религиозных объединений как у юридических лиц многократно возросло число участников правоотношений — федеральных, региональных, муниципальных органов власти, работники которых обязаны не просто  знать федеральное законодательство в этой сфере, но и руководствоваться им.
В России реформа правоотношений государства и религиозных объединений шла 18 лет. Приоритеты в этих правоотношениях расставила Конституция РФ 1993 года:  провозглашено государство  правовое (ст. 1) и светское  (ст. 14). Высшей ценностью в нем является человек, его права и свободы (ст. 2). Эти права и свободы действуют непосредственно (ст. 18), неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (ч. 2 ст. 17), но ограничены правами и свободами других лиц (ч. 3 ст. 17). Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека — обязанность государства (ст. 2). Государственную защиту прав и свобод Конституция РФ гарантирует (ч. 1 ст. 45). Эта  защита находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (п. «б» ч. 1 ст. 72). Регулированием норм правоотношений субъектов ведает Российская Федерация (п. «а» ст. 71).
На наш взгляд, указанные нормы составляют основную канву книги А. Залужного. Автор обращает внимание на правовое содержание конституционных понятий «свобода совести» и «свобода вероисповедания». В Российской Федерации каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28). Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них (ч. 3 ст. 29). Равенство прав и свобод человека и гражданина государство гарантирует независимо от отношения к религии; запрещаются любые формы ограничений прав граждан по признакам религиозной принадлежности (ч. 2 ст. 19). В этом заключается ответственность государства, признавшего что-либо религией. Эти нормы учитывают уроки прошлого.
А. Залужный разъясняет, почему в законодательстве правового государства нет понятий «традиционная религия» и «атеизм».
«Религиозные группы» и «религиозные организации»: разница в имуществе и льготах. В прошлых правовых системах России и СССР деятельность религиозных объединений должна была быть обязательно зарегистрирована. Впервые в истории российский законодатель ввел религиозные объединения в гражданско-правовые отношения, обеспечив свободу выбора правоспособности  как группы, так и юридического лица, зарегистрированного в едином государственном реестре юридических лиц. Это обеспечено Федеральным законом от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее — Закон), которому автор книги придает «особое системообразующее начало» во всем федеральном законодательстве этой сферы.
Закон регулирует правоотношения в области свободы совести и свободы вероисповедания и правовое положение религиозных объединений. Закон ввел обязательный для всех понятийный аппарат. Согласно п. 2 ст. 6 Закона религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций. Лишь эти два понятия введены федеральным законодательством в гражданско-правовой оборот и выступают в качестве социальных институтов, формируют правосознание и толерантность по отношению ко всем верующим. Любые иные термины и понятия в отношении религиозных объединений в России являются неправовыми. Наименование организации включает вероисповедание.
Статьи 7 и 8 Закона разъясняют правомерность деятельности религиозных объединений. Религиозной группой признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Они имеют право совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии, обучать религии и осуществлять религиозное воспитание своих последователей. Группы не имеют общего имущества, для богослужений его предоставляют участники. Указанная деятельность является необходимой составляющей для признания объединения религиозным в случае последующей регистрации юридического лица. Учредить религиозную организацию могут только граждане Российской Федерации.
Иностранцы и лица без гражданства пользуются правами на свободу совести и свободу вероисповедания и могут быть приглашены организациями.
Издание помогает рядовому читателю понять язык права. Так, слово «организация» в российском праве означает юридическое лицо. Определение «религиозная» может приме-няться только в том случае, если таковой организацию признало государство в ходе экспертизы. В этом случае объединение вправе получать льготы от государства, в том числе налоговые, участвовать в благотворительной деятельности. В собственность религиозным организациям для использования в функциональных целях могут передаваться культовые здания и сооружения с относящимися к ним земельными участками, иное имущество религиозного назначения. Эта передача из государственной или муниципальной собственности осуществляется безвозмездно.
Книга содержит документы, регулирующие актуальные имущественные отношения. Свободная деятельность религиозных объединений с юридическим лицом и без него (чего не было никогда в нашей истории) дает реальные возможности для реализации прав на свободу совести и свободу вероисповедания. Вместе с тем ответственность этих разных форм религиозных объединений несопоставима. Разными возможностями обладают и юридические лица.
В связи с этим возникает вопрос: готовы ли религиозные организации нести те же тяготы, что и другие хозяйствующие субъекты? Например, у сельской общины, существующей на пожертвования верующих пенсионеров, нет денег, чтобы «поддерживать движение денежных средств» на счете в банке райцентра — они оплачивают содержание храма и коммунальные услуги на месте, но могут быть лишены статуса юридического лица без всякого предупреждения налоговой службой. Сотрудник МЧС России вправе приостановить деятельность юридического лица—религиозной организации, к примеру, из-за балки культового сооружения, не пропитанной противопожарным средством. Другими словами, органы власти вправе воспрепятствовать богослужениям, если не соблюдаются санитарные, строительные и иные правила в публичных местах.
Автор книги указывает на необходимость соблюдения законности в этих случаях, но считает, что всегда нужно учитывать конкретные ситуации и находить приемлемый выход.
Прокурорский надзор — не за верующими, а за исполнением законов. В главе «Правовой статус религиозных объединений» автор ставит интересный вопрос: нельзя ли ограничить Законом число участников неконтролируемой религиозной группы? Ведь порой такая группа по численности превышает численность организации. Иначе невозможно осуществлять надзор за исполнением законодательства о свободе совести и о противодействии экстремистской деятельности. И тут же дает ответ на него: Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» возлагает на поселковые, сельские, районные и городские администрации обязанность по обеспечению охраны прав
и свобод граждан. Очевидно, руководители религиозных групп рады будут прийти по приглашению муниципальных органов власти на «круглый стол», конференцию, собрание или просто для знакомства с представителями местной власти. 
В главе «Состояние законности в сфере отношений государства и религиозных объединений» автор подчеркивает: в правовом государстве соблюдение законности — довольно сложное явление в социальном, политическом и юридическом аспекте. Ведь органы прокуратуры осуществляют надзор не за верующими и не за деятельностью религиозных объединений, а за исполнением законодательства как  общественными, религиозными объединениями, иными организациями, СМИ, так и  государственными и муниципальными структурами, чьей заботой является внимательное отношение к нуждам граждан.
Рассматривая механизм прокурорского надзора за исполнением законодательства,
А. Залужный акцентирует внимание на том, что Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ  «О противодействии экстремистской деятельности» принят в целях защиты прав и свобод человека и гражданина. Среди перечня экстремистской деятельности законом указано нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии, воспрепятствование законной деятельности религиозных объединений, другие деяния, решения по которым приняты судом и вступили в законную силу. Одновременно автор комментирует такие явления общественной жизни, которые подпадают под ст. 282 УК РФ: это действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признаку отношения к религии, совершенные публично или с использованием средств массовой информации.
В этой связи, анализируя опыт профилактики экстремистской деятельности, автор предлагает совершенствовать государственную религиоведческую экспертизу и защиту светского права.