Л.А. ЛАЗУТИН,

кандидат юридических наук, доцент, директор Института прокуратуры Уральской государственной юридической академии

 

Все договоры о правовой помощи и правовых отношениях регулируют в основном две группы вопросов: правовой защиты лиц и взаимной правовой помощи.

Одной из составляющих гуманитарной проблематики является право государства на защиту своих граждан и юридических лиц. Подходы к данному вопросу различны. В основном эту проблему рассматривают в контексте прав человека, но иногда отдельно. Примечательно, что вопросы правовой защиты в соответствии с договором о правовой помощи образуют три группы: вопросы по гражданским, семейным и трудовым делам. Что касается правовой защиты по уголовным делам, то этот аспект в международном уголовном праве изучен недостаточно. Основной акцент в исследованиях сделан на детальном изучении процессуальных действий по оказанию правовой помощи. Вместе с тем практически все договоры (конвенции) о правовой помощи, будь то региональные или двусторонние, содержат разделы (статьи), регламентирующие правовую защиту[1].

Эта регламентация сводится к:

а) предоставлению гражданам каждой из договаривающихся сторон, а также лицам, проживающим на ее территории, такой же правовой защиты в отношении своих личных и имущественных прав на территориях договаривающихся сторон, как и собственным гражданам данной договаривающейся стороны;

б) предоставлению права свободно и беспрепятственно обращаться в суды, прокуратуру и иные учреждения других договаривающихся сторон, в компетенции которых находятся гражданские, семейные и уголовные дела, выступать в них, подавать ходатайства, предъявлять иски и осуществлять иные процессуальные действия на тех же условиях, что и граждане данной договаривающейся стороны;

в) освобождению от уплаты и возмещения судебных и нотариальных пошлин и издержек, а также предоставлению бесплатной юридической помощи на тех же условиях, что и собственным гражданам; причем эти льготы распространяются на все процессуальные действия, осуществляемые по данному делу, включая исполнение решения.

Следует прокомментировать некоторые положения указанных статей. Так, п. 1 ст. 1 Конвенции СНГ от 22.01.1993 «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» (далее — Конвенция СНГ 1993 года), п. 1 ст. 1 Конвенции СНГ от 07.10.2002 «О стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах—участниках Содружества Независимых Государств» и другие договоры предоставляют право гражданам каждой из договаривающихся сторон, а также лицам, проживающим на ее территории, пользоваться правовой защитой их личных, имущественных и неимущественных прав, как и собственным гражданам данной договаривающейся стороны. Казалось бы, все предельно ясно: речь идет о лицах, имеющих гражданство данного государства или постоянно проживающих на его территории. Вместе с тем толкование положения данной статьи значительно шире. Например, к собственным гражданам Белоруссии приравниваются в этом государстве и граждане Российской Федерации — как те, которые живут в России, так и те, которые живут в каком-либо другом государстве СНГ.

С другой стороны, к собственным гражданам каждой из стран-участниц данная статья приравнивает и других лиц, проживающих на территории договаривающихся государств, если они проживают на территории какой-либо из стран-участниц. Таким образом, постоянно проживающий, например, в Белоруссии гражданин, имеющий гражданство одной из стран СНГ или любого другого иностранного государства, либо лицо без гражданства будет в отношении правовой защиты приравнен к любому гражданину Белоруссии в каждой из стран СНГ и к ее собственным гражданам. При рассредоточении граждан стран—участниц СНГ по территории бывшего СССР это правило имеет важное практическое значение[2].

Таким образом, мы видим, что одной из основных целей сотрудничества государств в правовой сфере является обеспечение законных прав и интересов прежде всего своих граждан и юридических лиц за рубежом и предоставление равных возможностей защиты своих прав и своего положения иностранным гражданам, находящимся на территории другого государства.

Вместе с тем следует обратить внимание на то обстоятельство, что право государства по защите своих граждан и юридических лиц не следует сводить только к периоду их нахождения за рубежом. Следует согласиться с С.В. Черниченко, который считает, что «нельзя ограничивать это право только правом на защиту своих граждан на территории другого государства. Речь идет о межгосударственных отношениях, и праву государства оказывать защиту своим гражданам противостоит обязанность других государств его уважать»[3]. Однако в полном объеме права и законные интересы гражданина могут быть осуществлены и защищены только на территории своего государства.

Исследуемые нами договоры о правовой помощи регламентируют правовую защиту своих граждан, именно находящихся на территории другого государства. Но эта защита осуществляется в особой форме и особым органом (о чем речь пойдет ниже). При этом термин «защита своих граждан» следует толковать расширительно, ибо он подразумевает и защиту юридических лиц, имеющих национальность соответствующего государства. Не случайно термин nationality в английском языке используется для обозначения как гражданства, так и национальности юридического лица.

Предоставление гражданам иностранного государства такой же правовой защиты, как и гражданам своего государства, регламентировано международными конвенциями и договорами, содержащими стандарты в области обеспечения прав человека, а также во внутригосударственном праве.

Начиная с Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 (далее — Конвенция), международных пактов о правах человека 1966 года, можно сказать, что сложилась система правового обеспечения защиты личных и имущественных прав граждан.

В ст. 1 Конвенции говорится: «Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в настоящей Конвенции». В Международном пакте о гражданских и политических правах от 16.12.1966 (далее — Пакт о гражданских и политических правах) перечень органов, призванных защищать и восстанавливать нарушенные права физических лиц, не ограничивается национальными судами: право на защиту должно обеспечиваться «компетентными судебными, административными и законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства» (п. 36 ст. 2)[4].

Поскольку наличие у человека прав и основных свобод не зависит от его гражданства и места постоянного проживания, принципиальные положения упомянутых международных документов в полной мере должны распространяться на всех лиц, находящихся под юрисдикцией любого государства. Положения о предоставлении иностранным гражданам и лицам без гражданства правовой защиты наравне с собственными гражданами содержатся в действующем законодательстве большинства государств. Статьей 62 Конституции РФ закреплено, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и исполняют обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором.

Правовая защита заключается в возможности каждого лица свободно и беспрепятственно обратиться в суды, прокуратуру и другие органы и учреждения, компетентные в разрешении возникающих вопросов.

Такое право предоставлено как международно-правовыми документами, так и законодательствами государств. Например, ст. 6 Конвенции закрепляет положение о том, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Статья 14 Пакта о гражданских и политических правах гласит: «Каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона»[5].

В ч. 1 ст. 46 Конституции РФ записано: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Можно назвать и другие источники национального права и международного законодательства, регламентирующие право на справедливое судебное разбирательство[6]. Нас в данном случае в большей степени интересует реализация данного права. В международных договорах и внутринациональных законах и иных правовых актах может быть закреплен самый широкий круг прав человека, но если в этих или иных нормативных документах не предусмотрен порядок реализации и защиты указанных прав, то на деле данные положения о правах личности действовать не будут. В этом случае любая материальная норма, установленная в правовом акте, должна сопровождаться процессуальными нормами, содержащими порядок (процедуру) ее реализации и порядок

защиты ее положений от нарушения и восстановления нарушенного права.

Процесс реализации правовой защиты лиц, находящихся за границей, тесно связан с применением процессуальных норм международных договоров и норм внутригосударственного законодательства. Одной из задач договоров о правовой помощи является обеспечение своих граждан в период их нахождения за рубежом правовыми средствами реализации и защиты их прав и законных интересов. Но положение, в котором говорится, что «граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также лица, проживающие на ее территории, имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в суды…» (п. 2 ст. 1 Конвенции СНГ 1993 года), является общим правом и не раскрывает весь механизм данного обращения. Ссылка «на тех же условиях, что и граждане данной Договаривающейся Стороны» означает применение норм национального законодательства государства пребывания. В конвенциях и договорах о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам правовая защита касается всех групп отношений, но, судя по закрепленным нормам, акцент сделан на гражданских и семейных делах. Эти отношения, как правило, возникают между частными лицами. По таким делам реализация и защита прав гражданина всегда могут осуществляться только по инициативе и (или) при детальном участии самого гражданина. Эти отношения равноправные, и разрешить их возможно только при судебном разбирательстве или примирении сторон.

Что касается защиты права личности по уголовным делам, то здесь вырисовывается несколько иная процедура реализации. В основе данной процедуры лежат отношения, возникающие между государственными органами и лицами в связи с совершением преступлений. Эти отношения не равноправные. Государственные компетентные органы вправе принимать решения, обязательные для исполнения гражданином. По уголовным делам реализация и защита прав гражданина может осуществляться как по его инициативе, так и по инициативе государственных органов.

Хотя в договорах о правовой помощи в разделе по уголовным делам нет конкретной нормы, закрепляющей правовую защиту, тем не менее очень четко прослеживаются права гражданина, против которого выдвинуто обвинение, и защита интересов лиц, участвующих в деле (потерпевших, свидетелей, экспертов и т. д.) от незаконных действий государственных органов. В число прав входят: право на получение юридической помощи, право на обжалование приговора суда. Особый акцент делается на презумпции невиновности. Вопрос правовой защиты свидетеля, потерпевшего, эксперта достаточно четко регламентирован УПК РФ.

Так, ч. 1 ст. 456 УПК РФ устанавливает, что вызов лица на территорию Российской Федерации для его участия в российском уголовном судопроизводстве независимо от его процессуального статуса (кроме подозреваемого и обвиняемого, ибо в таком случае — это экстрадиция) возможен только с согласия вызываемого лица.

Это объясняется ограниченностью юрисдикции, а следовательно, невозможностью применения мер процессуального принуждения государством, которому требуется уголовно-процессуальное задействование вызываемого лица.

В свою очередь ч. 4 ст. 456 УПК РФ, основанная на международных соглашениях Российской Федерации, устанавливает положение, согласно которому лицо, явившееся по вызову компетентного должностного лица для производства процессуальных действий по уголовному делу на территории России, не может быть привлечено в качестве обвиняемого, взято под стражу или подвергнуто другим ограничениям личной свободы за деяния или на основании приговоров, которые имели место до пересечения им Государственной границы Российской Федерации. В данной ситуации имеет место наделение указанного субъекта временным частичным иммунитетом от уголовной юрисдикции, что представляет собой один из элементов правовой защиты данных лиц.

Согласно Конвенции, Конвенции СНГ 1993 года и всем договорам России о правовой помощи, свидетель, потерпевший или эксперт, который явился в порядке вызова из иностранного государства к должностному лицу Российской Федерации, производящему предварительное расследование уголовного дела, не может быть привлечен к уголовной ответственности на территории России по статьям 307—308 УК РФ за данные им показания до прекращения иммунитета, действующего в связи с его вызовом. При этом иммунитет от уголовного преследования по статьям 307—308 УК РФ ограничен рамками только того уголовного дела, в связи с расследованием которого вызвано лицо. Обусловлено это тем, что лицо, соглашаясь прибыть с иностранной территории под юрисдикцию вызывающего государства, тем самым как бы заключает с ним правовую сделку и таким образом ограничивает его уголовную юрисдикцию, в том числе относительно деяний, которые могут быть совершены в связи с предметом и по причине вызова.

В международно-правовом аспекте посредством предоставления временного, частичного иммунитета лицу, явившемуся по вызову, обеспечивается соблюдение в отношении этого лица юрисдикции (а значит, суверенитета) государства, с территории которого оно убыло.

К сказанному следует добавить еще одну причину необходимости расширения иммунитета вызываемых для участия в уголовном судопроизводстве лиц. Она заключается в том, что значение имеет не столько соблюдение прав вызываемого лица, сколько следование процедуре, предусмотренной международным и национальным законодательством для отдельных видов международного сотрудничества в уголовно-процессуальной сфере.

Право государства на невыдачу лица, подозреваемого в совершении преступления для уголовного преследования, также следует рассматривать как элемент правовой защиты.

Примечательны в этом отношении нормы, закрепленные в договорах о выдаче. Так, специальное правило гласит: «Без согласия запрашиваемой Договаривающейся Стороны выданное лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности или подвергнуто наказанию запрашивающей Договаривающейся Стороны за совершенное до выдачи преступление, за которое оно не было выдано, и не может быть выдано какому-либо третьему государству без согласия запрашиваемой Договаривающейся Стороны» (ст. 15 Договора между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой от 26.06.1995 о выдаче преступников).

В данном случае речь идет о правовой защите запрашиваемого лица, подозреваемого в совершении преступления.

Принятое Генеральным прокурором или его заместителем решение о выдаче лица для привлечения к уголовной ответственности на основании ч. 1 ст. 463 УПК РФ, ч. 2 ст. 4 Федерального закона от 25.10.1999 № 190 «О ратификации Европейской конвенции о выдаче, Дополнительного протокола и Второго дополнительного протокола к ней» может быть обжаловано в соответствующем суде (не ниже областного или краевого) по месту нахождения лица, в отношении которого принято это решение. Иск подается или им самим, или его защитником в течение 10 суток со дня получения уведомления.

В ходе судебного рассмотрения суд не обсуждает вопросы виновности лица, принесшего жалобу, ограничиваясь проверкой соответствия решения о выдаче данного лица законодательству и международным договорам Российской Федерации (ч. 6 ст. 463 УПК РФ).

Способы реализации правовой защиты и законных интересов лиц по уголовным делам в международных договорах о правовой помощи не регламентированы. Вместе с тем принято считать, что защита государством своих граждан и юридических лиц за рубежом относится к дипломатической защите.

В ст. 3 Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18.04.1961 (далее — Венская конвенция) закреплена функция дипломатической защиты прав и законных интересов аккредитующего государства, его физических и юридических лиц, находящихся на территории страны пребывания данного представительства. Выражается она прежде всего в том, что посольство консультирует своих граждан по всем вопросам, относящимся к их пребыванию в данной стране, делает необходимые запросы по поводу защиты интересов своего государства и его граждан, а в необходимых случаях — протесты и представления властям страны пребывания.

С международно-правовой точки зрения дипломатическая защита может осуществляться при соблюдении ряда условий. В Венской конвенции указание на это дается лишь в самой общей форме: в п. 1 «b» ст. 3 сказано, что такая защита должна осуществляться «в пределах, допускаемых международным правом». Сложившиеся обычные нормы позволяют уточнить это положение и сформулировать по крайней мере три основных условия, делающих дипломатическую защиту правомерной:

1) не должно быть никакого вмешательства во внутренние дела государства пребывания;

2) прежде чем прибегать к средствам дипломатической защиты, посольство должно убедиться в том, что гражданам или органам его государства либо отказано в мерах судебной и иной защиты по законодательству государства пребывания, либо все средства, предусмотренные этим законодательством для восстановления нарушенных прав, уже исчерпаны и не дали результата;

3) дипломатическая защита может оказываться только юридическим и физическим лицам своего государства, а также лицам, предусмотренным международным договором[7] Дипломатическая защита в широком смысле слова включает в себя и так называемую консульскую защиту[8].

В ст. 5 Венской конвенции записано: «Защита в государстве пребывания интересов представляемого государства и его граждан (физических и юридических лиц) в пределах, допускаемых международным правом» (п. «а»), и «с соблюдением практики и порядка, принятых в государстве пребывания, представительство или обеспечение подлежащего представительства граждан представляемого государства в судебных и иных учреждениях государства пребывания с целью получения в соответствии с законами и правилами государства пребывания распоряжений о предварительных мерах, ограждающих права и интересы этих граждан, если в связи с отсутствием или по другим причинам такие граждане не могут своевременно осуществить защиту своих прав и интересов (п. «i»)»[9].

Более детально вопросы правовой защиты граждан регламентированы в двусторонних консульских конвенциях. В них оговариваются процедуры обращения консула в компетентные органы государства пребывания с целью выполнения функции защиты интересов своих граждан[10]. Кроме того, консул на территории своего консульского округа имеет право свободно сноситься со своими гражданами, посещать их, давать советы, в том числе обеспечить адвоката, предложить переводчика или самому выступить в этом качестве. Равным образом государство пребывания не ограничивает доступ в консульское учреждение гражданам представляемого государства. При аресте или лишении свободы в иной форме консул должен быть извещен об этом.

В Положении о Консульском учреждении Российской Федерации, утвержденном Указом Президента РФ от 05.11.1998 № 1330, указано, что основными задачами и функциями Консульского учреждения Российской Федерации являются: «защита в государстве пребывания прав и интересов Российской Федерации, граждан Российской Федерации и российских юридических лиц», «оказание помощи и содействия гражданам Российской Федерации и российским юридическим лицам», «представительство или обеспечение надлежащего представительства граждан Российской Федерации в судебных и иных учреждениях государства пребывания…».

В ст. 7 Федерального закона от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» записано:

«1. Гражданам Российской Федерации, находящимся за пределами Российской Федерации, предоставляются защита и покровительство Российской Федерации.

2. Органы государственной власти Российской Федерации, дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации, находящиеся за пределами Российской Федерации, должностные лица указанных представительств и учреждений обязаны содействовать тому, чтобы гражданам Российской Федерации была обеспечена возможность пользоваться в полном объеме всеми правами, установленными Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, законами и правилами государств проживания или пребывания граждан Российской Федерации, а также возможность защищать их права и охраняемые законом интересов».

О задержании и заключении под стражу иностранного гражданина прокуратура Российской Федерации немедленно извещает дипломатическое представительство или консульское учреждение государства, гражданином которого он является, а также Министерство иностранных дел Российской Федерации с указанием полного имени, фамилии, гражданства, даты и оснований задержания.

Задержанному разъясняется право связаться с представителем своего государства и право посещения его консульским должностным лицом. В свою очередь консульские должностные лица, сотрудники дипломатических представительств по разрешению прокуратуры имеют право посещать задержанного или арестованного гражданина представляемого ими государства для беседы с ним, а также с целью обеспечения «его юридического представительства». Разрешение на первое посещение дается как можно в более короткий срок, а последующие разрешения — не реже чем раз в 2 месяца.

Таким образом, мы видим наличие сложившейся системы дипломатической и консульской правовой защиты граждан своей страны на территории иностранных государств.

Вместе с тем на основании анализа международных договоров о правовой помощи и других источников, регламентирующих проблемы правовой защиты, возникает вопрос относительно распространения юрисдикции государств на граждан своего государства, находящихся за рубежом. Конституция РФ в ст. 61 закрепила: «Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами».

Юрисдикция есть проявление государственного суверенитета. По мнению И.И. Лукашука и А.В. Наумова, вопросы юрисдикции, в том числе и уголовно-правовой, решаются государством в соответствии с международным правом. Общее правило состоит в том, что государство осуществляет полную юрисдикцию в пределах своей территории и ограниченную в отношении своих граждан и организаций за рубежом[11].

В контексте проблемы правовой защиты граждан, находящихся за границей, нам важно выяснить, что из себя представляет ограниченная юрисдикция в отношении конкретных физических лиц.

Являясь гражданами государства, лица, находящиеся за рубежом, не теряют правовой связи со своим государством, но на период нахождения за границей они находятся под юрисдикцией государства пребывания. В данном случае в основе так называемой экстратерриториальной юрисдикции лежит «персональный принцип, в силу которого государство может обязать своих граждан и организации, находящиеся за рубежом, соблюдать свои законы», не нарушая законы государства пребывания.

В таком случае юрисдикция носит предписывающий характер[10]. Экстратерриториальная юрисдикция только отчасти решает вопросы правовой защиты своих граждан. Вместе с тем в конвенциях, регламентирующих преступления международного характера, содержатся специальные нормы, закрепляющие право каждого договаривающегося государства принимать такие меры, какие могут оказаться необходимыми, чтобы установить свою юрисдикцию над такими преступлениями, которые отражены в соответствующих статьях конвенций. В данном случае на договорной основе государствами-участниками признается юрисдикция принуждения. Применение юрисдикции принуждения осуществляется тогда, когда субъект находится в сфере полной юрисдикции. Особым случаем является применение в отношении лица, пребывающего за рубежом, такой меры наказания, как конфискация его имущества, находящегося на территории данного государства.

Таким образом, официальные органы государства и должностные лица аккредитуемого государства в государстве пребывания, руководствуясь законодательством своего государства и нормами международного права, осуществляют правовую защиту своих граждан, в том числе и в уголовно-процессуальной сфере, но лишь в той мере, в какой это не противоречит местному праву. В этом проявляется экстратерриториальная юрисдикция.

 

Библиография

1 Исключением является Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам (1959). В ней нет положения о правовой защите.

2 Подробно см.: Евдокимов В.Б, Михайленко К.Е. Международная правовая помощь по гражданским и уголовным делам на примере стран СНГ. — М., 2004. С. 24—25.

3 Черниченко С.В. Теория международного права: В 2 т. Т. 2: Старые и новые теоретические проблемы. — М., 1999. С. 371.

4 См.: СДД СССР. Вып. XXXII. С. 44.

5 См.: СДД СССР. Вып. XXXII. С. 47.

6 Подробно см.: Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство: международное и внутригосударственное правовое регулирование. — М., 2005.

7 См.: Курс международного права: В 7 т. Т. 4: Отрасли международного права. — М., 1990. С. 113—114.

8 См.: Словарь международного права. 2-е изд. — М., 1986. С. 94.

9 См.: СМД СССР. Вып XLV. С. 124.

10 Подробно см.: Бастрыкин А.И. Взаимодействие советского уголовно-процессуального и международного права. — М., 1986. С. 73—83.

11 См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Выдача обвиняемых и осужденных в международном уголовном праве: Учеб.-практ. пособие. — М., 1998. С. 18.

12 См. там же.