УДК 341:346.548
 
А.В. ГАЗЗАЕВ,
соискатель кафедры национальных и федеративных отношений Российской академии государственной службы при Президенте РФ
 
Автор анализирует аспекты проявления рисков и угроз национальной безопасности России и международной безопасности в условиях глобализации, акцентируя внимание на необходимости разработки мер финансово-правовой ответственности как вида юридической ответственности физических и юридических лиц, особенно в условиях кризиса.
Ключевые слова: экономическая глобализация, транснациональная преступность, юридическая ответственность.
 
An author analyses the aspects of display of risks and threats national safety of Russia and international safety in the conditions of globalization, accenting attention on the necessity of development of measures of finansovo-pravovoy responsibility as a type of legal responsibility of physical and legal persons, especially in the conditions of crisis.
Keywords: economic globalization, transnational criminality, legal responsibility.
 
В  условиях глобализации организованная преступность приняла транснациональный характер, а в крупных финансовых и экономических центрах криминальные структуры перешли в разряд правового и политического факторов, негативно влияющих на авторитет государственной власти и международный имидж ряда стран. Поэтому важность совершенствования правоохранительной деятельности в современном мире не вызывает сомнений. Эффективным средством борьбы с организованной преступностью становится международное правовое сотрудничество государств. Однако условия мирового финансового кризиса ставят перед этим сотрудничеством новые задачи, решение которых осложняется тем, что и в практике международного взаимодействия имеется немало проблем.
Только координируемые на международном уровне действия в состоянии обеспечить эффективную правоохранительную деятельность, соответствующую потребностям современного общества в области финансовой и информационной безопасности, направленную на защиту граждан от посягательств на их личность и собственность, а также на выражение ими их интересов в различных сферах общественной жизни. Для этого необходимо совершенствование имеющейся международной правовой базы по проблемам безопасности, а также расширения возможностей действующих институтов по координации усилий государств в данной области.
Процесс формирования новой системы международных отношений после окончания «холодной войны» приобрел затяжной и во многом неуправляемый характер. Создалась ситуация, несущая в себе большой кризисный потенциал и одновременно плохо приспособленная к предотвращению и урегулированию глобальных проблем безопасности на коллективной основе. Частично такое положение проистекает из недостаточного понимания сущности глобализации и следуемых из нее новых рисков.
Несомненно, глобализация воплощает идею интегрированности стран в мировое сообщество и их совместного развития. Это позволяет людям легче связываться друг с другом во всех уголках мира, быстрее добираться в другое место или получать свежие новости сразу после того, как произошло то или иное событие или даже в ходе какого-либо процесса. В то же время глобализация, затрагивая такой круг деятельности человека — от культуры до преступно-
сти, от финансов до духовности, вызывает множество дискуссий, поскольку наряду с положительными факторами ей присущи и острые проблемы и угрозы.
Нельзя не отметить того, что частое использование в качестве синонимов понятий «риски», «вызовы» и «угрозы» снижает их терминологическую четкость. Понятие «риски» весьма распространено в экономике и означает возможность потери чего-либо, например, денег, доходов, конкурентных позиций. В то же время мы вправе говорить и о рисках утраты национальной идентичности и культуры малочисленных народов под влиянием их включения в глобальные финансовые или информационные процессы. Понятие «вызов» содержит в себе указание на потенциальную угрозу[1]. Однако ее проявления могут быть скрытыми, поскольку она не является прямой и явной или близкой. Это справедливо, когда речь идет о проявлениях международной преступности, коррупции, терроризма, нарушениях авторских прав на интеллектуальную и промышленную собственность, преступлениях в информационных сетях и т. п. Несомненно, все они являют обратную — теневую — сторону глобализации. По мере развития технологического и социального прогресса отрицательные явления глобализации распространяются все быстрее, а борьба с ними требует все больших усилий международного сообщества.
В докладе Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам «Более безопасный мир: наша общая ответственность», который был представлен в 2004 г. в ходе 59-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, угроза международной безопасности определяется следующим образом: «любое событие или процесс, которые ведут к массовой гибели людей или уменьшению шансов на выживание и ослабляют государства как базовые элементы международной системы»[2]. Исходя из такого определения, можно выделить шесть основных блоков угроз: 1) экономические и социальные, включая нищету, инфекционные болезни, экологическую деградацию; 2) международный конфликт; 3) внутренний конфликт, включая гражданскую войну, геноцид, другие массовые зверства; 4) ядерное, химическое, радиологическое и бактериологическое оружие; 5) терроризм; 6) транснациональная организованная преступность[3]. Вместе с тем ошибочным будет рассматривать каждую из таких угроз изолированно от других. Они проявляются не по одиночке, а в комплексе. Одна угроза сопровождается общим ухудшением положения и создает условия для возникновения других угроз. Все это также является результатом углубления глобальных процессов и требует основательного исследования следствий глобализации.
Необходимо выделить риски и угрозы, являющиеся следствием экономической глобализации уже в силу того, что в современном мире распространение финансовых потоков характеризуется значительной неравномерностью. Так, страны с благоприятным инвестиционным климатом получают большую долю прямых иностранных и портфельных инвестиций, тогда как самые бедные страны остаются почти без экономического внимания инвесторов (к таким странам относятся почти все африканские страны, за исключением Южно-Африканской Республики (ЮАР), Нигерии и Ботсваны).
Увеличению неравенства в мире способствует и процесс транснационализации капитала, заключающийся в том, что крупные корпорации распространяют свои сети по всему миру, пользуясь в большинстве своем дешевой рабочей силой и природными ресурсами бедных или развивающихся стран. При этом конечную прибыль получают собственники корпораций, являющиеся, как правило, резидентами развитых государств. В ходе глобализации наращивают богатство наиболее развитые страны и еще более отдаляются от развивающихся стран. А процесс роста мирового неравенства постоянно ускоряется, порождая новые кризисные явления. Это тревожная тенденция, которая усиливается на фоне роста числа конфликтов в мире, коррупции, терроризма, преступности, снижения доступности качественного образования, ухудшения экологии, социальной помощи и медицинского обслуживания.
Нельзя не согласиться с утверждением бывшего министра иностранных дел России
И.С. Иванова о том, что роль внешних факторов в развитии государств резко повышается. При этом из-за различий в финансово-экономической мощи взаимозависимость между странами приобретает все более асимметричный характер. Если узкая группа ведущих индустриальных государств играет в основном роль субъектов глобализации, то преобладающее большинство остальных превращается в ее объекты, «дрейфующие» на волнах финансово-экономической конъюнктуры. В результате усугубляется неравномерность социально-экономического развития мира. Очевидно расслоение мировой экономики на «зоны роста» и «зоны застоя»[4].
Власть и богатство концентрируются у небольшой группы лиц и корпораций, которая отстраняет значительную часть общества от установленных норм использования общественных прав и ресурсов. Таким образом, глобализация вынуждает пересматривать принципы управления как на национальном, так и на наднациональном уровнях. Для удовлетворения потребностей человека за счет преимущества конкурентоспособных рынков, при наличии четких правил и политических и географических границ, управление на всех уровнях должно стать более эффективным и скоординированным. А идеологические принципы должны в меньшей степени доминировать над принципами прагматизма на больших экономических пространствах. Выгоды для одного из участников глобального рынка не всегда могут устраивать других участников, что делает сложным согласование их интересов в целях мирового стратегического развития.
В условиях мирового финансового кризиса для проведения такой политики особое значение приобретают регулирующие функции международных организаций, в первую очередь ООН, Всемирной торговой организации, Международного валютного фонда, Всемирного банка, «Группы восьми», «Группы двадцати», НАТО, ЕС, ЮНЕСКО, ЮНИДО, Всемирной организации по защите интеллектуальной собственности, ФАТФ и других. Если в 1990-е годы благодаря координирующим действиям ООН начали распространяться идеи устойчивого развития, игравшие сдерживающую роль в экологической нагрузке, то в начале нового века таких концепций не обнаруживается, как нет и механизмов, которые поддерживали бы курс устойчивого развития. Наоборот, накануне кризиса усилились тенденции доминирования политики международных таких организаций, как ВТО, МВФ, Всемирный банк, поддерживающих глобальные рынки, над деятельностью организаций, заботящихся об обеспечении общественных благ, в частности о со-
хранении мира, охране окружающей среды, защите прав человека, борьбе с бедностью, развитии здравоохранения, культуры, образования. Роль последних в урегулировании мирового порядка стала ослабевать, а их финансирование — уменьшаться. В результате страны, наиболее изолированные от международных организаций, стали уязвимее перед угрозами глобализации.
Механизмы сдерживания отрицательных последствий глобализации со стороны организаций гражданского общества достаточно слабы. Но точно также обнаруживается слабость и международных межправительственных организаций. Международному сообществу пока не удалось создать надежные страховочные программы для предотвращения, локализации или тушения финансовых кризисов, чтобы преодолеть раздробленность институциональной архитектуры международной экономической системы, которая делает невозможным решение проблемы взаимозависимости эффективным и последовательным путем.
Глобализация и манипулирование ее ходом все чаще используются в качестве орудия политического давления. На такую особенность современного этапа международных отношений указывается в Докладе Генерального секретаря ООН «Влияние глобализации на социальное развитие» (2000 г.). В нем, в частности, отмечается, что «обеспокоенность по поводу глобализации отчасти объясняется тем, что на национальную политику того или иного государства все чаще сильное влияние оказывает политика, проводимая за его пределами». Инструменты такого воздействия многообразны. Это и «инвестиционно-кредитная дипломатия», использующая острую потребность большинства стран мира в зарубежных капиталовложениях и займах; и информационная дипломатия, нацеленная на доминирование в глобальном информационном пространстве; и «политическая инженерия» — комбинированное использование экономических, информационных и военно-политических рычагов для «конструирования» нужных «партнеров» — правительств, готовых принять навязываемые им извне условия решения международных и внутренних проблем[5].
Безусловно, мир осознает, что, если не принять срочных мер, угрозы международной без-
опасности могут разрастись до таких масштабов, когда сообщество будет не в состоянии не только справиться с ними, но и удержать ситуацию под контролем. В принципиальном плане возможны два пути решения проблем безопасности в эпоху глобализации: первый — путь односторонних действий; второй — совместный поиск решения неотложных задач международной безопасности в самом широком ее понимании.
Мировой финансовый кризис заставляет акцентировать внимание на том, что необходимо обезопасить мир от множащихся угроз и рисков политического, экономического, криминально-террористического характера и разработать на длительную перспективу стратегию управления глобализацией, чтобы расширить ее позитивное воздействие на все страны. Многим исследователям путь к поиску эффективных решений проблем безопасности видится в создании глобальной системы противодействия современным угрозам и вызовам. Такая система должна быть предназначена для решения реальных проблем в сфере безопасности, отвечать жизненным интересам каждого государства, обеспечивать международную стабильность и устойчивое развитие. Для эффективного функционирования подобной системы необходим общепризнанный координирующий центр, способный сплотить вокруг себя мировое сообщество. Один из таких центров — ООН с ее уникальной легитимностью, универсальностью и опытом. Но это не означает отказа от формирования новых механизмов управления безопасностью. Указанная система должна обладать следующими признаками:
— глобальности, поскольку современные вызовы представляют собой планетарную опасность и ответы на них необходимо давать на общемировом уровне;
— всеобщности, так как каждая из современных угроз несет в себе огромный разрушительный потенциал, поэтому все эти проблемы без исключений должны находиться в сфере деятельности системы;
— комплексности, обеспечивающим принятие всесторонних решений, так как между новыми угрозами и вызовами зачастую имеется прямая взаимосвязь;
— универсальности по составу участников, поскольку современные угрозы направлены против безопасности и благополучия всех членов мирового сообщества в целом и каждого в отдельности;
— законности, выражающейся в опоре на принципы и нормы международного права, прежде всего Устава ООН.
На последнюю характеристику обращал внимание Президент РФ Д.А. Медведев в послании Федеральному собранию, отмечая, что «нужно продолжать работу по укреплению правовых основ международных отношений. Именно общепризнанные нормы и принципы международного права должны определять правила игры в мировых делах. И выработка у всех привычки соотносить с международным правом свои поступки будет способствовать снижению фактора жесткой силы, утверждению коллективного образа действий. В противном случае мы столкнемся с международным хаосом и практической невозможностью сохранить международный правопорядок»[6].
Необходимо отметить, что создание правовой базы новой системы всеобъемлющей международной безопасности, включающей финансовую и информационную сферы, началось сразу же после «холодной войны». В начале третьего тысячелетия насчитывалось более ста международных соглашений, регулирующих сотрудничество в борьбе с транснациональной преступностью[7]. Следует учитывать, что международное сотрудничество государств в любой сфере развивается постепенно. Изначально государства, как правило, еще не готовы принимать на себя обширные международно-правовые обязательства и вследствие этого стремятся их ограничить. Однако на последующих этапах, под влиянием непреложных обстоятельств и вместе с дальнейшим осознанием государствами важности сотрудничества в этой сфере и проявлением определенных положительных результатов от взаимодействия, происходит постепенная отмена ограничений и активизация сотрудничества. При этом на всех этапах государства провозглашают стремление к более интенсивному взаимодействию. Сферы международного сотрудничества по борьбе с преступлениями в финансовой и информационной областях подтверждают данную закономерность. Вместе с тем такое взаимодействие не может быть осуществлено вне рамок специализированных международных организаций.
Процессы глобализации, охватывающие мир со все возрастающей скоростью, обусловливают не только резкое возрастание финансовых рисков стран с развивающимися рыночными отношениями и степени зависимости состояния национальных экономик от движения международных потоков капитала, но и повышение привлекательности финансовых и денежно-кредитных систем этих стран для легализации доходов, добытых преступным путем. В числе первоочередных мер по повышению финансовой безопасности государства объективно должно быть создание действенных механизмов, препятствующих, с одной стороны, проникновению в страну финансовых средств нелегального происхождения, а с другой — незаконному оттоку ресурсов из страны. Вероятные масштабы рисков, сопровождающих глобальные процессы, довольно трудно оценить. Это отчетливо видно на примере наступившего глобального финансового кризиса, который не просматривался как общемировой. Но пока эксперты не видят его дна. Частично сложность прогнозирования объясняется прежде всего тем, что большинство видов теневой экономической деятельности в принципе укрыты от официального статистического учета.
Экономическая безопасность государства представляет собой сложную и многоплановую конструкцию. Лишь надежная и эффективная система обеспечения экономической безопасности может служить гарантом суверенитета и независимости страны, ее стабильного и устойчивого социально-экономического развития. А любые изъяны в ней способны причинить ущерб не только экономическим интересам, но внутренней и внешней безопасности и привести к снижению авторитета государства в мире, защищенности его населения. Как показывает зарубежный опыт, усиление правового регулирования во внешнеэкономической области наиболее актуально для финансовой, кредитно-денежной, инвестиционной и информационной сферы.
Необходимо отметить, что между правовым регулированием внешнеэкономической деятельности и обеспечением экономической безопасности имеется сложная система взаимосвязей. Правовое регулирование может рассматриваться как один из важнейших аспектов обеспечения экономической безопасности. Однако и обеспечение безопасности экономики является одной из целей государственного регулирования внешнеэкономической деятельности наряду с защитой экономического суверенитета, стимулированием развития национальной экономики при внешнеторговой деятельности и обеспечением условий эффективной интеграции экономики Российской Федерации в мировое сообщество и международной конкурентоспособности страны. В «Концепции национальной безопасности Российской Федерации» отмечается, что кризисное состояние экономики — основная причина возникновения угрозы национальной безопасности России[8]. Существенное сокращение производства, снижение инвестиционной и инновационной активности, разрушение научно-технического потенциала, расстройство платежно-денежной системы, уменьшение доходной части федерального бюджета, рост государственного долга — основные проблемы, с которыми сталкивается Российская Федерация в процессе своего развития.
Поскольку кризис, в который вступил современный мир, родился в финансовой сфере, важно обратиться к исследованию тех особенностей, которые имеются в области регулирования финансовых отношений. Современная финансовая ситуация в мире, риски и вызовы, связанные с открытостью экономики, позволяют видеть реальные перспективы обособления финансово-правовой ответственности. На это же указывает то обстоятельство, что такая ответственность формируется по институциональному принципу «снизу вверх». Это происходит потому, что более детальное законодательное оформление получают налоговая, бюджетная и валютная ответственность. В российском законодательстве появились термины «налоговое правонарушение», «финансовые санкции», «бюджетная ответственность». Финансово-правовая ответственность как вид юридической ответственности находится в стадии формирования. На развитие данной категории будут влиять информационные перемены, связанные с вхождением человечества в информационную эпоху. Эта безусловно позитивная тенденция сопровождается появлением принципиально нового вида правонарушений.
В современном мире не уменьшается, а, наоборот, увеличивается пространство рисков: наряду с традиционными рисками и вызовами формируются новые. Также по-иному ведут себя преступные организации, которые в процессе глобализации, роста взаимозависимости выходят на глобальный уровень. Транснациональная преступность существенно расширяет сферу своих действий, а в условиях кризиса каналы осуществления преступлений могут быстро трансформироваться. Теневой порядок является сложной полиинституциональной системой частных правовых отношений, во многом дублирующих функции государства[9]. Преступники постоянно ищут новые пути отмывания денег. При этом страны с растущим экономическим потенциалом и развивающимися финансовыми центрами, но недостаточным правовым надзором оказываются особенно уязвимыми, потому что более стабильные финансовые центры вводят эффективные меры по борьбе с отмыванием денег. Нельзя считать, что задача развития экономики не позволяет государствам проявлять разборчивость в источниках привлекаемых капиталов. Здесь опасно промедление в принятии самых жестких правовых мер. Тем более что различия в эффективности государственных программ, направленных на борьбу с отмыванием денег, могут использоваться криминальными субъектами, которые стремятся переместить свои капиталы в страны, где должные меры не используются.
В Российской Федерации необходимость совершенствования системы мер по противодействию отмыванию незаконных доходов обусловлена рядом внутренних и внешних факторов функционирования национальной экономики: сохранением значительного объема теневого сектора; усилением позиций криминальных группировок в теневом секторе экономики в условиях кризиса, что связано с ростом безработицы; сохранением в стране даже в условиях кризиса большого числа нелегальных мигрантов; угрозой вторжения зарубежного теневого, в том числе криминального капитала, который формируется в специфических кризисных условиях; отсутствием до настоящего времени целенаправленной системы правовых и организационных мер противодействия использованию легальных форм экономической деятельности для отмывания незаконных доходов;
актуализацией международной потребности формирования нового мирового экономического порядка, включающего мониторинг финансовых рынков и координации государствами мер борьбы с легализацией «грязных» капиталов.
Одной из проблем является отсутствие точных данных о масштабах операций с денежными средствами или иным имуществом с целью легализации доходов, полученных незаконным путем. Можно предполагать, что значительная доля теневого бизнеса так или иначе вовлечена в процесс отмывания денег. На основе анализа зарубежного опыта, прежде всего США, можно говорить о целесообразности формирования системы служб банковской безопасности, что особенно актуально в борьбе с последствиями мирового финансового кризиса. Также в связи с этим исключительно важным видится разработка и принятие Конвенции о борьбе с отмыванием преступных доходов на уровне ООН, имеющей прямое действие на территории государств, ее ратифицировавших. В таком документе важно определить основные положения уголовной ответственности за отмывание преступных доходов, процессуальные и организационные формы ее реализации.
В такой ситуации невозможно решить проблему на уровне отдельных государств. Необходимо всеобщее сотрудничество и согласование мер по безопасности сведений. Все это можно рассматривать в качестве важного вклада в создание новой системы международной безопасности.
 
Библиография
1 См.: Кулагин В.М. Международная безопасность. — М., 2006. С. 8.
2 www.un.org/russian/secureworld/f59-56.pdf.
3 См. там же. С. 30.
4 См.: Иванов И.С. Международная безопасность в эпоху глобализации // Россия в глобальной политике. 2003. № 1. Январь—март.
5 См.: www.daccess-ods.un.org/access nsf/Get?Open&Ds=A/AC253/25.
6 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации (www.kremlin.ru).
7 См.: Столяренко В. Международные организации в сфере борьбы с «отмыванием» денег // Право и жизнь. 2000. № 28. С. 224.
8 См.: Российская газета. 26 дек. 1997.