УДК 34.023
 
Р.В. ПУЗИКОВ,
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Института права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина
 
В статье проводится анализ правовой политики России в целом и особенностей ее деятельности в направлении реализации принципа юридического равенства в частности. Выявляется доминирующая роль юридической доктрины в правильном понимании этого принципа в правоприменительной практике. Сформулированы предложения по совершенствованию современной правовой политики в данном направлении.
Ключевые слова: правовая политика, принцип права, принцип юридического равенства, юридическая доктрина.
 
In the present work the analysis of essence of legal policy of Russia, in general, and features of its activity in a direction of realization of a principle is spent Legal equality in particular. The dominating role of the legal doctrine in correct understanding and application of this principle in  pravoprimenitel'noy practice  to an expert comes to light. Offers on perfection of modern legal policy in the given direction are given.
Keywords: the legal policy, a principle of the right, a principle of legal equality, the legal doctrine.
 
Известно, что определяющую роль в существовании любого современного общества играет внешняя и внутренняя политика. По словам А.П. Коробовой, «упоминание словосочетания “правовая политика” нередко встречается в нормативных правовых актах, в названиях государственных органов и учреждений, в работах ученых, в средствах массовой информации. Поэтому термин “правовая политика” можно считать достаточно устоявшимся и распространенным. О масштабности и проблемном характере обозначаемого им явления можно судить хотя бы на основании того факта, что для его исследования создан целый НИИ (имеется в виду Научно-исследовательский институт правовой политики и проблем правоприменения Российской правовой академии при Министерстве юстиции РФ)»[1].
В связи с тем что политика осуществляется в различных сферах жизнедеятельности общества, она может иметь разную природу и направленность (социальную, экономическую, национальную и др.). На данном этапе развития, по мнению профессора А.В. Малько, «первый план все больше и больше занимает политика правовая, под которой можно понимать научно обоснованную, последовательную и системную деятельность соответствующих структур (прежде всего, государственных и муниципальных органов) по созданию эффективного механизма правового регулирования, по цивилизованному использованию юридических средств в достижении таких целей, как наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, укрепление дисциплины, законности и правопорядка, формирование правовой государственности и высокого уровня правовой культуры и правовой жизни общества и личности»[2].
Как представляется, правовая политика прежде всего необходима для управления процессами правового развития Российской Федерации и повышения степени организации юридического бытия. Очевидно, что она представляет собой своеобразную систему приоритетов в юридической деятельности и в правовой сфере. Основываясь на принципах Конституции РФ и общепризнанных международных нормах права, правовая политика находит свое преимущественное выражение в правовых актах государства. Также она призвана, по нашему мнению, ориентировать общество и государство на решение актуальных проблем: защиту прав и законных интересов субъектов, прогрессивное юридическое развитие государства, модернизацию и усовершенствование его правового регулирования.
Как пишет профессор А.В. Малько, «правовая политика — это, прежде всего, системная деятельность по оптимизации юридического ресурса, это набор мер и действий, которые должны отвечать на проблемы и вызовы юридической жизни общества»[3].
На данном витке реформации нашего государства в условиях нарастающего усложнения правовой жизни и проводимых в современной России реформ правовая политика, как представляется, имеет свою особую функцию преобразования механизмов правового регулирования. «Разработка эффективной правовой политики государства, обоснование концепции правового развития на ближайшее время и на перспективу — одна из первоочередных задач современной отечественной юридической науки. Особое значение названная проблема приобретает в свете проводимой сейчас реформы исполнительной власти, укрепления принципов федерализма, системы управления других неотложных шагов»[4].
Полагаем, одним из немаловажных моментов при реформации правовой политики является претворение всех усовершенствований и нововведений в жизнь через право, т. е. должны использоваться исключительно легитимные, законные методы и средства. К слову сказать, правовая политика, в зависимости от формы ее реализации, весьма разнообразна по своей природе и включает несколько направлений, в том числе и доктринальное[5].
Перечень основных направлений правовой политики не ограничен строгими рамками, так как является постоянно обновляемым и дополняемым благодаря стремительному развитию Российской Федерации. Но в данном контексте хотелось бы уделить особое внимание доктринальной форме реализации правовой политики в жизнь, так как, по профессору А.В. Малько, именно она преимущественно воплощается в проектах правовых актов, в научном предвидении развития юридических ситуаций. Юридические концепции и воззрения чрезвычайно значимы для формирования модели правового регулирования, совершенствования законодательства и оптимизации методологии толкования юридических норм[6].
По нашему мнению, юридическая доктрина — важнейшее направление правовой политики, ведь именно она разрабатывает идеологию права как социального института, его цели, принципы, функции и смысл, а также формирует новые отрасли, институты и нормы права, прогрессивные юридические конструкции, инструменты и понятия. Роль юридической науки является главенствующей и в прогнозировании эволюции юридических технологий и правовой жизни, скажем больше, эти два приоритетных направления — ее прерогатива.
Развитие российской современной юридической доктрины весьма противоречиво. Определенный прорыв наметился в деятельности Конституционного суда РФ, который в своих документах и особых мнениях судей пытается придать некоторое движение российской юридической науке[7].
Сегодня российская правовая политика переживает один из наиболее ответственных этапов своего развития: «… в стране сложилась новая политическая ситуация. Возник иной расклад сил. Общество остро осознало необходимость перемен, потребность жить по законам, а не “по понятиям”, в условиях общепринятого порядка, стабильности и предсказуемости. Стало ясно, что сами по себе рыночные отношения и безбрежная демократия не решают всех проблем, нужна твердая, целенаправленная воля»[8].
Полагаем, Российской Федерации нужна сильная власть, способная при помощи правильных с точки зрения правовой доктрины законов провести в стране коренные преобразования, применяя эффективную политику. Стоит отметить немаловажную, на наш взгляд, проблему, связанную как раз с претворением в жизнь некоторых амбициозных программ наших политических и властных структур. Зачастую приходится сталкиваться как с правовым нигилизмом, так и с правовым идеализмом, т. е. несовпадением поставленных целей и программ с реально существующими на данный момент возможностями их реализации, часто общество встречается с заведомо невыполнимыми обещаниями, стал явно прослеживаться популизм в правовой сфере.
Понятие «популизм» происходит от латинского слова populus («народ»)[9]. Популизм ориентируется в основном на обыденное сознание, ибо в нем «преобладают иррационализм, по-
верхностность при объяснении причин социальных трений, экономических бед народа...»[10]. Весьма часто популисты «разыгрывают излюбленную карту» обывателя — проблемы справедливости, привилегий, свободы, поиска панацейных и простых средств для решения всех задач и т. д.[11] Популизм распространяется в условиях неопределенности, незнания, отсутствия налаженной и доступной системы информирования граждан.
Популизм манипулирует доверием людей, искажая и деформируя его. В истории человечества необходимость объединения усилий в деятельности, в том числе и в осуществлении конкретного политического курса, всегда вызывала потребность во взаимных обязательствах политиков, правителей, с одной стороны, и народа, с другой стороны, а значит, в их взаимном доверии[12].
Правовой популизм в юридической сфере проявляется прежде всего в правотворческой деятельности. В данном случае он выступает как своеобразная правовая категория, хотя и достаточно условная, ибо популистско-юридические методы весьма жестко связаны с политикой, обслуживают ее. Стоит, вероятно, подумать и о политической ответственности за популизм. Для того чтобы недобросовестные политики не могли «приобретать» себе голоса избирателей, злоупотребляя их искренним доверием, важно использовать все имеющиеся политико-правовые средства ограничения популистской демократии.
Наука должна вносить определенную лепту в дело разоблачения популистских заявлений и актов, ведь, всесторонне исследовав данное явление, изучив его закономерности, легче будет бороться с ним. Беспристрастный анализ, публичные оценки учеными, независимыми экспертами, общественностью политических действий и результатов правотворчества помогут аргументированно показывать несостоятельность популистских тезисов, вскрывать и доказывать нереальность обещаний. В этих же целях могут быть использованы и постоянное изучение общественного мнения, и социальное прогнозирование.
Нельзя не согласиться с мнением профессора А.В. Малько, что «только информированный и просвещенный народ может противостоять лжепророкам, сохранить свои свободы, и тогда в нашей стране поуменьшится число политических знахарей и экстрасенсов, снизится популистская опасность. Другими словами, по мере роста политических, правовых, информационных гарантий “поле” для деятельности популистов будет сужаться. Можно использовать и другие средства: чаще практиковать отчеты народных депутатов перед своими избирателями, встречи политиков с трудовыми коллективами, предпринимателями, “прямые” контакты с высшими должностными лицами государства через средства массовой информации и т. п.»[13].
Сама суть правовой политики, как нам удалось выявить, состоит в том, что применение права должно быть законным, обоснованным, эффективным и справедливым; таким образом, правовая политика, стоя на службе прежде всего интересов государства, посредством самого государства призвана выражать интересы своего гражданского общества. Острой остается проблема укрепления государственности, и в первую очередь усиление правовых ее основ, а, как известно, попытки проведения политики без правовой поддержки обречены на провал. Полагаем, что продолжение демократических преобразований должно осуществляться только лишь в правовом русле.
Власть и право, издавна идя рука об руку, развиваются, взаимодействуя друг с другом. По словам профессора Н.И. Матузова, это тесное «сотрудничество» характерно и для современной ситуации в России, хотя должной гармонии здесь пока нет — этот важный приоритет еще предстоит реализовать. Известно, что власть, не ограниченная правом, довольно-таки опасна; право, не обеспеченное властью, бессильно. Эти два начала должны синхронно корреспондировать друг другу[14].
Сегодня в России наблюдается довольно устойчивая тенденция повышения статуса и роли права в обществе. Целесообразно отметить и тот факт, что структурные реформы власти осуществляются теперь сугубо в рамках Конституции РФ и законов Российской Федерации.
Особое значение, по словам А.А. Зелепукина, в современных условиях приобретает такой приоритет, как повышение эффективности российского законодательства, которое, увы, зачастую просто не достигает поставленных и намеченных целей[15]. Стоит напомнить, что любая разумная политика — это правовая политика, призванная соответствовать законам и юридическим нормам, а также постоянно находиться в правовой формации, отвечая международным стандартам и идеям прав человека.
Одним из принципов, тесно связанных с понятием «юридическое (правовое) равенство», стал принцип «что не запрещено, то разрешено», отразивший общедозволительный тип правового регулирования. Такое регулирование осуществляется главным образом гражданско-правовыми методами, которые являются по своей природе «дозволительными, характеризуются наделением субъектов на началах их юридического равенства способностью к правообладанию, диспозитивностью и инициативой, обеспечивают установление правоотношений на основе правовой самостоятельности»[16].
Думается, для свободы выбора действий по возможности должна быть максимальная разрешенность, не противоречащая интересам государства, личности и общества. Такой подход поможет легальной конструктивной деятельности законопослушных граждан.
Известный и признанный в широких кругах французский юрист Ф. Люшер говорил: «Свободная деятельность человека есть его естественное право. Поэтому и не возникает необходимости в перечислении дозволений: все, что не запрещено законом, стало быть, дозволено; напротив, существует потребность в определении запретов»[17]. И в самом деле, важнее знать запреты, а остальное ведь разрешено — в рамках, конечно же, общепринятой морали.
В ГК РФ рассматриваемый нами принцип получил свое закрепление. В частности, в ст. 49 сказано, что коммерческие организации могут иметь гражданские права и исполнять гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Иная позиция, по нашему мнению, прямо противоречила бы основам частнопредпринимательских отношений.
Схожие возможности, по словам Н.И. Матузова, предлагает Федеральный закон от 14.06.1995 № 88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации», постановление Правительства РФ от 19.12.1997 № 1605 «О дополнительных мерах по стимулированию деловой активности и привлечению инвестиций в экономику», другие новейшие акты[18].
Несмотря на прослеживающиеся в законах нотки дозволенности, ГК РФ дает справедливую оговорку о том, что права граждан могут претерпевать ограничения в целях защиты главных основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 1). Согласно ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
Приведенные нами положения базируются, естественно, как и в любом правовом государстве, на конституционных нормах, вытекающих из ст. 34 (каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности) и ст. 45 (каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом) Конституции РФ.
На наш взгляд, такие свободные дозволения сориентированы главным образом на позитивно настроенных граждан, а не на криминальные элементы, к сожалению еще имеющие место быть в нашей стране. Конечно, как и в любом подвергающемся преобразованиям государстве, злоупотребления указанным принципом возможны, но отрицать право на свободную деятельность, исходя из этого, по крайней мере нецелесообразно. Проблема в данном случае состоит в том, чтобы систематически и настойчиво повышать уровень правосознания и правовой культуры всего гражданского общества России.
Принцип юридического равенства, таким образом, становится необходимым условием пользования личности принадлежащими ей основными правами. Всеобщая декларация прав человека, принятая ООН в 1948 году, уже тогда закрепляла: при осуществлении своих прав и свобод каждый человек может подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и благосостояния в демократическом обществе (ч. 2 ст. 29)[19]. В остальном, получается, человек свободен, что является одним из условий гражданского общества и правового государства.
«Учитывая, что Россия переживает пока сложный переходный период, ей приходится решать непростую дилемму: что предпочтительнее — жесткий контроль, запреты и ограничения или далеко идущая и неуправляемая разрешенность, “свободное плавание”. Первую крайность мы уже испытали, последствия известны. Теперь важно не впасть во вторую. Открыть все шлюзы — значит подвергнуться непредсказуемому риску, который уже дает о себе знать; закрыть их — снова породить застойные инерционные процессы»[20]. Так выразил свое мнение профессор Н.И. Матузов относительно проводимых сегодня преобразований, коренным образом меняющих все правовое устройство нашего государства, и мы присоединяемся к данной точке зрения.
 
Библиография
1 Коробова А.П. Правовая политика: понятие, формы реализации, приоритеты в современной России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2000. С. 3.
2 Теория государства и права: Учеб. пособие / Под ред. А.В. Малько и А.Ю. Саломатина. — Пенза, 2004. С. 329.
3 Теория государства и права. С. 330.
4 Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. — Саратов, 2003. С. 309.
5 См.: Теория государства и права. С. 456.
6 Там же. С. 332.
7 Там же. С. 333.
8 Матузов Н.И. Указ. соч. С. 309.
9 См.: Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. О.Е. Кутафин. — М., 2003.
10 Согрин В.В. Левая, правая где сторона? // Коммунист. 1990. № 3. С. 39.
11 См.: Малько А.В. Популизм и право // Правоведение. 2004. № 1. С. 5.
12 См.: Словарь по этике / Под ред. С.Ю. Козлова. — М., 1989. С. 79.
13 Малько А.В. Указ. ст. С. 7.
14 См.: Матузов Н.И. Указ. соч. С. 325.
15 См.: Зелепукин А.А. Повышение эффективности законодательства как одно из приоритетных направлений российской правовой политики. — М., 1998.
16 Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. — Свердловск, 1972. С. 69.
17 Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности. — М., 1995. С. 82.
18См.: Матузов Н.И. Указ. соч. С. 433.
19 См.: Белов Г.А. Политология. — М., 1997. С. 239.
20 Матузов Н.И. Указ. соч. С. 436.