Д.Г. КОНТОРОВА,

соискатель кафедры арбитражного процесса  Саратовской государственной академии права

 

Часть 2 ст. 46 Конституции РФ закрепляет правовые основы судебной защиты прав сторон исполнительного производства от незаконных решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей. В соответствии с названной нормой «решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд». Право на судебную защиту принадлежит в равной степени как гражданам, так и юридическим лицам[1].

Основными способами судебной защиты прав и законных интересов сторон исполнительного производства в арбитражном процессе являются:

· признание недействительными ненормативных актов судебных приставов-исполнителей;

· признание незаконными их решений;

· признание незаконными их действий или бездействия.

На сегодняшний день процессуальный порядок обращения в суд с такими требованиями и порядок их разрешения регламентируются нормами главы 24 «Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц» АПК РФ и нормами Федерального закона от 19.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон) (глава XI «Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий»).

Споры, связанные с обжалованием решений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей являются разновидностью дел, возникающих из публичных правоотношений. Сам судебный пристав-исполнитель является должностным лицом (ст. 3 Федерального закона от 19.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах») и исполняет государственную функцию — принудительное исполнение судебных актов и актов иных органов, которым придана сила исполнительного листа.

Статья 189 АПК РФ гласит: «Дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, рассматриваются по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными в настоящем разделе, если иные правила административного судопроизводства не предусмотрены федеральным законом». Другими словами, производство по делам об оспаривании ненормативных актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, является административным производством.

Необходимо отметить, что административное судопроизводство в качестве самостоятельного вида закреплено ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, согласно которой судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного, уголовного судопроизводства. Судопроизводство по делам, возникающим из публичных правоотношений, осуществляется как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами. До принятия АПК РФ отдельные виды производств не выделялись и указанная категория дел рассматривалась в порядке общего искового производства. В структуре АПК РФ производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, выделено в самостоятельный вид и существует наряду с исковым  и особым производством (производством по отдельным категориям дел).

Административное судопроизводство в арбитражном процессе включает в себя различные категории дел, перечень которых не является закрытым. К ним отнесены дела об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, об административных правонарушениях, о взыскании обязательных платежей и санкций, иные дела, отнесенные к компетенции арбитражного суда федеральным законом (ст. 29 АПК РФ).

Современные авторы для обозначения судебного порядка обжалования действий и решений органов исполнительной власти (управления) и их должностных лиц используют более широкое понятие — административная юстиция[2]. Острую полемику вызывают само понятие, а также  содержание и сущность административной юстиции и административного судопроизводства. Судебно-исполнительная реформа и процесс формирования исполнительного права как самостоятельной отрасли усилили дискуссионность отдельных теоретических положений.

Применительно к проблеме оспаривания ненормативных актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей в арбитражном процессе особенно актуальными являются вопросы о правовой природе дел, возникающих из административных и иных публично-правовых отношений, о признаках, позволяющих отграничить административное судопроизводство от гражданского и выделить его в отдельный вид судопроизводства, а также об его исковом или неисковом характере.

Нельзя не согласиться с выводами Е.И. Цацулиной о наличии таких системообразующих признаков административного судопроизводства, как содержание требований, статус участников производства, особый предмет судебной деятельности, характер процессуальных действий и принципы их осуществления; полномочия суда в процессе и распределение бремени доказывания[3].

Представляется, что дела об оспаривании ненормативных актов и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей существенно отличаются не только от гражданско-правовых споров, но и от других дел, возникающих из публично-правовых отношений, поскольку зачастую имеют ярко выраженный имущественный характер. Это предопределяет возможность использования процессуальных средств и институтов искового производства, не характерных для иных публично-правовых споров. В частности, дела о возмещении убытков, причиненных незаконными действиями судебных приставов-исполнителей, возбуждаются посредством иска и должны рассматриваться в порядке искового производства, а не производства по делам, возникающим из публичных отношений.

Основная причина тому — иной состав лиц, нежели в делах по жалобам на действия судебных приставов-исполнителей, — была названа Минфином России в обзоре практики рассмотрения в судах споров по защите интересов казны Российской Федерации и Правительства РФ за 1999 год[4]. К названной Минфином России причине можно добавить также то, что подобные дела основаны на правоотношениях, регулируемых не только исполнительным, но и гражданским, административным правом и другими отраслями российского права.

Кроме того, только исковой порядок позволит воспользоваться такими средствами защиты, как изменение предмета и основания иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, заключение мирового соглашения и т. п.

Аналогичным образом разрешаются и требования, содержащиеся в исковых заявлениях о признании недействительными сделок по продаже арестованного имущества путем проведения торгов, количество которых (требований) имеет тенденцию к увеличению[5].

Таким образом, требования взыскателя и должника, обращающегося за судебной защитой, связаны с реализацией материальных правоотношений, имеющих, с одной стороны, публично-правовой характер, а с другой — экономический, имущественный.

В исполнительных отношениях, в отличие от гражданско-правовых, основанных на равенстве участников, взаимосвязь сторон строится по принципу власти-подчинения. Одной стороной в исполнительном правоотношении выступает судебный пристав-исполнитель — орган, наделенный властными полномочиями, в том числе и по изъятию денежных средств, имущества у физических и юридических лиц, а другой — должник, обязанный подчиняться властным требованиям и предписаниям судебного пристава-исполнителя. При этом служба судебных приставов как государственно-властный орган обладает большим арсеналом средств для защиты интересов государства и взыскателя в сфере исполнения судебных решений, нежели должники для защиты своих прав и законных интересов. Так, в соответствии со ст. 45 Закона «мерами принудительного исполнения являются:

1) обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации;

2) обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника;

3) обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц;

4) изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе;

5) иные меры, предпринимаемые в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа».

Основным способом защиты прав и законных интересов должников (как юридических, так и физических лиц) и взыскателей (в случае бездействия судебного пристава-исполнителя) является обращение в судебные органы.

Таким образом, судопроизводство по делам, связанным с обжалованием решений и действий судебных приставов-исполнителей, призвано «перевести юридическое неравенство сторон, существующее в материальном... правовом отношении, в процессуальное равенство»[6]. Иными словами, отношения «по вертикали» должны трансформироваться в «горизонтальные», в которых стороны обладают равными процессуальными правами.

Поскольку при разрешении споров, связанных с обжалованием решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, судебной защите подлежат не только субъективные частные права и интересы должника и взыскателя, но и публичные интересы государства, заключающиеся в обеспечении законности и правопорядка в сфере исполнительного производства, процессуальный порядок разрешения этих споров должен способствовать достижению баланса государственных и частных интересов.

Анализ предмета судебной деятельности по делам, возникающим из публично-правовых отношений, позволяет решить проблему судебного средства защиты прав и законных интересов сторон исполнительного производства. В качестве основного предмета судебной деятельности по данной категории дел выступает осуществление последующего судебного контроля за деятельностью органов исполнения судебных решений и их должностных лиц (судебных приставов-исполнителей)[7].

Основное назначение данного вида контроля — защита субъективных прав граждан и законных интересов юридических лиц в сфере исполнительного производства, а также укрепление правопорядка в деятельности органов исполнения судебных решений и их должностных лиц.

Дискуссионным является вопрос о том, существует ли и разрешается ли судом спор о праве по делам об обжаловании решений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей.

В научной литературе этот вопрос получил рассмотрение применительно к делам административного судопроизводства.

Одна группа ученых считает, что по делам административного судопроизводства не существует спора о праве, соответственно иск не может являться средством возбуждения дела (С.Н. Абрамов, П.Ф. Елисейкин, П.В. Логинов, В.М. Шерстюк). При этом сторонники концепции отсутствия спора о праве в административном судопроизводстве не приводят каких-либо серьезных аргументов в пользу своей точки зрения.

Например, В.М. Шерстюк утверждает, что «в исковом производстве предметом судебной деятельности является спор о праве гражданском, при рассмотрении же дел, возникающих из административно-правовых отношений, суд спора о праве не разрешает, его задача — проверить законность нормативных и ненормативных актов, законность и обоснованность постановлений и действий (бездействия) органов исполнительной и представительной власти... Предметом судебной деятельности по делам, возникающим из административно-правовых отношений, являются нормативные акты, действия (бездействие) административных органов, а вовсе не спор о праве»[8].

Сходную позицию занимает и О.В. Исаенкова, указывая, что «по делам, возникающим из административно-правовых отношений, заявитель (жалобщик) и должностное лицо (административный орган) не выступают как спорящие стороны... Задача суда, рассмотрев дело... дать ответ по жалобе, осуществить судебный контроль за законностью деятельности административного органа»[9].

П.Ф. Елисейкин считает, что «орган власти всегда осуществляет свои полномочия

независимо от другого субъекта правоотношения (гражданина, юридического лица)»[10], т. е. действия государственных органов не зависят от волеизъявления подчиненной стороны.

Однако есть и противоположные мнения. Так, Е.И. Цацулина полагает, что «метод правового регулирования материальных отношений (императивный) не может служить критерием бесспорности административного судопроизводства. Наличие или отсутствие сторон с противоположными, а иногда и взаимоисключающими интересами, а также возможность реализации в судебном процессе принципа равноправия и состязательности сторон — вот что предопределяет спорный или бесспорный характер судебного дела»[11].

Думается, нельзя не согласиться с мнением таких ученых, как А.А. Добровольский, С.А. Иванова и др.[12], полагающих, что по делам, возникающим из публично-правовых, в том числе и из исполнительных отношений, не только осуществляется последующий судебный контроль за законностью действий, решений государственных органов (их должностных лиц), но и разрешается публично-правовой спор.

По толковому словарю С.И. Ожегова под спором понимается состязание, обсуждение чего-нибудь, в котором каждый отстаивает свое мнение[13]. Обязательным признаком спорного правоотношения является наличие двух сторон с противоположными юридическими интересами.

В научной литературе на сегодняшний день отсутствует понятие административного (публичного) спора[14]. Представляется, что споры, связанные с обжалованием решений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, являются разновидностью исполнительных правоотношений и характеризуются наличием противоречий между сторонами исполнительного производства (взыскателем и должником), с одной стороны, и судебным приставом-исполнителем — с другой; противоречия эти могут быть вызваны конфликтом интересов в сфере исполнения судебных решений либо различием взглядов на правомерность контрольных и организационно-распорядительных действий органов исполнения судебных решений и их должностных лиц.

Следовательно, спор, связанный с обжалованием решений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, — это всегда спор о субъективных правах и законных интересах взыскателя и должника. Спорная ситуация возникает при применении мер принудительного исполнения судебного решения или уклонения судебного пристава-исполнителя от выполнения возложенных на него законодательством об исполнительном производстве обязанностей.

Спор, связанный с обжалованием решений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, может породить такие юридические факты, как принятие (отмена) судебным приставом-исполнителем юридически-властного акта (ненормативного акта или решения) или совершение определенного действия в отношении должника либо уклонение от совершения действия в пользу взыскателя.

Таким образом, специфика этой категории споров характеризуется тем, что в материальном смысле исполнительные правоотношения основаны на юридическом неравенстве сторон, в процессуальном же смысле стороны в споре равны перед законом и судом.

Государственно-правовой интерес органов исполнения судебных решений заключается в реализации своих властных полномочий, что нередко приводит к необоснованному присвоению полномочий иных органов, незаконному расширению собственной компетенции, нарушению норм законодательства об исполнительном производстве.

В свою очередь должник стремится к сохранению своего имущества, денежных средств и избежанию дополнительных финансовых затрат. Поэтому арбитражными судами при рассмотрении жалоб на действия и решения судебных приставов-исполнителей проверяется не только законность или незаконность оспариваемого решения или действия (бездействия), но и разрешается спор об объеме и содержании прав и обязанностей самого судебного пристава-исполнителя, субъективных прав и законных интересов сторон исполнительного производства.

Необходимость разрешения спора о праве в делах, возникающих из публичных правоотношений, вытекает из содержания ст. 29 АПК РФ, прямо указывающей на разрешение спора в рамках административного судопроизводства, из названия ст. 197 АПК РФ — «Порядок рассмотрения дел об оспаривании ненормативных актов...».

Определенные споры среди сторонников концепции административного производства вызывает вопрос о средстве возбуждения дела в арбитражном суде. В соответствии с ч. 2 ст. 197 АПК РФ, производство по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц возбуждается на основании заявления заинтересованного лица, обратившегося в арбитражный суд с требованием о признании недействительными ненормативных правовых актов или незаконными решений и действий (бездействия) указанных органов и лиц. Речь идет о подаче именно заявления, а не иска или жалобы.

Вряд ли можно признать такое законодательное решение удачным и соответствующим природе административного судопроизводства, сущности дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц.

Исходя из анализа норм главы 24 АПК РФ, содержание судопроизводства по рассматриваемой категории дел осталось исковым, хотя законодатель и отказался от иска как средства защиты прав и законных интересов, установил некоторые особенности реализации принципов диспозитивности, состязательности и судейского руководства.

Обозначенная позиция подтверждается содержанием норм ч. 1 ст. 189 и ч. 1 ст. 197 АПК РФ, согласно которым дела об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц рассматриваются по общим правилам искового производства, но с особенностями, предусмотренными главой 24 АПК РФ.

Специальные положения (исключения), установленные нормами главы 24 АПК РФ, носят субсидиарный (дополнительный) характер к правилам искового производства, которые имеют общее значение и для гражданского, и для административного судопроизводства, осуществляемого арбитражным судом.

Следовательно, неисковая форма обращения в суд вступила в противоречие с внутренним «спорным» содержанием дел, возникающих из публично-правовых отношений[15]. Более того, законодательное закрепление неисковой формы разрешения публичных споров порождает процессуальные проблемы, связанные с определением статуса участников этих дел, правомерности применения к ним понятия сторон, объема их распорядительных полномочий. Из анализа ч. 2 ст. 200 АПК РФ следует, что лицо, оспаривающее решение или действие (бездействие) судебного пристава-исполнителя, именуется заявителем. При этом неясно, какое процессуальное положение занимает сам судебный пристав-исполнитель — ответчика,  заинтересованного лица?

Не вполне понятна также позиция законодателя, допустившего примирение сторон в деле, вытекающем из публично-правового отношения и имеющем, по действующему законодательству, неисковой характер, поскольку это институт, присущий исключительно исковой форме производства (ст. 190 АПК РФ).

Представляется, что разрешение указанных противоречий возможно путем законодательного закрепления в качестве средства защиты прав и законных интересов сторон исполнительного производства административного иска с четкой детализацией его элементов. По мнению Л.В. Тумановой, «применение исковой формы упростило бы процедуру, у нас появились бы истец и ответчик»[16].

Различные авторы по-разному относятся к проблеме применения исковой формы разрешения дел, возникающих из публично-правовых отношений.

Одна группа исследователей считает, что особенности данной категории дел не настолько существенны, чтобы служить основанием для выделения неискового порядка судопроизводства[17], отличного от производства по делам, возникающим из гражданских правоотношений. Так, В.М. Жуйков полагает, что необходимо сохранить лишь особое и исковое производство и в рамках последнего рассматривать дела, возникающие из административно-правовых отношений[18].

Вторая группа авторов придерживается позиции, что публичный характер этих правоотношений требует особых процессуальных средств защиты граждан и юридических лиц. Соответственно обращение в суд должно осуществляться путем подачи заявления или жалобы, но не иска[19].

И наконец, третья группа ученых признает в качестве средства возбуждения производства по делам, возникающим из публично-правовых отношений, административный иск, отличающийся от гражданского иска по составу участников и содержанию требований, а также особенностям реализации принципов диспозитивности, состязательности, судейского руководства, полномочиями суда[20].

Ранее мы пришли к выводу, что при рассмотрении дел об обжаловании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей разрешается спор о субъективных правах и законных интересах. Соответственно судебный пристав-исполнитель и стороны исполнительного производства являются сторонами с противоположными интересами.

Представляется вполне обоснованным присоединиться к сторонникам теории административного иска как универсального средства защиты нарушенных (оспариваемых) прав или законных интересов участников публичных правоотношений. В связи с этим А.А. Добровольский и С.А. Иванова отмечают: «Поскольку в этих делах имеется спор о праве и имеются две стороны с противоположными интересами, то... это производство должно по существу рассматриваться как исковое, осуществляемое с определенными процессуальными особенностями, которые обусловливаются характером спорного административно-правового отношения»[21].

Следовательно, при разрешении административного иска, в отличие от гражданского, защите подлежат не только субъективные частные права и интересы, но и публичные интересы (интересы государства от необоснованных притязаний заявителя). Разрешение административного иска направлено на достижение баланса частных и публичных интересов, что весьма полезно для общества.

Необходимо отметить, что административный иск существенно отличается от гражданского иска как по составу лиц, участвующих в деле, так и по содержанию исковых требований. Административный иск применительно к исследуемой нами категории дел следует рассматривать как обращение взыскателя или должника в арбитражный суд первой инстанции с требованием защитить оспариваемое или нарушенное (по его мнению) судебным приставом-исполнителем субъективное право либо охраняемый законом интерес.

Таким образом, правовая природа производства по делам об оспаривании ненормативных актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей имеет ярко выраженный исковой характер. Преимущества искового порядка связаны прежде всего с его практической рациональностью, «поскольку и суд, и стороны получают единую для любого спора, всем и каждому понятную гражданско-процессуальную конструкцию по возбуждению и рассмотрению этого спора в суде с предоставлением сторонам наиболее полных средств защиты права»[22].

Однако дела об оспаривании ненормативных актов, решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей имеют и  специфические особенности, связанные с распределением бремени доказывания, необходимостью применения специальных правил и процедур процессуального регулирования, которые и предусматривает административный иск.

Все вышесказанное определяет необходимость внесения изменений в АПК РФ. В частности, в ч. 4 ст. 4 и ст.  99 АПК РФ в качестве средства возбуждения дела должно быть указано исковое заявление (административный иск)[23].

 

Библиография

1 См. Определение Конституционного суда РФ от 01.03.2001 № 67-О «По запросу Центрального районного суда города Челябинска о проверке конституционности статей 239.1 и 239.4 Гражданского процессуального кодекса РСФСР» // Вестник Конституционного суда Российской Федерации. 2001. № 4.

2 См.: Власов А.А. Какой будет административная юрисдикция // Российская юстиция. 2002. № 11; Старилов Ю.Н. Административная юстиция. Проблемы теории. — Воронеж, 1998. С. 3—5; Тихомиров Ю.А. Административное судопроизводство в России: перспективы развития // Российская юстиция. 1996. № 5. С. 35—38; Салищева Н.Г., Хаманева Н.Ю. Административная юстиция и административное судопроизводство в Российской Федерации. — М., 2001. С. 42;  Чечот Д.М. Административная юстиция (теоретические проблемы). — Изд-во ЛГУ, 1973. С. 31.

3 См.: Цацулина Е.И. Производство по делам об оспаривании ненормативных актов и действий (бездействия) налоговых органов в арбитражных судах первой инстанции: Дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 2005. С. 17—18. См. также: Чечот Д.М. Указ. соч.; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права.  — М., 1979. С. 134—146; Проблемы административной юстиции: Материалы семинара. — М., 2002; Панова И.В. Административно-процессуальная деятельность в Российской Федерации. — Саратов, 2001; Абсалямов А.В. Проблемы административного судопроизводства в арбитражном процессе: Автореф. дис. ...  канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2000; Попова Ю.А. Теоретические проблемы судопроизводства по делам, возникающим из публично-правовых отношений: Автореф. дис. ...  д-ра юрид. наук. — Саратов, 2002 и др.

4 См.: Приложение к письму Минфина России от 19.04.2000 № 19-03-14/2616 «Об обзоре практики рассмотрения в судах споров с участием Министерства финансов Российской Федерации по защите интересов казны Российской Федерации и Правительства Российской Федерации за 1999 год» // Исполнительное производство. Практикум для старших судебных приставов: Учеб. пособие / Отв. ред. В.В. Ярков. — М.: Статут, 2000. С. 174.

5  См.: Орышкова О. Исполняя — не нарушать // ЭЖ-юрист. 2003. № 37. С. 10.

6 Хаманева Н.Ю. Нужны ли административные суды в России? // Гражданин и право. 2001. № 5.  С. 7.

7 См.: Шакитько Т.В. Процессуальный порядок рассмотрения судом дел, возникающих из исполнительных правоотношений: Дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 2004. С. 57, 60. См. также: Петрова С.М. Рассмотрение в арбитражном суде дел, вытекающих из административных правоотношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1998. С. 14; Исаенкова О.В. Иск в гражданском судопроизводстве: Учеб.  пособие / Под ред. М.А. Викут. — Саратов,  1997.  С. 45;  Зайцев И.М. Административные иски // Российская юстиция. 1996. № 4. С. 25.

8 Шерстюк В.М. Новые положения проекта третьего Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (производство в суде первой инстанции) // Законодательство. 2001. № 5. С. 15.

9 Исаенкова О.В. Указ. раб. С. 45.

10 Елисейкин П.Ф. Судебный надзор за деятельностью административных органов // Проблемы государства и права на современном этапе. — Владивосток, 1963. С. 34; Он же. Предмет судебной деятельности в советском гражданском процессе (его понятие, место и значение): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. —  Л., 1974. С. 18.

11 Цацулина Е.И. Указ. раб. С. 21.

12 См.: Добровольский А.А., Иванова С.А. Указ. соч. С. 134; Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). — М., 2000. С. 50; Салищева Н.Г., Хаманева Н.Ю. Указ. соч. С. 44; Абсалямов А.В. Указ. раб. С. 11; Березина Н.В. Судебная защита прав в сфере «собственно» административно-правовых отношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Л., 1984. С. 12; Симонян С.Л. Проблема обжалования в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Саратов, 1994. С. 13; Остроумов А.А. Особенности искового производства в арбитражных судах по делам, возникающим из налоговых правоотношений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 8, 18—19; Тупиков В.В. Природа дел, возникающих из административно-правовых отношений // Российская юстиция. 1999. № 7. С. 14.

13 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1984. С. 658.

14 См.: Лупарев Б.Е. Понятие и признаки административно-правового спора // Журнал российского права. 2002. № 2; Он же.  Определение административно-правового спора // Проблемы административной юстиции: Материалы семинара. — М., 2002. С. 134; Салищева Н.Г., Хаманева Н.Ю. Указ. соч. С. 44; Сухарева Н.В. Рассмотрение административно-правовых споров арбитражными судами: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1999. С. 17—18.

15 См.: Цацулина Е.И. Указ. раб. С. 25.

16 Туманова Л.В. Проблемы  создания  административных судов  и развития  гражданско-процессуального законодательства // Проблемы административной юстиции: Материалы семинара. — М., 2002. С. 129.

17 См.: Мельников А.А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. — М., 1969. С. 180; Жуйков В.М. Реализация конституционного права на защиту: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1996. С. 6; Остроумов А.А. Указ. раб. С. 17.

18 См.: Жуйков В.М. Указ. раб. С. 6.

19 См.: Чечот Д.М. Иск и исковые формы защиты права // Правоведение. 1969. № 4. С. 73; Петрова С.М. Указ. раб. С. 19; Савченко Ю.М. Реализация права на судебную защиту при обжаловании решений и действий налоговых органов и их должностных лиц: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — СПб., 2001. С. 16.

20 См.: Клейнман А.Ф. Вопросы гражданского процесса в связи с судебной практикой // Социалистическая законность. 1946. № 9. С. 14; Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. — М., 1965. С. 12; Боннер А.Т. Судебная практика по делам, возникающим из административно-правовых отношений // Государство и право. 1992. № 2. С. 145;  Зайцев И.М. Указ. ст. С. 24 и др.

21 Добровольский А.А., Иванова С.А. Указ. соч. С. 135.

22 Такой же позиции придерживается Е.И. Цацулина (указ. раб. С. 30).

23 См.: Тупиков В.В. Указ. ст. С. 12.