В.А. БУРКОВСКАЯ,
доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник НИИ Генеральной прокуратуры РФ
 
Широкое распространение экстремистских материалов в интернете, регулярными пользователями которого только в России являются более 14 млн человек[1], породило ряд новых серьезных проблем. Экстремистские организации используют компьютерную сеть в качестве трибуны для пропаганды своих идей и вербовки новых сторонников. Примером может служить сайт «Революционное контактное объединение», на котором размещены программные документы этой группы, содержащие информацию, побуждающую к насильственному изменению конституционного строя и нарушению целостности России.
 
В интернет-ресурсах рекламируется и распространяется печатная продукция соответствующего содержания. Аннотации некоторых произведений поражают своей откровенностью. Так, работа В.А. Истархова «Удар русских богов» (М., 1999) презентуется как «арийское информационное оружие против жидократии», как книга, раскрывающая суть основных паразитических идеологий (речь идет о христианстве и иудаизме).
Ученые отмечают рост сайтов, пропагандирующих ненависть и вражду.
В 2001 году зафиксировано 2000 подобных страниц в Канаде (в 2000 году — 1400), 2500 — в США (в 1995 году их было лишь 165); более 1000 сайтов расистского, неонацистского и праворадикального содержания функционировало в Германии[2].
По данным исследования, проведенного гарвардским аналитическим центром в 93 городах России, в российском сегменте сети имеется как минимум тысяча «страниц ненависти», в той или иной форме призывающих «убить другого» и «ищущих врага». Как справедливо указывают специалисты Института сравнительного законодательства (Швейцария), интернет позволяет «легко, безопасно, дешево и без цензуры» распространять любую идеологию по всему миру, что способствует формированию ранее не существовавшего единого неонацистского, расистского сообщества, которое вдохновляет своих членов на совершение актов насилия.
Возможность демонстрации видеоматериалов в компьютерной сети и создания электронных изданий также широко используется экстремистскими группировками для популяризации своей деятельности. Достаточно вспомнить появившуюся в интернете видеозапись вторжения боевиков в Ингушетию или регулярно демонстрируемые съемки казней заложников в Ираке.
Информационные ресурсы интернета, позволяющие быстро и без дополнительных затрат найти разнообразные данные о способах изготовления самодельных взрывных устройств, методах осуществления преступлений террористического характера, активно используются участниками террористических и экстремистских организаций. Участились случаи передачи через всемирную компьютерную сеть угроз, адресованных правительствам и правоохранительным органам различных стран. В качестве примера можно назвать ультиматум правительству Италии с требованиями вывода войск из Ирака и угрозами совершения актов терроризма и покушений на первых лиц государства, который выдвинут одной из экстремистских исламских организаций.
Экстремистские группы используют интернет для финансирования своей деятельности[3]. Более того, компьютерная сеть постепенно превращается в «поле битвы».
Несколько лет в киберпространстве идет Интифада. Недавно исламская военная группировка «Хамас» объявила сайтам, принадлежащим евреям или поддерживающим политику Израиля, «цифровой джихад» и разместила в интернете призывы устроить их «электронный погром».
Специалисты заговорили о кибертерроризме. И хотя оценки масштабности новой угрозы колеблются от апокалипсических до крайне умеренных, ее реальность признается большинством экспертов[4]. Предоставляемые всемирной компьютерной сетью уникальные возможности для обмена сообщениями и передачи информации практически в режиме реального времени активно используются экстремистскими группами для организации и координации своей деятельности.
Особую актуальность приобретает вопрос о наличии в российском законодательстве необходимых средств для борьбы с проявлениями экстремизма в интернете. Однозначный ответ отсутствует. Уголовное законодательство позволяет привлекать к ответственности физических лиц за распространение некоторых видов «опасной» информации с использованием компьютерной сети, в том числе интернета. Публичность в качестве признака объективной стороны указана в диспозициях статей 205.2, 280, 282 УК РФ. Определение ее содержания до недавнего времени не вызывало затруднений на практике, да и особых споров в литературе. В большинстве работ под публичностью понимается открытое, гласное, предназначенное для широкого круга лиц выражение своего мнения в устной (выступлениях) или письменной (в непериодических печатных изданиях —  книгах, плакатах, листовках, надписях и т. д.) форме[5].
Однако можно ли считать публичными призывы к осуществлению экстремистской, в том числе террористической, деятельности либо информацию, возбуждающую ненависть или вражду или оправдывающую терроризм, распространенные в интернете? Полагаю, что да. Прежде всего потому, что они становятся доступными неограниченному числу пользователей, т. е. любому человеку, имеющему компьютер, подключенный к глобальной сети. Даже в тех случаях, когда подобные материалы высказаны в дискуссионных группах, на форумах, чатах либо размещены на закрытых сайтах, т. е. их просмотр возможен только при наличии специального пароля, они все равно являются публичными, поскольку адресованы некоторому сообществу сторонников.
Неполной является квалификация действий Ч., осужденного по ч. 2 ст. 280 УК РФ районным федеральным судом г. Кемерова.
Ч., используя свой домашний персональный компьютер, опубликовал призывы к осуществлению экстремистской деятельности в газете «Русское знамя», распространяемой через интернет. То обстоятельство, что Ч. размещал подобную информацию на различных открытых сайтах, доступных неограниченному кругу лиц, т. е. действовал публично, хотя и не использовал средство массовой информации, не нашло отражения в приговоре суда.
В данном случае налицо реальная совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) и ч. 2 (совершение тех же деяний с использованием средства массовой информации) ст. 280 УК РФ.
Для устранения многочисленных следственных и судебных ошибок необходимо дополнить ч. 2 ст. 205.2, ч. 2 ст. 280, ч. 1 ст. 282 УК РФ признаком «с использованием компьютерной сети». Применение казуистического способа формулирования уголовно-правовых предписаний, по справедливому замечанию А.В. Наумова, является наиболее эффективным для целей правоприменения[6], особенно при криминализации новых видов общественно опасных деяний или не известных ранее способов их совершения.
Такой подход соответствует международным стандартам, которые сформулированы в Дополнительном протоколе к Конвенции о киберпреступности, разрешающем вопросы криминализации актов расизма и ксенофобии, совершенных с применением компьютерных сетей (2003). Европейский законодатель полагает целесообразным создать в государствах—участниках договора правовую основу для привлечения к ответственности лиц за распространение через всемирную компьютерную сеть ксенофобских и расистских материалов (ст. 3), националистически мотивированных угроз (ст. 4) и оскорблений (ст. 5), а равно за пособничество в совершении этих деяний (ст. 6).
Встречаются ситуации, когда послания с призывами к осуществлению экстремистской, в том числе террористической, деятельности либо возбуждающие ненависть или вражду обнаруживаются пользователями в своих электронных почтовых ящиках. В таких случаях публичность имеет место только при условии, что эти письма направлялись большому количеству лиц. Если получателем являлось одно лицо, этот признак отсутствует, а содеянное подлежит квалификации в зависимости от содержания материалов.
Одной из основных проблем, возникающих в связи с расследованием уголовных дел о преступлениях, совершенных с использованием компьютерной сети, является определение пользователя. В различных странах принимаются специальные законы, регламентирующие порядок обязательной идентификации абонента, записи его контактов, продолжительность срока хранения подобных данных, процедуру их предоставления соответствующим органам.
В России эти вопросы нашли отражение в положениях ст. 53 Федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» (далее — Закон о связи), в которой определены виды информации, подлежащей включению в базы данных об абонентах операторов связи. К таковым, в частности, относятся сведения, позволяющие идентифицировать абонента или его оконечное оборудование, а также данные о соединениях и трафике. В Правилах взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, утвержденных постановлением Правительства РФ от 27.08.2005 № 538, установлено, что эта информация должна храниться оператором связи в течение 3 лет и предоставляться органам ФСБ России. Статья 64 Закона о связи определяет обязанности операторов связи при проведении оперативно-розыскных мероприятий и мероприятий по обеспечению безопасности России и осуществлении следственных действий.
Отдельного рассмотрения требует вопрос об ответственности модераторов форумов.
Законодатель Швеции определил, что модераторы форумов могут нести ответственность за размещенную на форумах информацию. Кроме того, они обязаны осуществлять периодический мониторинг поступающих сообщений. В том случае, если из-за значительного объема сообщений это представляется затруднительным, разрешается создавать «горячую линию», по которой пользователи могут сообщить об обнаружении противоправной информации. Модератор, в свою очередь, обязан ее удалять. Это требование распространяется, в частности, на экстремистские материалы. Неисполнение обязанности по их изъятию считается преступлением и наказывается тюремным заключением на срок от 2 до 6 месяцев.
Исходя из положений российского уголовного закона, привлечение к ответственности этой категории лиц теоретически возможно только в рамках института соучастия.
Содействие экстремистской деятельности, в том числе путем предоставления материально-технической базы и различных видов связи, — одна из форм экстремизма по законодательству России и ряда других стран СНГ (например, Молдавии, Таджикистана). Согласно ст. 7 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» организации может быть вынесено предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности. Кроме того, любая организация, осуществляющая подобную деятельность, может быть ликвидирована по решению суда (ст. 9).
В борьбе с проявлениями экстремизма в  интернете речь должна идти об ответственности операторов связи, провайдеров. Этот вопрос спорный и в мировой практике решается по-разному. Определяя основания привлечения к гражданской ответственности провайдеров, осуществляющих техническую поддержку сайтов (провайдеров хостинга), за информацию, размещенную на пространстве, предоставленном ими, законодатели зарубежных стран исходят из следующих соображений:
· устанавливается обязанность провайдера хостинга, особенно в случаях предоставления  права создавать сайты лицам анонимно, обеспечивать соблюдение норм права и моральных стандартов. Провайдеры должны проявлять предусмотрительность, не означающую, конечно, сплошного мониторинга сайтов, однако предполагающую блокирование сайтов, содержащих очевидно незаконную информацию;
· устанавливается обязанность провайдера хостинга не допускать появления сайтов с явно провокационными названиями.
Что касается уголовной ответственности этой категории лиц, то наиболее типичным в мировой практике является установление принципа субъективного вменения: провайдер, предоставляющий хостинг, знал о содержании информации либо не знал, но по обстоятельствам дела должен был или мог знать об этом.
Еще одним условием наступления ответственности является наличие технической возможности блокировать передачу или устанавливать фильтры. Такие требования содержатся, например, во Франции, Японии, США.
В Великобритании Акт о терроризме 2006 года предусматривает ответственность за распространение информации, склоняющей к осуществлению террористической деятельности, либо террористических материалов с использованием интернета. Ответственность за совершение этих деяний наступает, если уполномоченным лицом было объявлено предупреждение о недопустимости осуществления террористической деятельности и информация не была удалена по истечении двух рабочих дней без уважительных причин.
Основная сфера деятельности операторов связи — создание только технической возможности доступа к различным сайтам и обеспечение коммуникации пользователей. Единственным основанием гражданской или уголовной ответственности оператора связи может быть ситуация, при которой он осведомлен о содержании передаваемой информации и имеет возможность блокировать передачу незаконной информации.
Фрагментарность и недостаточность законодательства стран—участниц СНГ в сфере развития и использования глобальных технологий создают препятствия для реализации превентивного потенциала нормативных предписаний, направленных на борьбу с экстремизмом. Одних запретов на использование сетей связи общего пользования для осуществления экстремистской деятельности без разработки соответствующего механизма привлечения к гражданской, административной или уголовной ответственности недостаточно.
Для России необходимо развивать специальное законодательство, регламентирующее деятельность операторов связи, провайдеров и детализирующее механизм их ответственности.
С учетом международного опыта целесообразно принять специальный комплексный закон, в котором должны содержаться:
· обеспечение права на доступ граждан к информации с использованием компьютерных сетей (ст. 29 Конституции РФ);
· границы реализации свободы слова, закрепленной в ст. 29 Конституции РФ (недопустимость злоупотребления правом на свободу слова, распространения информации, направленной на разжигание социальной ненависти либо вражды, и т. д.);
· определение круга участников правоотношений, возникающих в сети (операторы связи, провайдеры хостинга, владельцы сайтов, авторы и т. д.), их прав и обязанностей;
· установление ответственности за нарушение участниками правоотношений своих обязанностей (с учетом характера их функций, а также специфики технологического процесса);
· международное сотрудничество в борьбе с киберпреступностью.
Актуально и своевременно возобновить дискуссию о возможности введения института уголовной ответственности юридических лиц. При формировании системы мер, направленных на борьбу с распространением экстремистских материалов в интернете, следует учитывать положительный опыт, накопленный в европейских странах по:
· разработке кодексов поведения, регламентирующих отношения между операторами связи, провайдерами и пользователями услуг;
· созданию общеевропейской системы «горячей линии», по которой пользователи могут сообщить об обнаружении в сети противоправной информации;
· развитию технических систем автоматической фильтрации и мониторинга информации;
· информированию родителей о необходимости защиты детей от возможной «опасной» информации, содержащейся в интернете.
 
Библиография
1 См.: Демянчук Е.В. Интернет как объект оперативно-розыскной деятельности // Информатизация и информационная
безопасность правоохранительных органов: Сб. — М., 2004. С. 214.
2 См.: Осипенко А.Л. Борьба с преступностью в глобальных компьютерных сетях: Международный опыт. — М., 2004. С. 119.
3 См.: Номоконов В.А., Тропинина Т.Л. Терроризм с помощью Интернета // Терроризм в России и проблемы системного реагирования: Сб. — М., 2004. С. 57.
4 См., например: Рыбакова Е.Е. Кибертерроризм как одна из разновидностей киберпреступности: понятие и виды // Там же. С. 59—63.
5 См.: Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2003. С. 72.
6 См.: Наумов А.В. Форма уголовного закона и ее социальная обусловленность // Проблемы совершенствования уголовного закона. — М., 1984. С. 22—23.