Е.Б. АЙТКАЗИНОВ,
аспирант кафедры правовых основ управления МГУ им. М.В. Ломоносова
 
В  Республике Казахстан с момента обретения независимости во всех сферах жизни общества произошли глубокие преобразования, связанные с масштабными социальными, экономическими и политическими реформами. По некоторым социально-экономическим показателям Казахстан в настоящее время лидирует среди стран СНГ. Во многом это связано с вкладом регионов в создание национальных богатств республики и в дело реализации социально-экономической политики, проводимой государством.
 
В Законе Республики Казахстан от 08.12.1993 № 2572-ХII «Об административно-территориальном устройстве» (далее — Закон об административно-территориальном устройстве) отмечается, что для осуществления государственного управления на началах оптимального сочетания республиканских и местных интересов территория республики подразделяется на две основные категории — регионы и населенные пункты. Регион — часть территории республики, включающая несколько населенных пунктов, образуемая и управляемая в интересах республики. К регионам отнесены области, районы и аульные (сельские) округа как основные звенья республиканского административно-территориального устройства. Однако логика законодателя в части отнесения городов республиканского значения и столицы к населенным пунктам, а районов и аульных (сельских) округов к регионам не вполне понятна. Так, в ст. 2 Закона об административно-территориальном устройстве населенный пункт определяется как часть компактно заселенной территории республики, сложившаяся в результате хозяйственной и иной общественной деятельности граждан, с численностью населения не менее 50 человек, учтенная и зарегистрированная в установленном законом порядке, управляемая местными представительными и исполнительными органами.
Между тем, во-первых, города республиканского значения и столица республики с большим населением, обладая огромными территориями, высокоразвитой инфраструктурой, по своей характеристике не подходят под определение населенного пункта, данное в Законе об административно-территориальном устройстве. Во всех нормативных правовых актах города республиканского значения и столица Казахстана приравниваются по своему статусу к областям, причем эти административно-территориальные единицы отождествляются с единым понятием «регионы»[1], поэтому с учетом территориального масштаба городов республиканского значения вполне можно было бы отнести их к числу регионов.
Во-вторых, отнесение районов и аульных (сельских) округов к числу регионов не оправдано с той точки зрения, что эти единицы представляют собой низовой (местный) уровень управления, который по своему содержанию, поставленным целям и задачам значительно отличается от регионального. К тому же на этом уровне предполагается развитие института местного самоуправления, призванного обеспечить самостоятельное решение населением вопросов местного значения. Соответственно районы и аульные (сельские) округа как низовые звенья административно-территориального устройства следовало отнести к населенным пунктам.
Несмотря на закрепление данного понятия на нормативном уровне в законодательстве других стран, оно также не имеет единого смысла и значения. Так, в Указе Президента РФ от 03.06.1996 № 803 «Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации» регион определяется как часть территории Российской Федерации, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий. Здесь же поясняется, что «регион может совпадать с границами территории субъекта Российской Федерации либо объединять территории нескольких субъектов Российской Федерации». В ст. 72 Конституции Франции говорится лишь о таких регионах, как департаменты и коммуны, а все остальные территориальные образования создаются законом[2].
Юридической доктриной также не удалось выработать единого устоявшегося понятия региона, оно часто подвергается различным интерпретациям. Так, в юридическом словаре под регионом (от лат. regio — область, район) понимается термин, который используется для обозначения различных территорий[3]. Регион определяется также и как «самодостаточный социальный организм, находящийся в единстве со своей средой, обладающий физико-географическими, культурно-цивилизованными, экономическими, культурно-историческими, политико-административными и правовыми свойствами и выступающий как механизм демократической федерации»[4]. Рассматривая проблему условного употребления термина «регион», Ю.М. Козлов акцентирует внимание на его широком и своеобразном толковании применительно к современной управленческой деятельности. В этом случае никакой другой удачный и бесспорный вариант так и не найден[5].
Поскольку наше исследование ограничено рамками таких наиболее крупных административно-территориальных единиц Казахстана, как области, город республиканского значения и столица, то для удобства понимания эти единицы и термин «регион» мы будем использовать как синонимы.
Правовое положение регионов Республики Казахстан обусловлено прежде всего унитарной формой государственного устройства. Казахстан по своей площади занимает 9-е место в мире, его территория в настоящее время поделена по административно-территориальному принципу на 16 регионов. Это 14 областей, город республиканского значения (Алматы) и столица (Астана). Очевидно, что в общей численности регионов Казахстана преобладают области. Территории областей, города республиканского значения и столицы республики поделены на небольшие по размерам административно-территориальные единицы, причем если области состоят из городов и множества районов, поделенных, в свою очередь, на села и поселки, то город республиканского значения и столица Казахстана имеют лишь несколько административных районов.
Области, город республиканского значения и столица республики в отличие, например, от субъектов Российской Федерации, обладают статусом не государственного или национально-территориального образования, а административно-территориальной единицы, образуемой и управляемой в интересах государства. Тогда как территориальные части России обладают особым статусом — статусом субъекта Российской Федерации, который определен Конституцией РФ и конституцией (уставом) субъекта федерации.
По мнению И.А. Умновой, «статус субъекта федерации понимается как его права, обязанности и ответственность по отношению к гражданам и федеральному центру»[6]. Однако обладание определенным статусом не дает субъектам Российской Федерации права на суверенитет, поскольку эти государственно-правовые образования составляют в совокупности территорию Российской Федерации. Так же складывается ситуация и с регионами Казахстана. Ранее Конституция Республики Казахстан 1993 года закрепляла норму о том, что административно-территориальные единицы государства самостоятельны в управлении местными делами с ограничениями, установленными законами республики. В настоящее время в действующем законодательстве такое положение отсутствует, но, несмотря на это, регионы Республики Казахстан обладают достаточно большой самостоятельностью в решении многих вопросов.
Особым правовым статусом, пусть и не столь содержательного характера, обладают Астана как столица и Алматы как город республиканского значения в соответствии с законами Республики Казахстан от 20.05.1998 № 230-1 «О статусе столицы Республики Казахстан» и от 01.07.1998 № 258-1 «Об особом статусе города Алматы». Такой статус дает право городам Астане и Алматы иметь свою символику (Астане — в виде герба, флага, гимна, Алматы — герба), отражающую особенности этих городов как столицы и города республиканского значения. Кроме того, такой статус в соответствии со ст. 5 Закона РК «О статусе столицы Республики Казахстан» и ст. 2 Закона РК «Об особом статусе города Алматы» определяется установлением границ собственной территории Астаны и Алматы. В территорию включаются также и земли за пределами городской черты, составляющие единую социальную, природную и хозяйственную территорию с городом. Правительством Республики Казахстан утверждены концепция и план мероприятий по созданию регионального финансового центра г. Алматы. Учитывая мягкий климат, наличие уникальных природных объектов в окрестностях города, данный документ предусматривает формирование мощной инфраструктуры туризма и отдыха, что обусловит широкое развитие малого и среднего бизнеса. Предусматривается модернизация многочисленных предприятий обрабатывающей промышленности, дальнейшая ее диверсификация.
Характерно, что регионы Республики Казахстан хотя и имеют статус территориальных частей государства, но в силу унитарного характера казахстанского государства не наделяются такой правовой категорией, как «компетенция».
Однако в практике некоторых унитарных государств территориальные части обладают довольно большой самостоятельностью. Так, во Франции образовано 22 региона с собственной политической компетенцией и органами, которым предоставлены полномочия по реализации национального плана и созданию и реализации собственного плана экономического и социального развития[7]. К собственной компетенции регионов относятся вопросы планирования, обустройства территории, экономического развития, профессиональной подготовки, а также строительства, материально-технического оснащения и финансирования лицеев.
Гарантирование на конституционном уровне самостоятельной компетенции — это один из основных показателей особого статуса автономных образований Италии и Испании, в конституциях которых четко разграничиваются вопросы ведения государства и автономных образований, дается конкретный перечень полномочий органов власти областных автономий[8]. Подобная тенденция характерна и для федеративных государств, где используются различные варианты разделения полномочий между федерацией и ее субъектами, при этом «компетенция» существует как конституционно-правовая категория. Однако часто федерация отдает на усмотрение самого субъекта определение того его органа, которому поручается реализация полномочия[9]. Например, принцип разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами отражен в ст. 5 Конституции РФ как одна из основ конституционного строя федеративного государства. В этой связи выделяются:
— предметы ведения и полномочия исключительно Российской Федерации;
— предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, внутри которых определяются собственные полномочия каждой из сторон;
— предметы ведения и полномочия субъектов Российской Федерации.
С позиции законодателя такое разделение объясняется рациональной организацией общегосударственного и регионального управления, положенной в основу принципа разграничения предметов ведения и полномочий между органами центральной и региональной государственной власти, что направлено на оптимизацию управления и призвано служить интересам граждан, общества и государства. Разумеется, субъект Российской Федерации, как и само российское государство, являясь правовой абстракцией, не может самостоятельно осуществлять указанные полномочия. Поэтому в ч. 3 ст. 5 Конституции РФ подчеркивается, что федеративное устройство Российской Федерации основано на разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. При этом российское законодательство предоставило субъектам Федерации самостоятельно устанавливать систему их органов государственной власти в соответствии с основами конституционного строя государства и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом. Между тем государственная власть, как в субъектах Российской Федерации, так и в регионах Казахстана, имеет ограниченный и в определенной степени подчиненный характер. В России это проявляется закреплением на конституционном уровне исключительной компетенции Федерации, верховенством Конституции РФ и федерального законодательства, а в Казахстане отражено централизацией ведущих полномочий государственной власти, что дает право роспуска нижестоящих органов, назначения на должность и освобождения от должности их должностных лиц, а также право отмены их актов.
Перечисленные факторы определяют особенности государственного управления на уровне субъектов Российской Федерации и регионов Казахстана.
Во-первых, в регионах России и Казахстана осуществляется двойное, но раздельное государственное управление. С одной стороны, на территории регионов России и Казахстана действуют территориальные подразделения центрального государственного органа. Так, в соответствии со ст. 1 Закона Республики Казахстан от 23.01.2001 № 148-2 «О местном государственном управлении в Республике Казахстан» (далее — Закон о местном государственном управлении) территориальное подразделение центрального государственного органа является структурным подразделением центрального исполнительного органа, осуществляющим в пределах соответствующей административно-территориальной единицы функции центрального исполнительного органа. Согласно ст. 78 Конституции РФ федеральные органы исполнительной власти для осуществления своих полномочий могут создавать свои территориальные органы и назначать соответствующих должностных лиц. Кроме того, федеральные органы исполнительной власти по соглашению с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации могут передавать им осуществление части своих полномочий, если это не противоречит Конституции РФ и федеральным законам.
Во-вторых, государственное управление на уровне регионов России и Казахстана ограничено не только территориально, но и кругом полномочий. Так, в Казахстане к полномочиям региональных органов государственной власти относятся лишь те, которые определены актами республиканских органов, при этом компетенция каждого из этих органов устанавливается соответствующим законом. В России к собственным исключительным полномочиям субъекта Федерации относятся обычно те, которые остаются за вычетом исключительных полномочий Федерации и совместных полномочий Федерации и субъекта.
Однако, несмотря на различия в правовом статусе регионов России и Казахстана, регионы обоих государств равноправны между собой во взаимоотношениях с центром. Характер такого равноправия проявляется, во-первых, в том, что органы государственной власти регионов Казахстана и России наделяются одним и тем же объемом прав и полномочий по отношению к центральным органам государственной власти; во-вторых, равноправие выражено и равным представительством всех регионов в высшем законодательном органе государства. Так, все субъекты Российской Федерации, независимо от размера территории и численности населения, имеют равное представительство в Совете Федерации Федерального собрания РФ. В таком же положении находятся и регионы Республики Казахстан: в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции Республики Казахстан Сенат парламента республики образуют депутаты в порядке, установленном конституционным законом: по два человека от каждой области, города республиканского значения и столицы республики.
В-третьих, как регионы Казахстана, так и регионы России обладают своей территорией, которая является составной частью территории этих государств.
Независимо от характера государственного, политического и административно-территориального устройства России и Казахстана в обоих государствах наблюдается общая тенденция усиления вертикали власти, ведущая к ее централизации, о чем свидетельствуют недавно проведенные реформы. В частности, в ходе политических реформ в 2005 году в России и в 2007 году в Казахстане, выборы депутатов в нижние палаты парламентов государств стали проходить по пропорциональной избирательной системе, согласно которой избиратели голосуют не за конкретного кандидата, а за партийные списки, т. е. за политическую партию. Так, Федеральным законом от 18.05.2005 № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации» реформирована избирательная система на выборах депутатов Государственной думы, т. е. осуществлен переход от мажоритарно-пропорциональной к пропорциональной избирательной системе. Согласно этому федеральному закону все 450 депутатов Государственной думы избираются в составе федеральных списков кандидатов, выдвинутых политическими партиями (части 1 и 2 ст. 7), а политические партии, преодолевшие установленный процентный барьер (ч. 7 ст. 82), получают места в Государственной думе пропорционально числу голосов избирателей, поданных за соответствующие федеральные списки кандидатов.
Введение процентного барьера (так называемый заградительный пункт), означающего некоторое ограничение пропорциональности представительства, позволяет, как ранее указал Конституционный суд РФ в постановлении от 17.11.1998 № 26-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона от 21 июня 1995 года “О выборах депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации”», избежать раздробления депутатского корпуса на множество мелких групп с тем, чтобы обеспечить нормальное функционирование парламента, стабильность законодательной власти и конституционного строя в целом. В результате выборов депутатов в Государственную думу ФС РФ пятого созыва, прошедших 8 декабря 2007 г., наибольшее число голосов набрала пропрезидентская партия «Единая Россия» (70%).
Аналогичные новшества коснулись и избирательной системы Республики Казахстан. После внесения изменений и дополнений в Конституцию РК Законом Республики Казахстан от 21.05.2007 № 254-3 республика перешла на пропорциональную систему выборов депутатов в Мажилис (нижнюю палату) Парламента Республики Казахстан. По итогам прошедших 18 августа 2007 г. досрочных парламентских выборов президентская партия «Нур Отан» одержала безоговорочную победу, набрав 88,05% голосов, тогда как остальные партии не смогли преодолеть даже 7%-й порог, дающий право на места в Мажилисе Парламента РК.
Кроме того, в 2004 году в Российской Федерации и в 2007 году в Республике Казахстан были проведены реформы также в области регионального управления. Так, согласно ст. 18 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» кандидатуру на пост высшего должностного лица субъекта Российской Федерации предлагает Президент РФ и гражданин Российской Федерации наделяется полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) решением законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта.
В Казахстане изменения коснулись вопроса дачи согласия регионального представительного органа (маслихата) на назначение Президентом РК акима соответствующей области (города республиканского значения и столицы). Однако эта реформа не повлияла на усиление роли и полномочий регионального представительного органа в рамках системы сдержек и противовесов.
Во-первых, у депутатов маслихатов при даче согласия на назначение акима регионального уровня практически отсутствует свобода волеизъявления. Следовательно, они лишены возможности проголосовать против предложенной кандидатуры, поскольку находятся под большим давлением не только региональных и центральных исполнительных структур, но и Президента РК. Это объясняется тем, что в настоящее время региональные маслихаты на 88% представлены депутатами от народно-демократической партии «Нур Отан», возглавляемой Президентом РК Н.А. Назарбаевым. Поэтому депутаты этой партии вряд ли пойдут против политики ее руководителя и проголосуют против представленной им кандидатуры. В крайне невыгодном положении находятся депутаты других политических партий и общественных объединений, а также самовыдвиженцы, чей голос не имеет решающего значения, поскольку их численный состав — менее 12% от всего депутатского корпуса региональных маслихатов.
Во-вторых, серьезный недостаток предложенной модели назначения акима регионального уровня заключается в том, что окончательную точку в этом вопросе ставят не депутаты региональных представительных органов, а Президент РК, а это делает процесс назначения сугубо формализованным. На наш взгляд, более удачна и демократична российская модель, где гражданин, избранный на пост главы региона большинством депутатов представительного органа субъекта, наделяется полномочиями высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) не Указом Президента РФ, а решением законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Федерации. Считаем, что подобную практику следует ввести и в Республике Казахстан.
В-третьих, недостатком рассматриваемой модели является и то, что на должность акима области, города республиканского значения и столицы предлагается одна кандидатура, вследствие чего у депутатов регионального маслихата отсутствует право альтернативного выбора, а у оппозиции — право участия в этом процессе[10].
В-четвертых, выражение депутатами представительного органа своего несогласия с представленной кандидатурой еще не свидетельствует о том, что эта кандидатура будет отклонена Президентом РК. Несмотря на то что Конституция РК не регулирует данный вопрос, можно предположить, что в случае отклонения кандидатуры депутатами маслихата Президент РК оставляет за собой право либо согласиться с ними, либо принять решение о назначении акима. Наверняка в дальнейшем в Закон о местном государственном управлении будут внесены изменения, предусматривающие в таком случае конституционно-правовую ответственность регионального представительного органа в виде его роспуска.
Таким образом, характер унитарного (от лат. unus, unitas — один, единство) устройства казахстанского государства означает следующее.
Во-первых, территория республики поделена на крупные и небольшие по размерам административно-территориальные единицы, обладающие статусом управляемых частей государства. Границы самых крупных административно-территориальных единиц (областей, города республиканского значения и столицы) республики могут быть установлены и изменены только Президентом РК (ст. 9 Закона об административно-территориальном устройстве).
Во-вторых, в Республике Казахстан все внешние межгосударственные сношения осуществляют центральные органы, официально представляющие страну на международной арене. Местные же органы власти имеют право устанавливать международные связи от имени соответствующих регионов не с самими государствами, а только с их территориальными частями.
В-третьих, посредством унитарной формы государственного устройства обеспечиваются управление государством по принципу централизации ведущих полномочий государственной власти, создание управляющей вертикали исполнительной власти и согласованность всех действий государственных органов. Президент-ская форма правления в Республике Казахстан свидетельствует о сосредоточении в руках Президента РК сверхмощной власти. Фактически он является главой исполнительной власти, поскольку назначает на должность и освобождает от должности не только премьер-министра и членов правительства республики, но и глав регионов, которые, в свою очередь, выступают представителями как главы государства, так и правительства республики в соответствующем регионе. Президент РК может как распустить высший законодательный орган страны — парламент, так и досрочно прекратить полномочия местного представительного органа. Кроме того, акты местных исполнительных органов могут быть приостановлены либо отменены центральными органами власти. Так, согласно п. 4 ст. 88 Конституции РК решения и распоряжения акимов могут быть отменены Президентом РК, Правительством Республики Казахстан либо вышестоящим акимом, а также в судебном порядке.
В-четвертых, на территории Республики Казахстан действует одна конституция, единая система законодательства. В государстве функционирует единая денежная система, проводится обязательная и общая для всех административно-территориальных единиц налоговая и кредитная политика. Правом принимать законы обладают только центральные органы государственной власти в лице парламента и Президента РК. Этим видом нормативного правового акта (законом) регулируются важнейшие общественные отношения и устанавливаются основополагающие принципы и нормы, действующие на всей территории Республики Казахстан. Местным представительным и исполнительным органам власти предоставлено лишь право принятия подзаконных актов в виде решений маслихата и постановлений акимата, при этом недопустимо расширение нормотворческой деятельности и выход за ее пределы. Соответственно административно-территориальные единицы Республики Казахстан не имеют собственных законодательных органов.
В-пятых, ведущей тенденцией в Республике Казахстан как в унитарном государстве является децентрализация управления, выдвинутая в качестве важнейшей задачи ввиду невозможности решения центром всех вопросов и необходимости продвижения реформ на местах. Эта задача объявлена в программном документе «Стратегия—2030» в качестве новой стратегии управления страной, в которой важное место должно быть отведено регионам[11].
В мировой практике преобладает тенденция, также свидетельствующая об усилении роли местных органов власти в решении экономических, социальных и иных проблем на соответствующей территории. Происходит это за счет перераспределения полномочий между центральными и региональными органами власти, формирования новых взаимоотношений между ними на основе учета интересов государства и территории. В сфере регулирования социально-экономического развития недостатки чрезмерной централизации отчасти устраняются именно системой территориального управления, основанной на определенном разделении функций в социальной и экономической областях между центром и территориальными единицами, их органами управления[12]. Цели разделения полномочий между центральным и региональным уровнями государственного управления в унитарном государстве — это обеспечение эффективного взаимодействия между центром и регионами, учет интересов населения территорий соответствующих регионов, повышение профессионализма региональных органов управления с целью оперативного решения задач, возложенных на них государством, с одновременным увеличением доли их ответственности. В этой связи Президент РК Н.А. Назарбаев отмечает: «Каждое министерство и ведомство должно освобождаться от несвойственных ему функций, максимально передавая их от центра к регионам и от государства в частный сектор»[13].
 Действительно, сегодня такие явления, как отсутствие четкого разделения полномочий между центром и регионами, несоответствующие объемы ответственности за решение конкретных задач, дублирование функций, безответственность органов управления, могут стать причиной торможения движения на пути социально-экономического развития того или иного региона. Поэтому организация управления в унитарном государстве должна строиться на основе сочетания централистских и децентралистских начал, в противном случае излишняя централизация может привести к снижению эффективности управления. С такой проблемой столкнулась в 2001 году Восточно-Казахстанская область, где сосредоточено 80% всего лесного массива страны. В этом регионе, а именно в сосновом бору под Семипалатинском, вырубка деревьев приняла большие масштабы. Однако местные органы власти не в силах были решить эту проблему, поскольку полномочия по охране лесов были прерогативой Министерства биоресурсов и охраны окружающей среды, которое находилось на отдаленном расстоянии от соснового бора и устранилось от выполнения возложенных на него функций. В децентрализации, характерной для федеративного государства, зачастую видят фактор, повышающий уровень управляемости, предоставляющий возможность регулирования политических, экономических и иных отношений в субъектах федерации, способствующий конструктивному решению проблем последних[14]. Так, например, субъектам Российской Федерации, вполне жизнеспособным как в социально-экономическом, так и в политическом плане, предоставлена довольно большая степень самостоятельности по регулированию многих вопросов на их территории. В этом смысле федерация в России выступает как наиболее целесообразная и политически необходимая форма демократического управления государством с большой территорией и численностью населения, в котором при усилении субъектов Федерации важно достичь относительно устойчивого сочетания централизации и децентрализации в системе управления. В то же время в Российской Федерации, в силу того что ее субъекты стремятся к все большей самостоятельности и даже к суверенизации», сохраняется высокая степень централизации со стороны государства, призванной не допустить ослабления контроля над частями своей территории.
 
Библиография
1  Об этом, в частности, свидетельствует Концепция региональной политики Республики Казахстан, в которой все области, города республиканского значения и столица Казахстана, названные регионами, поделены на 6 групп. К первой отнесены крупные города — столица Астана и город республиканского значения Алматы, обладающие диверсифицированной промышленностью (в основном машиностроением), развитым финансовым сектором и высоким научно-техническим потенциалом. Вторую группу образуют области, богатые углеводородными минеральными ресурсами: Атырауская и Мангистауская. Третья группа представлена промышленными областями, богатыми природными минерально-сырьевыми ресурсами, на базе которых были построены и работают крупные добывающие и перерабатывающие предприятия, использующие местное сырье. В этих областях также получили определенное развитие некоторые производства обрабатывающей промышленности (машиностроение, легкая и пищевая промышленность). Это — Восточно-Казахстанская, Карагандинская и Павлодарская области. К четвертой группе относятся Актюбинская, Жамбылская, Костанайская, Южно-Казахстанская области. Эта группа богата природными ресурсами, а также располагает и значительными сельскохозяйственными угодьями. В пятой группе, включающей Западно-Казахстанскую и Северо-Казахстанскую области, преимущественно развито машиностроение, в том числе оборонного направления, и значительны размеры сельскохозяйственных угодий, опреде-
ливших промышленно-аграрную направленность этих областей. Кроме того, в Западно-Казахстанской области получила развитие нефтегазодобывающая промышленность, занимающая в структуре промышленного производства более 80%. Шестая группа включает такие аграрные области, как Акмолинская, Алматинская и Кызылординская, экономическая деятельность которых в основном представлена сельскохозяйственным производством, если не считать нефтедобычу на Кумколе в Кызылординской области.
2 См.: Маклаков В.В. Конституционное право зарубежных стран. Общая часть. — М., 2006. С. 812.
3 См.: Артюнян Г.Г., Баглай М.В. Конституционное право: Энциклопедический словарь. — М., 2006. С. 393.
4 Олех Л.Г. Регионализм и федерализм. — Новосибирск, 1998. С. 124.
5 Козлов Ю.М. Исполнительная власть: региональный уровень // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 1993. № 1. С. 13.
6  Умнова И.А. Современная российская модель разделения власти между Федерацией и ее субъектами. — М., 1996. С. 14.
7  См.: Маклаков В.В. Указ. соч. С. 812.
8  См.: Италия. Конституция и законодательные акты. — М., 1988; Испания. Конституция и законодательные акты. — М., 1982.
9  См.: Авакьян С.А. Конституционное право России: Учеб. курс. 2-е изд., перераб. и доп.: В 2 т. Т. 2. — М., 2006. С. 31.
10  См.: Парламентаризм в субъектах Российской Федерации: проблемы и перспективы развития. Материалы науч.-практ. конф. — Саранск: Гос. собр. РМ, МГУ им. Н.П. Огарева, юрид. фак., 2006. С. 20—21.
11  Стратегия развития «Казахстан—2030: процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев». — Астана: ИКФ «Фолиант», 2000.
12  См.: Роль местных органов власти в управлении территориальным развитием: Сб. науч. тр. — М., 1989. С. 4.
13  Стратегия развития «Казахстан—2030…».
14  См.: Мурзагалин Ж., Карин Е. Децентрализация власти // Казахстанская правда. 1998. № 5. С. 1.