УДК 347.1:340.113 

Страницы в журнале: 73-77

 

Ю.С. ЗУБЕНКО,

аспирант Института философии и права Сибирского отделения РАН

 

В статье дается формулировка понятия «археологические находки», которая будет способствовать решению проблемы бессистемности понятийного аппарата законодательства о культурных ценностях и может применяться в гражданском праве.

 

In the article it is formulated the conception of ‘archeological find’, that will contribute to the decision problems of disorder the conceptual apparatus of legal system about cultural values and can be used in Legal Right.

 

Толкование понятия «археологические находки» весьма противоречиво и многозначно. Для выявления определения этого понятия обратимся в первую очередь к археологии. Термин «археология» сложился из двух греческих слов — архайос (древний) и логос (слово, знание); впервые был введен в обиход греческим философом Платоном, жившим в IV веке до н. э. Под данным термином Платон понимал науку о древностях в самом широком смысле слова. В XVIII веке археологию называли историей античного искусства. И только в советское время утвердилось определение археологии как науки, изучающей первобытные античные и средневековые вещественные источники и восстанавливающей по ним историческое прошлое человеческого общества[1]. В наши дни академик РАН В.Л. Янин определяет археологию как отрасль исторической науки, изучающей прошлое человечества преимущественно на основе вещественных исторических источников, или археологических памятников в широком смысле слова[2]. Подводя итог по вопросу определения археологии, можно сказать, что это наука, изучающая историческое прошлое человечества по вещественным источникам, к которым относятся древние предметы, составляющие суть следов древних людей. В археологии эти древние предметы называют артефактами. Артефакт — это любой материальный объект, изготовленный или модифицированный человеком прошлого и выполняющий определенную культурную функцию[3]. Для того чтобы обнаруженная вещь считалась артефактом, ее необходимо идентифицировать, а «идентифицировать артефакт означает отнести данный объект к области человеческой культуры»[4]. Концепция культуры жизненно необходима археологии, однако и понятие «культура» имеет множество разнообразных толкований. Предложены уже сотни определений, но универсального, сущностного нет до сих пор. Можно лишь констатировать, что вне культуры невозможна жизнь человека и общества. Каждое новое поколение начинает свою жизнь не только в окружении природы, но и в мире благ, созданных предшествующими поколениями. Если человек создает культуру, то и культура создает человека. В общем смысле культуру можно рассматривать как «неразрывное единство двух взаимосвязанных и взаимозависимых начал — создаваемого людьми предметного богатства мира и формируемых человеческих способностей, навыков, знаний и потребностей людей»[5].

Принято различать культуру материальную и духовную. К материальной относятся прежде всего средства производства и предметы труда, вовлеченные в водоворот общественного бытия. Это понятие охватывает широкий круг вещей и процессов, которые служат человеку. Материальная культура является показателем уровня практического овладения человеком природой.

К духовной культуре относятся искусство, наука, религия, нравственные нормы поведения людей в обществе, богатство языка и многое другое. Культура, следовательно, охватывает все достижения человечества в области как материального, так и духовного производства.

Кроме того, для осознания феномена культуры большое значение имеет принцип преемственности. Культура существует не как пассивное хранение материальных и духовных ценностей, созданных предшествующими поколениями, а как их активное творческое использование человечеством для социального прогресса.

В «Советском энциклопедическом словаре» культура определяется как «исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях»[6]. Принадлежность предмета к культуре выясняется, когда устанавливается его роль и функция в системе культуры. Аналогично понятию «артефакт» понятие «археологический памятник». Археологический памятник является для археологии понятием всеобъемлющим[7]. К археологическим памятникам относятся вещественные источники, находящиеся в земле в момент обнаружения, а именно: остатки поселений и погребений, мастерских, святилищ, клады[8], а также отдельные находки[9].

Анализ специальной литературы по археологии показал, что установленной дефиниции археологических находок пока нет. Однако выявлены определенные существенные признаки таких находок: в момент обнаружения находились в земле; представляют особенную значимость для истории, науки, культуры.

Обратимся к изучению существующих в России нормативных правовых документов на предмет содержащихся в них определений понятия «археологические находки».

В состав законодательства, относящегося к сфере культуры в общем и к археологическим находкам в частности, входят в первую очередь следующие законодательные акты: Федеральный закон от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее — Закон об объектах культурного наследия); Закон РФ от 09.10.1992 № 3612-1 «Основы законодательства Российской Федерации о культуре»; Закон РФ от 15.04.1993 № 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей» (далее — Закон о вывозе и ввозе культурных ценностей); Закон РСФСР от 15.12.1978 «Об охране и использовании памятников истории и культуры»; Федеральный закон от 26.05.1996 № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» и некоторые другие. Кроме того, в состав законодательства об археологических находках включены специальные подзаконные нормативные акты: постановление Верховного Совета РФ от 27.12.1991 № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность»; постановление Правительства РФ от 05.07.2001 № 504 «Об общероссийском мониторинге состояния и использования памятников истории и культуры, предметов Музейного фонда Российской Федерации, документов библиотечных фондов, Архивного фонда Российской Федерации, а также кинофонда» и многие другие.

Помимо перечисленных актов к законодательству об археологических находках могут быть причислены и отдельные статьи кодифицированных отраслевых актов, в частности ГК РФ, УК РФ, КоАП РФ.

Правовое регулирование рассматриваемых нами вопросов осуществляется и иными законодательными и подзаконными нормативными правовыми актами. Например, вопросы разграничения государственной собственности на памятники истории и культуры решаются на основе целого блока специальных подзаконных актов.

Отнесение названных актов к источникам законодательства об археологических находках определяется характером соответствующих норм. Таким образом, в состав законодательства об археологических находках входят нормативные акты, посвященные их охране и использованию, а также отдельные статьи нормативных правовых актов, содержащие нормы той же направленности. Однако нормативного правового акта, специально посвященного регулированию отношений, связанных с археологическими находками, в настоящее время в российском законодательстве нет. Обзор специальных нормативных актов в рассматриваемой нами сфере показывает, что в их состав входят нормы различной отраслевой принадлежности.

Категория «археологические находки» является новой для российского законодательства и требует правового определения.

В ГК РФ под находкой понимается потерянная вещь (ст. 227). В рассматриваемом нами случае для археологических вещей или предметов факт их потерянности не имеет значения. Под находкой понимается найденная или обнаруженная вещь. На наш взгляд, в этом вопросе важны некоторые нюансы. Если вещь найдена, то появляется фактор случайности, т. е. вещь не искали целенаправленно, а нашли случайно. Если же вещь обнаружена, то ее поисками занимались целенаправленно, например: проводили археологические раскопки, специально занимались поисками клада.

В ГК РФ под кладом понимают зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы (ст. 233). В чем именно состоит ценность предметов, законодатель не указывает. Это либо материальная, либо культурная ценность. С одной стороны, важный признак клада — его экономическая ценность. С другой же стороны, п. 2 ст. 233 ГК РФ отсылает к культурной ценности клада, указывая на клад, содержащий вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры.

Например, монетные клады, отдельные монетные находки, женские украшения обладают не только высокой экономической ценностью, но и значительной культурной ценностью. Принадлежность монетных кладов и отдельных монетных находок к культуре выражается в их роли в определении древних торговых путей (торговых связей)[10], а по женским украшениям была составлена карта расселения славянских племен (у каждого племени был свой стиль женских украшений)[11].

Выясняется еще один возможный признак археологических предметов, а именно: они могут обладать значительной экономической ценностью.

Закон о вывозе и ввозе культурных ценностей указывает на «движимые предметы материального мира, находящиеся на территории Российской Федерации... приобретенные археологическими… экспедициями» (ст. 6) или «предметы и их фрагменты, полученные в результате археологических раскопок» (ст. 7). Археологические предметы в данном законе объединяются понятием «культурные ценности».

Закон об объектах культурного наследия  использует понятие «объекты археологического наследия», под которыми понимаются «частично или полностью скрытые в земле или под водой следы существования человека, включая все движимые предметы, имеющие к ним отношение, основным или одним из основных источников информации о которых являются археологические раскопки или находки» (ст. 3). Указание законодателя на «археологические раскопки или находки» представляется не вполне понятным. Получается, что понятия «археологические раскопки» и «археологические находки» равнозначны? По нашему мнению, археологические раскопки — это процесс поиска предметов или вещей, представляющих ценность для археологии. Археологические находки — это предметы, представляющие ценность для археологии. Объекты археологического наследия в данном законе охватываются понятием «памятники» (как вид объектов культурного наследия).

В международном праве археологические находки, как правило, рассматриваются в качестве одной из категорий культурных ценностей, в каждом документе применяется свое определение культурных ценностей, сформулированное для реализации конкретных целей данного акта.

В Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (1954 г.) под культурными ценностями понимаются «ценности движимые или недвижимые, которые имеют большое значение для культурного наследия каждого народа, такие, как памятники архитектуры… археологические месторасположения… предметы… исторического или археологического значения» (ст. 1)[12].

Согласно ст. 1 Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности от 14 ноября 1970 г. под культурными ценностями понимаются ценности религиозного или светского характера, которые рассматриваются каждым государством как представляющие значение для археологии, доисторического периода, истории, литературы, искусства и науки и которые относятся к перечисленным в данной Конвенции категориям. К таким категориям, в частности, относятся археологические находки (включая обычные и тайные) и археологические открытия[13].

Следовательно, археологические находки могут быть отнесены к категории культурных ценностей. Культурные ценности способны удовлетворить не только духовные, но и материальные потребности людей[14]. Полагаем, что именно способность археологических находок как культурных ценностей к удовлетворению не только духовных, но и материальных потребностей человека является еще одним важным признаком рассматриваемых объектов.

В Европейской конвенции об охране археологического наследия от 6 мая 1969 г.[15] используется категория «археологическое наследие» как источник европейской коллективной памяти и инструмент исторических и научных исследований. Элементами археологического наследия считаются все остатки и объекты (как и любые другие следы человечества из прошлых эпох), сохранение и изучение которых помогает проследить историю человечества и ее связь с природной средой, основными источниками информации о которых являются раскопки или открытия и другие методы исследований, касающиеся человечества и относящейся к нему среды.

Согласно данному определению, с нашей точки зрения, археологические предметы обладают таким признаком, как уникальность. Сама уникальность может иметь различную природу, а именно:

— может иметь естественное происхождение (например, отдельные экземпляры драгоценных камней);

— может быть опосредована человеческой деятельностью (например, старинные монеты);

— может быть связана с неким специфическим человеческим фактором (например, старинные женские украшения).

Речь идет о том, что археологические находки как уникальные вещи не могут быть воспроизведены, так как при любом воспроизведении они теряют присущие им особые свойства. Следует признать, что уникальность также является важнейшим признаком рассматриваемых объектов.

В Хартии по охране и использованию археологического наследия (1990 г.) записано: «Археологическое наследие является частью материального наследия, основная информация по которому может быть получена археологическими методами». В Хартии указывается, что законодательство должно гарантировать сохранение памятников археологии в соответствии с потребностями истории страны, а также «в принципе должно требовать опережающих исследований и составления полной археологической документации в тех случаях, когда речь идет о разрушении памятника и оно санкционировано органами охраны»[16].

История охраны государством в России археологического наследия, и в частности археологических находок, исчисляется с 1859 года, когда было создано первое правительственное учреждение под председательствованием графа С.Г. Строганова по «надзору за археологическими разысканиями в Империи» — Императорская археологическая комиссия (ИАК)[17]. Приоритетным направлением работы комиссии была охрана археологических памятников. Комиссия осуществляла надзор за строительными работами, вела охранные раскопки, выдавала «открытые листы» на право ведения раскопок, собирала полевую документацию и коллекции, печатала ежегодные отчеты обо всех раскопках и случайных находках на территории России, издавала серии «Материалы по археологии России» (с 1888 г.), «Известия археологической комиссии» (с 1901 г.). В охранной деятельности ИАК разрабатывала документы по учету и описанию памятников, участвовала в выработке нового законопроекта по охране археологических памятников. Однако ИАК не смогла обеспечить сохранность древностей. 29 октября 1911 г. в Государственную думу был внесен проект Положения об охране древностей[18]. Планировалось создание Комитета по охране древностей при Министерстве внутренних дел России.

Начавшаяся Первая мировая война, а потом и события 1917 года не позволили довести законодательную работу до конца.

Законодатели советского времени регулировали охрану археологического наследия. Например, в Законе СССР от 29.10.1976 № 4692-IX «Об охране и использовании памятников истории и культуры»[19] устанавливался принцип охраны государством всех памятников истории и культуры, находящихся на территории СССР. Законодатели также активно сотрудничали с международным сообществом в области сохранения археологического наследия и недопущение его незаконного оборота. Доказательством этого является ратификация в 1988 году Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия[20], которая была принята 17-й сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО 16 ноября 1972 г. 13 ноября 1990 г. в СССР была ратифицирована Европейская конвенция об охране археологического наследия, принятая 6 мая 1969 г. в Лондоне. Целью принятия этой Конвенции было стремление государств Европы объединить усилия по охране памятников археологии от грабительских раскопок. Однако, хотя уже подписана новая редакция Европейской конвенции об охране археологического наследия (1992 г.), Российской Федерацией она не ратифицирована.

С.В. Гусев считает очевидным, что археологическое наследие требует специальных методов сохранения[21]. И с этим мнением нельзя не согласиться. На наш взгляд, наиболее эффективны в данном случае законодательные меры.

Следовательно, можно утверждать, что археологические находки относятся к тем вещам, которые находятся под охраной государства. Это означает, что еще один признак рассматриваемых предметов — то, что они обладают общегосударственной значимостью.

Вернемся к вопросу об определении правового понятия «археологические находки». Мы пришли к выводу, что указанное понятие относится к категории культурных ценностей. Далее необходимо определить, каковы критерии признания соответствующих материальных объектов культурными ценностями. Следует констатировать, что лишь немногие ученые смогли сформулировать указанные критерии.

Так, В.Г. Горбачев, В.Г. Растопчин, В.Н. Тищенко определяют культурные ценности как «особый вид ценностей, способный в той или иной мере удовлетворять духовные или эстетические потребности человека, одновременно содержащий в себе художественную, научную и т. д. ценность. Под культурными ценностями… понимаются как движимые, так и недвижимые объекты. К движимым объектам относятся предметы, находящиеся в недвижимых объектах или извлеченные из них и способные представлять ценность сами по себе. К недвижимым объектам относятся местности природного, этнического, археологического (выделено мною. — Ю.З.), исторического и другого научного значения; архитектурные сооружения, ансамбли, представляющие научную, мемориальную, художественную или иную культурную ценность»[22].

Приведенное определение содержит один важный критерий археологических находок, а именно то, что они относятся к движимым культурным ценностям. Однако движимые культурные ценности не всегда связаны с недвижимыми. Например, клад представляет ценность сам по себе и не привязан к недвижимым объектам.

Заслуживают, на наш взгляд, внимания критерии выделения культурных ценностей, предложенные А.П. Сергеевым. Во-первых, по мнению автора, рассматриваемые объекты являются вещественным результатом всеобщего труда, создающим связь между людьми через производство конкретного определенного предмета труда. Во-вторых, они обладают признаком всеобщности, внешним проявлением которого обычно выступает уникальность объектов, признаваемых культурными ценностями. В-третьих, как правило, осознание истинного значения рассматриваемых объектов происходит лишь со временем. И наконец, в-четвертых, культурные ценности осуществляют очень важную социальную функцию: они являются связующим звеном между разными поколениями и народами, играя важнейшую роль в формировании необходимого обществу типа личности[23].

По нашему мнению, все критерии, предложенные А.П. Сергеевым, могут быть отнесены к археологическим находкам. Во-первых, нельзя отрицать, что исследуемые объекты имеют вещественный характер, т. е. являются вещами. Во-вторых, археологические предметы отличает признак уникальности. В-третьих, бесспорно, возраст археологических предметов или объектов может исчисляться веками и информация, которую они несут, является связующим звеном между различными поколениями и народами.

Таким образом, анализ основных российских и международных законодательных актов, посвященных регулированию отношений, складывающихся по поводу археологических находок, а также правовой доктрины и специальной литературы по археологии показал, что установленной дефиниции для археологических находок нет. Однако этот факт имеет определенные достоинства, а именно позволяет сформулировать универсальное понятие, отражающее в первую очередь правовую сущность археологических находок. Вопрос о правовой сущности довольно сложен, поскольку правовая сущность исследуемых нами объектов заключается в совокупности отношений, возникающих по поводу археологических находок, которые могут быть урегулированы при помощи правовых норм с учетом выделенных нами признаков исследуемых объектов, а именно:

— в момент обнаружения находились в земле;

— представляют ценность для истории, науки и культуры;

— могут обладать высокой материальной стоимостью;

— способны удовлетворять как духовные, так и материальные потребности людей;

— обладают уникальностью;

— имеют общегосударственную значимость.

По нашему мнению, следует считать археологическими находками вещи, обнаруженные в земле, обладающие культурной ценностью и вовлеченные в гражданский оборот. Данное определение выражает синтез выделенных признаков. Земля для археологии является «неисчерпаемым архивом вещественных документов»[24], поэтому, указывая на то, что археологические находки обнаружены в земле, мы выделяем их из массы культурных ценностей. Археологические находки представляют собой вещи, обладающие исторической, научной значимостью и способные удовлетворять духовные потребности людей. Все сказанное объединяется суждением о том, что археологические находки — культурная ценность. Вместе с тем археологические находки интересуют нас в рамках тематики гражданского права, и поэтому определяющий критерий сформулированного определения — их участие в гражданском обороте.

 

Библиография

1 См.: Амальрик А.С., Монгайт А.Л. Что такое археология. — М., 1966. С. 6.

2 См.: Археология: Учеб. /Под ред. В.Л. Янина. — М., 2006. С. 8.

3 См.: Бочкарев В.С. К вопросу о системе основных археологических понятий // Предмет и объект археологии и вопросы методики археологических исследований / Под ред. В.М. Массона, В.Н. Борязя. — Л., 1975. С. 36.

4 Там же.

5 Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. — Л., 1990. С. 13.

6 Советский энциклопедический словарь. — М., 1982. С. 677.

7 См.: Амальрик А.С., Монгайт А.Л. Указ. соч. С. 39.

8 См.: Археология / Под ред. В.Л. Янина. С. 8.

9 См.: Амальрик А.С., Монгайт А.Л.  Указ. соч. С. 40.

10 См.: Амальрик А.С., Монгайт А.Л. Указ. соч. С. 234.

11 Там же. С. 29.

12 Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений. — М., 1996. С. 33—34.

13 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. — М., 1990. Вып. XLIV.

14 См.: Щенникова Л.В. Культура и право. — М., 1992. С. 5—16.

15 Сборник международных договоров СССР. — М., 1994.

16 Хартия по охране и использованию археологического наследия // Советская археология. 1991. № 3. С. 293—296.

17 См.: Васильева Р.В. Императорская археологическая комиссия. Традиции и наследие // Традиции российской археологии: Материалы методологического семинара ИИМК РАН // Археологические изыскания. Вып. 33. — СПб., 1996. С. 15—16.

18 См.: Гусев С.В. Использование международного опыта для создания правовой базы по сохранению археологического наследия России // Охрана наследия за рубежом: опыт прошлого и современные проблемы: Сб. ст. / Отв. ред. Р.А. Мнацаканян. — М.: Изд.-во РНИИ культурного и природного наследия, 1993. С. 17—28.

19 Свод законов СССР. Т. 3. — М., 1990. С. 704.

20 Международные нормативные акты ЮНЕСКО. — М., 1993.

21 См.: Гусев С.В. Указ. соч. С. 19.

22  Горбачев В.Г., Растопчин В.Г., Тищенко В.Н. Культурные ценности: понятие, порядок приобретения, хранения и обращения: Справ. пособие. — М., 1994. С. 3.

23 См.: Сергеев А.П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей в СССР. — Л., 1990.С. 29—32.

24 См.: Амальрик А.С., Монгайт А.Л. Указ. соч. С. 38.