Н.А. ГУЩИНА,

кандидат юридических наук, доцент Калининградского государственного университета

 

Во второй половине XX века мировая общественность все чаще выступала с заявлениями о недопустимости нарушения прав человека государством. Подобные заявления были и в России. Так, Проектной группой по правам человека, созданной в 1988 году по инициативе А.Д. Сахарова при поддержке фонда «За выживание и развитие человечества», были опубликованы «Необходимые условия для установления власти права», разработанные на Международном конгрессе в Нью-Дели в 1959 году. В тексте этого документа подчеркивалось, что функция законодательного органа в свободном обществе, признающем власть права, состоит в создании и поддержании условий, которые обеспечивают достоинство человека как личности. В свою очередь это требует не только признания за человеком гражданских и политических прав, но и установления социальных, экономических, культурных условий, необходимых для полного развития личности.

С точки зрения авторов, разрабатывающих упомянутый документ, в свободном обществе, признающем власть права, каждый законодательный орган должен стремиться к полной реализации принципов, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека, а также не может препятствовать осуществлению основных прав и свобод личности, допускать принятие законов, которые дают основания для проведения различий между людьми, группами людей или меньшинствами. Во всем мире правительства должны обеспечивать условия для поддержки и развития господства права посредством заключения международных и региональных соглашений. Подобные акты должны предусматривать возможность обращения в международные органы за защитой нарушенных прав в любой точке мира.

Реализация идеалов, относящихся к правам человека, должна не только претворяться в жизненную реальность через институты и механизмы объективного права данного государства, но и иметь опору в международном праве, его общечеловеческом содержании и направленности. В демократических государствах правовые системы выстраиваются сообразно принципам и критериям прав человека в соответствии с приоритетом норм международного права.

Сегодня уже наметился процесс международного сотрудничества в области развития уважения к правам и основным свободам человека на всей планете. Многие страны, развивающиеся по демократическому пути, возложили на себя обязанность уважать, соблюдать и защищать права и основные свободы человека; нарушение прав человека в любой стране рассматривается как деликт надгосударственного порядка и получает отрицательную оценку со стороны мирового сообщества. Это свидетельствует о том, что права человека обладают универсальной юрисдикцией, становятся действующим правом в глобальном отношении. Универсальность прав человека состоит в равной для всех возможности их реализации и равной юридической защите.

Защита прав человека осуществляется как на внутригосударственном, так и на международном уровнях. Решения международных органов по вопросам нарушения прав и свобод человека в той или иной стране являются для нее обязательными. Сотрудничество в области защиты прав человека позволяет не только обеспечить их надежную защиту в случае нарушения, но и содействует пресечению нарушения этих прав в будущем. Однако этим международное сотрудничество в данной сфере не исчерпывается. Для успешного выполнения государствами взятых на себя гуманитарных обязательств также расширяется правовое сотрудничество в области стимулирования мерами поощрения правомерной реализации прав и свобод человека. Международно-правовые документы в области поощрения и развития уважения всех прав человека обязательны для исполнения государствами, добровольно признавшими их юридическую, моральную и политическую силу.

В выполнении обязанностей по развитию уважения всех прав человека важная роль принадлежит закрепленным в международных актах правовым поощрениям, являющимся стимулирующими специфическими средствами достижения целей. Выполняя определенную стимулирующую роль в реализации прав человека, они одновременно косвенно позитивными средствами удерживают от неправомерных деяний государства, отвечающие за их реализацию. Определяя их значение, Л.Д. Воеводин подчеркивал, что среди юридических гарантий важное место могут занять меры поощрения, применяемые для стимулирования правомерной реализации прав и свобод человека[1].

Важное значение в развитии стимулирующих начал в области уважения прав человека имеет принятый в 1945 году Устав Организации Объединенных Наций, провозгласивший в качестве одной из идей ООН осуществление международного сотрудничества в гуманитарной сфере, поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам для всех людей без исключения. Этот документ стал политическим и юридическим фундаментом для последующего сотрудничества суверенных государств и народов в области поощрения и развития уважения всех прав человека. Не менее значительным документом, определяющим фундаментальные идеи в области уважения прав человека, стала Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, «Верховный комиссар по поощрению и защите всех прав человека»[2], принятая 7 января 1994 г. В ней подчеркивается, что поощрение и защита всех прав человека является одной из первоочередных задач международного сообщества. Согласно Резолюции органами, отвечающими за вынесение решений и формирование политики по вопросам поощрения и защиты всех прав человека, являются Генеральная Ассамблея ООН, Экономический и Социальный Совет, а также Комиссия по правам человека. При этом Верховный комиссар по правам человека руководствуется признанием того, что все права человека — гражданские, культурные, экономические, политические и социальные — являются универсальными, взаимозависимыми и взаимосвязанными, создающими условия, необходимые для развития личности. Верховный комиссар несет и основную ответственность за деятельность ООН в области прав человека. Являясь должностным лицом ООН, он обязан поощрять эффективное осуществление всеми людьми гражданских, культурных, экономических, политических и социальных прав, выполнять активную роль в деле устранения препятствий на пути полной их реализации и недопущения продолжения нарушений прав человека во всем мире, как это отражено в Венской декларации[3].

В названных международных документах не содержится четких указаний на вид и меру поощрения, тем не менее в них присутствуют стимулирующие начала по выполнению взятых государствами гуманитарных обязательств в области уважения и защиты всех прав человека, что одобряется и поддерживается мировым сообществом. Отраженные в Уставе ООН, Всеобщей декларации прав человека идеи и принципы получили дальнейшее развитие в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, Международном пакте о гражданских и политических правах 1996 года и Факультативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах 1996 года. В этих документах установлен минимальный стандарт прав человека, которые обязаны признавать и обеспечивать государства-участники. Данные акты также устанавливают контрольные механизмы, позволяющие реализовать защиту основных прав и свобод в случае их нарушения правительственными органами стран-участниц. Согласно ст. 28 Международного пакта о гражданских и политических правах органом юрисдикции, контролирующим соблюдение основных прав и свобод, является Комитет по правам человека, который состоит из 18 членов[4]. Главная задача комитета — рассмотрение докладов о мерах, принятых государствами-участниками по претворению в жизнь прав, признаваемых в пакте, а также рассмотрение споров между государствами-членами, которые связаны с нарушением прав человека.

Все международные процедуры в области контроля за соблюдением прав человека можно разделить на две группы:

· доклады о выполнении государствами своих обязанностей в области прав человека, которые рассматриваются в международных органах;

· жалобы (петиции, сообщения) на нарушение государствами прав человека, которые тоже рассматриваются в международных органах[5].

Однако достаточно эффективная процедура обеспечения и защиты прав человека, предусмотренная нормами международного права, еще не выработана; человек может прибегать к их использованию лишь в исключительных случаях. Восполняется этот недостаток принятием региональных конвенций, предусматривающих контрольные механизмы за исполнением взятых обязательств по соблюдению и защите прав человека. В этом плане важно упомянуть Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и протоколы к ней[6].

В процессе своей деятельности Европейский суд руководствуется рядом основополагающих принципов:

· право Европейского Сообщества имеет прямое действие;

· право Европейского Сообщества основано на принципе приоритета основных прав человека;

· право Европейского Сообщества имеет приоритет над внутригосударственным правом стран-участниц;

· равенство субъектов независимо от национальной принадлежности, пола, расы, вероисповедания[7].

Можно полагать, что повышение значимости решений Европейского суда в механизме защиты прав человека значительно повысило бы роль юридических гарантий по созданию условий реализации гражданами своих прав и свобод.

Перед мировым сообществом стоит главная задача — требовать от каждого государства и его правительственных органов признания человеческого достоинства, равных и неотъемлемых прав личности. Государства призваны создавать условия, при которых каждый человек может пользоваться своими правами. Как правильно отметил В.Д. Попков, отступление от общепризнанных принципов и норм международного права, их нарушение являются противоправными действиями субъектов международного права, что влечет за собой применение международных санкций[8].

Однако вряд ли можно полагать, что контроль за соблюдением прав и свобод человека может быть основан только на принуждении. Не меньшую роль в правомерной их реализации имеет поощрение. Представляется, что правовое поощрение — это та основа, на которой должно базироваться исполнение гуманитарных обязательств государствами по развитию уважения и соблюдения прав человека.

В условиях формирования новой цивилизации наблюдается тенденция гармонизации национальных правовых систем в области стимулирования правомерной реализации прав и основных свобод человека. Совершенствование и взаимодействие института поощрения различных национальных правовых систем свидетельствует об интернациональной ориентированности законодательства, о формирующейся тенденции в международной политике по формированию фундамента мировой культуры прав человека. Правовое поощрение как стимулирующее средство правомерной реализации прав и свобод человека можно рассматривать как консолидирующую основу сближения правовых систем и народов с различными социальными укладами их жизни.

Несмотря на то, что в национальных правовых системах доминирующее значение имеют факторы национальной культуры, ее своеобразие, все же общечеловеческие ценности, заложенные в них, стали важнейшим фактором, обеспечивающим сближение правовых систем мира.

Однако это вовсе не означает, что поощрение и развитие уважения ко всем правам человека может быть производным исключительно от международного сотрудничества в правовой сфере. Уважение к правам человека не может быть привнесено извне, минуя эволюцию в каждом конкретном обществе и государстве.

Проводимая в России модернизация всех сфер общественной жизни обусловила создание объективных предпосылок для сближения российского и международного права в области поощрения и развития уважения всех прав человека. Правовое развитие России — зеркальное отражение конкретной исторической эволюции российского общества. Поэтому международно-правовое регулирование положения личности в обществе хотя и играет существенную роль в решении проблемы свободы человека, но все же является производным, вторичным по отношению к внутренней жизни российского общества, поскольку всегда опосредовано объективными условиями его развития.

Фундаментальной основой формирования демократической правовой системы России стали как сложившиеся внутренние условия, так и те правовые ценности, которые явились непреложными для мирового сообщества на современной ступени развития цивилизации. Национальные правовые системы, помимо прочего, формируются под воздействием правовых ценностей, закрепленных в международно-правовых документах. Они являются выражением исторических закономерностей развития человеческой цивилизации. Вероятно, институт правового поощрения может составлять нормативную подсистему международного гуманитарного права, отражающего идеалы справедливости, гуманизма, свободы, которые отвечают интересам народов всей нашей планеты[9]. Как следствие, происходит структурная сбалансированность юридических компонентов — прав и обязанностей, поощрений и ответственности.

По мере развития национальных правовых систем происходит углубление интегральных процессов (если их рассматривать с точки зрения гуманитарного содержания и своеобразия юридического инструментария), подтверждающих тот факт, что репрессивные методы решения общественных проблем сегодня неприемлемы. Процесс сотрудничества в области общепризнанных фундаментальных прав и свобод человека расширяется, напрямую охватывая материю права, ее содержание, отражая наличие фундаментальных системообразующих связей в правовых системах современности. Разумеется, источник их развития — в самом обществе; ни одна национально-правовая система не может ставить себя над обществом. Тем не менее их сближение свидетельствует об эффективном использовании правовых средств для преобразования жизнеустройства. Правовое поощрение в области уважения и соблюдения прав человека является интегральным звеном процессов, осуществляемых в пределах всего комплекса национальных правовых систем. В процессе их сближения складывается социальное явление: в соответствии с потребностями гражданского общества формируется активная свободная личность. Признание ее права на свободное развитие является фундаментальным принципом устройства мирового сообщества. Начало этого важного исторического процесса очевидно уже сейчас.

Как замечает И.Л. Бачило, право — это живая система[10], питается она реалиями общества, его интересами и потребностями и должна быть адекватной этим потребностям. Правовая карта мира формируется в условиях новой цивилизации, когда сближаются интересы всего мирового сообщества. Отражая достижения человечества, поощрительный юридический инструментарий проявляет свою фундаментальную ценность. Правовое поощрение рассматривается в контексте его ценности для человека, утверждения его как автономной личности. В начале третьего тысячелетия проблема свободы человека, стимулирования правомерной реализации его прав и свобод выходит на уровень международного масштаба. Свободное развитие личности, возможность реализации ее прав и свобод выступает универсальным средством межличностного общения, обеспечивающего необходимые условия социального бытия мирового сообщества. По словам С.С. Алексеева, именно через право воплощается главное, в чем выражается предназначение культуры, — потенциал разума, накопленных духовных богатств творчества, призванных и способных оградить и защитить человека[11].

 

Библиография

1 См.: Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. — М., 1997. С. 58.

2 См.: Резолюция 41/128, приложение А/СО № 7 (часть 1), глава III.

3 См.: Венская декларация и программа действий. 25 июня 1993 г. // Действующее международное право. Т. 2 / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. — М. 1999. С. 94—104.

4 См.: Международное публичное право: Сб. документов. Т. 1. — М. 1996. С. 470.

5 См.: Черниченко С.В. Развитие международных стандартов и процедур в области прав человека // Права человека в истории человечества в современном мире. — М., 1983. С. 117.

6 См.: Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Протокол № 11: О реорганизации контрольного механизма, созданного в соответствии с Конвенцией // Европейский суд по правам человека. Избранные решения / Под ред. В.А. Туманова. Т. 2. — М., 2000. С. 699—709.

7 См.: Абдугенаев М.И. Права человека: историко-сравнительный анализ. — СПб., 1998. С. 181—182.

8 См.: Попков В.Д. Соотношение внутригосударственного и международного права // Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие / Под ред. М.Н. Марченко. — М., 1999. С. 421.

9 См.: Попков В.Д. Указ. раб. С. 417.

10 См.: Бачило И.Л. Государство и право в условиях глобализации // Государство и право на рубеже веков. — М., 2001. С. 37.

11 См.: Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. — М., 2000. С. 225.