Е. МУРАВЬЕВА,
аспирант кафедры коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета
 
Законодательство о доверительном управлении ценными бумагами развивалось в нашей стране с 90-х годов прошлого века и на современном этапе фактически завершило свое формирование.
Понятие деятельности по доверительному управлению ценными бумагами. Определение деятельности по управлению ценными бумагами (как разновидности профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг) приведено в ст. 5 Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о рынке ценных бумаг). 
 
Однако оно не слишком информативно, так как в нем одно понятие (деятельность по доверительному управлению) устанавливается через отсылку к другому (доверительное управление), а последнее не раскрывается.
Доверительное управление как частный случай управления имуществом представляет собой принятие решения об использовании имущества и его осуществление для достижения определенных целей. Целью обычно является получение максимальной прибыли от использования имущества путем снижения расходов и повышения доходов. Цель доверительного управления имуществом совпадает с интересом учредителя управления. Интерес доверительного управляющего заключается в получении вознаграждения за свои услуги, т. е. своего рода платы за профессиональное принятие и осуществление управленческих решений.
Деятельность по доверительному управлению ценными бумагами является профессиональной, систематической (управление в каждом конкретном случае предусматривает совершение комплекса действий, реализацию различных прав и обязанностей на протяжении длящегося периода) и самостоятельной (управляющий сам определяет, какие действия лучше совершить, с точки зрения интересов учредителя управления). Доверительному управляющему предоставляется общедозволительный режим деятельности, т. е. ему можно производить любые действия, кроме тех, которые прямо запрещены законом или договором. Доверительный управляющий вправе совершать любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК РФ), а также осуществлять в пределах, предусмотренных законом и договором, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление (п. 1 ст. 1020).
В то же время в регулировании деятельности по доверительному управлению ценными бумагами присутствуют элементы разрешительного режима. Так, правомочие распоряжения ценными бумагами реализуется управляющим только в том случае, если это прямо предусмотрено договором (ст. 1025 ГК РФ). Инвестиционные декларации определяют объекты инвестирования, в которые управляющий может вкладывать переданные в управление средства инвестирования.
Предоставление управляющему общедозволительного режима деятельности предопределено самой сущностью управления как деятельности профессиональной и самостоятельной. Презюмируется, что управляющий как специалист в области управления ценными бумагами способен принимать наиболее эффективные решения, для реализации которых ему должны быть предоставлены максимально широкие правомочия. Проникновение разрешительных элементов в регулирование доверительного управления ценными бумагами объясняется стремлением законодателя защитить интересы учредителя путем минимизации риска утраты переданного в управление имущества.
Деятельность по доверительному управлению ценными бумагами — это самостоятельное, систематическое и целенаправленное принятие и реализация управляющим решений по наиболее эффективному использованию переданных в управление ценных бумаг документарной и бездокументарной формы выпуска, а в предусмотренных законодательством случаях — средств инвестирования в ценные бумаги. Деятельность управляющего выражается в осуществлении правомочий собственности и (или) иных прав учредителя управления, совершении фактических и юридических действий с ценными бумагами от своего имени, но в интересах выгодоприобретателя и за вознаграждение.
Раскрытие понятия доверительного управления позволяет разрешить многие практические вопросы, в частности о возможности доверительного управления неэмиссионными ценными бумагами, прямо не названными нормативными актами в качестве объекта доверительного управления, например векселем. Если согласно условиям договора по векселю нужно только получить платеж на определенных заранее условиях, то у управляющего отсутствует свобода усмотрения в принятии решения об использовании имущества, что противоречит сущности деятельности по управлению. Отношения с лицом, на которого возлагается инкассация векселя, — юридически правильно оформить договор поручения или агентский договор.
Если договор предусматривает выбор управляющим одной из возможностей, предоставляемых ценной бумагой, например инкассацию векселя или продажу, то есть основания утверждать об осуществлении деятельности по управлению. Следует, однако, учитывать, что доверительное управление предполагает систематичность действий. Вызывает сомнение такой договор доверительного управления векселем, который будет исполнен после единовременного совершения управляющим какого-либо действия.
Однако можно управлять портфелем векселей как задолженностью, что подтверждается практикой. Деятельность по управлению будет как волевой (принятие решений), так и систематической (получение оплаты или продажа того или иного векселя не влекут прекращения договора по доверительному управлению). Векселя при определенных условиях могут выступать в качестве объекта доверительного управления.
Система законодательства о доверительном управлении ценными бумагами. Все источники можно разделить на регулирующие индивидуальное доверительное управление  ценными бумагами (т. е. управление обособленным имуществом учредителя) и коллективное (управление средствами коллективного инвестирования объединенным имуществом учредителей).
Индивидуальное доверительное управление, помимо ГК РФ, регулируется нормативными актами о рынке ценных бумаг, центральное место среди которых занимает Закон о рынке ценных бумаг. Недостаток норм, регулирующих отношения по управлению ценными бумагами в этом законе, восполняется подзаконными нормативными правовыми актами, прежде всего Положением о доверительном управлении ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги, утвержденным постановлением ФКЦБ России от 17.10.1997 № 37. Положение — основной источник регулирования отношений по индивидуальному доверительному управлению ценными бумагами; его нормы распространяются на деятельность всех субъектов, осуществляющих управление эмиссионными ценными бумагами, в том числе кредитных организаций.
Регулирование деятельности по управлению ценными бумагами кредитными организациями осуществляется также нормативными актами Банка России. Важнейший среди них — Инструкция о порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации, утвержденная приказом Банка России от 02.07.1997 № 02-287 (далее — Инструкция о порядке осуществления операций доверительного управления). Деятельность по управлению находящимися в федеральной собственности пакетами акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, регулируется указами Президента РФ (например, от 09.12.1996 № 1660 «О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации») и постановлениями Правительства РФ (например, от 07.08.1997 № 989 «О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями»).
Деятельность по коллективному доверительному управлению урегулирована в основном на уровне законов, например федеральными законами от 29.11.2001 № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» (далее — Закон об инвестиционных фондах) и от 11.11.2003 № 152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах». Однако управление имуществом ОФБУ регламентируется Инструкцией о порядке осуществления операций доверительного управления.
Для системы законодательного регулирования доверительного управления ценными бумагами характерны следующие недостатки:
· отсутствие единого подхода к регулированию доверительного управления ценными бумагами, осуществление нормотворчества различными органами (ФСФР России, Банком России, Президентом РФ и Правительством РФ) и, как следствие, значительное (а в сфере индивидуального управления — преобладающее) регулирование на уровне подзаконных нормативных актов;
· отсутствие понятной, соответствующей научным канонам вертикальной (иерархической) системы правовых актов, например соотношение нормативных актов, при котором указы Президента РФ и постановления Правительства РФ устанавливают исключения в отношении находящихся в федеральной собственности и переданных в управление акций из общего порядка управления, предусмотренного постановлением ФСФР России;
· наличие многочисленных пробелов и противоречий в нормативной базе.
Наиболее заметны эти недостатки в регулировании индивидуального доверительного управления.
Статья 1025 ГК РФ предусматривает принятие закона о доверительном управлении ценными бумагами, который установит особенности управления этими объектами. Закон о рынке ценных бумаг не может заменить собой закон о доверительном управлении ценными бумагами, так как не имеет общего значения (например, не распространяется на регулирование управления неэмиссионными ценными бумагами). Из-за множества содержащихся в нем норм о доверительном управлении регулирование фактически осуществляется на подзаконном уровне.
Необходимо принять закон об индивидуальном доверительном управлении ценными бумагами, так как коллективное доверительное управление законодательно урегулировано, а кроме того, обладает спецификой, диктуемой объединением имущества учредителей. Закон должен предусмотреть единые правовые основы индивидуального управления ценными бумагами, в том числе урегулировать вопросы:
· о видах ценных бумаг, являющихся объектом доверительного управления;
· о способах передачи в управление, об обособлении и учете предъявительских, ордерных и именных ценных бумаг;
· о правах и об обязанностях доверительного управляющего, о возможности установления ограничений управляющего в этих правах законом или договором (и о соблюдении при этом положений п. 1 ст. 142 ГК РФ);
· о лицензировании деятельности по доверительному управлению ценными бумагами.
Принятие единого закона об индивидуальном доверительном управлении ценными бумагами устранит разрозненность и фрагментарность нормативного материала, разрешит
правовые коллизии (так как все нормативные акты должны будут соответствовать профильному закону) и главное — упорядочит систему законодательного регулирования. Закон об индивидуальном доверительном управлении ценными бумагами должен соотноситься с Законом о рынке ценных бумаг как общее и частное, так как последний фактически устанавливает особенности управления эмиссионными ценными бумагами. Закон об индивидуальном доверительном управлении ценными бумагами должен распространяться на доверительное управление, осуществляемое кредитными организациями.
Регулирование доверительного управления находящимися в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, должно соотноситься с регулированием индивидуального доверительного управления ценными бумагами как частное и общее, что не снимает вопроса о необходимости регулирования на уровне закона этой разновидности доверительного управления. Возможно, в законе о доверительном управлении ценными бумагами следует предусмотреть раздел об особенностях доверительного управления акциями, находящимися в собственности государства.
Доверительное управление бездокументарными ценными бумагами. В законодательстве о ценных бумагах использованы противоположные подходы к регламентации оборота бездокументарных ценных бумаг. ГК РФ построен на «документарной» концепции, при которой под документарными ценными бумагами понимаются вещи особого рода, а под бездокументарными — удостоверенные ими права. Оборот прав, удостоверенных бездокументарными ценными бумагами, регулируется посредством применения к ним правил, установленных для ценных бумаг, если иное не вытекает из особенностей фиксации (п. 1 ст. 149).
В Законе о рынке ценных бумаг и принятых на его основе нормативных актах ФСФР России не проводится правового различия ценных бумаг в зависимости от формы выпуска, категории собственности и вещных прав, а к бездокументарным и документарным ценным бумагам применяются единые правила («бездокументарная» концепция). Такой подход в достаточной степени волюнтаристкий по отношению к сложившейся в праве и отраженной в ГК РФ теории права собственности и иных вещных прав, рассматривающей в качестве объекта вещного права только материальную вещь.
Не только Закон о рынке ценных бумаг, но и некоторые другие, например Закон об инвестиционных фондах, подразумевают распространение вещно-правовых норм на права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами. Тем самым законодательство фактически воспринимает концепции «бестелесных вещей» и «права на право» в регулировании оборота ценных бумаг, игнорируя регламентацию общих положений собственности.
Глава «Доверительное управление имуществом» 53 ГК РФ рассчитана на регулирование отношений по управлению индивидуально-определенными вещами, а не имущественными правами, о чем свидетельствует терминология и сами правила статей 1012, 1014, 1018, 1020, 1024. Так, управляющий осуществляет в установленных законом и договором пределах правомочия собственника в отношении имущества, переданного в управление (п. 1 ст. 1020). Это правило применимо к управлению теми видами имущества, которые могут быть объектом права собственности. Права, в том числе удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, Кодекс не относит к таким объектам.
Правовой режим деятельности по управлению бездокументарными ценными бумагами определяется на основании положения п. 2 ст. 1012 ГК РФ, согласно которому доверительный управляющий вправе совершать в отношении имущества любые юридические и фактические действия. Юридические действия выражаются в осуществлении управляющим прав, удостоверенных ценной бумагой, и в распоряжении бездокументарными ценными бумагами, если такая возможность предусмотрена договором. Управляющий распоряжается бездокументарными ценными бумагами, заключая сделки, которые могут совершаться в отношении имущественных прав, — например, продажа, залог прав. В то же время ввиду нематериальной природы бездокументарных ценных бумаг доверительный управляющий не может, например, сдавать такие ценные бумаги в аренду, так как согласно ст. 607 ГК РФ объектом аренды могут быть только вещи.
В Законе о рынке ценных бумаг и принятых в соответствии с ним подзаконных нормативных актах употребляются термины «владение» и «владелец» в отношении бездокументарных ценных бумаг, несмотря на то что суть владения обычно усматривается в совершении фактических действий при осязаемом завладении имуществом[1]. Владелец устанавливается на основании записи на лицевом счете в системе ведения реестра или в случае депонирования ценных бумаг — записи по счету депо (статьи 2, 5, 8). Термины «владение» и «владелец» в отношении бездокументарных ценных бумаг обычно используются условно.
Для доверительного управления актуален дискуссионный вопрос о виндикации бездокументарных ценных бумаг, так как п. 3 ст. 1020 ГК РФ наделяет управляющего правом применять вещно-правовые способы защиты своих прав на имущество, переданное в управление. Суды в настоящее время применяют вещные институты гражданского права при разрешении споров, связанных с бездокументарными ценными бумагами (см., например, п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.04.1998 № 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций»).
Применение норм о вещно-правовых способах защиты, прежде всего о виндикационном иске, недопустимо в отношении бездокументарных ценных бумаг, так как «иное вытекает из особенностей фиксации» (п. 1 ст. 149 ГК РФ), т. е. отсутствует сама ценная бумага как материальный объект, который можно виндицировать.
Выдвигаются и формальные возражения против виндикации бездокументарных ценных бумаг. Виндикационный иск обусловлен возможностью несовпадения владения как права (собственника или иного лица) и как факта, когда вещь оказывается у лица, не управомоченного на владение, но фактически завладевшего ею. В случае бездокументарных ценных бумаг владение и как право, и как факт определяется записью в реестре.
Требование лица, с лицевого счета которого незаконно списаны ценные бумаги, нельзя считать виндикационным в строгом смысле этого слова, так как «получается иск не владеющего и неуправомоченного истца к владеющему и управомоченному ответчику»[2]. Вот почему интересны предложения о конструировании абсолютно-правового иска, аналогичного виндикационному, но учитывающего специфику бездокументарных ценных бумаг для защиты прав их владельцев, в том числе доверительного управляющего[3].
Объединение ценных бумаг при доверительном управлении. Возможность объединения ценных бумаг, передаваемых в доверительное управление разными лицами, предусмотрена ГК РФ в качестве особенности доверительного управления ценными бумагами (ст. 1025). Это положение стало правовым основанием для осуществления коллективного доверительного управления.
Вопрос о правовой форме объединения ценных бумаг разрешен в ряде нормативных актов (например, в Законе об инвестиционных фондах, Инструкции о порядке осуществления операций доверительного управления), в которых объединение ценных бумаг разных учредителей у доверительного управляющего идентифицировано в правовом отношении как общая долевая собственность учредителей управления. Однако правовой режим имущества ПИФов и ОФБУ, в рамках которых осуществляется коллективное доверительное управление, в ряде случаев не соответствует правилам об общей собственности (сособственники не заключают единого соглашения о порядке осуществления правомочий собственности в отношении общего имущества; не применяется правило о преимущественном праве покупки доли в праве общей собственности). Эта коллизия может быть разрешена единственным способом: нормы ГК РФ об общей собственности имеют приоритет.
Непротиворечивое применение института общей собственности к отношениям при доверительном управлении ценными бумагами возможно только при внесении изменений в главу 16 «Общая собственность» ГК РФ, которые либо предусмотрят особенности общей долевой собственности при доверительном управлении, либо предоставят определенную свободу нормотворчества за рамками общих положений ГК РФ законам, регулирующим эти отношения. В настоящее время на основании ст. 13 Закона об инвестиционных фондах и п. 6.1 Инструкции о порядке осуществления операций доверительного управления в доверительное управление с условием об объединении передаются прежде всего денежные средства, что противоречит положению п. 1 ст. 1018 ГК РФ об обособлении и учете имущества в управлении. Ведь ст. 1025 ГК РФ предусматривает объединение переданных в доверительное управление различными учредителями объектов только для одного вида имущества — ценных бумаг.
Правовое регулирование формирования имущества ПИФов и ОФБУ искажает идею законодателя об особенностях доверительного управления, присущего исключительно ценным бумагам, что ставит под сомнение всю нормативную регламентацию доверительного управления при коллективном инвестировании. Устранить эту коллизию между положениями
ГК РФ и специальных нормативных правовых актов о коллективном доверительном управлении возможно только включением в Кодекс положения, допускающего при передаче в доверительное управление объединение различных видов имущества (прежде всего денежных средств) учредителей управления, если возможность объединения предусмотрена самим ГК РФ или иными федеральными законами.
 
Библиография
1 См.: Белов В.А. Бездокументарные ценные бумаги. — М., 2001. С. 26.
2 Он же. К вопросу о так называемой виндикации бездокументарных ценных бумаг // Закон. 2006. Июль. С. 90.
3 См.: Степанов Д. Вопросы теории и практики эмиссионных ценных бумаг // Хоз-во и право. 2002. № 5. С. 95.