Б.М. АСФАНДИАРОВ,

кандидат юридических наук, заведующий распределенной кафедрой юридических дисциплин РосНОУ

 

Известно, что такие азиатские государства, как Китай и Вьетнам, проводят свои экономические реформы при сохранении политической системы. Китайская модель со своим ускоренным ростом экономики привлекает самое пристальное внимание во всем мире. Однако развитие информационно-коммуникационных технологий в этих государствах сопровождается цензурой со стороны государственных органов. В 1978 году Китай сделал ставку на государственный капитализм. Была сформирована концепция реформирования плановой экономики: «наука и техника — первостепенная производительная сила». Стратегия подъема страны, опирающаяся на науку и образование, осуществлялась в следующих направлениях: инновационные научные исследования для экономики и социального развития, внедрение высоких технологий, создание высокотехнологичных производств.

Современное развитие экономики Китая и процесс ликвидации последствий «культурной революции» вызвали необходимость восстановления правовой системы в стране. Появилось много нормативных актов, направленных на установление законности и регулирование экономики: в ходе реформ с 1979 по 2000 год было принято более 350 законов и постановлений по финансово-экономическим вопросам; Госсовет КНР издал 800 постановлений собрания народных представителей провинциального уровня, и их постоянные комитеты одобрили 7000 законодательных актов местного значения, а различные ведомства и местные народные представительства разработали свыше 20 000 нормативных актов[1].

11 декабря 2001 г. Китай стал членом ВТО, взяв на себя обязательства, связанные с торговлей, лицензированием импорта, аспектами прав интеллектуальной собственности и др. Согласно идее «всеобъемлющего управления», выдвинутой в Китае, правительственные учреждения, промышленные предприятия, научные организации и учебные заведения должны уделять особое внимание вопросам охраны интеллектуальной собственности, обеспечению более благоприятных условий для международного экономического и научно-технического сотрудничества. Было пересмотрено специальное и общенациональное законодательство в части охраны интеллектуальной собственности.

Китай присоединился к всемирной компьютерной сети Интернет в 1994 году, а в 1996 году китайское правительство начало разрабатывать закон, регулирующий отношения в этой сфере.

Информационные технологии были включены в официальные планы развития китайской науки и техники. В 1997, 1999, 2000 годах в закон были внесены поправки, в соответствии с которыми контролю подлежали идеологические ресурсы, содержавшие морально и этически неприемлемую информацию. В 2000 году Госсоветом КНР эти поправки были оформлены в виде Правил для интернет-провайдеров по регулированию информационных услуг и обеспечению их организованного развития (далее — Правила). В частности, в ст. 5 Правил указывается, что перед получением лицензии провайдер, услуги которого касаются информации, бизнеса, публикации, образования, здравоохранения, фармацевтических препаратов и медицинского оборудования и в соответствии с законом и административными инструкциями требуют согласия определенных наблюдательных органов, должны сначала получить одобрение этих наблюдательных органов.

Административный совет по телекоммуникациям соответствующей области, региона или муниципалитета под прямой юрисдикцией центрального правительства или отдела Госсовета, отвечающего за информационные отрасли промышленности, в течение 60 дней после получения заявления решает, одобрять это заявление или нет.

Необходимость цензуры мотивируется защитой национальной культуры и социальных ценностей. Запрету подлежит любая информация, подрывающая государственную власть и расшатывающая социальную стабильность.

Согласно ст. 15 Правил провайдеры интернет-услуг не должны производить, воспроизводить, выпускать или распространять информацию, которая:

1) идет против основных принципов Конституции КНР;

2) подвергает опасности национальную безопасность, разглашает государственные тайны, ниспровергает правительство или подрывает национальное единство;

3) является вредной для чести и достоинства государства;

4) подстрекает этническую ненависть или этническую дискриминацию, что подрывает национальное единство;

5) подрывает политику государства к религиям или проповедует обучение «злым» культам;

6) распространяет слухи, нарушает социальный порядок или подрывает социальную стабильность;

7) распространяет порнографию или другие непристойные материалы, провоцирует азартные игры, насилие, убийство, терроризм, подготовку преступления;

8) оскорбляет людей или клевещет на них, посягает на другие законные права людей;

9) запрещена в соответствии с государственными или административными инструкциями.

Правила также возлагают ответственность за блокирование любой нелегальной информации на держателей веб-сайтов. В соответствии с Правилами провайдеры интернет-услуг обязаны вести полный учет всей появляющейся на сайте информации и комментариев в онлайновых чатах, фиксировать время публикации, время подключения пользователей к сети, регистрационные имена пользователей, интернет-адреса, доменные имена, телефонные номера, с которых пользователи выходят в Интернет. Все эти записи они должны хранить в течение 60 дней. Для фильтрации информационного потока установлены правительственные серверы.

Для обычных пользователей Интернета правила не менее жесткие: необходимо пройти проверку в местном отделении полиции и предоставить провайдеру соответствующую справку. Для корпоративных пользователей такая процедура еще более усложнена. Решение властей выносится в течение нескольких месяцев. Компания обязана вести специальные журналы для объяснения причин посещения «подозрительных» сайтов.

Нарушение Правил карается наложением штрафов либо закрытием провинившейся компании или веб-сайта. Таким образом, согласно концепции о науке и технике как первостепенной производительной силе, первоначально внедрение Интернета в КНР задумывалось китайскими властями как получение источника информации, который позволил бы населению приобщиться к мировой науке и культуре, а стране — стать крупным информационным центром. Поскольку население Китая является законопослушным, дисциплинированным и трудоспособным, контролирующая роль коммунистической партии и государства в местной зоне Интернета была воплощена в портале «Правительство в онлайне», запущенном в 1999 году. В некоторых наиболее экономически развитых регионах  государственным бюро по общественной безопасности были открыты сайты с подробным освещением процедур регистрации домовладений, вопросов иммиграции, прав и обязанностей полиции, правил подачи жалоб на незаконные действия полицейских, подачи требований государственных компенсаций, а также правил ознакомления с текстами приговоров. Например, Первый шанхайский народный суд средней инстанции открыл на своем веб-сайте доступ к текстам приговоров,  для того, чтобы способствовать углублению реформ в судебных структурах и усилить общественный контроль за деятельностью этих органов. Размещены были также тексты по уголовным, гражданским, административным делам, в том числе по преступлениям, связанным с нарушением прав интеллектуальной собственности[2]. В 2002 году были внесены поправки в китайский закон об авторском праве, признававшие незаконным распространение литературных работ, картин, музыкальных и видеопроизведений в Интернете без разрешения авторов.

Следуя примеру КНР, Вьетнам в 1986 году взял курс на рыночную экономику при сохранении политической организации общества и  руководящей роли компартии. В области телекоммуникаций и информации в 1993 году была принята государственная программа «Информационные технологии 2000», которая была направлена на внедрение образовательных программ по информатике для населения. К Интернету Вьетнам подключился в 1997 году. В основу регулирования положен опыт Китая: цензуре подлежат идеологические ресурсы и сайты, публикующие морально и этически неприемлемую информацию. В том же году были опубликованы правительственные документы, регулирующие порядок и правила предоставления услуг доступа в сеть, процесс регистрации пользователей, условия пользования электронной почтой, правила производства и использования информации в Интернете. Как и в Китае, все провайдеры должны регистрироваться в Главном управлении почтовой связи и телекоммуникаций и предоставлять техническую информацию министерству внутренних дел. Предоставлять интернет-услуги и получать доходы от подписчиков позволено только телекоммуникационным компаниям.

Любой доступ к телекоммуникациям и доходы компаний контролируются Главным управлением почтовой связи и телекоммуникаций. Запрещается передача в сеть любой информации, которая причиняет ущерб национальной безопасности, угрожает общественному порядку или не соотносится с традициями и моральными ценностями вьетнамского народа[3]. Следует отметить: ст. 33 Конституции СРВ 1992 года гласит, что государство должно продвигать информационную работу, печать, радио, телевидение, кино, публикации, библиотеки и другие средства массовой связи. Строго запрещены все действия в областях культуры и информации, которые являются вредными для национальных интересов и разрушительными для этики и морали каждого вьетнамца. Таким образом, законодатели Вьетнама, в целом перенимая опыт Китая в области информационных технологий, продвинулись значительно дальше Китая, конституция которого никак не регулирует отношения, связанные с телекоммуникациями. Идеологическую цензуру в СРВ обеспечивают провайдеры, которые обязаны регламентировать содержание домашних страниц и почты. За нарушение предписаний провайдеры лишаются лицензий на свою деятельность либо им отказывают в регистрации. Вьетнамские пользователи также должны вставать на учет и соблюдать специальные правила поведения в Интернете.

Статус наблюдателя ВТО дает Вьетнаму право вести переговоры о вступлении в эту организацию, но страна должна согласиться привести национальное законодательство в соответствие с международными соглашениями, в частности в области прав на интеллектуальную собственность и пресечения компьютерных преступлений.

Западные страны и США отмечают высокий уровень пиратства во Вьетнаме и Китае в сфере программного обеспечения (контрафактная продукция составляет более 90% всего объема продаж программного обеспечения)[4]. В 2001 году во Вьетнаме были введены новые правила регулирования деятельности в Интернете, которые ужесточили меры наказания, применяемые к хакерам и распространителям вирусов.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что инициативы Китая и Вьетнама в области правового регулирования использования Интернета хотя и обеспечивают идеологические установки, принятые государством, однако их соответствие международным соглашениям в области информационных технологий остается пока под вопросом.

 

Библиография

1 См.: Гудошников Л.М. Современное законодательство КНР: Сб. нормат. актов. — М., 2004. С. 11.

2 См.: Ткачева Н.В. Информационные стратегии стран восточной Азии в условиях рыночных реформ. — М., 2003. С. 66.

3 По материалам сайта www.isoc.org.

4 См.: Ткачева Н.В. Указ. раб. С. 90.