Ю.В. ЗАПЕКА,

соискатель

 

Статья посвящена анализу нормативных актов, определяющих статус присяжного заседателя, его права и обязанности. Автор обращает внимание на необходимость унификации требований к кандидатам в присяжные заседатели, а также более четкой регламентации механизма наложения взысканий на присяжного заседателя, не явившегося в суд без уважительной причины.

Ключевые слова: федеральный суд, присяжный заседатель, кандидат в присяжные заседатели, статус присяжного заседателя.

 

Legal status of jurors Russian Federation

J. Zapeka.

This article analyzes the regulations defining the status of the juror, his rights and obligations. The author draws attention to the need to harmonize the requirements for candidates for jury service, as well as a more precise regulation mechanism to impose penalties on a juror, not appeared in court without good reason.

Keywords: federal court, juror, a candidate for the jury, the status of a juror.

 

В  самом кратком виде правовой статус определяется в науке как юридически закрепленное положение личности в обществе. В основе правового статуса лежит фактический социальный статус, то есть реальное положение человека в данной системе общественных отношений. Право лишь закрепляет это положение, вводит его в законодательные рамки. Социальный и правовой статусы соотносятся как содержание и форма.

Слово «статус» в переводе с латинского означает положение, состояние кого-либо или чего-либо. В данном случае речь идет о статусе присяжного заседателя. Понятия «правовой статус» и «правовое положение» личности равнозначны. Во всяком случае, законодательство, юридическая практика, печать, а также международные акты о правах человека не проводят между ними какого-либо различия, а употребляют в одном и том же смысле. Они вполне взаимозаменяемы. Исходя из контекста, стилистической предпочтительности, используется то или другое выражение.

Говоря о правовом статусе присяжного заседателя необходимо указать на то, что присяжными заседателями могут быть граждане, включенные в списки кандидатов в присяжные заседатели и призванные в установленном Уголовно-процессуальным кодексом РФ порядке к участию в рассмотрении судом уголовного дела (ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»). До этого лицо является «включенным в списки кандидатом в присяжные заседатели».

Граждане Российской Федерации имеют право участвовать в осуществлении правосудия в качестве присяжных заседателей при рассмотрении судами первой инстанции подсудных им уголовных дел с участием присяжных заседателей. Ограничение данного права устанавливается только федеральным законом. Участие в осуществлении правосудия в качестве присяжных заседателей граждан, включенных в списки кандидатов в присяжные заседатели, является их гражданским долгом.

К исполнению обязанностей присяжных заседателей в суде граждане призываются один раз в год на 10 рабочих дней. В тех случаях, когда рассмотрение уголовного дела, начатое с участием присяжных заседателей, не окончено рассмотрением к моменту истечения этого срока, присяжные заседатели остаются исполнять свои обязанности на все время рассмотрения этого дела (ст. 10 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»). Совершенно недопустимо привлекать для исполнения обязанностей одних и тех же присяжных заседателей в течение года.

На присяжного заседателя в период осуществления им правосудия распространяются гарантии независимости и неприкосновенности судей, установленные Конституцией РФ (ст. 120, 122), Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» (статьи 9, 10, 16), Федеральным законом от 20 апреля 1995 г. «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» (ст. 1, 2), Федеральным законом от 20 августа 2004 г. «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» (ст. 12), Законом РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» (ст. 16)[1].

Присяжными заседателями и кандидатами в присяжные заседатели не могут быть лица:

1) не достигшие к моменту составления списков кандидатов в присяжные заседатели возраста 25 лет;

2) имеющие непогашенную или неснятую судимость (Эти требования закона не были выполнены при составлении списков присяжных заседателей при разбирательстве дела в суде в отношении Н. и М. Из протокола судебного заседания видно, что при опросе государственным обвинителем был задан вопрос о том, привлекался ли кто-нибудь из кандидатов в присяжные заседатели или их родственники к уголовной ответственности? На этот вопрос кандидаты в присяжные заседатели Г. и В. не дали ответа. Вместе с тем согласно приобщенным к кассационному представлению государственного обвинителя справкам входящие в состав коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта присяжные заседатели Г. и В. скрыли информацию: Г. о том, что ее сын был осужден в 2002 году, а В. — что в 1994 г. был осужден. Приговор по кассационному представлению государственного обвинителя был отменен, дело направлено на новое рассмотрение);

3) признанные судом недееспособными или ограниченные судом в дееспособности;

4) состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств.

Отдельно следует отметить, что участвовать в осуществлении правосудия имеют право граждане Российской Федерации. Таким образом, данные лица не могут включаться в списки кандидатов в присяжные заседатели. К участию в рассмотрении судом конкретного уголовного дела в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в качестве присяжных заседателей не допускаются также лица:

1) подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений;

2) не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство;

3) имеющие физические или психические недостатки, препятствующие полноценному участию в рассмотрении судом уголовного дела.

Федеральный закон от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» указывает некоторые категории граждан, которые исключаются из общего и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели в ст. 7 (следует обратить внимание, что данные категории граждан могут быть кандидатами в присяжные заседатели, но исключается их наличие в списках присяжных заседателей).

В соответствии с ч. 7 ст. 336 УПК РФ также  от исполнения обязанностей присяжных заседателей могут освобождаться некоторые категории граждан. Однако если по Федеральному закону от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» исключение происходит из общего и запасного списков кандидатов в присяжные заседатели, то по УПК РФ указывается, что после назначения судебного заседания «по распоряжению председательствующего секретарь судебного заседания или помощник судьи производит отбор кандидатов в присяжные заседатели из находящихся в суде общего и запасного списков путем случайной выборки» (ч.1 ст. 326 УПК РФ), а затем уже указывается в ч. 7 указанной статьи, что некоторые лица, сделав устное или письменное заявление, могут освобождаться председательствующим от исполнения обязанностей присяжных заседателей.

Федеральный закон от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» указывает, что в случае подачи гражданином письменного заявления о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению им обязанностей присяжного заседателя, он  исключается из указанных списков высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации. В соответствии с УПК РФ для освобождения от исполнения обязанностей присяжных заседателей допускаются как письменные, так и устные заявления граждан, а освобождение осуществляет председательствующий.

Автор считает необходимым обратить внимание, что исключение из общего и запасного списка присяжных заседателей (установленное ст. 7 Федерального закона от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации») хронологически предшествует освобождению от исполнения обязанностей присяжных заседателей (в соответствии с УПК РФ), однако категории граждан, указанных в нормативных актах, различаются.

Так, в соответствии со ст. 7 Федерального закона от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» исключаются следующие категории граждан:

а) лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство;

б) лица, не способные исполнять обязанности присяжного заседателя по состоянию здоровья, подтвержденному медицинскими документами;

в) лица, достигшие возраста 65 лет;

г) лица, замещающие государственные должности или выборные должности в органах местного самоуправления;

д) военнослужащие;

е) судьи, прокуроры, следователи, дознаватели, адвокаты, нотариусы или имеющие специальное звание сотрудники органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, службы судебных приставов, таможенных органов, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, а также лица, осуществляющие частную детективную деятельность на основе специального разрешения (лицензии);

ж) священнослужители.

При этом список лиц УПК РФ несколько отличается, это:

— лица старше 60 лет;

— женщины, имеющие ребенка в возрасте до трех лет;

— лица, которые в силу религиозных убеждений считают для себя невозможным участие в осуществлении правосудия;

— лица, отвлечение которых от исполнения служебных обязанностей может нанести существенный вред общественным или государственным интересам;

— иные лица, имеющие уважительные причины для неучастия в судебном заседании.

Необходимо унифицировать списки указанных лиц, в качестве примера приводя лиц, достигших 60-летнего возраста — они не могут подать заявление на этапе исключения из общего и запасного списков в кандидаты в присяжные заседатели, но могут быть освобождены от исполнения обязанностей присяжных заседателей. Итак, присяжный заседатель — лицо, привлеченное в установленном УПК РФ порядке для участия в судебном разбирательстве и вынесения вердикта. Присяжные заседатели, в том числе и запасные, обладают определенными правами:

1) участвовать в исследовании всех обстоятельств уголовного дела, задавать через председательствующего вопросы допрашиваемым лицам, участвовать в осмотре вещественных доказательств, документов и производстве иных следственных действий (следует отметить, что ст. 17 УПК РФ («Свобода оценки доказательств») указывает, что присяжные заседатели (как и иные лица) оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью);

2) просить председательствующего разъяснить нормы закона, относящиеся к уголовному делу, содержание оглашенных в суде документов и другие неясные для них вопросы и понятия;

3) вести собственные записи и пользоваться ими при подготовке в совещательной комнате ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы.

Прежде всего, стоит отметить, что в отличие от ранее действовавшего законодательства, ч. 1 ст. 333 УПК предоставила запасным присяжным заседателям такие же права, как и комплектным заседателям. Это обеспечивает возможность полноценного исполнения присяжным своих обязанностей в случае, если он будет включен в основной состав[2].

Поскольку только присяжные вправе признавать доказанными или недоказанными фактические обстоятельства, имеющие значение для признания подсудимого виновным, председательствующий должен обеспечить им возможность участия в исследовании доказательств. Присяжные вправе задавать через председательствующего вопросы допрашиваемым лицам, участвовать в осмотре вещественных доказательств, документов и производстве иных следственных действий. За последние годы в литературе вопросы признания доказательств недопустимыми в суде присяжных исследовались достаточно часто[3] Эти публикации изобилуют примерами из судебной практики не только об общих правилах признания доказательств недопустимыми, но и о специфике признания таковыми конкретных видов доказательств. Однако остановимся подробнее на другом моменте. Все авторы публикаций выражают свое полное согласие с тем, что вопрос о признании доказательств недопустимыми в любом случае должен разрешаться без участия присяжных. Мы согласны с этим положением, но именно в приведенной формулировке.

По мнению Н.И. Стаброва, порой совершенно необоснованно некоторые ученые и Кассационная палата не различают понятия допустимости доказательства и его достоверности[4]. Как следствие, выяснение вопросов достоверности доказательства с участием присяжных признается нарушением. Характерный пример приводит В. Степалин: «Подсудимый неоднократно заявлял в присутствии присяжных заседателей о том, что к нему применялись незаконные методы ведения следствия. Судья разрешил исследовать материалы прокурорской проверки по этим обстоятельствам, а в напутственном слове председательствующий предложил присяжным заседателям дать оценку этому, т.е. по существу ответить на вопрос о допустимости доказательств»[5]. Представляется, что в данном случае судья поступил совершенно верно. Он не просил присяжных признать имевшим или не имевшим место факт применения незаконных методов, а поставил перед ними вопрос: верят или не верят они в достоверность показаний обвиняемого, данных им на предварительном следствии? (ст. 333 УПК РФ дает присяжным право исследовать доказательства)

Приведем другой пример. В результате обыска на квартире подсудимого был найден пистолет. Подсудимый заявляет, что никакого пистолета у него дома не было, что пистолет был принесен сотрудниками милиции с собой и подброшен, после чего в квартиру были приглашены понятые, которые и засвидетельствовали его обнаружение своими подписями. Защитник подсудимого ходатайствует о проведении допросов понятых в судебном заседании с целью выяснения действительной картины и выявления возможных противоречий в их показаниях.

Действительно, одновременно с проверкой достоверности доказательств проверяется и их допустимость, однако если в рассмотренном нами случае допросы понятых проводить без присяжных, то нарушается право последних на исследование доказательств, а не просто порядок их восприятия. Житейская мудрость, на которую уповали сторонники введения суда присяжных, позволит присяжным отличить ложь от правды в показаниях понятых и сделать собственный вывод о достоверности результатов обыска. Считаем, что разрешение вопроса о допустимости доказательств без участия присяжных может иметь место лишь в тех случаях, когда предметом такого обсуждения является только допустимость. Нельзя вынуждать присяжных принимать на веру все, что им предложат профессиональные участники процесса во главе с судьей, выйдя из совещательной комнаты.

Следует отметить, что право присяжного заседателя вести собственные записи и пользоваться ими при подготовке ответов на поставленные вопросы (п. 3 ч. 1 ст. 333 УПК) должно быть обеспечено путем предоставления соответствующих письменных принадлежностей, оборудования скамьи присяжных таким образом, чтобы у заседателей имелась возможность вести эти записи[6]. Записи, которые вправе вести присяжные, не должны стать достоянием кого-либо, так как это может привести к раскрытию тайны совещания и голосования присяжных. Поэтому председательствующий должен разъяснить присяжным, что они не должны никому показывать свои записи, а по окончании совещания присяжных записи должны быть уничтожены.

В качестве отдельного положения следующее право присяжных не указано, но исходя из ст. 344 УПК РФ присяжные вправе обратиться к председательствующему с просьбой о возобновлении судебного следствия, если во время постановления вердикта у них возникнут сомнения по поводу доказанности тех или иных имеющих значение для дела обстоятельств.

В отличие от ранее действовавшего законодательства, ч. 1 ст. 333 УПК РФ предоставила запасным присяжным заседателям такие же права, как и комплектным заседателям. Это обеспечивает возможность полноценного исполнения присяжным своих обязанностей в случае, если он будет включен в основной состав. УПК РФ также устанавливает, что присяжные заседатели не вправе:

1) отлучаться из зала судебного заседания во время слушания уголовного дела;

2) высказывать свое мнение по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта;

3) общаться с лицами, не входящими в состав суда, по поводу обстоятельств рассматриваемого уголовного дела;

4) собирать сведения по уголовному делу вне судебного заседания;

5) нарушать тайну совещания и голосования присяжных заседателей по поставленным перед ними вопросам.

Часть 2 ст. 333 УПК РФ, достаточно подробно определяющая, что не вправе делать присяжные заседатели, имеет важное значение, поскольку нарушение присяжными заседателями требований этих положений может явиться основанием для отстранения такого заседателя от дальнейшего участия в рассмотрении уголовного дела. Если же присяжный заседатель, несмотря на нарушение этих требований, не был отстранен председательствующим судьей от дальнейшего рассмотрения дела и судом был постановлен приговор на основании вердикта присяжных, такой приговор подлежит отмене, например, по делу К. присяжный заседатель, являющийся старшиной, при исследовании заключения судебно-биологической экспертизы допустил выкрики с места: «Да хватит, и так все ясно...». Считая, что старшина высказал свое мнение по рассматриваемому делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта и таким образом утратил объективность, сторона обвинения заявила ходатайство об отстранении его от дальнейшего рассмотрения дела. Однако данное ходатайство необоснованно было оставлено без удовлетворения, и по делу был постановлен на основании вердикта оправдательный приговор, который впоследствии был отменен Кассационной палатой Верховного Суда РФ[7].

Если нарушения присяжными заседателями требований ч. 2 ст. 333 УПК были обнаружены уже после постановления приговора, он может быть отменен.

Так, Кассационной палатой Верховного Суда РФ был отменен приговор по делу Л., по которому присяжные заседатели вне судебного заседания общались со свидетелем, выясняя у него вопросы о возможной причастности к убийству отдельных лиц, что стало известно после вынесения приговора[8]. По другому делу, по которому также был отменен приговор, старшина присяжных заседателей вне судебного заседания выходил самостоятельно на место совершения преступления с целью выяснения обстоятельств дела, о чем написал, возражая на кассационный протест прокурора[9]. За неявку в суд без уважительной причины присяжный заседатель может быть подвергнут денежному взысканию в порядке, установленном статьей 118 УПК РФ.

Однако законодатель не урегулировал порядка внесения в суд материалов о наложении денежного взыскания на присяжного заседателя в связи с неявкой его в суд без уважительной причины. Так, в ч. 3 ст. 333 УПК РФ имеется лишь лаконичное предписание о том, что подобные вопросы разрешаются в порядке, установленном ст. 118 УПК РФ. В ней же регламентированы только правила наложения денежного взыскания применительно к стадиям предварительного расследования (когда поручитель или лицо, под присмотр которого был отдан несовершеннолетний, не выполнили своих обязательств о надлежащем поведении обвиняемого) и судебного разбирательства (когда присутствующие в судебном заседании лица нарушают установленный порядок).

Факт неявки в суд присяжного заседателя обнаруживается в подготовительной части судебного заседания. Причины, по которым он не явился в суд, выясняются судьей, секретарем судебного заседания, помощником судьи, а по поручению судьи — судебным приставом по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Если будет установлено, что присяжный заседатель не явился в суд без уважительной причины, то в отношении него на основании ч. 3 ст. 333 УПК РФ в суд могут быть внесены материалы о наложении денежного взыскания. Однако закон не дает ответа на принципиальные для анализируемой ситуации вопросы: 1) какие материалы в данном случае и кем должны вноситься в суд; 2) какой суд уполномочен рассматривать материалы о наложении на присяжного заседателя денежного взыскания.

Поскольку вопрос о наложении денежного взыскания на присяжного заседателя возникает в связи с его неявкой в судебное заседание, то, как представляется, инициатива о привлечении присяжного заседателя к ответственности в соответствии с ч. 3 ст. 333 УПК РФ должна исходить от судьи, который являлся председательствующим по уголовному делу. Установление же факта неявки присяжного заседателя в суд без уважительных причин целесообразно возложить на судебного пристава, который по окончании проверки обязан составить протокол и представить соответствующие материалы судье. Названные документы надлежит считать достаточным основанием для их рассмотрения судьей и решения вопроса о наложении на присяжного заседателя денежного взыскания.

Из действующего уголовно-процессуального законодательства неясно, какому суду подсудны материалы о наложении денежного взыскания на присяжного заседателя. Если буквально следовать предписаниям ч. 3 ст. 333 УПК РФ, согласно которой присяжный заседатель может быть подвергнут денежному взысканию в порядке, установленном ст. 118 этого же Кодекса, то ответ на поставленный вопрос очевиден: материалы, подтверждающие факт неявки в судебное заседание присяжного заседателя без уважительных причин, непременно должны рассматриваться в районном суде. Между тем, в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ с участием присяжных заседателей рассматриваются по ходатайству обвиняемого уголовные дела о преступлениях, указанных в ч. 3 ст. 31 УПК РФ, подсудные судам второго звена, т.е. верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и автономного округа, а также окружному (флотскому) военному суду. Это означает применительно к анализируемой ситуации, что судья областного и равного ему суда для того, чтобы подвергнуть денежному взысканию не явившегося в судебное заседание без уважительной причины присяжного заседателя, обязан направить соответствующие материалы в районный суд по месту судебного разбирательства уголовного дела. Вряд ли такой порядок решения данных вопросов можно признать оптимальным. Полагаем, что вопрос о наложении денежного взыскания на означенную категорию лиц должен входить в компетенцию судьи, рассматривающего уголовное дело с участием коллегии присяжных заседателей. Это следует прямо предусмотреть в ч. 3 ст. 333 УПК РФ.

Необходимо обратить внимание, что в УПК РФ качестве участника уголовного судопроизводства выделен суд (а не судья), а в ст. 30 «Состав суда» указано, что суд первой инстанции рассматривает уголовные дела в различных составах, в том числе судья федерального суда общей юрисдикции и коллегия из двенадцати присяжных заседателей. Уголовный кодекс РФ  в ст. 295 «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование» в перечне лиц, о посягательствах на жизнь которых идет речь, указывает присяжного заседателя. Статья, говорящая об угрозе или насильственных действиях в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования, указывает в качестве таких лиц присяжных заседателей; в статье «Неуважение к суду» (ст. 297 УК РФ) также указывается присяжный заседатель как потерпевший.

 

Библиография

1 См.: Суд присяжных: квалификация преступлений и процедура рассмотрения дел: Научно-практическое пособие / Под ред. А.В. Галаховой. — М.: Норма, 2006. — С. 43.

2 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) // Под ред. В.И. Рад-ченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова. — М.: Юрайт-Издат, 2006. С. 231.

3 См., например: Шурыгин А. Защита в судопроизводстве с участием коллегии присяжных заседателей // Российская юстиция. 1997. № 9; Мельник А. Здравый смысл в процессе поиска доказательств // Российская юстиция. 1995. № 7; Масленникова Л. Суд присяжных в России и проблемы досудебного производства // Законность. 1995. № 1.

4  См.: Стабров Н.И. Рассмотрение ходатайств о недопустимости доказательств в Российской Федерации в суде присяжных // Журнал российского права. 2006. № 11. С. 6.

5  См.: Степалин В. Почему отменяются оправдательные приговоры // Российская юстиция. 1998. № 8. С. 9.

6 См.: Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / Под ред. В.М. Лебедева. — М.: НОРМА, 2004. — С. 45.

7 См.: Определение ВС РФ РФ № 50-КП-18-099-26сп.

8  См.: Определение ВС РФ № 51-КП099-24сп.

9  См.: Определение ВС РФ № 32-КП001-29сп