В.И. АБРАМОВ,

кандидат педагогических наук, доцент Пензенского государственного педагогического университета им. Г.В. Белинского

 

Определение понятия правового статуса ребенка следует формулировать с учетом концептуальных подходов, сложившихся в теории права и отраслях юридической науки при определении правового статуса и правового положения личности вообще.

Термины «правовой статус», «правовое положение» часто употребляются в законодательстве и научной правовой литературе. Их обычно применяют тогда, когда речь идет о характеристике состояния того или иного субъекта правового общения, например органа государства, организации, отдельной личности. При этом, за редким исключением, не делается каких-либо различий между терминами «положение» и «статус». Чаще всего они понимаются как синонимы[1].

Такой подход используется в работах по общей теории государства и права при определении и характеристике общетеоретической модели правового положения личности. В отраслевых же юридических науках чаще употребляется термин «статус» — личности, гражданина — в сочетании с отраслевой принадлежностью, например административно-правовой статус, гражданско-правовой, семейно-правовой и т. д. В связи с этим полагаем, что понятия «правовой статус» и «правовое положение» следует различать. Понятие «правовой статус» в общетеоретическом смысле или с учетом его отраслевой принадлежности может и должно быть определено с ориентацией на содержание правовых норм и институтов, имеющихся в той или иной отрасли права и предопределяющих потенциальные возможности абстрактной личности в ее взаимоотношениях с различными субъектами права. Понятие «правовое положение» различных категорий физических лиц следует определять с учетом их фактического социального положения и реализованных ими норм права о конкретных правах, свободах и обязанностях[2]. С учетом сказанного каждый конкретный отраслевой статус гражданина Российской Федерации или иного физического лица можно определить как совокупность норм соответствующей отрасли права (гражданского, административного, семейного и др.), закрепляющих его конкретные отраслевые права, свободы и обязанности.

В конституционном праве, в отличие от других отраслей права, наряду с терминами «общий (конституционный) статус» и «конституционно-правовой статус» часто употребляется понятие «основы правового положения личности». Его применение обусловлено спецификой данной отрасли права как ведущей отрасли в системе российского права, и это выражается в том, что в данном понятии сосредоточены основополагающие элементы, которые являются исходными для любого отраслевого статуса личности и соответственно учитываются в нем.

В области регламентации отношений государства и личности конституция (основной закон) устанавливает исходные начала. Другими словами, она закрепляет лишь основы правового положения (статуса) личности в обществе. В этих основах содержится то общее, что конкретизируется в статусе граждан, объединяемых в группы (слои) по профессиональному, возрастному, социальному и прочим признакам (например, в правовом статусе ребенка). В данном случае общее — основы правового положения личности — конкретизируется в особенном, т. е. правовом статусе тех или иных категорий граждан, объединенных не только по принадлежности к российскому гражданству, но и по другим специфическим признакам.

Правовой статус — это комплексная, интеграционная категория, отражающая взаимоотношения человека и общества, гражданина и государства, индивида и коллектива, другие социальные связи. Поэтому важно, чтобы человек правильно представлял свое положение, свои права и обязанности, место в той или иной структуре, ибо, как справедливо отмечается в литературе, «в жизни нередко встречаются примеры ложно понятного или присвоенного статуса. Если этот статус понимается неверно, то человек ориентируется на чуждые образцы поведения»[3].

Существует несколько подходов к определению правового статуса личности. Мы разделяем точку зрения, предложенную Е.А. Лукашевой: «Сложные связи, возникающие между государством и индивидом, и взаимоотношения людей друг с другом фиксируются государством в юридической форме — в форме прав, свобод и обязанностей, образующих в своем единстве правовой статус индивида. Правовой статус индивида — одна из важнейших политико-юридических категорий, которая неразрывно связана с социальной структурой общества, уровнем демократии, состоянием законности»[4].

Правовой статус индивида законодательно закрепляется государством в конституциях и иных нормативных юридических актах (внутригосударственных и международных). Права и обязанности — основной исходный элемент права. Следует согласиться с Г.В. Мальцевым, что ничего более важного в структуре права, по существу, нет. «Система прав и обязанностей — сердцевина, центр правовой сферы, и здесь лежит ключ к решению основных юридических проблем»[5].

В правах и обязанностях не только фиксируются образцы, стандарты поведения, которые государство считает обязательными, полезными, целесообразными для нормальной деятельности социальной системы, но и раскрываются основные принципы взаимоотношений государства и личности. Правовой статус как ключевое понятие правовой науки привлекает пристальное внимание юристов. В структуру правового статуса включается различный набор элементов: гражданство, общая правоспособность, гарантии, законные интересы[6], юридическая ответственность[7], принципы правового положения личности и др. Учитывая такой большой набор, следует согласиться, во-первых, с Е.А. Лукашевой, которая выделяет предпосылки, определяющие правовой статус индивида (предстатусные элементы), и элементы, вторичные по отношению к основным (послестатусные элементы)[8], а во-вторых, с Н.В. Витруком и В.А. Кучинским, которые предлагают предстатусные и послестатусные элементы включать в понятие «правовое положение личности»[9]. Напомним, что мы тоже различаем понятия «правовой статус» и «правовое положение».

Обобщая сказанное, можно предложить такую теоретическую конструкцию. Правовое положение личности составляют:

· предстатусные элементы (правовые принципы, гражданство, общая правоспособность, законные интересы);

· правовой статус (права и обязанности);

· послестатусные элементы (система гарантий, юридическая ответственность).

Поясним, почему элементы распределены таким образом. Принципы правового положения личности — это основополагающие начала, идеи, охраняемые и защищаемые государством и положенные в основу осуществления прав, свобод и обязанностей человека и гражданина (т. е. это предстатусный элемент). Гражданство как определенное политико-юридическое состояние — предпосылка, определяющая правовой статус индивида в полном объеме, без каких-либо изъятий. Известно, что проживающие в данном государстве иностранцы, а также лица без гражданства могут тоже обладать правовым статусом в ограниченном объеме (такого рода ограничения определяются конституцией либо законодательством). В.С. Нерсесянц определяет правоспособность как «абстрактную способность (возможность) субъекта права иметь соответствующие права и обязанности, предусмотренные действующим правом»[10] (предстатусное состояние). А.В. Малько, сравнивая категорию законных интересов с субъективными правами, отмечает, что законные интересы отражают лишь разрешенность действий как своего рода правовое стремление[11]. Законные интересы, т. е. те, которые прямо не закреплены в юридических правах и обязанностях, не обязательно выделять в качестве самостоятельного элемента правового статуса. Интерес предшествует правам и обязанностям независимо от того, находит ли он прямое закрепление в законодательстве или просто подлежит правовой защите со стороны государства (т. е. это предстатусный элемент).

Юридическая ответственность потому оказалась за рамками правового статуса личности, что она вторична по отношению к обязанностям: без обязанности нет ответственности. И наоборот, за неисполнение обязанности наступает ответственность, таким образом это послестатусный элемент. Гарантии могут быть социально-экономическими, политическими, духовно-психологическими (нравственными) и организационно-техническими. Во всех этих случаях речь может идти об определенных условиях и средствах, призванных обеспечивать, гарантировать нормальное, установленное законом функционирование того или иного общественного и правового института[12]. Обязанность гарантировать права и свободы — основная функция государства, его органов и соответствующих должностных лиц. В установленных законом случаях эти функции возлагаются и на общественные объединения (ст. 46 Конституции РФ). Вот почему мы их тоже вынесли за пределы правового статуса личности.

Правовой статус ребенка мы определяем так же, как и правовой статус личности вообще, т. е. как совокупность предусмотренных законодательством прав и обязанностей. Разумеется, содержательное наполнение структурных элементов правового статуса ребенка в определенной мере зависит от возрастного фактора. И перечисленные ранее элементы правового положения личности в силу их общего характера могут и должны учитываться при характеристике общего правового статуса ребенка и его (статуса) разновидностей.

Что же касается видов правового статуса ребенка, то мы считаем, что общий (конституционный) статус ребенка совпадает с общим (конституционным) статусом человека и гражданина и косвенно закрепляется в основном законе страны. Почему косвенно? Потому что в конституционном законодательстве, за некоторым исключением, практически отсутствуют нормы, непосредственно упоминающие о правах ребенка, а в общей теории права не разработаны признаки особого субъекта права, каковым является ребенок. Вряд ли можно мириться с таким положением, и потому одной из задач соответствующих отраслей юридической науки следует считать теоретическое обоснование концепции общего правового статуса ребенка и его (статуса) видов.

Но используемые Конституцией РФ слова «каждый гражданин», разумеется, относятся и к детям. Имеется и другое косвенное подтверждение того, что основной закон стоит на страже прав и законных интересов ребенка, — преамбула Федерального закона от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (в ред. от 21.12.2004; далее — Закон о гарантиях прав ребенка) гласит о том, что эти права и законные интересы предусмотрены Конституцией РФ.

Отраслевой статус ребенка (гражданско-правовой, семейно-правовой, административно-правовой и др.) закрепляется в соответствующих отраслях российского права.

Специальный, или родовой, статус ребенка (детей как отдельной определенной категории людей) закрепляется международными нормативными правовыми актами, и прежде всего Конвенцией о правах ребенка и специальным внутригосударственным законодательством.

И конечно же, каждый ребенок как личность, человек и гражданин обладает индивидуальным правовым статусом.

Основные категории детей указаны в различных правовых актах. В них также сформулированы определенные понятия, характеризующие особенности постоянных или промежуточных состояний, в которых находится ребенок. Все это свидетельствует о многообразии сфер общественной жизни, в которых участвуют дети, а также условий, которые оказывают влияние на их правовое положение. Например, в Законе о гарантиях прав ребенка установлен перечень различных категорий детей и 13 видов правовых режимов, в которых могут пребывать дети: дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации; дети, оставшиеся без попечения родителей; дети-инвалиды; дети, имеющие недостатки в психическом и (или) физическом развитии; дети — жертвы вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий и др. Данный перечень должен учитываться при рассмотрении правового положения ребенка.

 

Библиография

1 См., например: Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России: Учеб. пособие. — М., 1997. С. 12.

2 См.: Бутько О.В. Правовой статус ребенка в Российской Федерации: Учеб. пособие. — Краснодар, 2002. С. 18—19.

3 Ануфриев В.А. Социальный статус и активность личности. — М., 1984. С. 178—179.

4 Общая теория прав человека / Отв. ред. Е.А. Лукашева. — М., 1996. С. 28.

5 Мальцев Г.В. Права личности: юридическая норма и социальная действительность // Конституция СССР и правовое положение личности. — М., 1979. С. 50.

6 См.: Витрук Н.В. Основы правового положения личности в социалистическом обществе. — М., 1979. С. 29.

7 См.: Кучинский В.А. Личность, свобода, право. — М., 1978. С. 115.

8 См.: Общая теория прав человека. С. 29—30.

9 См.: Витрук Н.В. Указ. соч. С. 25—34; Кучинский В.А. Указ. соч. С. 119—135.

10 Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учеб. для вузов. — М., 1999. С. 510.

11 См.: Малько А.В. Основы теории законных интересов // Журнал российского права. 1999. № 5—6.

12 См.: Воеводин Л.Д. Указ. соч. С. 37.