УДК 347.44
 
В.И. ДОБРОВОЛЬСКИЙ,
кандидат юридических наук, старший преподаватель МИУ МГИМО
 
Статья содержит анализ законодательной базы Российской Федерации, посвященной деятельности акционерных обществ, а также судебной практики, связанной с оспариванием решений собрания акционеров.  Автор сравнивает действующие российские нормы о правовом статусе решения собрания акционеров с нормами правовых доктрин развитых зарубежных государств.
Несмотря на то что Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) существует уже 13 лет, правовой статус решения собрания акционеров до настоящего времени окончательно не определен ни законодателем, ни наукой, ни арбитражной практикой.
 
Можно ли решение собрания расценивать как ненормативный акт органа (глава 24 АПК РФ)? Ответ очевиден. Оспаривание данных актов, согласно разделу III АПК РФ, отнесено к делам, вытекающим из административных и иных публичных отношений. Отношения же внутри общества (между акционерами) не являются публичными либо административными и основаны исключительно на гражданском законодательстве. В этой связи не случайно корпоративные споры (в том числе и оспаривание решения общего собрания) в Арбитражном суде г. Москвы рассматривает 13-й специализированный судебный состав гражданской, а не административной коллегии.
Нельзя, очевидно, расценивать решение собрания и как сделку, направленную на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ)[1]. В то же время решение собрания является основанием для заключения крупной сделки или сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Кроме того, решение собрания об избрании совета директоров и (или) генерального директора  порождает полномочия органов управления акционерным обществом и, как следствие, полномочия на совершение сделок.
Следовательно, решение общего собрания акционеров можно расценивать исключительно как акт высшего органа управления обществом (ст. 103 ГК РФ), принимаемый в порядке, предусмотренном главой VII Закона об АО. Возможность обжалования решения общего собрания предусмотрена ст. 49 Закона об АО. Акционер вправе обжаловать решение собрания в случае, если оно принято с нарушением требований законов, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества.
Предоставляя акционеру право обжаловать решение собрания, принятое с нарушением закона, правовых актов и устава, законодатель указал на оспоримость, а не на ничтожность таких решений (если использовать формулировки статей 166 и 168 ГК РФ).
В отношении сделок законодатель установил градацию на ничтожные и оспоримые, а в отношении решений органов управления обществом (собрания акционеров и совета директоров) это не сделано.
Мировой опыт свидетельствует о том, что градация решений собрания акционеров на ничтожные (заведомо не имеющие юридической силы) и оспоримые присутствует в правовых доктринах развитых зарубежных стран.
Так, в соответствии со ст. L 225-121 Торгового кодекса Франции (Code de Commers) решения собрания акционеров, принятые с нарушением требований закона (в отсутствие кворума, по вопросам, не включенным в повестку дня, и т. п.), объявляются ничтожными. Другие допущенные нарушения могут свидетельствовать о том, что решение подлежит аннулированию, однако до момента аннулирования оно действительно.
Закон об акционерных обществах Германии 1965 года предусматривает (§ 241 и 243) как основания ничтожности решения общего собрания, так и основания для оспаривания решения собрания.
По законодательству Швейцарии решения также делятся на ничтожные и оспоримые (art. 706, 706b Code des obligations).
По нашему мнению, подобная градация необходима. Более того, от решения данного во-
проса напрямую зависит и решение вопроса о действительности сделок, заключенных акционерным обществом.
Большинство корпоративных споров основано на утверждении истцов об отсутствии полномочий у лица, подписавшего сделку (или об их превышении). От того, насколько правильно будет разрешен спор о полномочиях, зависит и результат рассмотрения спора по сделке. Полномочия же на совершение сделки, как правило, вытекают из решения общего собрания акционеров или совета директоров.
Отсутствие в законодательстве градации решений собрания акционеров на ничтожные и оспоримые приводит к тому, что, «состряпав на коленке» документ под названием «протокол общего собрания акционеров», недобросовестное лицо начинает разглагольствовать о споре хозяйствующих субъектов и о необходимости оспаривать это так называемое решение собрания исключительно в арбитражном суде.
Принципиальное отличие решения собрания акционеров от сделки (при их оспаривании) заключается в том, что нарушение закона и правовых актов далеко не всегда является основанием для признания решения собрания недействительным, так как оно может быть оставлено в силе, если:
— не повлекло причинение убытков акционеру;
— допущенные нарушения не являются существенными;
— голосование акционера не могло повлиять на принятое решение.
Отсутствие в Законе об АО понятия «существенное нарушение» приводит к тому, что суд в каждом конкретном случае вправе самостоятельно давать оценку допущенным нарушениям на предмет их существенности. Справедливости ради отметим, что Высший арбитражный суд РФ предпринял попытки дать необходимые разъяснения, однако, по нашему мнению, этого недостаточно. Пленум ВАС РФ издал постановление от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об акционерных обществах”» (далее — постановление Пленума ВАС РФ № 19), в п. 24 которого указано: «При рассмотрении исков о признании недействительным решения общего собрания акционеров следует учитывать, что к нарушениям Закона, которые могут (но не должны в любом случае. — В.Д.) служить основаниями для удовлетворения таких исков, относятся: несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания (п. 1 ст. 52 Закона); непредоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст. 52 Закона); несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования (п. 2 ст. 60 Закона) и др.». ВАС РФ указал также, что обязательным условием для удовлетворения иска является факт доказанности, что допущенные нарушения требований закона, иных правовых актов или устава общества ущемляют права и законные интересы акционера, голосовавшего против решения или не участвовавшего в общем собрании акционеров.
Главный вывод Пленума ВАС РФ заключается в том, что в отсутствие законодательного урегулирования ВАС РФ, по существу, признал необходимым применить аналогию закона (статьи 166 и 168 ГК РФ), указав, что решение собрания может не нуждаться в судебном обжаловании в случае, если судом установлено, что это решение принято:
— с нарушением компетенции общего собрания (п. 3 ст. 48 Закона об АО);
— в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (пункты 2, 4 ст. 49 и пункты 1—3 ст. 58 Закона об АО);
— по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (п. 6 ст. 49 Закона об АО).
По мнению ВАС РФ, суд должен, независимо от того, было решение оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона. ВАС РФ фактически ввел закрытый перечень решений, не имеющих юридической силы, независимо от того, оспорены они в судебном порядке или нет. Исходя из остаточного принципа, предполагается (хотя это и не указано в постановлении Пленума ВАС РФ № 19), что все остальные решения являются оспоримыми.
В постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об обществах с ограниченной ответственностью”» нет исчерпывающего перечня решений, заведомо не имеющих юридической силы. Так, перечисляя нарушения закона, при которых решение собрания заведомо не имеет юридической силы, ВАС РФ указал: «с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума и т. д.».
Дав вышеуказанную градацию решений, ВАС РФ до настоящего времени не определился с вопросом о том, как недействительность решений собраний влияет на оценку судом законности сделок, заключенных на основании таких решений. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Такая сделка недействительна с момента ее совершения, а не с момента признания ее таковой судом (ст. 167 ГК РФ). Для проведения аналогии (ст. 6 ГК РФ) между решением собрания и сделкой нет достаточных оснований. Более того, ВАС РФ не стал ссылаться на аналогию закона, давая оценку решениям собраний.
Так каковы же последствия признания судом решения общего собрания акционеров недействительным? К сожалению, каких-либо разъяснений по данному вопросу в законодательстве нет. Решение общего собрания, признанное судом недействительным, может влиять на законность совершенной акционерным обществом сделки двумя путями:
1) на собрании было принято решение о совершении данной сделки (крупной сделки или сделки, в совершении которой имеется заинтересованность);
2) на собрании было принято незаконное решение об избрании генерального директора или совета директоров, избравшего директора. В дальнейшем незаконно избранный генеральный директор совершил сделки, действуя на основании недействительного решения.
Ключевым в данном случае является вопрос о воле юридического лица на совершение сделок, так как юридическое лицо приобретает права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (ст. 53 ГК РФ).
По нашему мнению, если решение о совершении сделки принято помимо воли уполномоченного на это органа общества, то воля общества не является выраженной. Сделка, совершенная нелегитимным генеральным директором (не имеющим законных полномочий), означает, что ее заключило неуполномоченное лицо и она ничтожна в силу ст. 168 ГК РФ, если только не будет одобрена в дальнейшем (ст. 183 ГК РФ). При этом оспаривать эту сделку нет необходимости.
В отсутствие разъяснений ВАС РФ при рассмотрении иска об оспаривании сделки со ссылкой на недействительность решения собрания, суды исходят из того, что недействительное решение не породило правовых последствий и недействительно с момента его принятия. Почему именно такая позиция близка судье? Очень просто. Хотим мы того или нет, но в гражданском законодательстве отсутствует более близкая к рассматриваемым правоотношениям норма, чем ст. 167 ГК РФ. Признавать же недействительным решение общего собрания акционеров только с момента вступления в силу соответствующего судебного акта нет вообще никаких правовых оснований, даже по аналогии закона. Если считать, что все решения собраний акционеров, признанные судом недействительными, не влекут юридических последствий с момента принятия таких решений, то и все сделки, заключенные на основании таких решений, необходимо считать сделками, совершенными:
— без полномочий (если генеральный директор назначен незаконно);
— с превышением полномочий (крупные сделки или сделки с заинтересованностью, заключенные генеральным директором или представителем по доверенности).
Крупная сделка или сделка с заинтересованностью, совершенная генеральным директором в отсутствие законного решения собрания акционеров, означает, что она совершена с превышением полномочий и является оспоримой в силу статей 79 и 84 Закона об АО. Оспорить ее может как общество, так и акционер.
Если даже доказано, что решение такого собрания недействительно, этого явно мало для признания недействительности сделки, так как истец должен доказать, как именно оспариваемой сделкой нарушены его права и законные интересы.
Гораздо более сложным является случай, когда признано недействительным решение собрания, на котором основаны полномочия генерального директора, заключившего сделку. Если считать, что данные полномочия изначально отсутствовали, то все сделки, заключенные генеральным директором, недействительны и не нуждаются в оспаривании: достаточно любому заинтересованному лицу заявить требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки.
Если генеральный директор избран в отсутствие кворума акционерами, владеющими, например, 20% акций, то порок воли юридического лица очевиден и нет никаких препятствий считать ничтожными все сделки, заключенные таким «генеральным директором».
Однако как быть, если суд признал недействительным решение собрания об избрании генерального директора по другим основаниям, т. е. когда данное решение нельзя было расценивать как заведомо не имеющее юридической силы?
Например, генеральный директор был из-
бран при наличии кворума, без нарушения компетенции, и вопрос о его избрании был включен в повестку дня. За избрание проголосовало большинство, однако миноритарному акционеру удалось в суде доказать, что он не был уведомлен надлежащим образом о проведении собрания. Суд счел данное нарушение существенным и признал решение собрания недействительным. Означает ли это, что решение об избрании генерального директора не имеет юридической силы с момента его принятия?
По нашему мнению, исходя из принципов разумности и справедливости, следует считать, что воля общества на совершение сделки (наделение полномочиями на сделку) должна считаться выраженной при условии, когда на собрании был кворум для принятия решений и акционеры, отсутствовавшие по вине лиц, созывавших собрание (неуведомление и т. п.), не могли повлиять на принятое решение.
Если решение собрания заведомо не имеет юридической силы, то оно не влечет правовых последствий с момента его принятия. Все остальные решения могут быть оспорены и в целях стабильности экономического оборота должны признаваться не влекущими правовых последствий с момента вступления в силу судебного акта. Оценка правовых последствий недействительности решения собрания об избрании совета директоров также влияет на законность совершения сделок, заключенных на основании решения такого совета директоров.
Из постановления ФАС Поволжского округа от 11.01.2005 по делу № А12-402/04-С6 усматривается, что суд обоснованно удовлетворил иск, мотивированный нарушениями, допущенными ответчиком при созыве и проведении общего собрания акционеров, поскольку избранный недействительным собранием совет директоров нелегитимен, его решения также недействительны.
Интересно, что в отношении решений совета директоров ВАС РФ до настоящего времени не дал таких же критериев ничтожности и оспоримости, как в отношении решений собрания акционеров.
К сожалению, у арбитражных судов нет оснований применять предлагаемый нами подход по оценке правовых последствий недействительности решения собрания акционеров, так как:
— отсутствует разъяснение ВАС РФ;
— проблема законодательно не урегулирована;
— градация решений собраний акционеров, приведенная в постановлении Пленума ВАС РФ № 19, допускает возможность применения аналогии закона применительно к сделкам, что, в свою очередь, обусловливает дальнейшую аналогию и вывод, что недействительное решение является таковым с момента его принятия.
Минэкономразвития России подготовил законопроект № 384664-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов)». Законопроект одобрен Правительством РФ и прошел первое чтение в Государственной думе.
Согласно законопроекту, крупная сделка и сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, могут быть признаны недействительными только в случае, когда другая сторона по сделке знала или должна была знать о том, что сделка совершается с нарушением закона. К чему может привести принятие данного законопроекта? Если при совершении сделки вам была передана копия протокола решения собрания акционеров вашего контрагента об одобрении совершения сделки (крупной или с заинтересованностью), то вы сможете спать спокойно. Признание в дальнейшем решения собрания недействительным не повлечет за собой недействительность сделки, так как вы не знали и не могли знать о том, что данное решение недействительно. Исключение могут составить случаи, когда решение было принято собранием в отсутствии кворума и будет доказано, что вы знали или должны были знать об этом.
Арбитражные суды, как правило, не склонны высказываться по вопросу о правовых по-
следствиях недействительности решения. Однако иногда такая оценка встречается.
Так, в постановлении ФАС МО от 15.01.2004 по делу № КГ-А40/10832-03-1,2 указано, что принято решение о признании недействительными всех решений внеочередного общего собрания акционеров ЗАО «Торговый Домъ потомковъ Поставщика Двора Его Императорского Величества П.А. Смирнова», и в силу этого являются недействительными все последующие юридически значимые действия, относящиеся к выполнению этих решений: регистрация изменений и дополнений в устав общества, выпуск акций общества, регистрация выпуска акций, внесение изменений в реестр акционеров.
Из постановления ФАС МО от 28.08.2000 по делу № КА-А40/3859-00 следует, что признание недействительными договоров, заключенных во исполнение решения общего собрания акционеров, признанного недействительным, относится к правовым последствиям недействительности решения общего собрания.
В то же время в постановлении ФАС МО от 16.12.2003 по делу № КГ-А40/9110-03 указано, что, отклоняя требования о применении последствий недействительности актов органов управления акционерным обществом, суд со-
слался на то, что нормы Закона об АО и нормы ГК РФ применение таких последствий не предусматривают.
Интересен вывод, изложенный в постановлении ФАС СКО от 15.04.2003 по делу № Ф08-1225/2003: «Подлежит отклонению и довод заявителя кассационной жалобы о том, что решения собрания акционеров следует признать недействительными, поскольку решение о созыве внеочередного общего собрания акционеров принято незаконным составом совета директоров (так как решение об его избрании признано недействительным). На момент принятия советом директоров решения от 10 июля 2002 г. о проведении внеочередного общего собрания акционеров выборы совета директоров не были признаны недействительными».
Таким образом, ФАС СКО посчитал возможным признать действительными полномочия совета директоров, основанные на недействительном решении акционеров, до того момента, пока решение о выборах совета директоров не будет признано недействительным в судебном порядке.
В постановлении ФАС СКО от 17.03. 2005 по делу № Ф08-923/2005 отмечается: «Решение суда о признании недействительным решения общего собрания акционеров, которым избран совет директоров (наблюдательный совет), само по себе не влечет недействительности решения общего собрания, созванного указанным органом».
 
Библиография
1 См. постановления ФАС ЗСО от 23.10.2003 по делу № Ф04/5420-945/А75-2003; ФАС МО от 21.02.2001 по делу № КГ-А40/458-01.