УДК 341.1/8

Страницы в журнале: 145-148 

 

Д.Н. ЧЕРНЫШЕВ,

стажер сектора международно-правовых исследований Института государства и права РАН, член Ассоциации международного права

 

Рассмотрены актуальные проблемы, связанные с установлением юридической природы межгосударственной аренды комплекса «Байконур». Анализируются основные принципы и условия использования космодрома «Байконур», выработанные Российской Федерацией и Республикой Казахстан.

Ключевые слова: международное право, международное космическое право, право международных договоров, территория в международном праве, территориальное верховенство, международная аренда государственной территории, космодром «Байконур», Содружество Независимых Государств, Республика Казахстан, Российская Федерация.

 

Actual problems associated with the establishment of the legal nature of interstate rental complex «Baikonur». Analyzes the basic principles and conditions for use of the Baikonur space center, worked out by the Russian Federation and the Republic of Kazakhstan.

Keywords: international law, international space law, international treaties, the territory in international law, territorial sovereignty, international lease of state territory, the Baikonur Cosmodrome, the Commonwealth of Independent States, the Republic of Kazakhstan, Russian Federation.

 

Единственным в мире космодромом, сдаваемым в аренду, является Байконур. Бесспорно, этот стратегический объект уникален и в историческом, и в геополитическом, и в военно-техническом аспекте.

Когда в Советском Союзе была изобретена ракета Р-7 (суперноситель, сконструированный для доставки водородной бомбы и использовавшийся в дальнейшем как прототип для пилотируемых космических полетов), потребовалось создание нового полигона для ее испытаний, так как старый полигон — Капустин Яр — был слишком тесен для нее. В качестве территории для нового полигона был выбран малозаселенный район в Казахстане, к востоку от Аральского моря. Первый отряд военных строителей прибыл на железнодорожную станцию Тюра-Там 12 января 1955 г. Началось строительство полигона № 5 Министерства обороны СССР. Изначально полигон № 5 был организацией сугубо военной, но вскоре, в связи с запуском спутника, превратился в космодром. Чтобы запутать «потенциального противника», ему дали название Байконур: в Казахстане действительно существует маленький городок Байконур, только находится он примерно в

350 километрах севернее станции Тюра-Там.

Главные объекты космодрома — технические позиции, стартовые комплексы и измерительные пункты, — каждый из которых представляет собой совокупность сооружений с общетехническим, специальным технологическим оборудованием, с подъездными путями, обеспечивающими прием, хранение и сборку ракет-носителей и космических аппаратов, их испытания, заправку, доставку на пусковые установки, а также испытание, наведение, пуск и контроль функционирования ракет-носителей и космических аппаратов на активном участке средствами измерительного комплекса космодрома.

К вспомогательным и обслуживающим объектам и службам Байконура относятся зоны хранения компонентов топлива, заводы для производства жидкого кислорода, азота, системы энергоснабжения, водоснабжения, связи, телевидения и др. Для каждого типа ракет-носителей Байконур имеет технические позиции с одним или несколькими стартовыми комплексами.

Трассы Байконура простираются на тысячи километров над территорией России и сопредельных государств. Первая космическая ракета с космодрома была успешно запущена 4 октября 1957 г. Она вывела на орбиту первый в мире искусственный спутник земли. С Байконура запущены первые в мире искусственные спутники Солнца, Луны, Венеры, космические корабли-спутники. Отсюда же осуществлены запуски всех советских (а впоследствии и российских) кораблей, а также множество других космических аппаратов. Космодромом производится примерно 50% всех запусков космических аппаратов России.

После распада СССР Казахстану и Российской Федерации необходимо было немедленно решать вопрос о юридическом статусе космодрома «Байконур». Несмотря на отсутствие коренных разногласий по этому вопросу между двумя государствами, статус нужно было сформулировать и утвердить.

Казахстан, под чью юрисдикцию космодром переходил автоматически (на основании того, что он находится на территории Казахстана), не только не имел отдельных, самостоятельных космических программ, но и был не в состоянии обеспечить даже минимальное функционирование сотен площадок комплекса и стотысячного города[1].

Сразу после создания в декабре 1991 года Содружество Независимых Государств уделило должное внимание вопросам космоса, и уже 30 декабря 1991 г. было подписано Соглашение между государствами—участниками СНГ о совместной деятельности по исследованию и использованию космического пространства. В данном соглашении были выражены общие тенденции развития сотрудничества государствучастников в сфере освоения космического пространства.

15 мая 1992 г. государства—участники СНГ подписали Соглашение о порядке содержания и использования объектов космической инфраструктуры в интересах выполнения космических программ.

25 мая 1991 г. между Россией и Казахстаном было подписано Соглашение о порядке использования космодрома «Байконур». Оно стало первым, но далеко не единственным документом, регулирующим правопорядок на территории космодрома. На сегодняшний день между Россией и Казахстаном заключено 12 международных договоров (некоторые из них носят название меморандума или соглашения). Такое многообразие правовых актов, регулирующих все правовые вопросы на одном (сравнительно небольшом) участке территории, создает множество неудобств и недопонимание между сторонами. Осложняется регулирование тем фактом, что некоторые из упомянутых выше актов противоречат друг другу.

Уникальность и сложность комплекса «Байконур» заключается в том, что в аренду сдается населенный пункт с мощнейшей высокотехнологичной базой. С одной стороны, земля, занятая городом и производственными площадками, принадлежит Казахстану, с другой стороны, Байконур становится под юрисдикцию России. То есть соглашения, регулирующие правовой статус комплекса «Байконур», должны одновременно регулировать статус и самого города с его населением, и космодрома с его работниками.

Предметом Соглашения 1992 года являются порядок использования указанных объектов космодрома «Байконур», находящихся на территории Российской Федерации и Республики Казахстан, а также вопросы их содержания и финансирования. Данным Соглашением был установлен нейтралитет в отношениях между Российской Федерацией и Республикой Казахстан по вопросу использования космодрома: «Российская Федерация и Республика Казахстан передают право пользования недвижимым, пользования и владения движимым имуществом космодрома “Байконур”, находящимся на их территории, Стратегическим Силам Содружества Независимых Государств (УНКС)» (ст. 3). УНКС, в свою очередь, обязуется согласовывать свои стратегические действия с правительствами России и Казахстана. Эта же статья уточняет, что все «объекты космодрома “Байконур”, расположенные на территории Республики Казахстан, являются ее собственностью».

Координация действий по реализации Соглашения 1992 года была возложена на УНКС, Российское космическое агентство и Агентство космических исследований Республики Казахстан (ст. 12).

Однако, несмотря на заключение Соглашения, никакой активной деятельности на территории космодрома не происходило.

В марте 1994 года Россия и Казахстан подписали Соглашение об основных принципах и условиях использования космодрома «Байконур»[2], в соответствии с которым он с 1995 года передавался в аренду России на 20 лет.

В преамбуле Соглашения 1994 года сказано, что стороны достигли согласия «исходя из того, что объекты космодрома и г. Ленинска, расположенные на территории Республики Казахстан, с их движимым и недвижимым имуществом являются собственностью Республики Казахстан». Данное положение является основой для любых дальнейших действий в отношении комплекса «Байконур», поскольку оно прямо говорит о том, что коренной суверенитет в любом случае остается за Казахстаном. То есть dominium принадлежит Казахстану, и все последующие действия могут совершаться лишь исходя из этого утверждения.

По Соглашению 1994 года испытательные, технологические объекты и обеспечивающая инфраструктура космодрома и города Ленинска с их движимым и недвижимым имуществом составляют научно-технический и социальный комплекс «Байконур». Из этого определения следует, что при употреблении слова «Байконур» имеется в виду не только космодром, но и прилегающий к нему город. Ясно, что при определении правового статуса данных объектов, а также граждан, тем или иным образом с ними связанных, такая широкая формулировка создает определенные трудности. Тем не менее при достаточной конкретике принимаемых в этой области нормативных актов можно достичь максимальной степени их эффективности.

Соглашение 1994 года определяет цели, для которых Российская Федерация может использовать комплекс «Байконур»: осуществление гражданских и оборонных космических программ Российской Федерации; совместные космические проекты Российской Федерации, Республики Казахстан и других государств— участников СНГ; международные космические программы и коммерческие космические проекты» (ст. 1). Данный перечень является исчерпывающим. Им в первую очередь ограничивается юрисдикция Российской Федерации на территории комплекса «Байконур».

Так что же именно передается в аренду Российской Федерации? Ответ на этот вопрос дает ст. 2 Соглашения 1994 года, где говорится о том, что России передаются объекты комплекса «Байконур» и что за Россией сохраняется право пользования земельными участками, занятыми объектами комплекса «Байконур» и землями, отведенными под районы падения отделяющихся частей ракет-носителей. Таким образом, предметом аренды становятся и движимые, и недвижимые составляющие комплекса «Байконур».

Статья 3 Соглашения 1994 года предусматривает ряд правовых гарантий, обеспечивающих сохранение за Казахстаном юрисдикции над комплексом «Байконур»:

— выработка и реализация механизма, обеспечивающего конституционные права граждан Республики Казахстан, проживающих в г. Ленинске;

— совместное назначение на должность глав администрации г. Ленинска;

— назначение командира космодрома Президентом РФ по согласованию с Президентом РК;

— взаимодействие правоохранительных органов Российской Федерации и Республики Казахстан по осуществлению функционирования комплекса «Байконур» в условиях его аренды;

— назначение специального представителя Президента РК на космодроме «Байконур».

Соглашением 1994 года также установлены основные принципы, на которых в дальнейшем будут основываться арендные отношения сторон. В качестве первого принципа определяется, что Российская Федерация обеспечивает сохранение и развитие материально-технической базы комплекса «Байконур» за счет средств, выделяемых на проведение космических программ (п. 1 ст. 4), а также поясняется, что права собственности на недвижимое и движимое имущество, создаваемое, приобретаемое и поставляемое после 31 августа 1991 года, принадлежат стороне, осуществившей финансирование его создания, приобретения и поставки. При этом указывается, что за арендодателем (Казахстаном) сохраняется обязанность контролировать сохранность объектов и условия их эксплуатации. Любое строительство на территории комплекса также согласовывается с арендодателем.

Данное положение было расширено и конкретизировано Соглашением о порядке контроля со стороны Республики Казахстан за сохранением и условиями эксплуатации объектов комплекса «Байконур», заключенным 18 августа 1995 г.

В качестве второго принципа использования космодрома «Байконур» определяются размер и порядок уплаты арендной платы арендатором арендодателю: Российская Федерация выплачивает Республике Казахстан арендную плату за пользование объектами комплекса «Байконур» в размере 115 млн долл. США в год.

Третьим принципом Соглашение 1994 года определяет, что Российская Федерация возмещает имущественные потери и расходы Республики Казахстан на содержание и эксплуатацию комплекса «Байконур» в 1992—1993 гг. в объеме, не превышающем государственный долг Республики Казахстан Российской Федерации (п. 3 ст. 4).

В соответствии с четвертым принципом Российская Федерация оказывает содействие Республике Казахстан в осуществлении космических проектов. Данная норма позднее была расширена и конкретизирована Соглашением между Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию и Министерством образования Республики Казахстан о подготовке специалистов в области космической техники из числа граждан Республики Казахстан для комплекса «Байконур», заключенным 4 августа 1995 г.

В Соглашении 1994 года указан статус воинских формирований Российской Федерации, обеспечивающих выполнение космических программ на Байконуре, как формирований, временно расположенных на территории Республики Казахстан (п. 5 ст. 4). На Военно-космические силы Российской Федерации возлагаются права и обязанности, установленные для Управления начальника космических средств Объединенных Вооруженных Сил СНГ в рамках Соглашения 1992 года, и сохраняются за ними на сроки, необходимые для оформления договора аренды объектов космодрома «Байконур». Российские воинские формирования осуществляют свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации с учетом законодательства Республики Казахстан. На территории комплекса «Байконур» в отношении военнослужащих, лиц из гражданского персонала Российской Федерации и членов их семей применяется законодательство Российской Федерации и действуют ее компетентные органы. Во всех других случаях применяются законодательство и полномочия компетентных органов Республики Казахстан.

Срок аренды по Соглашению 1994 года — 20 лет с продлением срока аренды на последующие 10 лет при взаимном согласии сторон (п. 6 ст. 4).

Соглашением 1994 года предусмотрено создание полевых учреждений Центрального банка РФ в г. Ленинске и на территории космодрома «Байконур» для финансирования деятельности юридических лиц Российской Федерации на территории комплекса «Байконур» (ст. 5). Единственным законным платежным средством в налично-денежных расчетах на территории комплекса является национальная валюта Республики Казахстан (п. 2 ст. 5).

В качестве механизма разрешения споров Соглашение 1994 года установило переговоры. Предусмотрено создание межправительственной комиссии под председательством заместителей руководителей правительств Российской Федерации и Республики Казахстан.

Договор аренды комплекса «Байконур», подписанный 10.12.1997 (далее — Договор), является базовым документом, регулирующим статус комплекса, его жителей и сотрудников. В статье 1 Договора даны четкие определения всех необходимых для использования договора терминов, что исключает возможность различных понятийных коллизий.

Персонал космодрома — военнослужащие воинских формирований Российской Федерации, гражданские лица, работающие на постоянной и временной основе на объектах космодрома и обеспечивающих объектах комплекса «Байконур» и командированные на эти объекты предприятиями, организациями, учреждениями, органами государственной власти и управления Российской Федерации и Республики Казахстан, а также пенсионеры, работавшие ранее на космодроме, проживающие в городе Ленинске, поселках Тюра-Там и Акай.

Члены семей персонала космодрома — супруги, дети, родители членов персонала космодрома, а также совместно проживающие с ними и находящиеся на их иждивении лица.

Цели аренды, описанные в п. 3.1 Договора, полностью повторяют цели, установленные в ст. 1 Соглашения 1994 года; сроки аренды, размер и порядок внесения арендной платы также совпадают.

Заинтересованность обеих сторон в плодотворном сотрудничестве в данной сфере помогает сглаживать различные неизбежные противоречия в вопросе юрисдикции на комплексе «Байконур».

 

Библиография

1 См.: Кулжабаева Ж.О. Некоторые вопросы договорного обеспечения Байконура в казахстанско-российских отношениях // Международное публичное и частное право: проблемы и перспективы. Liber amicorum в честь профессора Л.В. Галенской / Под. ред. С.В. Бахина. — СПб., 2007. С. 231.

2 Казахстан — международные договоры с государствами—участниками СНГ (с декабря 1991 по декабрь 1996 г.) / Авт.-сост. Э.Б. Мухамеджанов, И.В. Межибовская. — Алматы, 1997. С. 136—139.