Г.Г.  ТУСКАЕВ,

аспирант очного отделения Всероссийской государственной налоговой академии при Министерстве финансов РФ.

 

Одной из проблем перехода отечественной экономики на инновационный путь развития является низкий уровень инновационной восприимчивости экономики и не соответствующий уровень законодательного обеспечения. В статье раскрыты способы внедрения в оборот результатов интеллектуальной деятельности.

Ключевые слова: интеллектуальная деятельность, законодательное регулирование, инновационные организации, лицензия.

 

Legal blanks of legislative regulation of innovative activity regarding introduction in economic circulation of results of intellectual activity

 

One of problems of transition of domestic economy on an innovative way of development is low level of an innovative susceptibility of economy and not corresponding level of legislative maintenance. In article ways of introduction in a turn of results of intellectual activity are opened.

Keywords: Intellectual activity, legislative regulation, the innovative organisations, the licence.

 

Разработка инноваций происходит при производстве научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. На сегодняшний день, по данным Минобрнауки России, 90% всех НИОКР осуществляется через НИИ, 6% — через предприятия и 4% — через университеты, что свидетельствует о огромной роли научно-технического сектора в разработке инноваций.

Представляется необходимым исследовать вопрос о способах введения в хозяйственный оборот результатов интеллектуальной деятельности бюджетными научными учреждениями, в том числе высшими учебными заведениями, являющимися бюджетными образовательными учреждениями и созданные государственными академиями наук высшими учебными заведениями.

К первому способу относится создание собственного производства инновационной продукции  с последующим ее выводом на рынок. Воплощение данного способа возможно при наличии большого количества собственных средств.

Рассматривая реализацию данного способа с законодательной точки зрения, следует отметить, что в соответствии с п. 2 ст. 298 ГК РФ если в согласно с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе, здесь следует заметить, что в большинстве случае вузам согласно учредительным документам предоставляется право осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доходы деятельность.

В тоже время права государственных образовательных учреждений на приобретаемое ими имущество не имеют самостоятельных оснований и являются производными от прав собственника имущества таких учреждений, независимо от оснований и средств, на которые соответствующее имущество приобретается. Несмотря на то что имущество образовательным учреждением приобретается за счет заработанных им от разрешенной предпринимательской и иной приносящей доход деятельности средств, основания приобретения и закрепления такого имущества за учреждением должны соответствовать правовому режиму, установленному п. 2 ст. 299 ГК РФ.

Таким образом, российское законодательство  разрешает федеральным учреждениям об-разовывать новые предприятия, внося в качестве основного капитала объекты интеллектуальной собственности.

Однако ввиду того, что для реализации данного способа необходимо наличие  вложения большого количества собственных средств, он остается не востребованным.

Ко второму  способу  относится  предоставление прав на использование результатов интеллектуальной деятельности другим лицам посредством заключения лицензионных соглашений либо их уступка.

Гражданским кодексом РФ прописаны нормы, регулирующие отношения, возникающие в процессе заключения лицензионного договора, однако законодательством не решен вопрос о возможности самого распоряжения государственным образовательным учреждением исключительными правами. Не ясно, стоит ли в исследуемой ситуации применять (хотя бы по аналогии) запретительную норму п. 2 ст. 298 ГК РФ о том, что учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете.

В ст. 298 ГК РФ законодатель прямо не называет деятельность учреждения, направ-ленную на получение доходов, предпринимательской. С точки зрения Е.В. Коршиковой, она считается, согласно  ст. 2 ГК РФ, предпринимательской[1].

Однако в юридической литературе высказана и иная позиция. З.А. Ахметьянова предлагает определить приносящую доходы деятельность как предусмотренную учредительными документами некоммерческой организации самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на получение дохода от использования имущества, продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг и т.д., направленных на реализацию целей создания такой деятельности[2].

По убеждению К.П. Кряжевских, приносящая доходы деятельность учреждений не может быть рассмотрена как предпринимательская, ибо отсутствуют главные критерии предпринимательства, установленные ст. 2 ГК РФ: получение прибыли, самостоятельность и осуществление ее на свой риск, что связано с существованием субсидиарной ответственности собственника наряду с максимально усеченной имущественной базой собственной ответственности учреждения, нестандартным имущественным режимом этой базы и специальной правоспособностью[3]. Субсидиарная ответственность носит дополнительный характер и наступает только при отсутствии или недостатке имущества у самого юридического лица. В ГК РФ предусматривается субсидиарная ответственность участников полного товарищества по его обязательствам, которые, в соответствии с заключенным между ними договором, занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества.

Таким образом, ГК РФ допускает субсидиарную ответственность при осуществлении предпринимательской деятельности. Тем не менее нельзя не отметить, что частные и бюджетные учреждения отвечают по своим обязательствам не всем своим имуществом, а находящимися в его распоряжении денежными средствами. При рассмотрении имущественной ответственности названных учреждений следует говорить не об отсутствии у них самостоятельности, а о ее ограничении. Ограничение ответственности учреждений обусловлено ограниченным вещным правом — правом оперативного управления, на основании которого имущество находится у учреждения. Однако ограниченность вещного права не явилась препятствием для признания законодателем соответствующей деятельности унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления (казенных предприятий), предпринимательской и для отнесения их к коммерческим организациям (ст. ст. 113, 115 ГК РФ). Что же касается специальной правоспособности, то она означает соответствие видов деятельности целям создания некоммерческой организации, что не устраняет возможности в рамках поставленных перед некоммерческой организацией основных целей деятельности заниматься предпринимательской деятельностью и получать прибыль[4].

Третий способ (как комбинация двух предыдущих) — организация малых инновационных предприятий, так называемых start-up компаний. Следует отметить, что данный способ является одним из самых распространенных в зарубежной практике.

Однако реализация данного проекта в Российской практике запрещалась бюджетным законодательством (п. 1 ст. 6 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2008 год и плановый период 2009 и 2010 годы», ст. 70 Бюджетного кодекса РФ).

Данный пробел законодательства был восполнен принятием Федерального закона от 02.08.2009  №  217 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности»  (далее — законодательный акт).

Данным законодательным актом предусматривается предоставление права бюджетным научным  и образовательным учреждениям, научным и образовательным учреждениям государственных академий наук быть учредителями хозяйственных  обществ, внося в качестве вклада в уставной капитал по лицензионному договору права на использование результатов интеллектуальной деятельности, исключительные права на которые принадлежат данным учреждениям.

Однако нормотворец не учел, что согласно статьям 120, 296, 298 ГК РФ имущество закрепляется за учреждениями на праве оперативного управления, бюджетное учреждение не вправе отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным этим учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества.

Исходя из  вышеизложенного следует, что законодательный акт не охватывает результаты интеллектуальной деятельности, полученные научными и образовательными учреждениями, исключительные права на которые принадлежат Российской Федерации, субъектам Российской Федерации и закреплены за  научными и образовательными учреждениями на праве оперативного управления.

Так же необходимо отметить, что рассматриваемый нами законодательный акт устанавливая возможность учреждения бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ, одновременно установил ограничения касаемые возможности образовательных учреждений быть учредителями (в том числе совместно с другими лицами) хозяйственных обществ, деятельность которых сводится к практическому применению (внедрению) результатов интеллектуальной деятельности (программ для электронных вычислительных машин, баз данных, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем, секретов производства (ноу-хау), исключительные права на которые принадлежат данным научным учреждениям; возможности образовательных учреждений на получение прибыли, которая может направляться исключительно на правовую охрану результатов интеллектуальной деятельности, выплату вознаграждения их авторам, а также на осуществление уставной деятельности данных высших учебных заведений. При этом внесенное в качестве вклада в уставные капиталы хозяйственных обществ право использования результатов интеллектуальной деятельности не может предоставляться хозяйственными обществами третьим лицам по договору, а также передаваться третьим лицам по иным основаниям, если иное не предусмотрено федеральным законом;

распоряжение долями (акциями) в уставных капиталах хозяйственных обществ, владельцами которых данные научные учреждения являются, только с предварительного согласия соответствующих собственников. При этом доходы от распоряжения долями (акциями) в уставных капиталах хозяйственных обществ, учредителями (участниками) которых являются бюджетные научные учреждения, часть прибыли хозяйственных обществ, полученная данными научными учреждениями (дивиденды), поступают в их самостоятельное распоряжение, учитываются на отдельном балансе и направляются только на правовую охрану результатов интеллектуальной деятельности, выплату вознаграждения их авторам, а также на осуществление уставной деятельности данных научных учреждений.

Так же  данный законодательный акт рассматривает закрытый перечень результатов интеллектуальной деятельности используемых для практического применения (внедрения), таких как: программы для электронных вычислительных машин; базы данных; изобретения; полезные модели; промышленные образцы; селекционные достижения; топологии интегральных микросхем; секреты производства (ноу-хау).

В связи с чем, в область действия данного законодательно акта не попадают разработанные, но незапатентованные новые технологии такие как различного рода режимно-технологические карты для реализации технологии бурения, конструкции долота и т.д., не содержащих ноу — хау, следовательно учитывая нормы закона осуществить внедрение данных технологий невозможно.

Необходимо заметить, что согласно нормам рассматриваемого нами закона, при наличии у научного учреждения исключительных прав на результат интеллектуальной собственности может множественно коммерциализовать данный результат интеллектуальной деятельности, что приводит к повышению рисков инвестора. Проблематика данного вопроса неоднократно обсуждалась и в официальных документах, в которых говорилось, что «краеугольным камнем здесь является решение проблемы обеспечения баланса интересов государства, предприятий и организаций, а также граждан (авторов) в части распределения, закрепления и реализации прав на результаты интеллектуальной деятельности, что предполагает научное обеспечение, определение стратегии и целей государственной политики, законодательное регулирование и организационное обеспечение в сфере интеллектуальной собственности».

С целью привлечения негосударственных инвестиций в рассматриваемую нами сферу правоотношений необходимо предоставить инвестору права на результаты интеллектуальной деятельности. Обладание правом на результаты интеллектуальной деятельности должно быть ясным и определенным с тем, чтобы обеспечить стимул для частного сектора инвестировать в научные исследования и в коммерциализацию результаты научно-технической деятельности.

В связи с чем механизм правового регулирования данных отношений должен быть настроен не на отстаивание преобладания интересов того или иного субъекта — участника процесса создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, а на достижение максимальных взаимных выгод каждой из сторон на основе соблюдения баланса интересов в рамках ясной государственной политики для реализации стратегии «win-win» — «выиграл-выиграл»[6].

Следует также отметить, что  одним из приоритетных направлений развития инновационной деятельности является увеличение процесса образования так называемых spin-off  компаний (новая компания, созданная, чтобы коммерциализировать знание и навыки университетской или общей команды исследования). Однако, происходящий в нашей стране процесс обусловленный переходом к новой, инновационной экономике осложнен наличием коррупционной составляющей на этапах коммерциализации технологий. Для решения данной проблемы, необходимо законодательно закрепить путем внесения изменений в нормы ФЗ от 02.08.2009 № 217 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты  РФ по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности», обязанность по предоставлению ежегодных отчетов «новых предприятий» администрации, которая будет состоять  как из представителей научных организаций так и самого предприятия:

 о произведенных действиях по продвижению, а так же коммерциализации инноваций;

 о распределении прибыли полученной в ходе коммерциализации инноваций.

Предоставление вышеуказанных отчетов приведет к соблюдению прозрачности механизма распределения прибыли и как следствие к  устойчивому функционированию сети самостоятельных «новых предприятий», вовлечению научных работников и производителей в предпринимательство и управление инновационными организациями, делая весь цикл коммерциализации прозрачным на стадии реализации инновационного продукта и получения прибыли всеми заинтересованными сторонами по доле в уставной фонд.

 

Литература

1. Ахметьянова З.А. О доходах учреждений и их правовом режиме // Финансовое право. — 2008. — № 3. — С. 15-19.

2. Гражданский кодекс РФ (ГК РФ) от 26.11.2001 № 146-ФЗ.

3. Коршикова Е.В. Формы муниципального имущества для осуществления предпринимательской деятельности: Дис. ... канд. юрид. Наук / Е.В. Коршикова. — Волгоград, 2002.

4. Кряжевских К.П. Правовая природа самостоятельного распоряжения имуществом, приобретенным финансируемым собственником учреждением на доходы от «предпринимательской» деятельности / К.П. Княжевских; под ред. О.Ю. Шилохвоста // Актуальные проблемы гражданского права: сб. статей. Вып. 6. — М.: Норма, 2003. — С. 185.

5. Лескова Ю.Г.  Предпринимательская и приносящая  доход деятельность некоммерческих организаций. // Цивилист. 2009. № 2.

6. Проект «Стратегия развития интеллектуальной собственности в России на 2007 — 2012 годы» для реализации в рамках федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 — 2012 годы». (http://www.rniiis.ru)

7. Федеральный закон от 02.08.2009 № 217-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности".

8. Шульгин Д.Б., Кортов В.С. Управление конфликтами при коммерциализации университетских технологий / Д.Б. Шульгин, В.С.Кортов // Университетское управление. — 2004. — № 4 (32). — С. 38-43.

 

Библиография

1 Коршикова Е.В. Формы муниципального имущества для осуществления предпринимательской деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук.  — Волгоград, 2002. С. 177.

2 Ахметьянова З.А. О доходах учреждений и их правовом режиме // Финансовое право. — 2008. — № 3. — С. 15-19.

3 Кряжевских К.П. Правовая природа самостоятельного распоряжения имуществом, приобретенным финансируемым собственником учреждением на доходы от «предпринимательской» деятельности // Актуальные проблемы гражданского права: Сб. статей. Вып. 6 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. — М.: Норма, 2003. С. 176.

4 Лескова Ю.Г.  Предпринимательская и приносящая  доход деятельность некоммерческих организаций. // Цивилист.  2009.  № 2.

5 Проект «Стратегия развития интеллектуальной собственности в России на 2007 — 2012 годы» для реализации в рамках федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 — 2012 годы».  (сайт) URL: http://www.rniiis.ru

6 Шульгин Д.Б., Кортов В.С. Управление конфликтами при коммерциализации университетских технологий // Университетское управление. 2004. — № 4 (32). — С. 38-43.