Н.А. ПОКИДОВА,

аспирант кафедры гражданского права Всероссийской государственной налоговой академии Минфина России

 

Правовые исследования в сфере интеллектуальной собственности приобретают в настоящее время особую актуальность. Это связано с появлением новых видов интеллектуальных продуктов, отношения по использованию которых нуждаются в правовой регламентации, а также с возрастающей тенденцией к расширению рынка результатов интеллектуальной деятельности.

В настоящее время законодательство в области интеллектуальной собственности отстает от практических потребностей современного общества, поскольку экономические параметры использования результатов творческой деятельности изменились. Объекты авторского права, представлявшие собой в XIX веке культурные ценности, в XXI веке превратились в определяющий фактор технологического, научного и информационного развития общества.

Простота совершения правонарушений в области охраны имущественных прав авторов обусловлена широким распространением технологий, позволяющих быстро и дешево тиражировать охраняемые объекты, глобальным характером цифровых сетей, устойчивостью представления о том, что любое использование информации, находящейся в локальной вычислительной сети, не является противозаконным. Данные факторы затрудняют осуществление охраны авторских и смежных прав. Многие проблемы, связанные с охраной произведений и объектов смежных прав при новых способах их использования, до настоящего времени не находят общепризнанных решений. Все это объективно снижает эффективность правовой охраны.

Новые — цифровые — технологии позволяют получить копии объектов охраны авторского права более высокого качества по сравнению с теми, которые воспроизводятся технологиями аналоговыми, а также разместить на информационном носителе значительно большее количество данных.

Аналоговая форма допускает ограниченное количественное и качественное копирование. Так, если сделать аналоговую копию с аналогового же объекта (например, переписать звук с одной аудиокассеты на другую), качество копии в любом случае будет хуже, чем качество оригинала. При многократном последовательном копировании качество копии резко снижается. Кроме того, качество оригинала также ухудшается за счет износа магнитной пленки. Таким образом, аналоговая форма «защищает» правообладателя от копирования (законного и незаконного) его объектов самим существом технологии[1].

Для цифровых объектов ситуация совершенно иная: при копировании цифрового объекта сохраняется двоичная информация о нем. Если такое копирование сделано с помощью надежной аппаратуры, то копия объекта будет абсолютно идентичной оригиналу. Тиражирование цифровых объектов происходит без потери качества и может быть осуществлено с любой копии. Поэтому цифровое копирование не ограничено ни количеством копирования, ни его качеством. Особенностью цифровой формы объектов авторского права является еще и то, что она идеально приспособлена для передачи в электронных сетях. Другими словами, «цифровая форма может существовать не только на стандартных электронных материальных носителях (компакт-диски, магнитные носители), но и на локальных или сетевых устройствах (компьютеры, компьютерные сети)[2]. Сложившаяся глобальная информационная инфраструктура, содержащая большое количество цифровых объектов, стала угрозой для материальных и иных интересов обладателей прав на вышеупомянутые объекты.

Таким образом, развитие новых способов цифровой записи и электронной коммуникации требует совершенствования законодательства об охране авторских и смежных прав, предоставления правообладателям эффективных способов защиты их интересов, адекватных особенностям современных видов массового использования объектов, охраняемых авторским правом.

Появление таких технических средств воспроизводства и распространения, как спутниковое вещание, кабельная ретрансляция, фотокопирование и репрография, затрудняет или делает невозможным контроль за использованием продуктов творческой деятельности.

Российская Федерация второй год подряд остается в списке приоритетного наблюдения в сфере интеллектуальной собственности (Priority Watch List), в который входят еще 13 стран, в том числе Китай. Решение оставить нашу страну в этом «списке неблагонадежных» было принято по результатам очередного заседания российско-американской рабочей группы по защите интеллектуальной собственности[3].

На протяжении ряда лет основными источниками поставок пиратской продукции в Россию считались государства Юго-Восточной Азии, а также Болгария и Украина. Сегодня большая часть пиратских видео- и аудиокассет, компакт-дисков изготавливается непосред-ственно в России. В период 2003 — начала 2004 гг. доля контрафактной аудиовизуальной продукции на российском рынке составила около 83%[4]. По различным данным, в 2002 году уровень аудиопиратства в России составил 66%[5]. По оценкам Роспатента, уровень контрафактной продукции в стране на сегодняшний день составляет 69%[6].

По данным МВД, в России действуют 42 завода по выпуску компакт-дисков, 16 из которых располагаются на территории режимных предприятий. В целом же в стране производится 225 млн единиц контрафактной продукции в год. Совокупный ущерб правообладателей оценивается в 225 млн долл.[7]

Правительство РФ Постановлением от 28.04.2006 № 252 «О лицензировании деятельности по воспроизведению (изготовлению экземпляров) аудиовизуальных произведений и фонограмм на любых видах носителей» ужесточило лицензионные требования к компаниям, производящим продукцию на CD и DVD. Отныне при получении лицензии они обязаны подтверждать наличие у них оборудования, необходимого для производства такой продукции, а также вести учет и контроль каждого готового экземпляра (фильма или музыкального диска), для чего наносить на внутреннюю и внешнюю их стороны названия фирм и номера лицензии.

Президент РФ 18 июля 2006 г. внес в Государственную думу проект части четвертой Гражданского кодекса РФ, который 20 сентября 2006 г. был принят в первом чтении. Разработчики законопроекта предлагают включить в ГК РФ все нормы об интеллектуальной собственности, содержащиеся в специальных законах, с последующей их (законов) отменой. Такое решение многим представляется крайне спорным и может привести к негативным последствиям. Законопроект в настоящее время активно обсуждается.

Результаты интеллектуальной деятельности становятся объектами правоотношений только тогда, когда они облекаются в какую-либо объективную форму, обеспечивающую их восприятие другими людьми. Именно объективно выраженный результат интеллектуальной деятельности может участвовать в экономическом обороте, становиться товаром, функционировать на рынке. Такой объект должен и может быть защищен правом, государством, обществом. Большинство современных государств не только осуществляют контроль за соблюдением прав и охраняемых законом интересов авторов и иных правообладателей, но и устанавливают минимальные стандарты, обязательные для всех участников сделок с использованием объектов интеллектуальной собственности[8].

Согласно п. 1 ст. 16 Закона РФ от 29.07.1995 № 110-ФЗ «Об авторском праве и смежных правах» (в ред. от 30.12.2001; далее — Закон) автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом. Такая формулировка предоставляет автору (либо его правопреемникам) возможность совершения различных действий в отношении творческого результата, а именно: использовать любым способом объект авторских прав без чьего-либо одобрения, запрещать осуществление подобных действий всем иным лицам без прямого разрешения правообладателя. Следует согласиться с мнением о том, что право на использование произведения есть не что иное, как возможность автора самостоятельно решать все вопросы, связанные с предоставлением третьим лицам доступа к произведению и с его использованием[9].

Законодатель не дает дефиницию понятия «использование произведения», ограничиваясь перечислением отдельных авторских правомочий, охватывающих такое использование. Чтобы определить это понятие, необходимо выделить элемент, который непосредственно связан с целью (использованием). Таким элементом является открытие доступа к произведению. Именно открытие публичного доступа — необходимое и достаточное условие признания некоего действия использованием произведения. При этом открытие доступа объединяет фактическую и юридическую составляющие. Первая представляет собой определенное действие (например, передачу в эфир), в результате которого появляется возможность публичного доступа к произведению, а вторая выражается в разрешении доступа к произведению на определенных условиях. Таким образом, использование произведения в авторско-правовом смысле можно определить как совершение действий, в результате которых к произведению открывается доступ для неопределенного круга лиц[10].

Чаще всего незаконно используются музыкальные и аудиовизуальные произведения. Эти объекты авторского права обычно связаны с материальными носителями, причем материальным объектом, на котором закреплено произведение, может выступать не только оригинал произведения, но и любой его экземпляр (копия). В результате, чтобы посмотреть видеофильм, необходимо либо стать собственником этого материального носителя, либо получить доступ к нему на ином основании (просмотр в кинотеатре, прокат и т. п.). В соответствии с ч. 5 ст. 6 Закона авторское право на произведение не связано с правом собственности на материальный объект, в котором произведение выражено. Правомерная передача материального носителя (видеокассеты, аудиокассеты) другому лицу сама по себе не означает, что автор (правообладатель или иной собственник) предоставил также и авторские права на произведение, находящееся на этом носителе.

Интернет предоставляет все новые и новые возможности: открываются новые радиостанции, создается онлайновое телевидение, формируются уникальные архивы, реализуются новые музыкальные идеи и т. д.[11]  Оборотная сторона данного процесса выражается в том, что бороться с незаконным использованием фонограмм в сети становится все сложнее.

Музыка обращается в «цифру», которую можно бесконтрольно копировать и беспрепятственно распространять через Интернет. Высокие темпы роста сетей и их пропускной способности не позволяют следить за отчислением авторских вознаграждений владельцам музыкальных произведений. Механизм распространения цифровых звукозаписей в глобальной компьютерной сети не прописан в большинстве договоров звукозаписывающих студий с владельцами авторских прав. Однако остановить виртуальный обмен музыкальными файлами невозможно (как и любой другой обмен информацией), поскольку подобный запрет будет тормозом прогресса в сфере информационных технологий.

На многочисленных интернет-сайтах размещаются либо сами фонограммы с записями музыкальных произведений, либо специальные компьютерные программы обмена данными, позволяющие пользователям беспрепятственно обмениваться музыкальными файлами в неограниченном количестве. Учитывая сложности, связанные с фиксированием факта несанкционированного размещения музыки на сайтах, а также отсутствие эффективных технических средств, позволяющих контролировать процесс обмена файлами в cети, добиться соблюдения авторских прав при подобном распространении произведений сегодня представляется маловероятным. В российском секторе Интернета действует не один десяток сайтов, предоставляющих доступ к музыкальным композициям.

Благодаря усилиям Американской ассоциации звукозаписывающих компаний (RIAA) и аналогичных ей организаций определена средняя стоимость музыкального файла, который легально продается в Интернете. Параметров, по которым рассчитывается цена, очень много. Один из них — битрейт (bit rate) музыкального файла. Это количество минимальных единиц информации, кодирующих одну секунду звука, от которого зависят размер файла (место, занимаемое на диске) и качество звучания. В среднем на западных интернет-ресурсах файл самого популярного формата mp3 стоит 1 долл. Российские же сайты, занимающиеся электронной продажей музыкальных файлов в различных форматах, реализуют их намного дешевле (порядка 10 центов). То есть если принять среднее количество песен в музыкальном альбоме за 10, то получается, что по цене одной песни продается целый альбом. В цивилизованном мире такая политика продаж называется демпингом и расценивается как недобросовестная конкуренция. Таким образом, российские интернет-ресурсы захватывают рынок цифровой музыки, лидерство на котором изначально принадлежало ресурсам западным[12]. Владельцы зарубежных сайтов, прежде чем разместить песню или альбом, заключают соглашение с правообладателем — автором или звукозаписывающей компанией. В России все происходит несколько иначе.

Сущность имущественных прав на произведение чаще всего понимается как обязанность лица, использующего произведение, получать от автора или иного правообладателя специальное разрешение на соответствующий вид использования произведения, т. е. вступать в договорные отношения. Такой разрешительно-договорной подход постепенно был закреплен в законодательстве всех цивилизованных стран. По мере возникновения новых способов использования произведений и объектов смежных прав стали все отчетливее проявляться противоречия между новыми техническими возможностями, позволяющими приобщить членов общества к культурным ценностям в массовом порядке и без больших затрат, и трудностями обеспечения «юридической чистоты» такого использования.

Предоставление надлежащей охраны имущественным правам авторов при массовом распространении произведений является проблематичным. Так, при часовом вещании только одной радиостанции в эфире звучит более 15 песен, у каждой из которых есть как минимум один композитор и один автор текста. Следовательно, для обеспечения правомерности одного часа трансляции необходимо заключить не менее 30 авторских договоров! Даже при самом упрощенном варианте подсчета становится понятно, что выполнить требования об обязательном заключении договоров непосредственно с каждым правообладателем невозможно. В результате приходится констатировать, что при сохранении традиционных подходов к построению договорных отношений в ряде случаев обеспечить массовое использование произведений и объектов смежных прав без нарушения имущественных прав авторов в условиях развития новых технологий не удается.

В связи с этим представляется целесообразным ввести ограничение авторских и смежных прав законодательно закрепленными возможностями для бездоговорного использования произведений, но с уведомлением автора произведения об этом и с выплатой ему вознаграждения. При этом автор сможет выбирать порядок использования своего произведения — разрешительно-договорный и уведомительный. Во втором случае он должен будет подать заявление в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам о предоставлении любому лицу прав на использование его произведения. Это заявление может быть помещено автором на каждом экземпляре произведения. После этого автор лишается возможности запрещать использование своего произведения и имеет право претендовать только на получение авторского вознаграждения от пользователей. Лицо, изъявившее желание использовать отдельные объекты авторского права, должно уведомить об этом автора и выплатить ему вознаграждение. Уведомительный порядок целесообразно применять в отношении произведений так называемых малых форм, которые подвергаются массовому и бесконтрольному тиражированию.

Правильное юридическое решение вопросов использования произведений третьими лицами с применением цифровых технологий будет способствовать сохранению российского интеллектуального потенциала, что, в свою очередь, будет содействовать решению экономических и социальных проблем. Правовая регламентация режима использования отдельных объектов авторского права позволит правообладателям активнее включаться в систему информационного обмена и, кроме того, будет способствовать реализации основных прав и свобод человека, а также права на творчество и права на свободу доступа к информации.

 

Библиография

1 См.: Золотых Н. Формирование системы правовой охраны и трансфера интеллектуальной собственности в России // Российская юстиция. 1997. № 3. С. 38—40.

2 См.: Медведев А. Компьютерная программа: вещь или нематериальный актив? // Хозяйство и право. 1997. № 11. С. 105.

3 См.: Российская газета. 2006. 4 мая. № 93 (4059). С. 1.

4 См. там же. 2004. 30 марта. № 64 (3441). С. 6.

5 См.: Баранникова О. Как бороться с контрафактной продукцией // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2003. № 5. С. 18.

6 См.: Российская газета. 2006. 4 мая. № 93. С. 1.

7 См. там же. 11 мая. № 97 (4063). С. 13.

8 См.: Близнец И.А., Лукницкий С.П. История и задачи правоохранительной и судебной системы по защите прав творческих личностей. — М., 2002. С. 6—7.

9 См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. — М., 2004. С. 217.

10  См.: Калятин В. Понятие использования произведения как основа формирования системы авторских правомочий // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2005. № 8. С. 30.

11 См.: Тихонов А. Звездные войны российского шоу-бизнеса. Эпизод 2004 // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2006. № 2. С. 59—60.

12 См.: Третьяк М. Заимствование зарубежного опыта как одна из необходимых составляющих эффективной борьбы с нарушениями авторских и смежных прав в России // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2006. № 2. С. 43—44.