Н.И. ПОЛИЩУК,

кандидат юридических наук, доцент(Академия ФСИН России)

 

В  условиях перехода России к рыночной экономике, формирования гражданского общества и правового государства возрастает потребность в оптимизации национальной правовой системы. Закрепление в Конституции РФ положения о том, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» (ч. 4 ст. 15), свидетельствует о том, что соблюдение прав человека (гражданина) перестало быть исключительно внутренним делом. Оно переросло в фактор международной политики и стало объектом заботы мирового сообщества.

Перемены, происходящие в обществе, предъявляют высокие требования к работе правоохранительных органов, обеспечивающих защиту прав и свобод граждан. Система уголовных наказаний базируется на юридических традициях и школах, которые динамично развивались на протяжении нескольких столетий. Начиная со времени правления Ярослава Мудрого (Русская Правда) шла постоянная, кропотливая работа по юридическому закреплению новых форм и методов уголовного преследования. К середине XIX века благодаря энтузиазму практических работников и мудрости ученых-теоретиков сложилась достойная правовая система, доказавшая, что она способна не только наказывать преступника за содеянное, но и работать на перспективу, т. е. прогнозировать свое развитие.

Построение демократического правового государства невозможно без соблюдения законности и правопорядка, поэтому, чтобы избежать ошибок, практические работники настоятельно требуют как легального, так и научного толкования тех или иных норм, связанных с назначением и исполнением уголовных наказаний. Сотрудники правоохранительных органов стремятся соблюдать законность и правопорядок, что, в свою очередь, способствует предупреждению и искоренению преступности в стране.

Смертная казнь — одно из самых древних видов наказания, которое придумало и которым пользуется человечество на протяжении многих столетий. Истоки этого явления лежат в обычае кровной мести, когда убийство себе подобного несло характер справедливого возмездия и священности.

Несмотря на то что цивилизация прошла длительный путь развития, сделала значительные шаги в области назначения и исполнения наказаний, постигла истину того, что жизнь дарована человеку природой (высшей силой) и отбирать ее ему подобные существа не имеют права, смертная казнь как исключительная мера уголовного наказания присутствует в законодательстве многих стран.

Проблема смертной казни — не просто проблема одного из видов уголовного наказания, так как ее назначение и исполнение затрагивают многие социальные, правовые, политические, экономические, нравственные, психологические, криминологические и другие сферы общественной жизни. Ее применение, как и мораторий, требует глубокого, всестороннего научного анализа и прогнозирования возможных последствий.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 55 Конституции РФ). Допускаются случаи, когда человек, гражданин может быть правомерно лишен жизни[1]. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ст. 20).

История отечественного государства и права свидетельствует о том, что применение смертной казни решалось преимущественно с политических позиций. Экономические, социальные, психологические и другие составляющие этого правового института всегда отступали на второй план. В СССР этот вид уголовного наказания был доведен до абсурда, так как его массовое использование аргументировалось необходимостью ведения борьбы не с внешними, а с внутренними врагами. Более того, идеологи смертной казни, уверовав в свою юридическую гениальность, для расправы над политическими противниками (врагами народа) заложили в ее основу классовый подход в форме диктатуры пролетариата. Все это и привело к печально известным массовым репрессиям советского народа, в том числе по уничтожению элиты общества.

Важной предпосылкой для реформирования правовой системы послужило вступление России в Совет Европы. После принятия Федерального закона от 23.02.1996 № 19-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы» ускорилось осуществление правовой и судебной реформы. Наша страна приняла на себя ряд обязательств, одно из которых — приведение национального законодательства в соответствие с общепринятыми международными нормами и стандартами.

Согласно Заключению Совета Европы № 193 по заявке России на вступление в Совет Европы 1996 года с целью соответствия критериям членства в Совете Европы (ст. 3 Устава Совета Европы) Россия должна была наряду с другими требованиями подписать в течение года и ратифицировать не позднее чем через 3 года с момента вступления Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. Статья 2 Конвенции допускает возможность применения судами смертной казни в случаях, исчерпывающе предусмотренных законом. Протокол № 6 к этой Конвенции предусматривает, что государства—члены Совета Европы отменяют смертную казнь, сохраняя возможность ее применения в законе только в военное время.

Исполняя принятые обязательства, Россия дала обещание отменить смертную казнь и исключить ее из системы уголовных наказаний. В связи с этим Президент РФ подписал Указ от 16.05.1996 № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» (далее — Указ Президента РФ № 724). Во исполнение решения Совета Европы о предоставлении России трех лет на ратификацию Протокола № 6 Президент РФ издал распоряжение от 27.02.1997 № 53-рп «О подписании Протокола № 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.».

Согласно ст. 14 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года согласие на обязательность договора выражается ратификацией, если:

· договор предусматривает, что такое согласие выражается ратификацией;

· иным образом установлено, что участвующие в переговорах государства договорились о необходимости ратификации;

· представитель государства подписал договор под условием ратификации;

· намерение государства подписать договор под условием ратификации вытекает из полномочий его представителя или было выражено во время переговоров.

Позиция России выражена в Федеральном законе от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», включившем в этот перечень договоры России:

· исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также установления иных правил, чем предусмотрено законом;

· предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина.

Ратификация международных договоров осуществляется в форме федерального закона, однако Федеральное собрание РФ до сих пор не ратифицировало Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Конституционный суд РФ в постановлении от 02.02.1999 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года “О порядке введения в действие Закона Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР”, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях”” в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан» (далее — постановление Конституционного суда РФ № 3-П) констатировал, что Федеральное собрание РФ располагало достаточным временем для выполнения предписаний ч. 2 ст. 20 и абзаца первого п. 6 разд. II Конституции РФ. Это обстоятельство ставит под сомнение легитимность данного нормативного акта, вносит определенную неразбериху в область правоприменительной деятельности и порождает дискуссии в научных кругах.

Примечательно, что Россия продолжает придерживаться моратория на исполнение смертных приговоров. Суды используют в качестве альтернативы исключительной мере наказания пожизненное лишение свободы или лишение свободы на срок 25 лет. Основанием для применения этого нормативного установления являются Указ Президента РФ № 724 и постановление Конституционного суда РФ № 3-П, т. е. действуют два моратория на применение смертной казни, которые установили запрет всем судам приговаривать преступников к высшей мере наказания.

Практика Конституционного суда РФ позволяет отметить его позитивный вклад в обновление положений ряда уголовно-процессуальных норм. Между тем в решении, которым он ориентировал практиков на применение моратория на смертную казнь, имеются вопросы. Конституционный суд РФ руководствовался не правовыми нормами, а политической конъюнктурой, выраженной в стремлении угодить амбициям высших должностных лиц государства, старающихся любой ценой попасть в Совет Европы. Положенные в основу постановления Конституционного суда РФ № 3-П цели и приведенные в нем доводы подкупают обывателей своей откровенностью и благими намерениями, однако акт направлен на защиту прав и законных интересов только одной стороны уголовного судопроизводства — стороны защиты. Другая сторона, пострадавшая в результате преступного посягательства, т. е. сторона обвинения, не упоминается. Между тем она также имеет право на возмещение причиненного ущерба и наступления справедливого возмездия.

Статья 19 Конституции РФ закрепляет равенство всех граждан перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения и т. д. Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом (ст. 52 Конституции РФ). Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Кроме того, принимая постановление № 3-П, Конституционный суд РФ не учитывал положения действовавших в тот период УК РФ, УПК РФ, ГК РФ (частей первой и второй), а также иных федеральных законов. Не были исследованы указы и распоряжения Президента РФ, другие нормативные акты, которые имели правовые нормы, регламентирующие этот вид уголовного наказания.

В постановлении Конституционного суда РФ № 3-П большое внимание уделяется анализу функционирования на территории России суда присяжных. В нем отмечается незыблемость конституционных установлений, гарантирующих каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого законом установлено наказание в виде смертной казни, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Конституционный суд РФ постановил, что с момента вступления в силу постановления № 3-П и до введения в действие соответствующего федерального закона каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, предоставлено право на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей. Наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей.

Примечательно, что эти положения изначально нацелены не на соблюдение законодательства, а на сдерживание применения смертной казни, так как в тот период в одних субъектах Федерации были созданы суды присяжных, а в других шла интенсивная работа по их формированию. В настоящее время суды присяжных заседателей созданы во всех субъектах Федерации, за исключением Чечни. В такой ситуации уравниловка неуместна, поскольку ущемляет права и законные интересы граждан, живущих в иных субъектах Федерации, которые желают осуществления правосудия согласно УПК РФ (глава 42).

Более того, в постановлении Конституционного суда РФ № 3-П изначально заложены двойные стандарты, позволяющие свободно манипулировать нормами УПК РФ. Так, если дело слушалось с участием присяжных заседателей, которые вынесли вердикт «не виновен», — это законно и отсутствие суда присяжных в Чечне не имеет значения. Но если присяжные вынесли вердикт «виновен», действует иное правило: так как нет суда присяжных в одном из субъектов Федерации, смертную казнь применять нельзя, необходимо подождать, пока будет создан суд присяжных в Чечне.

Возникают закономерные вопросы: где логика? где здравый смысл? Кто насаждает нашему законодательству двойные стандарты? С чьей помощью они уживаются и вынуждены применяться?

Нельзя сказать, что постановление Конституционного суда РФ № 3-П (как и Указ Президента РФ № 724) добавило авторитета нашему законодательству. В этих нормативных актах присутствуют элементы государственного правового нигилизма, поскольку игнорируются федеральные законы, отдается предпочтение нормативным актам, имеющим меньшую юридическую силу, и делается упор на нератифицированные международные договоры. Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что эти действия исходят от высших органов и должностных лиц государства, которые сами являются гарантами соблюдения Конституции РФ и федеральных законов.

Недостатком этих нормативных актов является и то, что они не дают четкого представления о правовой сущности моратория на смертную казнь, а также понятия этого правового института; не раскрыты его содержание, функции, задачи и т. д. Не понятно, что такое отсрочка исполнения наказания, — акт об амнистии, помилование или среднее между ними?

Исходя из процедуры применения, мораторий на смертную казнь напоминает акт об амнистии, так как распространяется не на конкретное лицо, а на статьи УК РФ, предусматривающие исключительную меру наказания — смертную казнь. Однако по остальным канонам это не амнистия, так как по Конституции РФ амнистия объявляется Государственной думой в отношении индивидуально-неопределенного круга лиц (ст. 103). Актом об амнистии лица, совершившие преступление, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Лица, осужденные за совершение преступления, могут быть освобождены от наказания, либо назначенное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания, либо такие лица могут быть освобождены от дополнительного вида наказания. Кроме того, с некоторых лиц, отбывших наказание, актом об амнистии может быть снята судимость. Любая амнистия носит разовый характер и не предусматривает отмену и изменение норм уголовного закона за определенный вид преступлений.

Обычно постановление об амнистии приурочивается к тем или иным знаменательным датам и событиям в жизни государства. На осужденных, подпадающих под ее действие, администрация исправительного учреждения готовит необходимые документы (данные о прежних судимостях, характеристику, справку о наличии поощрений и взысканий и т. д.) и передает их для решения вопроса об амнистии в вышестоящие инстанции.

Если применение акта об амнистии возложено на администрацию исправительного учреждения, юридическим основанием (завершающим процессуальным юридическим фактом) для освобождения осужденного служит постановление начальника исправительного учреждения, утвержденное вышестоящим органом и санкционированное прокурором. В случаях, когда проведение амнистии возложено на специальные комиссии, уполномоченные на то Государственной думой, основанием для освобождения служит постановление комиссии.

Указ Президента РФ № 724 исполняют суды, о которых вообще не упоминается ни в одном нормативном акте, регулирующем процессуальный порядок применения амнистии.

Применение моратория на смертную казнь не соответствует и акту о помиловании, так как согласно ст. 89 Конституции РФ и ст. 85 УК РФ помилование осуществляет Президент РФ в отношении индивидуально-определенного лица. Актом о помиловании лицо, осужденное за преступление, может быть освобождено от дальнейшего отбывания наказания либо назначенное ему наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания.

С лица, отбывшего наказание, актом о помиловании может быть снята судимость.

Осужденный вправе обратиться к Президенту РФ с ходатайством о помиловании через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказания. При обращении осужденного с ходатайством о помиловании исполнение приговора суда приостанавливается до принятия решения Президентом РФ. При отказе осужденного от обращения с ходатайством о помиловании администрация исправительного учреждения составляет в присутствии прокурора акт. Акт удостоверяется прокурором и направляется им в Верховный суд РФ и Генеральную прокуратуру РФ для проверки уголовного дела и составления заключения, которое представляется Президенту РФ. Исполнение приговора в этом случае приостанавливается до принятия решения Президентом РФ.

Мораторий на смертную казнь не соответствует понятию отсрочки исполнения наказания, так как отсрочено может быть исполнение приговора в отношении обстоятельств, перечисленных в ст. 398 УПК РФ. Лица, приговоренные к исключительной мере наказания, под ее действие не подпадают.

Согласно аналитическим опросам, большинство населения (до 80%) против отмены смертной казни и помилования осужденных к этому виду наказания[2]. Позиция населения усилилась после тяжких преступлений, связанных с массовой гибелью людей. Общество, желая наступления справедливого возмездия за преступления, все больше тяготеет к отказу от помилования и реальному исполнению смертной казни (см., например, письмо 100 ученых, известных общественных деятелей, Президенту РФ). Известные ученые предупреждают, что массовое применение помилования преступников является не проявлением милосердия и снисходительности, а способом воспрепятствовать исполнению правосудных, вступивших в законную силу приговоров[3].

Ссылаясь на многочисленные требования граждан возобновить применение смертной казни, 15 февраля 2002 г. Государственная дума приняла обращение к главе государства, в котором заявила, что считает «преждевременной ратификацию Протокола № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 года». По мнению большинства депутатов, недопустимо игнорировать в угоду внешнеполитическим интересам волю народа, который не приемлет отмену смертной казни.

Существует еще одна немаловажная сторона этого вопроса — экономическая. До сих пор никто из числа государственных чиновников не дал ответа на вопросы: в какую сумму федеральной казне и налогоплательщику обходится мораторий на применение смертной казни; сколько тратится ежегодно государственных денег на содержание одного осужденного к пожизненному лишению свободы? При современном уровне жизни большинства населения России обнародование этих данных чревато новым социальным взрывом и увеличением количества сторонников, выступающих за отмену моратория.

Кроме того, в современном правовом поле, регламентирующем мораторий на применение смертной казни, не учитывается мнение самого осужденного. Согласно данным специальной переписи осужденных к лишению свободы (ноябрь 1999 года), 12,8% осужденных к смертной казни не обращались к Президенту РФ с ходатайством о помиловании[4], но были им помилованы.

Особую тревогу вызывают перспективы этого правового предписания. В 2007 году в Чечне должен быть создан суд присяжных, и постановление Конституционного суда РФ № 3-П утратит силу. По истечении этого периода, если не будет ратифицирован Протокол № 6, суды вправе назначать смертную казнь в качестве меры наказания, предусмотренную УК РФ. Вновь появится дилемма между выполнением российского законодательства и необходимостью исполнения взятых на себя международных обязательств при вступлении в Совет Европы.

Мораторий на применение смертной казни в таком виде, в котором он существует в настоящее время, незаконен. Подтверждением этому служат следующие факты:

· его объявление не предусмотрено Конституцией РФ и соответствующими федеральными законами;

· несмотря на то что с момента издания Указа Президента РФ № 724 прошло более 11 лет, принятия постановления Конституционного суда РФ № 3-П — более 8 лет, соответствующие изменения (дополнения) в федеральные законы так и не внесены;

· Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод не ратифицирован, а значит, все его нормативные предписания не имеют юридической силы;

· рекомендованный судам Указ Президента РФ № 724 имеет меньшую юридическую силу по сравнению с Конституцией РФ и другими федеральными законами, регламентирующими данный вид уголовного наказания, следовательно, его применение судами общей юрисдикции незаконно.

Любые правовые отношения должны претворяться в жизнь строго в рамках законодательства. В демократическом правовом государстве, которым провозгласила себя Россия, не должно быть ни одного юридического действия, совершаемого вне закона.

 

Библиография

1 См.: Конституция Российской Федерации: Проблемный комментарий. — М., 2004. С. 135.

2 См.: Саженков Ю.В., Селиверстов В.И. Правовые проблемы помилования в России. — М., 2007. С. 93.

3 См.: Корецкий Д.А. Концепция института помилования как проблема политики // Указ Президента Российской Федерации от 28 декабря 2001 г. № 1500 «О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов РФ (теоретические и практические аспекты реализации)»: Мат-лы науч.-практ. конф. (24—25 октября 2002 г., г. Брянск). — Брянск, 2002. С. 98; Гулиев В.Е. Отмена смертной казни — преступное непротивление злу насилием // Юрид. мир. 2002. № 1.

4 См.: Характеристика осужденных к лишению свободы. По материалам специальной переписи 1999 г. / Под ред. А.С. Михлина. — М., 2001. Т. 2. С. 378.