УДК 342.553

Т.Э. КАЛЛАГОВ,

кандидат юридических наук

 

Анализировать пути совершенствования ныне установленного режима муниципальной службы можно в двух взаимодополняющих направлениях. Первое состоит в консолидированном рассмотрении недостатков и разработке соответствующих корректирующих мер, второе — в поиске организационно-правовых средств, способных укрепить как существующий, так и скорректированный режим муниципальной службы.

Начнем с первого. Анализ норм соответствующего законодательства свидетельствует о концептуальном разрыве между современным законодательством о видах и режимах государственной службы и службы муниципальной.

Коренное их различие состоит в том, что государственная служба строится на основе административного законодательства и отделяет служебную деятельность от трудовой. Соответственно нормы трудового права здесь фактически не применяются.

В концепции законодательства о муниципальной службе законодатель пошел противоположным путем, установив ее режим на основе трудового права. Основным аргументом для этого послужило внешнее совпадение административно-правовых норм, использованных в законодательстве о государственной службе, с трудовым, что действительно имеет место. Однако при этом следует иметь в виду, что административное право может включать в свое содержание нормы любых отраслей права. При этом они особым образом огосударствливаются сообразно нуждам государственного управления, которое регулируется административным правом, и на основе его предмета и метода получают собственные, качественно отличные от первоначального, свойства, становясь элементам регулирования особой системы государственного управления.

Построить ее на основе других отраслей права, кроме как административного, невозможно, поскольку именно в административном праве воплощены законы и закономерности государственного управления, т. е. особого рода правоотношений, которые в других отраслях права не присутствуют.

Концепция правового регулирования служебных отношений, выстроенная на основе трудового права и реализованная в Федеральном законе от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», в корне противоречит сказанному выше. Прежде всего, по единодушному мнению большинства авторов, исследующих проблемы муниципального права, закон регулирует отношения, связанные с муниципальным управлением, которое по своей природе весьма близко к государственному, и потому нормативные правовые акты органов местного самоуправления по меньшей мере сходны с нормами административного права. Если они прямо не являются таковыми, то лишь в силу автономии органов местного самоуправления от государственных, естественно, если речь не идет о государственных полномочиях, переданных государством в введении муниципальных образований. Уже отсюда следует вывод, что муниципальная служба — это именно служебная, а не трудовая деятельность. Их отличия отмечаются даже на этимологическом уровне во всех ведущих словарных источниках.

Отнесение любой общественно-трудовой деятельности к разновидности труда в условиях советского строя, откуда и берут свое начало многие постулаты современного трудового права, имеют идеологическое содержание и идеологические корни, лежавшие в основании марксистско-ленинской теории. В ней разделение гражданского общества и государства не признавалось, соответственно труд в рамках гражданского общества и публичная служба, в том числе и происходящая в рамках гражданского общества муниципальная служба, не разграничивались. Естественно, для современной России, которая строится на принципах правовой государственности, такой подход не может быть приемлем, как не может быть приемлемо и жесткое разграничение по принципам формирования государственной и муниципальной службы.

В этой связи отметим, что Федеральный закон от 27 мая 2003 года № 58-ФЗ «О системе государственной службы», которому отведена роль рамочного в отношении всей системы публичной службы Российской Федерации, в ст. 3 установил взаимосвязь государственной и муниципальной службы. В силу этого их различия вряд могут иметь принципиальный характер, хотя бы в силу общности функций, которые на разных уровнях публичной власти решают соответствующие муниципальные и государственные управленческие подразделения.

Довольно примечательно, что стремление обеспечить тесные и действенные взаимосвязи государственной гражданской и муниципальной службы — это не только декларация, сформулированная в одном из важнейших принципов рамочного Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ. Данный принцип получил дальнейшее развитие и конкретизацию как в ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2004 г.

№ 79-ФЗ, так и ст. 5 Федерального закона от 2 марта 2007 г. «О муниципальной службе в Российской Федерации». Тексты названных статей фактически совпадают, причем любое из указанных в них условий взаимосвязи государственной гражданской и муниципальной службы является по существу основным элементом административно-правового режима государственной и муниципальной службы. Или иначе:  единство двух видов публичной службы в данном случае означает и коренное единство их режимов.

Однако в действительности сделать такой вывод в полной мере невозможно, поскольку деятельность по обеспечению исполнения полномочий в режиме государственной службы объявлена служебной и регулирующие ее нормы в полном объеме внесены в содержание административно-правового режима государственной гражданской службы. Например, сюда отнесены вопросы заключения и расторжения служебного контракта, служебное время и время отдыха, отпуска на гражданской службе, должностной регламент и т. п., что в законодательстве о муниципальной службе отнесено к регулированию нормами трудового права.

Зададимся в связи с этим вопросом: а может ли формальное совпадение норм ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ и ст. 5 Федерального закона от 2 марта 2007 г. «О муниципальной службе в Российской Федерации» служить реальным основанием для того, чтобы считать проблему взаимосвязи государственной гражданской и муниципальной службы в достаточной мере решенной? Напомним, что в ст. 7 Федерального закона № 79-ФЗ и в

ст. 5 Федерального закона № 25-ФЗ речь идет об одних и тех же нормах, обеспечивающих взаимосвязь государственной гражданской и муниципальной службы:

1) единство основных квалификационных требований к должностям гражданской службы и должностям муниципальной службы;

2) единство ограничений и обязательств при прохождении гражданской службы и муниципальной службы;

3) единство требований к профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации гражданских служащих и муниципальных служащих;

4) учет стажа муниципальной службы при исчислении стажа гражданской службы и стажа гражданской службы при исчислении стажа муниципальной службы;

5) соотносительность основных условий оплаты труда и социальных гарантий гражданских служащих и муниципальных служащих;

6) соотносительность основных условий государственного пенсионного обеспечения граждан, проходивших гражданскую службу, и граждан, проходивших муниципальную службу, и их семей в случае потери кормильца.

Сделаем еще одно замечание. В ст. 5 Трудового кодекса РФ закреплено положение, согласно которому нормы трудового права, содержащиеся в иных федеральных законах, должны соответствовать Кодексу. Если же при этом обнаруживаются какие-либо противоречия, то применению подлежат нормы ТК РФ. Кроме того, вновь принятый федеральный закон, содержащий нормы трудового права, противоречащие Кодексу, применяется лишь при условии внесения соответствующих изменений в Кодекс.

Естественно, преимущественно административная реформа служебного законодательства вскоре потребовала внесения довольно противоречивой коррекции в ТК РФ. В результате ныне ст. 11 ТК РФ содержит положение, согласно которому на государственных гражданских служащих и муниципальных служащих действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о государственной гражданской и муниципальной службе.

Противоречие здесь в том, что на государственных гражданских служащих по современному служебному законодательству действие трудового права вообще не распространяется, поскольку соответствующие ему положения инкорпорированы в административное право и имеют здесь иные основания и методы регулирования. В том же, что касается муниципальной службы, полноценное использование трудового права нарушает принцип единства государственной и муниципальной службы и потому принципиально неприемлемо.

Продемонстрируем сказанное несколькими положениями. Например, ограничения и обязательства как на государственной, так и на муниципальной службе носят выраженный административно-правовой характер и использование здесь норм трудового права способно породить трудноразрешимые коллизии. Так, в числе запретов для служащих названы следующие:  не допускать публичных высказываний, суждений и оценок, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором служащий замещает соответствующую должность, если это не входит в его должностные обязанности. Со свободами работников, установленных ТК РФ, это никак не согласуется.

Вряд ли совместимо с трудовым правом, ориентированным на общегражданские права и свободы, и требование к служебному поведению. То же самое можно сказать и относительно представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, которое можно расценить и как вмешательство в частную жизнь работника со стороны представителя работодателя. Опять же трудно понять, как будет согласовываться принцип внепартийности муниципальных служащих с трудовым законодательством, где ему  как антидемократичному места просто не найдется.

Трудовое право во всех этих случаях просто неприменимо в силу его преимущественной ориентации на гражданско-правовые отношения. Ссылка же на возможность его применения с учетом особенностей служебного законодательства во всех этих случаях теряет смысл, поскольку создает коллизию внутри самого трудового права. Ее разрешение может быть лишь таким, что в указанных обстоятельствах в силу должны вступить нормы ТК РФ, которые запрещают применение отдельных положений служебного законодательства, что неприемлемо, поскольку противоречит интересам охраны и полноценной реализации публичного интереса на государственной и муниципальной службе.

Вывод здесь один: известная двойственность службы, которую можно трактовать, с одной стороны, как деятельность, а с другой — как режим ее осуществления в случае с Федеральным законом от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ вылилась в несогласованность этих двух аспектов, которые сделали противоречивым и сам современный режим муниципальной службы.

Действительно, подавляющая часть норм, регулирующих этот режим, оказалась в сфере действия административного законодательства. Напротив, служебная деятельность, вопреки ее естественной природе, регулируется ныне трудовым правом, как будто повторяя собой советские идеологические догматы о высшей ценности труда, поглощающего собой все виды созидательной деятельности в обществе и государстве, вне зависимости от их устройства и принципов функционирования.

Выходов из создавшегося положения может быть два. Первый, радикальный, предполагает принятие новой редакции Федерального закона от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ, где вместо норм трудового права займут административно-правовые, начиная с замены трудового контракта на контракт служебный. Второй выход может носить переходный характер и заключаться в придании особым федеральным законом статуса государственных гражданских служащих муниципальным служащим при сохранении особенностей режима их службы, вытекающих из особого статуса муниципальных образований и сохранения собственной классификации должностей муниципальной службы.

Заметим, правда, что оба предлагаемых выхода из создавшейся ситуации страдают известными изъянами. 

Попытаемся концептуально представить возможную конструкцию новой редакции Федерального закона № 25-ФЗ. Не претерпит, видимо, существенных изменений ст. 1, определяющая предмет регулирования Закона. Однако по всему тексту Закона придется заменить понятие и содержательные нормы, касающиеся трудового договора, на служебный договор. Эти нормы могут быть полностью или за малым исключением заимствованы из Федерального закона № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Естественно, из содержания проектируемого Закона должна быть исключена ч. 2 ст. 3 действующего Федерального закона № 25-ФЗ, касающаяся установления приоритета трудового права в регулировании муниципальной службы.

Видимо, не должна претерпеть существенных изменений глава 2 Федерального закона № 25-ФЗ, посвященная должностям муниципальной службы и их классификации. Что касается основных прав, обязанностей, ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой, то к трудовому праву они прямого отношения не имеют и вряд ли претерпят существенные изменения. То же относится к ст. 15 Федерального Закона № 25-ФЗ, посвященной предоставлению сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера муниципального служащего.

Вот порядок поступления на муниципальную службу и ее прохождения, который основан ныне на трудовом договоре, приемлем быть не может. Его следует заменить порядком, который отвечает существу служебного договора. Соответствующие положения уже в достаточной мере разработаны и содержатся в Федеральном законе № 79-ФЗ.

Следует переработать главу 5 Федерального закона № 25-ФЗ, посвященную рабочему (служебному) времени и времени отдыха муниципальных служащих. Здесь должно фигурировать исключительно служебное время. Кроме того, необходимо внести в Закон нормы о внеслужебном поведении муниципального служащего. При этом более целесообразным выглядел бы подход о разработке специального дисциплинарного кодекса муниципального служащего, где следовало бы урегулировать одновременно как служебное, так и неслужебное поведение служащего, а также требования к его должностной деятельности, подкрепив их одновременно специальными мерами дисциплинарной ответственности как негативного, так и позитивного характера.

Глава 6 Федерального закона № 25-ФЗ в целом отвечает задачам, стоящим перед административно-правовым служебным законодательством, и имеет немало общего с соответствующими положениями Федерального закона № 79-ФЗ. При этом здесь в достаточной мере учтены особенности муниципальной службы в отличие от государственной гражданской. Иные положения Закона также в достаточной мере отвечают потребностям административно-правового регулирования муниципальной службы, исключая лишь те, что содержат отсылочные нормы к трудовому праву, которые должны получить самостоятельное административно-правовое наполнение.

Таким образом, есть все основания говорить о том, что концептуальный переход от доминирования трудового права в режиме муниципальной службы к его административно-правовой модели в силу обеспечения принципа единства государственной и муниципальной службы приведет на деле к тому, что сегодняшние муниципальные служащие превратятся в обычных государственных гражданских, но с одним существенным отличием: эти служащие будут занимать должности муниципальной службы при сохранении всех их особенностей, вытекающих из специфики местного самоуправления.

Рассмотрев первый возможный вариант решения проблемы концептуальной недостаточности Федерального закона № 25-ФЗ, мы последовательно подошли по второму, изначально представлявшемуся излишне радикальным, варианту. Состоит он в том, чтобы просто-напросто отказаться от комплектования должностей муниципальной службы муниципальными служащими, статус и режим деятельности которых определен данным Федеральным законом, заменив их государственными гражданскими служащими субъектов Федерации.

На первый взгляд такой подход может показаться противоречащим конституционным основам местного самоуправления, которые предполагают его независимость от органов государственной власти.

Но так ли это в действительности? С точки зрения режима службы здесь нет ничего особенного, если будут сохранены система муниципальных должностей и существующий порядок их учреждения. В этом случае предлагается лишь сменить схему комплектования одной категории служащих, режим деятельности которых не отвечает интересам дела, другой, которой будут замещаться должности муниципальной службы.

Кстати говоря, нечто подобное неоднократно происходило в условиях бывшего Советского Союза: ради усиления кадрового состава какой-либо системы государственного управления в нее направлялись чиновники с сохранением своего статуса (чинов, званий, окладов, дополнительного довольствия, права ношения прежней форменной одежды и т.п.) по прежнему месту службы. Такое, например, неоднократно наблюдалось в МВД СССР, куда целевым набором направлялись опытные сотрудники КГБ СССР.

Сегодня органы местного самоуправления переживают далеко не лучшие времена, местные бюджеты не могут профинансировать решение всего груза проблем, а кадровый состав муниципальных служащих оставляет желать много лучшего. В большинстве случаев, и особенно в отдаленных от областных центров районах страны, комплектование должностей муниципальных служащих в соответствии с квалификационными требованиями к должностям муниципальной службы из числа местных жителей достаточно сложно. Так, по данным Администрации Тюменской области возрастной состав муниципальных служащих не обеспечивает планомерность замены кадрового состава одной возрастной группы другой. В частности, служащих в возрасте от 31 до 40 лет почти в 2 раза меньше, чем служащих возрастной категории 51—55 лет. Около трети муниципальных служащих не имеют высшего образования. Из-за низкого денежного содержания число женщин среди муниципальных служащих постоянно превышает число мужчин в 2,5—2,7 раза[1].

По данным Федеральной службы государственной статистики и материалам, поступившим из субъектов Федерации, базовое высшее образование по специальности «Государственное и муниципальное управление» сегодня имеют лишь 0,2% от общей численности выборных лиц местного самоуправления и 2,8% от общей численности россиян, занимающих должности на муниципальной службе. Не спасают положение муниципальные служащие и выборные лица местного самоуправления, окончившие различные курсы профессиональной переподготовки по специальности «Государственное и муниципальное управление» или курсы повышения квалификации по специализированным программам в области муниципального управления. Их очень мало: в конце 2005 года численность работников муниципальной службы, получивших дополнительное профессиональное образование, составила 29658 человек — всего 9,6% от общей численности муниципальных служащих[2].

Заметим, что за последние годы число муниципальных образований удвоилось и продолжает расти. Между тем непосредственно на подготовку и повышение квалификации муниципальных служащих использование средств федерального бюджета не предусмотрено. Поэтому очень многое в обеспечении муниципальных образований кадрами зависит от органов государственной власти субъектов Российской Федерации, которые должны организовать процесс подготовки муниципальных служащих. И здесь не обойтись без финансирования из региональных бюджетов[3].

Положение могло бы быть в известной мере исправлено длительным командированием опытных государственных гражданских служащих на должности муниципальной службы. Естественно, при этом потребуются специальные изменения и дополнения в законодательство о государственной службе субъектов Федерации, предусматривающие саму возможность таких командировок, а также дополнительные гарантии и компенсации для командируемых.

На наш взгляд, пройдя школу местного самоуправления, любой государственный служащий, вернувшийся из длительной командировки к исполнению своих прямых обязанностей на государственной службе, получит ясное осознание действительного положения дела на местах и бесценный опыт решения практических проблем в реальных тяжелейших условиях современного местного самоуправления. Одновременно это должно послужить и изменению отношения к его нуждам, которые должны стать приоритетными для органов власти субъектов Федерации.

Теперь остановимся на вопросе о том, насколько правомерно замещение должностей муниципальной службы государственными гражданскими служащими. Здесь сразу же встает проблема возможного вмешательства органов государственной власти в деятельность органов местного самоуправления.

Будет ли она иметь место в данном случае? Если да, то развиваемый нами подход к реорганизации системы публичной и особенно муниципальной службы в Российской Федерации следует считать неприемлемым, поскольку он противоречит конституционному статусу местного самоуправления. Если же такая проблема не возникает, то предполагаемая конструкция замещения муниципальных должностей гражданскими служащими субъектов Федерации имеет право на существование и может рассматриваться в ключе повышения эффективности муниципальной службы.

Решение поставленной проблемы опять упирается в вопрос о режиме муниципальной службы, точнее, в его правовые основания. Если будет сохранен нынешний режим, основанный на трудовом праве, то использование гражданских служащих субъектов Федерации будет невозможно, поскольку основой их поступления на службу является не трудовой, а административно-правовой служебный договор. Кроме того, многие вопросы, которые урегулированы в современном режиме муниципальной службы трудовым правом, в режиме гражданской службы подпадают под административно-правовое регулирование. Следовательно, простой акт занятия должности муниципального служащего гражданским служащим субъекта Федерации в такой постановке проблемы невозможен. Гражданскому служащему придется предварительно пройти процедуру увольнения с государственной службы, а затем поступить на муниципальную службу, используя элементы взаимозачетов обоих видов службы, которые предусмотрены действующим законодательством.

Таким образом, предлагаемые меры необходимо влекут за собой в качестве предварительного условия переработку существующего режима муниципальной службы с тем, чтобы он был идентичен режиму службы государственной. Специфика соответствующего законодательства о муниципальной службе, связанная с муниципальными должностями и самими обязанностями на этих должностях изменений не требует. А это означает, что муниципальная служба как существовала, так и будет существовать, тем более что муниципальные должности, которые определены законодательством о местном самоуправлении, по статусу выше должностей муниципальных служащих, которые им подчинены, останутся теми же, что и были, включая порядок их комплектования.

Тем не менее, все эти аргументы вряд ли можно считать бесспорными до тех пор, пока служащие, занимающие должности муниципальной службы, будут именоваться государственными гражданскими. Эту заложенную в самом названии данной категории служащих очевидную связь с государством не могут перечеркнуть все вышеназванные аргументы, хотя в действительности налицо лишь формальное противоречие, не имеющее отношение к существу дела. Но чтобы не нарушать всю структуру муниципальной власти и принципы законодательства, на которых она базируется, включая и конституционные положения о независимости местного самоуправления от органов государственной власти, противоречие это также следует устранить.

Решение вопроса в общем-то возможно и заключается в реализации нескольких мер.

Прежде всего следует реорганизовать институт государственной службы субъектов Российской Федерации и муниципальной службы, объединив их в единый институт службы субъектов Российской Федерации, которые могут замещать как должности государственной, так и муниципальной службы субъектов Федерации. В данном случае важно подчеркнуть двойственность этой службы. В зависимости от того, на какую должность путем заключения соответствующего служебного контракта поступает гражданин, он считается находящимся либо на государственной гражданской службе субъекта Федерации, либо на муниципальной службе. При этом в любой случае он действует в рамках одного и того же режима службы — служащего субъекта Федерации.

Естественно, это может стать возможным лишь при внесении необходимых изменений в систему государственной службы, определенную Федеральным законом от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации».

Кроме того, потребуются незначительные дополнения и изменения в Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», а также исключение из Федерального закона от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ положений, дублирующих нормы Федерального закона № 79-ФЗ, а также исключение норм трудового права, которыми ныне, вопреки уже сложившейся системе правового регулирования служебных отношений, регулируется режим муниципальной службы.

Если предлагаемое будет реализовано, то в результате возникнет единый институт служащих субъектов Российской Федерации, которые на основе единого режима службы смогут занимать как государственные должности субъектов Федерации, так и должности муниципальной службы. Соответственно такое решение будет продублировано и конкретизировано в собственном служебном законодательстве субъектов Федерации.

С точки зрения теории и дальнейшего развития законодательства о государственной и муниципальной службе такого рода меры будут фактически означать появление внутренне согласованного института служебного права, который по мере развития имеет даже перспективу выделиться из общей системы административного права во вторичную отрасль — служебное право. О нем уже много сказано, однако до тех пор, пока оно не приобретет единую основу во всех своих составляющих, говорить о его автономном существовании, думается, еще рано.

Итак, сделаем следующие выводы.

1. Отмеченные ранее противоречия в регулировании муниципальной службы административным и трудовым правом могут быть сняты двумя способами. Первый предполагает принятие новой редакции Федерального закона от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ, где вместо норм трудового права займут административно-правовые, начиная с замены трудового контракта на контракт служебный. Второй выход может заключаться в придании особым федеральным законом статуса государственных гражданских служащих муниципальным служащим при сохранении особенностей режима их службы, вытекающих из особого статуса муниципальных образований и сохранения собственной классификации должностей муниципальной службы.

Оба представленных варианта требуют собственных законодательных решений. Если первый может ограничиться изменениями и дополнениями в Федеральный закон от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ, то второй требует переработки всего массива служебного законодательства.

2. Концептуальный переход от доминирования трудового права в регулировании режима муниципальной службы к его административно-правовой модели в силу обеспечения принципа единства государственной и муниципальной службы приведет на деле к тому, что сегодняшние муниципальные служащие превратятся в государственных гражданских служащих субъектов Федерации, но с одним существенным отличием: эти служащие будут занимать должности муниципальной службы при сохранении всех особенностей, вытекающих из специфики местного самоуправления.

С точки зрения режима службы здесь нет ничего особенного, если будет сохранена система муниципальных должностей и существующий порядок их учреждения. В этом случае предлагается лишь сменить схему комплектования одной категории служащих, режим деятельности которых не отвечает интересам дела, другой, которой будут замещаться должности муниципальной службы.

3. Целесообразно реорганизовать институт государственной службы субъектов Российской Федерации и муниципальной службы, объединив их в единый институт службы субъектов Российской Федерации, служащие которого могут замещать как должности государственной, так и муниципальной службы субъектов Федерации.

С точки зрения теории и дальнейшего развития законодательства о государственной и муниципальной службе такого рода меры будут фактически означать появление внутренне согласованного института служебного права, который по мере развития имеет даже перспективу выделиться из общей системы административного права во вторичную отрасль — служебное право. О нем уже много сказано, однако до тех пор, пока оно не приобретет единую основу во всех своих составляющих, говорить о его автономном существовании, думается, еще рано.

 

Библиография

1 www.admtyumen.ru/files/250/Кадровая политика.ppt.

2 Сумароков В.З. Состояние и перспективы развития кадрового потенциала муниципальной службы: социологический анализ: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. — Пенза, 2007. С. 14.

3 http://www.duma.gov.ru/localcom/docs/meropriyatiya/sverdlovsk_doklad_kadry.htm.