О.С. СОКОЛОВА,

ассистент кафедры конституционного, международного права и политологии юридического факультета Вологодского государственного педагогического университета

 

Основная задача функционирования института банковской тайны в российском законодательстве — обеспечение защиты законных прав и интересов участников правоотношений в кредитно-финансовой сфере. Банковская тайна включена в категорию информации ограниченного доступа и имеет правовой режим конфиденциальности[1].

Одной из составляющих данного правового режима являются нормы, регламентирующие правомерный доступ к информации, составляющей банковскую тайну. Первые редакции Федерального закона от 02.12.90 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 29.07.2004 г.; далее — Закон о банках) определяли круг субъектов, имеющих такой доступ, без отсылочных норм. В последующих редакциях в ст. 25 «Банковская тайна» (позднее — ст. 26) Закона о банках перечень таких субъектов значительно расширился. Общим принципом допуска субъектов к информации, составляющей банковскую тайну, является предоставление данного права не только в вышеуказанной статье закона, но и в соответствующих нормах специальных законов, регламентирующих деятельность данных субъектов и устанавливающих их правовой статус.

Следует учесть, что само определение понятия «банковская тайна» в законе отвечает реалиям сегодняшнего дня и является более объемным, чем данное в ст. 857 ГК РФ: обладателем банковской тайны в соответствии с Законом о банках является кредитная организация. С учетом норм статей 1 и 5 Закона о банках к кредитным организациям относятся не только банки, но и небанковские кредитные организации. В ГК РФ обладателем банковской тайны определен только банк. Содержание информации, составляющей банковскую тайну, включает в соответствии с Законом о банках сведения об операциях, о счетах и вкладах клиентов и корреспондентов, иные сведения, устанавливаемые кредитной организацией. В ГК РФ банковская тайна определяется как тайна банковского вклада, банковского счета, операций по счету и сведений только о клиенте. С учетом того, что нормы ГК РФ имеют большую юридическую значимость и являются определяющими по отношению к федеральным законам, следует признать необходимость более точной формулировки понятия «банковская тайна» в соответствующей статье ГК РФ.

К числу субъектов, имеющих доступ к банковской тайне, ст. 26 Закона о банках в первую очередь относит служащих кредитной организации, а также ее клиентов и корреспондентов — физических лиц, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (далее — индивидуальные предприниматели), юридических лиц в отношении сведений об их счетах, операциях и вкладах.

В круг субъектов, имеющих доступ к сведениям в отношении счетов и вкладов физических лиц, законом включены суды (судьи) и органы предварительного следствия. Необходимым условием получения соответствующих справок органами предварительного следствия является согласие прокурора.

Одним из правомерных способов получения сведений, составляющих банковскую тайну, является производство выемки соответствующих документов. Выемка предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, в соответствии с нормами ст. 29 УПК РФ с 1 января 2004 г. может производиться только по постановлению суда (до этой даты — с согласия прокурора)[2]. Порядок выемки регламентируется положениями ст. 165 УПК РФ: следователь с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о производстве выемки, которое рассматривается судьей единолично не позднее 24 часов с момента поступления соответствующего ходатайства. В судебном заседании вправе участвовать прокурор и следователь. Судья выносит постановление о разрешении выемки соответствующих документов либо об отказе.

Справки по счетам и вкладам физических лиц выдаются в случае их смерти лицам, указанным в завещательном распоряжении (которое нормой ст. 1128 ГК РФ приравнивается к нотариально удостоверенному завещанию), а также нотариальным конторам, которые в соответствии со ст. 15 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате вправе истребовать необходимые документы для совершения нотариальных действий. Аналогичное право получения справок по счетам и вкладам умерших вкладчиков российской кредитной организации, являвшихся иностранными гражданами, имеют иностранные консульские учреждения.

Более обширен круг субъектов, имеющих правомерный доступ к сведениям о счетах и операциях юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. С 3 февраля 1996 г. к их числу отнесена Счетная палата РФ. В соответствии со ст. 13 Федерального закона от 11.01.95 г. № 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации» (в ред. от 30.06.2003 г.), устанавливающего правовой статус данного контрольного органа, должностные лица Счетной палаты вправе получать от банков и иных кредитно-финансовых организаций документы, подтверждающие операции о состоянии счетов проверяемых объектов.

Сходные полномочия имеют должностные лица таможенных органов Российской Федерации, которым в соответствии со ст. 182 Таможенного кодекса РФ для осуществления таможенного контроля предоставлено право получать от банков и иных кредитных организаций сведения и справки об операциях и о состоянии счетов лиц, перемещающих товары и транспортные средства через таможенную границу России. Следует отметить, что Законом о банках (абзац второй ст. 26) данное право установлено только в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а Таможенным кодексом РФ — в отношении лиц, перемещающих товары и транспортные средства через таможенную границу России (в соответствии с подп. 13 п. 1 ст. 11 Таможенного кодекса РФ имеются в виду юридические и физические лица). При коллизии данных норм следует руководствоваться положениями Закона о банках, поскольку по отношению к нему нормы Таможенного кодекса РФ являются отсылочными.

К лицам имеющим правомерный доступ к сведениям, составляющим банковскую тайну в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, ч. 2 ст. 26 Закона о банках относит и налоговые органы. Отсылочная норма — ст. 86 Налогового кодекса РФ — обязывает банки в течение 5 дней после соответствующего мотивированного запроса предоставить справки по операциям и счетам юридических лиц (индивидуальных предпринимателей).

Порядок получения справок по операциям и счетам субъектов предпринимательской деятельности органами предварительного следствия такой же, что и в отношении сведений о счетах и вкладах физических лиц: справки выдаются с согласия прокурора органам предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве. Однако следует напомнить, что предварительное расследование осуществляется в форме дознания или в форме предварительного следствия, и по ряду составов преступлений в соответствии с перечнем, установленным ст. 150 УПК РФ, предварительное следствие не предусмотрено, например, ст. 171 (незаконное предпринимательство), ст. 177 (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности), ст. 199 (уклонение от уплаты таможенных платежей) УК РФ. Это, безусловно, может затруднить расследование преступлений.

В последней редакции ст. 26 Закона о банках в перечень субъектов, имеющих право получать справки по операциям и счетам юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, включены органы внутренних дел при осуществлении ими функций по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений; исключены из перечня органы налоговой полиции. Такая объемная формулировка полномочий частично компенсирует указанный выше недостаток в отношении ряда налоговых преступлений, по которым предварительное следствие не предусмотрено. Утверждение именно такой редакции статьи Закона о банках связано с упразднением федеральных органов налоговой полиции и передачей их функций Министерству внутренних дел РФ. Соответствующие изменения внесены и в ст. 11 Закона РФ от 18.04.91 г. № 1026-1 «О милиции» (в ред. от 20.07.2004 г.), пункты 33 — 35 которой предоставляют работникам милиции право участвовать в налоговых проверках, получать сведения, составляющие налоговую тайну (к которой могут быть отнесены и сведения об операциях и счетах налогоплательщиков).

Правомерный доступ к банковской тайне получают аудиторские организации в ходе проводимых ими проверок[3], а также Банк России в ходе реализации лицензионных, надзорных и контрольных функций.

Особые полномочия в отношении информации по операциям и субъектов предпринимательской деятельности, и физических лиц имеются у Комитета Российской Федерации по финансовому мониторингу (КФМ), который является уполномоченным органом, осуществляющим меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Речь идет не о получении разовых справок, а о регулярном информировании в случаях, в порядке и в объеме, предусмотренных соответствующим законом[4]. В частности, кредитные организации обязаны предоставлять в КФМ сведения о финансовых операциях их клиентов (корреспондентов) на сумму не менее 600 тыс. руб. в случаях, указанных в ст. 6 Закона о легализации. Следует напомнить, что наше государство является участником Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма, подписанной в Нью-Йорке 10 января 2000 г. (для России вступила в силу 27.12.2002 г.), в соответствии с п. 2 ст. 12 которой ни одно государство-участник не может отклонить просьбы о взаимной помощи, ссылаясь на банковскую тайну.

Определенную неясность до недавнего времени вызывал вопрос о доступе к сведениям, составляющим банковскую тайну, в процессе исполнительного производства. Законом о банках данное право не предусмотрено. В то же время статьями 12 и 14 Федерального закона от 21.07.97 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» (в ред. от 29.06.2004 г.) судебным приставам-исполнителям предоставлено право безвозмездно требовать и в установленный ими срок получать информацию, документы и справки, необходимые для совершения исполнительных действий и выполнения возложенных на них функций. Наличие такой коллизии вызывает различное толкование вышеуказанных норм в правоприменительной практике. Данный вопрос стал предметом рассмотрения Конституционного суда РФ. Суд разъяснил, что п. 2 ст. 12 и п. 2 ст. 14 Федерального закона «О судебных приставах» в их нормативном единстве означают право судебного пристава-исполнителя в связи с исполнением постановления суда запрашивать и получать в банках, иных кредитных организациях необходимые сведения о денежных средствах ответчика только в том размере, который требуется для исполнения исполнительного документа, и в пределах, определяемых судом[5].

Как следует из анализа приведенных выше правовых норм, основной проблемой регулирования правоотношений по поводу правомерного доступа к банковской тайне является частичное несоответствие положений ст. 26 Закона о банках содержанию отсылочных норм специальных федеральных законов, регламентирующих деятельность субъектов, имеющих соответствующее право. Круг таких субъектов расширяется, и в интересах физических лиц, юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, являющихся клиентами (корреспондентами) кредитных организаций, должна быть введена более четкая регламентация законных оснований для доступа к информации, составляющей банковскую тайну.

 

Библиография

1 См. ст. 10 Федерального закона от 24.01.95 г. № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» (в ред. от 10.01.2003), Указ Президента РФ от 06.03.97 г. № 188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера».

2 См. ст. 10 Федерального закона от 18.12.2001 г. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред. от 27.12.2002 г.).

3 См. ст. 8 Федерального закона от 07.08.2001 г. № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (в ред. от 30.12.2001 г.).

4 См. ст. 3 Федерального закона от 07.08.2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (в ред. от 28.07.2004 г.; далее — Закон о легализации).

5 См. Постановление Конституционного суда РФ от 14.05.2003 г. № 8-П.