С.Л. ПАНОВ
кандидат юридических наук, доцент Омской академии МВД России
 
Преступность несовершеннолетних всегда являлась отражением преступности взрослой. Малолетние преступники не только успешно копируют поступки старших, но и «идут дальше» благодаря криминальному воздействию взрослых. Этому негативному процессу способствуют некоторые нынешние «сдвиги» в общественной психологии. Скажем, осуждаемая в советские времена идея «легких денег» сейчас стала очень привлекательной. 
 
Не случайно аналитики из МВД России отмечают, что более 60% тяжких подростковых преступлений связано с завладением чужой собственностью.
В среде несовершеннолетних распространились такие противоправные деяния, которые ранее были присущи преимущественно взрослым: участие в торговле оружием, наркотическими средствами и психотропными веществами; преступления в сфере высоких технологий; разбойные нападения на квартиры; неповиновение законным требованиям сотрудников милиции; участие в экстремистской и террористической деятельности и др.
В 2006 году несовершеннолетними и при их участии совершено более 150 тыс. преступлений, из которых 1,2 тыс. убийств, более 3 тыс. разбойных нападений, свыше 18 тыс. грабежей, около 80 тыс. краж. Значительное количество тяжких преступлений совершается несовершеннолетними в группе и отличается повышенной жестокостью и цинизмом. Свыше 130 тыс. несовершеннолетних привлечены к уголовной ответственности. Повышается криминальная активность несовершеннолетних девушек, которыми в прошлом году совершено более 13 тыс. преступлений[1].
По данным Главного информационно-аналитического центра МВД России, детско-юношеская преступность молодеет: на 12,4% увеличилось количество правонарушений среди подростков 14—16 лет. Большая часть преступлений, совершенных несовершеннолетними, носит корыстный или корыстно-насильственный характер: на 25,6% выросло количество грабежей, на 6,1% увеличилось число фактов вымогательства с целью завладения имуществом сверстников по месту жительства, учебы, проведения досуга.
По данным органов внутренних дел (далее — ОВД), во многих регионах страны участились кражи у одиноких пенсионеров: у них воруют деньги, домашнюю живность, вещи и продукты питания. Нередко виновниками преступных посягательств оказываются малолетние и несовершеннолетние соседи потерпевших[2].
В 2005 году ОВД России за различные правонарушения доставлено в отделения милиции более одного миллиона несовершеннолетних, к административной ответственности привлечено почти 500 тыс., из них 350 тыс. поставлено на учет в подразделения по делам несовершеннолетних (далее — ПДН). В их числе более 535 тыс. учащихся средних школ, 255 тыс. учащихся других общеобразовательных учреждений, более 50 тыс. подростков, не умеющих читать и писать[3].
К сожалению, большое количество правонарушений и преступлений совершается несовершеннолетними в местах получения образования: в средних школах, лицеях и колледжах, вузах. Так, значительное место в структуре «школьной» преступности занимают кражи имущества учащихся из раздевалок во время проведения различных мероприятий; вымогательства материальных средств старшими учениками у младших; драки, потасовки между школьниками с причинением вреда здоровью различной степени тяжести; оскорбления и угрозы в адрес преподавательского состава школы; хищения личных вещей учителей, а также имущества образовательного учреждения и ряд других.
Повальный характер приняли ложные сообщения о минировании школ. За последний год их зафиксировано свыше 700. За это же время были изобличены и привлечены к уголовной ответственности 11 малолетних «телефонных террористов», чьим родителям придется возмещать государству материальный ущерб[4].
Нередко школьниками совершаются умышленные повреждения или уничтожение чужого имущества. Мотивом таких преступлений выступают хулиганские побуждения (часто совершенные в составе группы); месть одноклассникам (например, за прилежное поведение, успехи в учебе); в силу неприязненного отношения к учащимся из материально благополучных семей.
Увеличение в последние годы количества краж в школе, в первую очередь сотовых телефонов, обусловлено тем, что, во-первых, в последние годы в определенной степени улучшилась материальное положение некоторых категорий граждан, которые могут позволить приобретать телефонные аппараты для детей; во-вторых, «омолаживание» владельцев сотовых телефонов — если раньше их имели, как правило, старшеклассники, то в настоящее время такими средствами связи обладают учащиеся всех возрастов; в-третьих, легче отнять или украсть телефон у малолетнего, чем у взрослого лица.
По данным экспертов-медиков, в настоящее время лидирующее место среди детей и подростков как потребителей токсических, сильнодействующих и наркотических средств занимают учащиеся школ, лицеев и гимназий — 35%; далее следуют учащиеся средних специальных учебных заведений — 15% и студенты — 11%[5].
Особое место занимают преступления, которые совершаются несовершеннолетними вне школы (например, в местах проведения досуга, во время школьных каникул и т. д.): грабежи и разбои, изнасилования, угон автотранспорта без цели хищения и др.
Следует признать, что правонарушения и преступления, совершаемые в школе, относятся к категории высоколатентных[6]. Такое состояние «школьной» преступности обусловлено рядом обстоятельств:
· преступления, совершаемые школьниками, как правило, не влекут тяжких последствий, а следовательно, потерпевшие (их родители) о данных деяниях в правоохранительные органы не заявляют;
· значительное количество преступлений совершается в относительно закрытой для взрослых подростковой среде против сверстников, одноклассников, которые не сообщают о данных фактах педагогам, родителям (тем более в милицию) в силу боязни мести со стороны преступника, из-за ложного чувства товарищества, «круговой поруки» и т. д.;
· существование общественного мнения, которое нередко отождествляет правонарушения и преступления, совершаемые подростками по месту учебы, с баловством;
· отдельные факты противоправного поведения в школьной среде, которые становятся известны должностным лицам системы образования, нередко разрешаются без участия работников правоохранительных органов, общественности, средств массовой информации (например, посредством выплаты денежной компенсации в виде «отступных» родственникам потерпевших, «подарков» педагогам за молчание, выделения средств на школьные нужды);
· руководство учебных заведений из-за нежелания терять авторитет и выносить сор из избы укрывают факты правонарушений и даже преступлений, совершаемых в их учреждении.
В настоящее время существующая в стране система образования рассчитана на общую массу, а не на индивидуального ученика. Введение фактически платного образования в государственных школах, снижение качества образования и формальный подход к обучению, отставание школьных программ от потребностей жизни, ухудшение воспитательной роли школ, увеличение расслоения в среде учащихся приводят к усилению социальной напряженности, падению нравственности подростков, росту правонарушений и преступлений в среде школьников[7].
Кроме того, на ухудшение ситуации в образовательных учреждениях влияют наличие «двойных стандартов», занятость родителей, примеры жестокости на телеэкране, плохие условия жизни, социальные и имущественные барьеры, формальный и жесткий диктат школы, учителей и др.[8]
В связи с вышесказанным, среди основных причин правонарушений и преступлений в школе можно выделить следующие[9]:
1. Сегодня учительские коллективы школ оказываются не в состоянии компенсировать и выправлять издержки семейного воспитания, поэтому в большинстве случаев они вынуждены «обороняться» от различного рода негативных влияний, вместо того чтобы активно бороться с ними. К наиболее распространенным недостаткам в организации и осуществлении воспитательного процесса следует отнести:
· недостаточный уровень руководства учебно-воспитательным процессом в школе;
· отрыв обучения от воспитания;
· формализм в вопросах воспитания учащихся (в первую очередь индивидуального);
· снижение ответственности подростка перед коллективом класса;
· сокрытие администрацией школ правонарушений, совершаемых учащимися.
2. Отсутствие квалифицированных кадров, связанное с падением престижа профессии и уходом молодого поколения учителей из школы.
3. Руководством большинства школ практически не осуществляется анализ причин девиантного поведения несовершеннолетних, совершения правонарушений учащимися, не ведется надлежащий учет и профилактическая работа с педагогически запущенными детьми (не случайно в комиссиях по делам несовершеннолетних по инициативе школ рассматривается только 5—8% материалов, в то время как более 30% осуждаемых несовершеннолетних являются школьниками[10]).
4. Многие педагогические коллективы не склонны включать предупреждение правонарушений в круг своих задач, в том числе и в силу отсутствия прямого нормативного предписания. Следовательно, в таких школах педагоги, по общему правилу, не уделяют должного внимания ранней профилактике правонарушений, а индивидуально-предупредительную работу с «трудными» воспитанниками, в первую очередь состоящими на учете в ПДН (например, несовершеннолетними, осужденными условно, совершающими административные правонарушения, потребляющими наркотические средства, находящимися на период следствия под подпиской о невыезде), рассматривают как стороннюю функцию.
5. В качестве иных воспитательных проблем школьных учреждений можно отметить[11]:
· недостаточное знание особенностей личности учащихся и источников отрицательного влияния на них;
· педагогические ошибки при использовании методов воспитания и недооценка различий «стартовых» (начальных) условий обучения.
6. Неудовлетворенная потребность у ряда учеников школ в самоутверждении, что нередко приводит к попыткам реализовать себя не только в творчестве (что достаточно сложно), но и в негативных формах активности («комплекс Герострата») — насилии, преступлениях (что гораздо проще) или же к ретритизму — подростки начинают употреблять алкоголь и наркотические средства, увлекаться азартными играми и т. п.
7. В силу возрастных особенностей несовершеннолетним (в том числе и из вполне благополучных семей) не хочется ходить в школу, а хочется целыми днями гулять по городским улицам в поисках приключений, бродяжничать, воровать, ночевать в подвалах, в общем, жить «одним днем».
8. Формальное отношение школы к учащимся без учета подростковой психологии приводит к разнообразным конфликтам, вследствие чего «трудные» подростки предпочитают компании антиобщественной направленности за  пределами учебного заведения.
9. Негативное влияние телевидения, средств массовой информации, интернета, компьютерных игр, демонстрирующих в отдельных передачах, публикациях, играх, на сайтах сцены жестокости и насилия и тем самым способствующих росту количества правонарушений среди детей и подростков[12].
10. Факт того, что множество правонарушений и даже преступлений в школьной среде остаются без внимания и им не дается соответствующая юридическая оценка. Следовательно, подростки, чувствуя свою безнаказанность и надеясь на снисходительность суда к их возрасту, совершают новые, нередко более тяжкие преступления.
11. Немалый «вклад» в ухудшение здоровья несовершеннолетних и создание благоприятной почвы для распространения наркомании вносят современная система воспитания и порой недостаточно обоснованные, чрезмерные психофизические нагрузки, обусловленные существующей системой образования. В связи с этим наркодельцы давно определили для себя образовательные учреждения как мини-рынки сбыта наркотических средств в детско-подростковой среде.
12. Обилие свободного времени, закрытые клубы и секции, отсутствие доступных мест для проведения досуга толкают подростков на поиски иных путей общения, в подвалы и подворотни.
В связи с тем что значительное количество правонарушений и преступлений в школьной среде в силу различных причин остаются латентными, целесообразно провести по указанной проблеме опрос учащихся, учителей и персонала образовательных учреждений. Такое исследование было проведено на кафедре криминологии и профилактики преступлений Омской академии МВД России в 2006 году[13].
К основным целям анкетирования учеников и работников школ следует отнести: во-первых, установление уровня латентности «школьной» преступности (наличие у подростков оружия, драки между учениками, случаи вымогательства, «хождение» наркотиков); во-вторых, определение структуры правонарушений и преступлений учащихся; в-третьих, изучение предпосылок и мотивов правонарушений в школьной среде.
Анкетирование проводилось в учебных заведениях, где сложилась неблагоприятная криминогенная обстановка. Всего было опрошено 362 учащихся 7—11-х классов: среди респондентов были как отстающие, так и успевающие в учебе школьники, дисциплинированные ученики и нарушители внутреннего распорядка, подростки из семей с различным материальным уровнем жизни и социальным статусом родителей.
По мнению 12,1% респондентов, оружие в школу учащиеся приносят в основном холодное — ножи и заточки. Около 7% школьников уверены, что их одноклассники постоянно имеют при себе пневматическое или газовое оружие. Почти половина респондентов (48,4%) ответили, что не знают, имеют ли или нет при себе оружие их одноклассники.
Более половины опрошенных (64%) считают, что основной причиной «вооружаемости» учащихся является необходимость самозащиты. Почти каждый пятый школьник (19,3%) полагает, что наличие холодного оружия у сверстников связано с желанием похвастаться или выделиться. Настораживает тот факт, что каждый десятый учащийся (9,6%) в ответе указал, что оружие может быть использовано сверстниками для угроз, нападения и в школьных «разборках».
На вопрос о школьных драках около 45% респондентов заявили, что «кулачные» бои происходят периодически; отрицают школьные «разборки» 24,4%, а 31% опрошенных затруднились ответить на данный вопрос.
Основной причиной школьных и межшкольных драк респонденты назвали: «обидели нашего» — 24,7%;  за контроль над территориями с учащимися соседствующих школ — 20,8%; по мнению каждого пятого респондента (19,4%), драки носят корыстный характер — подростки таким способом насильно вымогают деньги у младших ребят или слабых одноклассников.
Заслуживают внимания сведения о том, что 37,3% респондентов указали на наличие драк, происходящих между девушками. На первом месте здесь стоит желание завоевать авторитет среди сверстниц (52,8%), на втором — соперничество из-за парней (34,1%), и только 9 респондентов (менее 3%) среди причин девичьих конфликтов назвали корыстные мотивы.
Шестьдесят восемь подростков (18,8%) дали утвердительный ответ о фактах школьного вымогательства со стороны старших учеников. Причем 17,8% респондентов считают, что периодичность в подростковом рэкете отсутствует — деньги отбираются «от случая к случаю, как придется». Однако в 14 анкетах указывалось, что вымогательства проводятся практически по графику — от раза в месяц до еженедельных и даже ежедневных поборов с некоторых учеников (в основном вымогатели ограничиваются суммой «сколько есть»).
Интересны ответы, которые дали 7 респондентов, о том, что старшие ученики школы осуществляют «телефонный рэкет» путем длительных разговоров по мобильнику, взятому ими у других учащихся «на прокат» с применением силы.
Обнадеживающими выглядят ответы на вопрос: «Продают ли в вашей школе наркотики?» Подавляющее большинство респондентов (более 85%) ответили категорически отрицательно. Тем не менее 13 респондентов (3,5%) ответили, что им известны факты реализации наркотиков на территории школы, как их одноклассниками, так и ранее учившимися лицами.
Настораживает тот факт, что около 65% опрошенных несовершеннолетних отметили, что в случае желания приобрести наркотик они бы не испытали трудности. По их мнению, «достать легко» наркотическое средство можно в школе, на дискотеке, в местах проведения досуга, на улице, в парках, а также на квартирах распространителей и торговцев наркотиками[14].
В связи с распространением в последние годы среди детей и подростков такого явления, как игромания, представляла определенный интерес ситуация, связанная с отношением школьников к азартным играм[15].
Более 40% опрошенных учащихся школ имели опыт игры на «одноруких бандитах», расположенных в помещениях магазинов, на рынках, в иных общественных местах. Каждый десятый подросток посещает залы игровых автоматов по нескольку раз в неделю.
На вопрос, на какие деньги несовершеннолетние играют на «одноруких бандитах», ответы распределились следующим образом: 34,5% опрошенных участвовали в игре за счет сэкономленных средств, выделяемых родителями на питание; 18,7% игроков тратили деньги, накопленные от сдачи в ходе покупок по заданию родителей; 35,1% респондентов тратили полученные от родителей деньги для проведения досуга, не связанного с игрой; 8,3% несовершеннолетних использовали в игре суммы, взятые без спроса из накоплений родителей, а каждый тридцатый опрошенный подросток (3,4%) признался, что играл на «одноруком бандите» на деньги, отнятые у сверстников.
Основной причиной латентности большинства преступлений в школе опрошенные (более 83,7%) называют стремление руководства учреждения скрыть выявленные факты от родителей, участкового инспектора ОВД либо сотрудника ПДН.
Из бесед с учащимися по проблеме взаимоотношений с педагогическим составом установлено, что, по мнению школьников,  преподавательскому составу школы нужно только, чтобы ученики посещали уроки (так как за прогулы с педагогов строго спрашивают и наказывают «рублем»), а положительную оценку в любом случае поставят, поэтому можно, в принципе, ничего не учить[16]. Каждый пятый респондент считает, что по отношению к ним со стороны учителей доминирует безразличие и даже агрессивность.
По нашему убеждению, полученные результаты исследований могут послужить заинтересованным субъектам профилактики правонарушений (учреждений образования, ПДН ОВД и др.) канвой в разработке более эффективных методов борьбы с подростковой преступностью в целом, а также школьной в частности.
Сегодня крайне актуален вопрос о повышении результативности и адресности индивидуально-воспитательной работы с несовершеннолетними правонарушителями в зависимости от социально-психологических, социально-демографических, возрастных и иных особенностей их развития.
В последние годы на федеральном, региональном и местном уровнях проявляется готовность различных субъектов профилактики к превентивной работе с несовершеннолетними в ходе учебного процесса в общеобразовательных учреждениях. К таким мерам следует отнести:
· создание во всех регионах Российской Федерации института школьных инспекторов для совместной работы с учителями по профилактике правонарушений и преступлений в школьной среде;
· принятие на региональном уровне региональных и местных законов, по которым несовершеннолетние до 16 лет не могли бы находиться в общественных местах без сопровождения взрослых с 23 до 6 часов (так называемое комендантское время);
· создание временных рабочих мест для несовершеннолетних, находящихся на каникулах, чтобы они могли заработать на свои нужды трудом, не прибегая к правонарушающим действиям;
· установка в большинстве крупных школ систем теленаблюдения, которые позволили бы руководству своевременно, оперативно реагировать на факты противоправной деятельности учащихся;
· внедрение в учебных заведениях системы безопасности и контроля, осуществляемого со стороны самих школьников (так называемый институт «школьных шерифов»), которые могли бы заниматься наблюдением и предотвращением девиантного поведения со стороны неблагополучных учеников;
· проведение различных школьных мероприятий по выявлению несовершеннолетних с признаками девиантного поведения и устранению обстоятельств, приводящих к такому времяпрепровождению учащихся;
· проведение профилактической работы с родителями (законными представителями), систематически не выполняющими свои обязанности по содержанию, воспитанию и обучению несовершеннолетних;
· повсеместное создание в школах «управляющих» родительских советов, которые должны будут не только утверждать схему школьных доходов и расходов, но и оказывать помощь педагогическому коллективу учреждения в работе с «трудными» детьми и подростками;
· улучшение превентивной работы с несовершеннолетними в ходе учебного процесса, в результате которой силами педагогических коллективов на ранней стадии могут быть вскрыты и нейтрализованы негативные личностные и внутрисемейные трансформации, которым подвержены несовершеннолетние[17].
Необходимо отметить, что в настоящее время общеобразовательные учреждения уделяют значительное внимание выполнению задач профилактики безнадзорности и правонарушений школьников. Однако обеспечение нормального нравственного и физического раз-
вития учащихся, находящихся в социально опасной ситуации, может получить надлежащее комплексное сопровождение только при условии согласованного участия различных субъектов профилактики, и прежде всего имеющих специальные административно-предупредительные полномочия.
 
Библиография
1 См.: Состояние преступности в России за янв.—дек. 2006. — М., 2007.
2 См.: Адамский А. Чему нас учит тюрьма и школа? // Литературная газета. 1995. № 21. С. 12; Шленко Ю. Генералы каменных кварталов // Сегодня. 2005. № 68.
3 См.: Состояние преступности в России за янв.—дек. 2005. — М., 2006.
4 См.: Есть у преступности и детское лицо // Парламентская газета. 2006. № 76; Грищук В.А. Социально-педагогическое управление взаимодействием образовательных учреждений, семьи и общественности по предупреждению правонарушений несовершеннолетних: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Челябинск, 2005.
5 См.: Не допустить беды: Педагогическая профилактика наркотизма школьников: Пособ. для учителя / Под ред. М.М. Безруких. — М., 2004; Профилактика употребления психоактивных веществ в общеобразовательной школе // Сб. метод. матер. — М., 2006.
6 См.: Зиядова Д.З. Проблемы преступности среди школьников в Республике Дагестан. — Махачкала, 2003.
7 См.: Раснер М. Стрельба в американских школах // Правозащитник. 2000. № 2.
8 См.: Бютнер К. Жить с агрессивными детьми: Пер. с нем. — М., 1991.
9 См.: Сас И. У российского криминала — достойная смена // Сегодня. 2000. № 36; Дьякова А. Почему растет повторная преступность среди подростков // Ставроп. губернские ведомости. 2006. 6 мая.
10 См.: Зиядова Д.З. Преступность учащихся общеобразовательных учреждений и проблемы ее предупреждения. — М., 2006.
11 См.: Верин В.В. Факторы повышения уровня преступности несовершеннолетних и причины ее детерминации в условиях социальных перемен. — М., 2004.
12 См.: Ульянова Л. Детей защитят от негативной информации // Номер один. 2005. № 43.
13 См.: Кобзева И.В. Концепция региональной профилактики наркотизма несовершеннолетних в образовательных учреждениях (криминологический и правовой аспекты): Моногр. — Рязань, 2003; Шемратов Д. Подростковая преступность — глазами подростков. http://www.gazeta.kz/art.asp?aid=39323. 2004. 19 янв.
14 См.: Кобзева И.В. Указ. соч.
15 См.: Дубичева К. Оловянные глаза азарта. Эпидемия игромании захлестывает пенсионеров и школьников // Труд. 2005. № 67; Медведева С. Цена проигрыша // Щит и меч. 2006. № 40. С.6.
16 См.: Рогова Р.М. Развитие представлений учащихся об обществе, о времени и о себе. Известия Акад. педагог. и соц. наук. Вып. 6: Образование как фактор государственной безопасности. — М., 2002. С. 195—207.
17 См.: Проблемы предупреждения правонарушений учащихся общеобразовательных школ / Отв. ред. В.В. Панкратов. — М., 1990; Успенская Ю.М. Деятельность школьного психолога по профилактике детской и подростковой преступности: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. — Тверь, 2000; Гуров Д.В. Педагогические аспекты профилактики правонарушений среди несовершеннолетних в системе работы органов внутренних дел (на примере Ставропольского края): Моногр. — Ставрополь, 2004; Зиядова Д.З. Школа в системе субъектов профилактики преступлений среди несовершеннолетних: Моногр. — Махачкала, 2003.