УДК 34.04 

Страницы в журнале: 147-149

 

В.Г. БАЕВ,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой конституционного права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, 

В.В. КРАМСКОЙ,

аспирант Института права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина

 

Рецензия на: Трофимов В.В. Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект / Под ред. Н.А. Придворова. — Саратов, 2009. — 308 с.

 

Содержатся размышления об исследовании процесса правообразования в рамках монографии В.В. Трофимова; анализируются приведенное в работе определение категории «правообразование», соотношение правообразования и правотворчества, точки соприкосновения правообразования и действующего политического режима в государстве.

Ключевые слова: право, правообразование, правотворчество, правопонимание, правосознание, правовая идентичность, политический режим.

 

A formation of law in a modern society: theoretical-methodological aspect (reflections over V.V.Trofimov’s book)

 

Baev V., Kramskoy V.

 

The article contains reflection of authors about monograph’s V.V. Trofimov, which is dedicated investigation of formation of law. The authors analyze definition of category “formation of law”, given by researcher, analyzes correlation of formation of law with a law making, analyzes intersectional of formation of law and a political regime.

Keywords: a law, a formation of law, a law making, a legal understanding, a legal awareness, a legal identity, a political regime.

 

Право (закон) есть всегда. И мы выросли с осознанием того, что право (закон) было и существует. При этом далеко не каждый, в том числе и из профессиональной среды юриспруденции, задается вопросом появления права как результата социального опыта. Зачастую представление о зарождении правовой нормы сводится к процессу правотворчества. Отчасти это можно объяснить традицией исследования правотворчества вне контекста правообразования в рамках предмета общей теории государства и права. Однако в действительности правогенез правотворчеством не ограничивается и имеет полиструктурную организацию, изучению элементов которой посвящен труд Василия Владиславовича Трофимова. Монография «Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект» направлена на снятие шор с глаз юридического мира посредством авторского определения понятия «правообразование», выявления конститутивных факторов правообразования как процесса, исследования и оценки правовых интересов, правовых идей и социально-правового взаимодействия в глубинах правообразования. Пристальное внимание исследователя уделяется и проблеме формализации права, и градации его источников.

Безусловно импонирует предпринятый ученым взвешенный подход к решению затронутых проблем. Данная умеренность в первую очередь проявилась в дефинитивном определении термина «правообразование», под которым следует понимать «двуединый (естественно-социальный и правотворческий) процесс формирования правовых норм»[1]. Категория выстроена на разрыве абстрактных правообразовательных моделей и синтезирует в себе наработки различных концепций правогенеза. При этом нам трудно принять употребляемые в смежной литературе и в рассматриваемой работе описательные формулировки способов (методов) создания права: спонтанный и планомерно-сознательный. Мы не согласны с тем, что процесс правообразования, в ходе которого «складывание новых форм общения людей, заинтересованного практического взаимодействия, в рамках которого люди постепенно начинают осознавать и обозначать свои возможности (правомочия) и свой долг (обязанности) по отношению друг к другу,  а также процесс достижения соглашений, договоров без строгого оформления взаимных прав и обязанностей в каких-либо письменных (официальных) источниках»[2]; называется спонтанным, при этом в качестве примера спонтанного вида правообразования приводится обычай. Ведь если посмотреть и научную литературу, и законодательство, то видно, что правовой обычай представляет собой сложившееся исторически в силу постоянной повторяемости в течение длительного времени и санкционированное государством правило поведения[3]. Статья 5 ГК РФ обычаем делового оборота признает сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано оно в каком-либо документе или нет. Очевидно, что спонтанность обычая проявляется в возникновении его вследствие существующих в социальной среде внутренних причин, без непосредственного воздействия извне. Однако спонтанность семантически окрашена в тона стихийности и неожиданности. И скорее, из сложившихся реалий сегодняшнего дня именно планомерно-сознательный способ создания права, по сути, можно назвать спонтанным, а иначе как объяснить ситуацию, при которой количество законов о внесении изменений и дополнений в ранее принятые законодательные акты не уменьшается. «Так, за период с 1 января по 30 сентября 2005 г. было принято и подписано 115 федеральных законов, из них 85 законов (74%) — о внесении изменений в законы и о признании их утратившими силу. В 2004 г. подписано 226 законов, из них 160 (71%) — о внесении изменений, приостановлении и об отмене действия законов»[4].  

Это, конечно, может свидетельствовать о высокой динамике развития общественных отношений, требующих адекватного ответа законодателя на выявленные изменения, однако в действительности ситуация в правовой политике далека от таковой.

Поэтому, опережая возможную волну возражений, скажем, что данное замечание — не отвлеченное буквоедство, а посыл для пересмотра употребляемой терминологии и перехода к терминологии, более точно отражающей суть явления.

В рассуждениях о стадийности правообразования мы не можем не поддержать В.В. Трофимова, утверждающего, что все предлагаемые этапы данного процесса вносят «некоторый схематизм, упрощенность и прямолинейность», приводящие «порой к несколько искаженным и внутренне противоречивым представлениям о самой сути рассматриваемого явления»[5]. Вместе с этим без таковых теоретических конструкций не обойтись в дискурсе о правообразовании, тем более что это одно из проявлений структурно-функционального подхода, используемого и в рассматриваемой работе. Именно абстрактные фазы хода правообразования помогают внятнее обозначить различия между правотворчеством и правообразованием. Представляется, что водораздел между этими категориями проходит по черте объема данных явлений: правообразование поглощает правотворчество. При этом основным этапом, качественно отличающим правотворчество от правообразования, является стадия социализации юридических норм, начинающая либо развивающая процессы правосознания и правовой идентичности:

— усвоения норм права;

— установления субъектом с точки зрения собственного правопонимания  уровня соответствия праву жизненных ситуаций;

— появления определенного вектора поведения личности на основе переживаемых о праве чувств и эмоций;

— ассоциации индивидом себя с известной правовой общностью.

Результатом последнего выступает юридически значимое поведение, которое может быть и правомерным, и неправомерным, и безразличным. Именно данные следствия и являются мерилом эффективности и неэффективности, достижения и недостижения целей правотворчества. Исходя из полученных результатов, либо актуализируется, либо приостанавливается цикл правообразования.

Возвращаясь к приведенному выше авторскому определению категории «правообразование», включающей в себя два начала — естественно-социальное и правотворческое, — интересно обратить внимание на следующее. Правообразование как процесс помогает засвидетельствовать господствующий в государстве политический режим. Именно процедура выступает тем увеличительным стеклом, через которое просматривается весомость общественного правосознания и воли, а также влияние последней на волю государственную и на воплощение социальных интересов в праве. Другими словами, ход создания права обнаруживает механизм взаимодействия или отсутствия кооперации социума и публичной власти. При этом всегда нужно иметь в виду, что бесконфликтное формирование норм права может свидетельствовать и о тоталитарном осуществлении политической власти, и о гражданском мире. Поэтому исследование правообразования как процесса взаимодействия возможно продолжить и в указанном ключе.

Несмотря на заявленную автором отвлеченность темы исследования, выводы и предложения, сделанные по ходу рассуждений, не носят исключительно умозрительного характера. Напротив, поиск ответов на вопросы о соотношении правообразования и правопонимания, о факторах правогенезиса и социально-правовом взаимодействии, о формализации права и классификации источников права на микро- и макросоциальные имеет ощутимый практический потенциал. К числу сильных сторон монографии можно отнести и предпринятый В.В. Трофимовым подход исследования процессов правообразования на стыке различных наук: теории социологии, философии и теории права.

 

Библиография

1 Трофимов В.В. Правообразование в современном обществе: теоретико-методологический аспект / Под ред. Н.А. Придворова. — Саратов, 2009. С. 58.

2 Трофимов В.В. Указ. соч. С. 54.

3 См.: Теория государства и права / Под ред. А.С. Пиголкина. — М., 2005. С. 407.

4 Цит. по: Трофимов В.В. Указ. соч. С. 161.

5 Трофимов В.В. Указ. соч. С. 25.