УДК 340.11 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №4 2011 Страницы в журнале: 3-6

 

Е.Н. ЛЕБЕДЕВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права Саратовской государственной академии права

 

Рассматриваются вопросы правостимулирующей политики; особое внимание уделяется ее теоретическим и практическим проблемам; излагается понятие правостимулирующей политики, ее основы, субъектный состав в условиях построения российской модели.

Ключевые слова: политика, понятие, признаки, стимулы, субъекты.

 

Stimuli legal policy in modern Russia

 

Lebedeva E.

 

Questions legal policy politicians are considered; the special attention is given to its theoretical and practical problems; the concept legal policy, its bases, subject structure in the conditions of construction of the Russian model is stated.

Keywords: politics, concept, signs, stimuli, subjects.

 

Жизнеспособность процесса развития правостимулирующей политики зиждется на самой правовой реальности, где многие правовые отношения возможно отрегулировать исключительно с помощью стимулирующих средств (например, в области присуждения почетных званий и наград) или получить качественный скачок развития при их помощи (становление экономики через стимулирование развития малого и среднего бизнеса). Конструктивность построения научной гипотезы напрямую зависит от адекватного выражения действительности и тенденций эволюции. Следовательно, анализ реалий в области наличия системы стимулов, механизмов, методов их реализации, результатов, эффективности выступает насущной потребностью практики.

Этимологический смысл дефиниции «правостимулирующая политика» состоит в том, что в ней не рассматриваются во взаимодействии право, стимулы и политика, а концептуально-гносеологически объединяются между собой в одно единое неделимое понятие, которое требует всестороннего осмысления с точки зрения теории и практики. В связи с этим возникает насущная потребность общества и государства исследовать правостимулирующую политику как общетеоретическую категорию, т. е. определить ее понятие, сущность, признаки, цели, задачи, принципы, рассмотреть другие параметры. В данном понятии находят свое отражение наиболее значимые социально-экономические, политические, культурные и иные интересы, а также объективные правовые средства, изначально рассматриваемые как позитивные, инициирующие прогрессивное развитие.

Право закрепляет и юридически оформляет с помощью правовых стимулов формы и виды государственной политики. При этом значение имеет информационно-психологический аспект действия права через определение стимулов. На этом основании правостимулирующая политика выступает самостоятельным феноменом, имеет свои качественные характеристики. Она связывает воедино категории «право», «стимулы», «политика», где нельзя говорить о формальном взаимодействии и соединении понятий. Охарактеризуем квинтэссенцию этой взаимосвязи для понимания природы и сущности правостимулирующей политики.

При рассмотрении права мы исходим из его нормативной трактовки, а к политике относится разнообразная деятельность, связанная с общественными интересами и управлением. В подавляющем количестве характеристик инструментов политики выделяется ее воздействие на разнообразные стороны социальной жизни через власть, принуждение, авторитетное влияние, использование практически всегда силы организаций, в качестве которых могут выступать как государства, так и партии, союзы, движения, иные общественные институты[2]. Изначально политика была призвана обеспечить минимальные цивилизационные потребности человека, но со своим становлением и упрочением категория расширялась содержательно и пространственно. Политика постепенно приобрела самостоятельный статус, выражая ценностные интересы социальной группы. «Термин “политика”, получивший распространение под влиянием трактата Аристотеля “Политика”, приобрел сегодня ежедневное употребление. Политика понимается как феномен, который не только определяет специфические функции управления людьми для выработки известных форм поведения, но и как социальное благо, ценность, поддерживаемая членами этого сообщества»[3]. Политика в наиболее широком философско-социальном масштабе — это искусство управления обществом, которое характеризует отношения по поводу власти между классами, партиями, нациями, между государством и народом.

Правовой стимул выступает правовым побуждением к законопослушному и социально активному поведению. Он рассматривается связующим звеном между политикой и правом в понимании правостимулирующей политики, так как является реальным позитивным юридическим средством воздействия и психолого-информационным критерием поведения человека в желаемом, стимулируемом русле. Юридические стимулы — это правовые факторы, побуждающие к социально активному поведению и создающие наиболее благоприятные условия для удовлетворения интересов. Взаимодействие политики и права по поводу установления правовых стимулов приводит к повышению позитивной активности личности, к созиданию важных для государства процессов путем заинтересовывания граждан в конечном результате — получении выгодных для них последствий. При помощи правильно подобранных правовых стимулов государство может успешно реализовывать приоритетные пути развития в любой сфере жизни.

Актуальность рассмотрения взаимодействия политики, стимулов и права обусловлена самой жизнью. В ходе эволюции общества и государства возникают различные ситуации, когда имеющегося набора юридических средств может быть недостаточно для решения конкретных задач. С одной стороны, подобный дефицит правовых средств может возникнуть при необходимости приоритетного и наиболее быстрого развития группы, сферы общественных отношений, имеющих качественное значение для общества в определенный исторический период, когда лишь наличие стимулирующих средств позитивными методами разрешает насущные проблемы. С другой стороны, речь может идти о препятствиях, возникающих на пути действия механизма правового регулирования.

Главное в понимании закрепления и реализации правовой политики через стимулирующие правовые средства — это то, какие социальные задачи эти правовые механизмы могут закрепить и обеспечить, где и в каком порядке их реально использовать в практической правовой деятельности для достижения социально значимых результатов.

Если право представить как инструмент, орудие, средство власти, то политика всегда будет иметь доминирующее положение по отношению к праву и о ее правовом характере упоминать не придется. Такое положение характерно (в наиболее ярком виде) для периода революций, кризисов, других социальных аномалий, когда политика волюнтаризма берет верх над правовыми началами. Вот почему важно и необходимо «связать» политику правом, причем стимулирующими конкретными средствами. Политика должна опираться на право и предполагать, возможно, большее число вариантов путей достижения прогресса. Анализируя право в виде самостоятельной социальной и культурной ценности, политика обязана осознанно трактовать его как цель и, следовательно, содействовать действительной демократизации государства. «Право есть способ легитимации и вместе с тем форма выражения и осуществления политики, а политика через институты власти и законы гарантирует определенную меру свободы и ответственности личности, ее права, интересы»[4]. Правостимулирующая политика должна выступать механизмом комплексного разрешения общественных проблем через права, поощрения, льготы с учетом потребностей и интересов социальных групп. Касаемо ее содержания мы соотносим его с реальной жизнью и считаем, что в практическом плане правостимулирующая политика представляет собой разностороннюю деятельность субъектов, направленную на решение конкретных задач, таких как совершенствование юридической системы, повышение эффективности правового регулирования, укрепление законности и правопорядка, борьба с преступностью, установление разнообразных видов правовых стимулов, а также четких форм, методов, механизмов их реализации, обеспечение прав и свобод граждан и усиление их гарантий, становление должного правосознания и правовой культуры общества, формирование социально активного поведения личности, ее гармоничного развития и др. Конечная же ее цель — построение правового государства и гражданского общества.

Таким образом, по нашему мнению, правостимулирующая политика — это основанная на совокупности позитивных юридических средств, идей, задач, программ научная, последовательная концептуально-практическая и информационно целенаправленная деятельность государства, иных структур и социальных групп, осуществляемая в области права посредством стимулов, выступающая действенным средством по созданию эффективного механизма стимулируемого развития прогрессивных отношений.

Комплексное исследование правостимулирующей политики в современной России подразумевает изучение ее субъектов, объектов, видов, уровней, форм, методов, правовой основы, приоритетов, целей, средств, механизмов реализации, путей повышения эффективности. Также актуально рассмотреть правостимулирующую политику в различных сферах жизнедеятельности российского общества, например, в социальной, в предпринимательстве, в экологии, в международных отношениях. Учитывая федеративное устройство российского государства, необходимо сформировать базовые подходы к характеристике уровней правостимулирующей политики: общефедерального, регионального, муниципального, локального. Обозначенные ориентиры подразумевают разработку концепции правостимулирующей политики в пределах проблем теории и практики, а в рамках нашей работы рассмотрим лишь отдельные положения из определенного списка. При анализе субъектного состава правостимулирующей политики как части правовой политики могут быть применены различные подходы и критерии[5].

Основные субъекты правостимулирующей политики — общефедеральные и региональные государственные органы, органы местного самоуправления, общественные объединения, негосударственные организации и т. д. Правостимулирующая политика государства разрабатывается и осуществляется на основе взаимодействия субъектов, входящих в политическую систему общества, и получает выражение в программах, концепциях, международных договорах, законах и других правовых актах. Стимулирующую деятельность в том числе проводят «внеконституционные» институты власти: Государственный совет, Общественная палата, Совет законодателей РФ[6].

Правовой статус субъектов правостимулирующей политики характеризует их набором полномочий в разнообразной правостимулируемой деятельности. Соответственно, роль субъектов в формировании, осуществлении и реализации правостимулирующей политики может быть конкретизирована с учетом места органа власти в механизме государства, его функционального назначения, особенностей территориального построения государства, соотношения в нем институтов правового государства и гражданского общества. Все перечисленные институты неоднородны, имеют различные цели и задачи деятельности и, следовательно, будут играть особую роль в правостимулирующей политике.

Формирование правостимулирующей политики предстает в пределах построения правовой политики «как процесс осознания, согласования и последующей институционализации наиболее значимых социальных интересов в качестве юридически признанных или законных интересов. Правовая политика призвана создавать соответствующие условия для реализации таких интересов»[7].

Субъекты формирования правостимулирующей политики по наличию государственно властных полномочий выступают в виде государственных и негосударственных органов. В упрощенном виде можно утверждать, что государственные органы формируют правостимулирующую политику правового государства, а негосударственные — политику гражданского общества. При правостимулирующей политике механизм взаимодействия институтов государства и гражданского общества влияет на стратегию развития. При таком положении вещей соотношение разнообразных субъектов ведет к демократическому стимулируемому развитию.

Наиболее полный перечень субъектов формирования правостимулирующей политики, совпадающих с субъектами построения правовой политики, представлен в Проекте концепции правовой политики в Российской Федерации до 2020 года[8]. На наше усмотрение, особым субъектом формирования правостимулирующей политики может быть многонациональный народ России, являющийся источником власти и носителем суверенитета в Российской Федерации (ст. 3 Конституции РФ), так как именно он выражает потребности нации, ее конкретные интересы, которые при установлении стимулов закрепляются в виде желательных для общества и государства. Подчеркивая значимость и сложность вопроса, отметим еще один аспект конкретизации идеи при рассмотрении деления субъектов на стимулирующих и стимулируемых[9].

Осуществление правостимулирующей политики выступает более широким понятием, нежели ее реализация, так как охватывает процессы пояснения, разъяснения, воспитания, культуры, формирования психологии и идеологии, социальной активности и непосредственно реализацию права.

Процесс осуществления правостимулирующей политики предполагает законодательную регламентацию форм, функций, методов, технологии, сфер деятельности соответствующих субъектов. При этом изначально важно разграничить пределы участия государственных органов в хозяйственной жизнедеятельности. Для эффективности осуществления правостимулирующей политики должны законодательно утверждаться программные, стратегические документы, соглашения между субъектами такой политики.

Касаемо субъектов формирования и осуществления правостимулирующей политики как вида правовой политики дело обстоит двояким образом: с одной стороны, «все субъекты формирования правовой политики выступают также и субъектами ее осуществления. Иначе и быть не может, ибо здесь деятельность самих разработчиков и исполнителей совпадает, представляя собой единое целое. Она не разделима ни во времени, ни в пространстве, ни по кругу лиц, ни по существу»[10]; с другой стороны, субъекты ее формирования и осуществления не совпадают. Одним из критериев разделения субъектов правостимулирующей политики выступает количественное отношение стимулирующего и стимулируемого субъектов к определенному изучаемому стимулу.

Стимулирующий субъект путем последовательной и продуманной политики закрепляет в правовых актах модель желаемого поведения — стимул. К ним могут относиться индивидуальные (руководители всевозможных государственных, негосударственных структур) и коллективные (государство, общефедеральные государственные органы, государственные органы субъектов федерации, муниципальные образования и их органы, юридические лица и их объединения, международные организации) субъекты. При этом указанные субъекты закрепляют правовой стимул, который может как широко использоваться, так и не найти применения уже стимулируемыми субъектами. Важно, что при таком положении круг стимулируемых субъектов намного шире круга стимулирующих субъектов. Индивидуальные и коллективные стимулируемые субъекты выступают бесконечно большим числом лиц. Они осознанно и бессознательно реализуют правовые стимулы в своем каждодневном поведении. Например, стимулируемые субъекты могут стать победителями чего-либо[11].

При рассматриваемом соотношении субъектов речь идет не об их «безразличии» друг к другу, а об установлении эффективной информационно-психологической связи для реализации закрепленных в правовых актах стимулов.

Необходимо отметить в характеристике субъектов осуществления правостимулирующей политики, что потенциально претворить ее в жизнь могут все субъекты права, а реально может происходить лоббирование интересов в области видов или уровней осуществления правостимулирующей политики.

Основополагающей для правостимулирующей политики выступает ее правовая база, которая может быть познана с концептуальных и институциональных позиций. Представляя правостимулирующую политику как концептуально-практическую деятельность, необходимо подчеркнуть подход к ней с точки зрения философского видения права как возможностей, дозволений, благих средств для регулирования отношений в социуме. Теория и концепция правовых стимулов, правового стимулирования, правостимулирующей политики не могли бы сформироваться в антидемократическом (тоталитарном, авторитарном, анархическом и т. д.) государстве. Подобная потребность возникает у демократического государства для создания его высшей ступени в виде утверждения правового начала и движения к гражданскому обществу. В рамках концептуального стимулируемого становления после образования в 1992 году Российской Федерации в Конституции РФ закрепились серьезные институциональные изменения государственности, ориентирующейся на рыночное, демократическое развитие. Далее по процессу разработки нового законодательства Российской Федерации, концептуальному становлению рыночной экономики, развитию предпринимательской деятельности однозначно можно констатировать стимулируемую эволюцию в связи с установлением новых правовых возможностей и расширением пределов демократического развития. По справедливому замечанию А.В. Малько и Г.К. Манучарян, «предметом стимулирующих средств воздействия предпринимательства выступает заинтересованность субъекта предпринимательской деятельности в создании благоприятных юридических условий для развития бизнеса, в свободе выбора и в добровольности принимаемых решений, расширении социальных возможностей. В качестве юридических инструментов стимулирующего воздействия могут быть выделены правовые стимулы (юридические факты, определяющие наступление благоприятных юридических условий, законные интересы, льготы, привилегии и поощрения)»[12].

Резюмируя вышеизложенное, мы приходим к выводу о поэтапном, многоуровневом, масштабном рассмотрении правостимулирующей политики. Исследования важны на фоне модернизации и глобализации социума, современной правовой политики и правовой жизни.

 

Библиография

1 Работа выполнена при поддержке РФФИ (проект № 10-06-00565-а).

2 См., например: Демидов А.И. Политика: понятие и природа // Российская правовая политика: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. — М., 2003. С. 1.

3 Рыбаков О.Ю. Человек в политике: пути самореализации / Под ред. В.Б. Устьянцева. — Саратов, 1995. С. 48.

4 Матузов Н.И. Право и политика в их взаимодействии // Российская правовая политика: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. — М., 2003. С. 30.

5 См., например: Орешкина И.Б. Виды субъектов современной правовой политики // Проблемы правопонимания и правоприменения: теория и практика. — Волгоград, 2008. С. 87—99.

6 См.: Сергеев С.Г. Внеконституционные политические институты: правовой феномен и политическая реальность // Вестн. Поволжской академии государственной службы. 2009. № 4. С. 61—63.

7 Рудковский В.А. Правовая политика и осуществление права. — Волгоград, 2009. С. 195.

8 Проект концепции правовой политики в Российской Федерации до 2020 г. / Под ред. А.В. Малько. — М., 2008. С. 22—26.

9 См.: Мирошник С.В. Теория правового стимулирования: Дис. … д-ра юрид. наук. — Ростов н/Д, 2003. С. 298 —300.

10 Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. — Саратов, 2003. С. 323.

11 См., например: Положение о премиях Президента РФ работникам образования — лауреатам конкурса «Учитель года России» и обучающимся в общеобразовательных учреждениях — победителям международных олимпиад по учебным предметам (утв. Указом Президента РФ от 06.06.1994 № 1144) // СЗ РФ. 1994. № 7. Ст. 686.

12 Малько А.В., Манучарян Г.К. Правовая политика в сфере предпринимательства: цели и средства // Политико-правовые проблемы взаимодействия власти и бизнеса в условиях кризиса: Материалы междунар. науч.-практ. конф., посвященной 15-летию Саратовской областной Думы и 100-летию Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. — Саратов, 2009. С. 202—208.