М.Н. САМОЙЛОВ,

соискатель Российской Академии адвокатуры и нотариата

 

В статье рассматривается практика  привлечения судей к дисциплинарной ответственности квалификационными коллегиями судей и Верховным судом РФ, отмечаются недостатки правоприменительной процедуры, требующие дальнейшего правового урегулирования.

Ключевые слова: дисциплинарная ответственность судей, квалификационная коллегия судей, судебная система, суд, независимость судей.

 

The present article is concerned with practice of bringing judges to disciplinary responsibility by qualifications panel of judges and by the Supreme Court of Russia; the article also highlights defects of law-enforcement procedure, that need further legal regulation.

Keywords: disciplinary responsibility of judges, qualifications panel of judges, judicial system, court, independence of judges.

 

Право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, провозглашено как международными актами, так и Конституцией РФ. Этому праву корреспондирует обязанность государства создавать и поддерживать такую судебную систему, в которой судьи отвечают критериям независимости, беспристрастности, компетентности и способны эффективно осуществлять свои полномочия.

Судья — центральная фигура, реализующая публично-правовые цели правосудия. Как справедливо указывает И.Л. Петрухин, существует связь между независимостью судей и их дисциплинарной ответственностью[1]. В Рекомендации № R (94) 12 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о независимости, эффективности и роли судей, принятой 13 октября 1994 г., в частности, предусматривается, что если имеют место дисциплинарные нарушения, то должны приниматься не наносящие ущерба независимости судебных органов необходимые меры, а когда возникает потребность в принятии таких мер, государствам следует рассмотреть вопрос  об учреждении на основании закона специального компетентного органа для применения дисциплинарных санкций и мер, если ими не занимается суд, причем решения этого органа должны контролироваться вышестоящей судебной инстанцией (принцип VI).

В соответствии с п. 19 Основных принципов независимости судебных органов, одобренных резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 г., все процедуры наказания, отстранения от должности и увольнения должны определяться в соответствии с установленными правилами судебного поведения.

В соответствии со статьями 17 и 19 Федерального закона от 14.03.2002 № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» (далее — Закон об органах судейского сообщества в Российской Федерации) Высшая квалификационные коллегии судей РФ, квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации наделены полномочиями налагать на судей, за исключением судей Конституционного суда РФ, дисциплинарные взыскания за совершение ими дисциплинарного проступка. Порядок производства в квалификационных коллегиях судей определен указанным законом и Положением о порядке работы квалификационных коллегий судей, утвержденным Высшей квалификационной коллегией судей РФ 22 марта 2007 г.

Конституционный суд РФ в своем постановлении от 24.03.2009 № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 8 статьи 5, пункта 6 статьи 6 Закона Российской Федерации “О статусе судей в Российской Федерации” и пункта 1 статьи 23 Федерального закона “Об органах судейского сообщества в Российской Федерации” в связи с жалобой гражданина В.Н. Рагозина» сформулировал правовую позицию, согласно которой квалификационные коллегии судей должны принимать законные, обоснованные и справедливые решения, которые соответствуют публичным интересам формирования судейского корпуса, отвечающего высоким профессиональным и нравственным требованиям.

Однако в настоящее время процедура привлечения судей к дисциплинарной ответственности, по нашему мнению, не достаточно регламентирована. Изучение правоприменительной практики квалификационных коллегий судей, а также решений Верховного суда РФ позволяет выявить проблемы, связанные с тем, что решения квалификационных коллегий судей не соответствуют принципам правосудия.

В практике квалификационных коллегий судей встречаются случаи, когда ненадлежащий повод для рассмотрения вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности расценивается как надлежащий. Надлежащими поводами для рассмотрения квалификационной коллегией судей вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности являются:

— в отношении председателя суда — представление председателя вышестоящего суда, а в отношении заместителя председателя суда, судьи — представление председателя вышестоящего суда либо представление председателя суда, в котором замещает должность данный судья, заместитель председателя суда;

— в отношении мирового судьи — представление председателя соответствующего районного или вышестоящего суда;

— в отношении председателя суда, заместителя председателя суда, судьи — обращение соответствующего органа судейского сообщества (п. 1 ст. 28 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей).

Однако формы представления и обращения не определены, что позволяет ненадлежащий повод квалифицировать как надлежащий и, соответственно, безосновательно привлекать судью к дисциплинарной ответственности. Так, отменяя решение Судебной коллегии по гражданским делам, Кассационная коллегия Верховного суда РФ в определении от 02.04.2009 № КАС 09-30 указала: «Решение Совета судей Волгоградской области не содержит просьбы о привлечении судьи Г. к дисциплинарной ответственности, в нем не указано, в чем конкретно выразилось совершение дисциплинарного проступка и какими доказательствами это подтверждается. Содержание письма и. о. председателя Центрального районного суда г. Волгограда в адрес председателя Совета судей Волгоградской области не позволяет сделать вывод о том, что оно является представлением. При таких данных у квалификационной коллегии судей и суда первой инстанции не было оснований прийти к выводу о том, что квалификационная коллегия судей Волгоградской области располагала представлением председателя соответствующего суда или обращением органа судейского сообщества для решения вопроса о привлечении судьи Г. к дисциплинарной ответственности».

Остается открытым вопрос о доказательствах, на основании которых квалификационная коллегия судей принимает решение о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности. Поскольку в Законе об органах судейского сообщества в Российской Федерации и Положении о порядке работы квалификационных коллегий судей отсутствуют нормы, определяющие относимость и допустимость доказательств, используемых при рассмотрении дел, квалификационные коллегии судей считают возможным использовать в качестве доказательств анонимные жалобы[2], записи телефонных разговоров привлекаемого к ответственности судьи[3], справку эксперта об авторстве документа[4], т. е. доказательства, недопустимые в рамках гражданского, административного и уголовного процесса.

Дальнейшее обжалование актов квалификационных коллегий судей с указанием мотивов недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, Верховный суд РФ отклоняет, аргументируя тем, что квалификационная коллегия «в своей работе не руководствуется процессуальными нормами гражданского или уголовного законодательства, так как эти вопросы решены нормами иного законодательства»[5]. 

Подобный вывод неоднозначен, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Пленум Верховного суда РФ в п. 2 своего постановления от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» указывает: «Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия».

Дополнительно можно отметить, что в настоящее время не урегулированы вопросы:

— о порядке допроса свидетелей в квалификационных коллегиях судей;

— об ответственности свидетелей за заведомо ложные показания;

— о порядке проведения экспертиз.

Также отсутствует процедура отвода членов квалификационной коллегии судей.

Рассматривая дело в отношении судьи Ю., Верховный суд РФ в определении от 01.10.2002 № 93-Г02-18 указал: «Довод Ю. о том, что ей не было разъяснено право заявлять отводы членам квалификационной коллегии судей Магаданской области, является необоснованным, поскольку разъяснение такого права процессуальными нормами, регулирующими порядок рассмотрения квалификационными коллегиями судей представленных материалов, не предусмотрено».

Нельзя не отметить еще одной негативной тенденции. Как отмечает Т.Г. Морщакова, «фактически всегда может быть найден способ удаления судьи с должности, отвечающий формально предусмотренным законом основаниям… хотя, по сути, это может означать просто расправу с судьей»[6]. Например, за критику председателя суда и (или) действующей системы правосудия[7]; за отказ в удовлетворении ходатайства органа предварительного следствия избрать подозреваемому меру пресечения в виде заключения под стражу[8].

Решение изложенных проблем видится по-разному.

5 августа 2009 г. Президент РФ внес в Государственную думу Федерального Собрания РФ проект № 242115-5 федерального конституционного закона «О Дисциплинарном судебном присутствии». Предлагается создание в России Дисциплинарного судебного присутствия — судебного органа, рассматривающего дела по жалобам (обращениям) на решения Высшей квалификационной коллегии судей РФ и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков и принимающего окончательное решение по таким делам (ст. 1 законопроекта). При этом в своей деятельности данный судебный орган  будет руководствоваться регламентом Дисциплинарного судебного присутствия, который должен утверждаться совместным постановлением Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ (ст. 5 законопроекта).

По нашему мнению, рассмотрение дел по жалобам должно быть схожим с рассмотрением дел в рамках гражданского судопроизводства. Нормы ГПК РФ, за исключением отдельных положений, должны распространяться на участников данного производства, либо процедура рассмотрения дел по жалобам должна  регламентироваться федеральным законом, поскольку на современном этапе развития судебной системы эта процедура требует более детального урегулирования.

 

Библиография

1 См.: Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию: Моногр. — М., 2009. С. 65.

2 Решение Верховного суда РФ от 18.03.2008 № ГКПИ08-220 // КонсультантПлюс.

3 Определение Верховного суда РФ от 12.04.2006 № 71-Г06-11 // Там же.

4 Решение Верховного суда РФ от 27.09.2006 № ГКПИ06-1003 // Там же.

5 Определение Верховного суда РФ от 08.02.2006 № 5-Г05-141 // Там же.

6 Т.Г. Морщакова высказывает свое мнение о реформе российской судебной системы, которую предложил М. Ходорковский (см.: Морщакова Т.Г. Эти предложения абсолютно реализованы // Власть. 2009. 29 июня).

7 См., например: Постановление Конституционного суда РФ от 28.02.2008 № 3-П // Вестник Конституционного суда РФ. 2008. № 3.

8 См.: Определение Верховного суда РФ от 03.05.2006 № 5-Г06-44; Решение Верховного суда РФ от 18.03.2008 № ГКПИ08-220 // КонсультантПлюс.