А.Л. ОРЕЛ,

преподаватель кафедры правовых дисциплин Тульского института экономики и информатики

 

Одним из основных элементов функционирования судебной системы любого государства является исполнение решений суда. В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод, т. е. право каждого гражданина на обращение в суд в случае нарушения его прав и законных интересов.

Право на судебную защиту следует рассматривать не только как право на обращение в соответствующий суд, но и как право на исполнение вступившего в законную силу судебного акта. Следовательно, право на судебную защиту каждого лица будет реализовано только в том случае, если судебный акт вынесен, вступил в законную силу и исполнен.

Формирование службы судебных приставов, регламентация порядка исполнения судебных актов стали важным этапом осуществления судебной реформы в России.

Федеральный закон от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон) действует уже 9 лет, и сложившаяся практика позволяет говорить как о положительных результатах его применения, так и о пробелах и недостатках.

К числу недостатков Закона, думается, можно отнести закрепленное, но не получившее достаточной регламентации в законодательстве авансирование розыска должников и (или) их имущества.

Согласно статьям 38—41 Закона, исполняя исполнительные документы, особенно связанные с обращением взыскания на имущество должников, розыском должников и их имущества, судебные приставы-исполнители производят определенные действия с участием переводчиков, понятых, специалистов, пользуются платными услугами различных лиц и организаций. Понесенные при этом расходы являются расходами по совершению исполнительных действий.

Согласно п. 2 ст. 82 Закона к расходам по совершению исполнительных действий относятся денежные средства, затраченные на проведение следующих мероприятий:

· перевозку, хранение и реализацию имущества должника;

· оплату работы переводчиков, понятых, специалистов и иных лиц, привлеченных в установленном порядке к совершению исполнительных действий;

· перевод (пересылку) взыскателю взысканных сумм;

· розыск должника, его имущества или розыск ребенка, отобранного у должника по суду.

Этот перечень не является исчерпывающим. Законодатель отнес к расходам по совершению исполнительных действий произведенные судебным приставом-исполнителем затраты на другие необходимые исполнительные действия, совершаемые в процессе исполнения исполнительного документа.

Расходы по совершению исполнительных действий оплачиваются за счет средств:

·  внебюджетного фонда развития исполнительного производства, являющегося основным источником его финансирования;

·  сторон и иных лиц, участвующих в исполнительном производстве, т. е. практически взыскателя, который может авансировать частично или полностью предстоящие расходы по совершению исполнительных действий (ст. 83 Закона).

По мнению ряда известных ученых — Л.В. Белоусова, М.В. Мешкова, В.В. Яркова и др., право взыскателя полностью или частично авансировать расходы по совершению исполнительных действий ничем не ограничено. Им могут воспользоваться взыскатели алиментов, взыскатели, требующие возмещения вреда, причиненного здоровью или смертью кормильца, а также взыскатели по исполнительным документам об отобрании ребенка и авансировать в числе прочих расходы по розыску должника, несмотря на то, что в соответствии с п. 1 ст. 28 Закона в названных случаях розыск должника, его имущества или розыск ребенка является обязательным и будет производиться по инициативе судебного пристава-исполнителя или по заявлению взыскателя вне зависимости от того, авансирован или нет этот вид расходов по совершению исполнительных действий (в последнем случае — на средства из внебюджетного фонда развития исполнительного производства).

Согласно Закону, при авансировании исполнительных действий взыскателем судебный пристав-исполнитель должен определить в зависимости от требований исполнительного документа возможную сумму предстоящих расходов по исполнению и предложить взыскателю полностью или частично внести эту сумму на текущий счет по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделения судебных приставов.

При объявлении судебным приставом-исполнителем розыска должника или его имущества по заявлению взыскателя в случае, когда розыск не является обязательным, взыскатель должен полностью авансировать предстоящие расходы (п. 2 ст. 28 Закона).

Основанием для зачисления аванса на расходы по совершению исполнительных действий может являться постановление судебного пристава-исполнителя.

Постановлением судебного пристава-исполнителя с депозитного счета производится оплата работы, выполненной физическим лицом или организацией при исполнении исполнительного документа, в пределах сумм, авансированных взыскателем или запрошенных судебным приставом-исполнителем из внебюджетного фонда развития исполнительного производства.

Это постановление является в то же время отчетным документом за аванс на расходы по исполнению и основанием для взыскания расходов по совершению исполнительных действий с должника.

По общему правилу, все действия, связанные с расходами по исполнению (определение размера расходов, их взыскание, возмещение и возврат), производятся судебным приставом-исполнителем (п. 1 ст. 84 Закона) и на практике часто вызывают затруднения, особенно при авансировании розыска должников и (или) их имущества.

В Управлении ФССП России по Тульской области (далее — Управление) накоплен определенный опыт по организации розыска должников и их имущества.

С целью своевременного и качественного исполнения исполнительных документов оптимизирована деятельность розыскного подразделения путем слияния с группой по реализации имущества. В марте 2006 года отдел розыска реорганизован и создан специализированный отдел организации работы по розыску должников, их имущества, связи с правоохранительными органами и контролю по реализации имущества (далее — отдел).

Отдел состоит из начальника отдела, заместителя начальника отдела, трех специалистов по розыску и двух специалистов, осуществляющих контроль по реализации имущества. На специалистов по розыску возложены обязанности по организации и осуществлению розыскной деятельности совместно с судебными приставами по розыску в отношении должников и их имущества, а также обеспечению методического руководства розыскной деятельностью в районных подразделениях судебных приставов.

Кроме этого, специалисты отдела разрабатывают и направляют в районные подразделения рекомендации по тактике и методике розыскной деятельности, участвуют в проведении комплексных, тематических и контрольных проверок работы по розыску, оказывают правовую помощь сотрудникам территориальных отделов Управления.

Наличие у сотрудников отдела многолетнего (более 10 лет) опыта оперативно-розыскной работы в МВД России, обширных связей с должностными лицами правоохранительных и контрольных органов Тульской области, а также источников негласной информации дает возможность наиболее полно и результативно проводить розыскные мероприятия.

Группа розыска в отделе мобильна, что позволяет ей оперативно выезжать в районы области для осуществления розыскных мероприятий. В 2006 году, например, для оказания практической помощи, проведения совместных розыскных мероприятий с судебными приставами по розыску, а также изучения исполнительных производств, по материалам которых в дальнейшем выносилось решение о заведении розыскных дел, осуществлено 63 таких выезда.

В производстве специалистов отдела в 1-м полугодии 2006 года находилось 528 розыскных дел, а в аналогичный период прошлого года — 263, т. е. количество розыскных дел возросло в 2 раза.

За 6 месяцев 2006 года заведено 470 розыскных дел, из которых 53 дела заведено сотрудниками отдела и 417 — судебными приставами по розыску в районных подразделениях. Прекращено в текущем полугодии 462 розыскных дела, в том числе в отделе — 45, судебными приставами по розыску — 417, или в 3 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Прекращено 392 розыскных дела, из которых 40 дел прекращено специалистами отдела и 352 — судебными приставами по розыску, что в 3 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Количество дел с розыском должников и их имущества от общего количества розыскных дел, находящихся в производстве, составило 75,7% (за аналогичный период прошлого года — 44%). По этим розыскным делам подлежало взысканию 61,6 млн руб.; разыскано имущества на общую сумму 39,246 млн руб., из них на 25,389 млн руб. разыскано имущества по розыскным делам, находящимся в производстве у специалистов отдела, и на 13,857 млн руб. — по розыскным делам в районных подразделениях (63,7% от общей суммы). В аналогичный период прошлого года сумма, подлежавшая взысканию, составляла 98,011 млн руб., а разыскано имущества на 28,420 млн руб. (28% от общей суммы).

Таким образом, статистика розыскной деятельности специалистов отдела и судебных приставов по розыску в территориальных подразделениях Управления за указанный период свидетельствует о том, что решение руководства ФССП России ввести в штатное расписание аппарата Управления единое подразделение специалистов по организации розыска и контролю за реализацией имущества оказалось не только верным, но и эффективным.

Оптимальным стало и решение руководителя Управления Ш.А. Юсупова о проведении выездных совещаний непосредственно в территориальных подразделениях судебных приставов с участием  главного судебного пристава Тульской области, заместителей главного судебного пристава, а также начальников отделов по организации исполнительного производства, розыска и контролю за реализацией имущества, дознания и административной практики. На этих выездных совещаниях заслушивается информация о проделанной работе по исполнению исполнительных документов не только старшего судебного пристава районного подразделения, но и каждого судебного пристава-исполнителя, в том числе по розыску должников и их имущества. Это позволяет руководству аппарата Управления ознакомиться в территориальных подразделениях с любым исполнительным производством, розыскным или уголовным делом, в том числе с протоколами об административном правонарушении. В результате постоянно осуществляется контроль за деятельностью судебных приставов-исполнителей и оказывается своевременная квалифицированная помощь судебным приставам по любому возникающему проблемному вопросу в практической деятельности, следовательно, повышается ответственность каждого работника.

В настоящее время практически во всех районных отделах судебных приставов Управления проведены такие совещания. Однако нельзя не отметить и имеющиеся трудности и недостатки в работе специалистов розыска аппарата Управления, вызванные их правовым статусом. В частности, специалисты группы розыска процессуально не уполномочены совершать как розыскные, так и исполнительные действия в отношении должников и их имущества. Например, они не могут запросить необходимую информацию и аргументировать свой запрос требованием закона; вынести постановление о розыске должника и (или) его имущества; заводить и прекращать розыскные дела. Причина в том, что деятельность специалистов отдела в исполнительном процессе пока не регламентирована на законодательном уровне.

Это обстоятельство неизбежно влечет за собой неисполнение запросов и требований специалистов отдела адресатами, поскольку для них исполнение таких запросов не имеет обязательного характера. Кроме того, должность «специалист» отдела не указана в перечне должностных лиц ФССП России, уполномоченных составлять процессуальные документы, и статус специалиста не позволяет применять к нарушителю закона какие-либо меры принудительного характера (приказ Минюста России от 06.04.2005 № 33).

В этой связи представляется целесообразным введение в штатное расписание Управления должностей судебных приставов-исполнителей (например, как в структуре Управления ФССП России по Республике Карелия). Так, главный судебный пристав Республики Карелия, заслуженный юрист России Е.А. Деготь высказывает мнение о том, что для закрепления профессионального ядра службы необходимо включить в реестр должностей федеральной государственной гражданской службы двойное наименование должности, например: специалист-судебный пристав. (Практика исполнительного производства. 2005. № 6(9)).

В соответствии с Методическими рекомендациями о порядке организации розыска должников и их имущества в территориальных органах ФССП России от 13.07.2005 № 1342 (далее — Рекомендации по розыску) в 30 районных подразделениях судебных приставов приказом руководителя Управления обязанности по розыску должников и их имущества, заведению розыскных дел возложены на приставов-исполнителей по розыску без освобождения их от основных обязанностей судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительных документов.

Таким образом, розыск должников и их имущества осуществляется судебными приставами-исполнителями (как правило, это женщины), которые уже имеют определенный опыт и стаж работы судебным приставом-исполнителем; многие из них в прошлом работали судебными исполнителями, помощниками судей или секретарями суда.

На исполнении у этих судебных приставов обычно большое количество текущих исполнительных документов налоговых органов, Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования, особые производства и т. д. Соответственно, нагрузка на судебного пристава-исполнителя постоянно возрастает. Безусловно, обязанности по ведению розыскных дел и документированию розыскной деятельности в рамках плана мероприятий по розыску значительно эту нагрузку увеличивают.

На практике в соответствии со ст. 28 Закона и Рекомендациями по розыску судебный пристав-исполнитель, на которого возложены обязанности по розыску должников и их имущества, исполняя исполнительный документ, при необходимости проведения розыска должника и его имущества выносит постановление о розыске, составляет справку о проведенных процессуальных действиях, а после этого должен завести розыскное дело, составить план розыскных мероприятий, согласовав его со взыскателем в случае их авансирования, утвердить у старшего пристава и осуществить розыск, не имея представления, как это делать, — в статьях 28 и 83 Закона, которыми он должен руководствоваться, не раскрываются методика и тактика проведения розыска.

В результате у судебного пристава по розыску в территориальном (районном) подразделении возникают вопросы: какие действия и мероприятия необходимо относить к розыску, а какие — к исполнительным действиям? какие критерии могут быть положены в основу разграничения розыска и иных действий, направленных на исполнение судебного акта?

По нашему мнению, в основу разграничения розыскных мероприятий и иных действий, связанных с получением информации о должнике и его имуществе, может быть положен критерий способа и источника получения информации.

Таким образом, если судебный пристав-исполнитель получает информацию о должнике и его имуществе из официальных источников (органов государственной власти и местного самоуправления, МУП «Ростехинвентаризация», УГИБДД, налоговых органов и т. д.), то действия, направленные на ее получение, не будут являться розыскными мероприятиями.

Если же информация носит неофициальный, «закрытый» характер и способы ее получения не связаны с взаимодействием с указанными органами, то мероприятия по ее получению следует относить к розыскным.

На практике у пристава-исполнителя по розыску в районном подразделении судебных приставов возникают трудности по планированию розыскных мероприятий, определению необходимой суммы на авансирование розыска, по методике и тактике проведения розыскных мероприятий.

Положения Закона в части авансирования розыска должника вызывают у судебного пристава по розыску ряд серьезных вопросов из-за непонимания предназначения розыска. Основная проблема состоит в отсутствии достаточной законодательной базы, регулирующей порядок розыска должника и его имущества. Так, в Законе отсутствует определение понятия «розыск» применительно к действиям, осуществляемым судебным приставом-исполнителем в целях обнаружения должника и его имущества. Отсутствие законодательного закрепления права проводить оперативно-розыскные мероприятия также усложняет проведение розыска в ФССП России по исполнительным документам[1].

Следующая проблема возникает в связи с тем, что розыск должника согласно с ч. 2 ст. 28 Закона является не обязанностью, а правом судебного пристава-исполнителя. Данное положение Закона, на наш взгляд, не соответствует всей сущности исполнительного производства. В частности, оно противоречит ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах», в соответствии с которым судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения судебных актов принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Данная статья содержит предписание и, следовательно, закрепляет обязанность судебного пристава-исполнителя. А розыск должника и его имущества является возможным элементом исполнения любого судебного акта. Соответственно, если необходим розыск должника при исполнении конкретного судебного акта, то судебный пристав-исполнитель, как представляется, обязан (а не вправе!) осуществить данное мероприятие.

Если же рассматривать розыск должника в соответствии с Законом как право судебного пристава-исполнителя, то возникает вопрос о том, по каким основаниям возможен отказ в розыске должника, если имеется соответствующее заявление взыскателя.

Действующее законодательство оснований для отказа в объявлении розыска должника не предусматривает. Таким образом, при исполнении судебного акта возможность розыска должника полностью зависит от усмотрения судебного пристава-исполнителя. Если принимать во внимание, что основной целью исполнительного производства является принудительное исполнение судебных актов, которыми защищаются интересы и права взыскателей, то указанное положение является неоправданным.

Кроме этого, сомнительна норма Закона о том, что розыск должника возможен только «при наличии согласия взыскателя нести бремя расходов по розыску и авансировать указанные расходы». Возникает обоснованный вопрос о целесообразности авансирования взыскателем расходов по розыску должника. Ведь в правоохранительных органах при розыске лиц, совершивших преступления, вопрос об авансировании расходов по розыску не рассматривается, так как розыск подозреваемых является непосредственной и основной обязанностью должностных лиц. Поэтому введение в практику розыска авансирования в исполнительном производстве непонятно и необоснованно.

В случае неисполнения исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения, судебный пристав-исполнитель выносит постановление, по которому с должника взыскивается исполнительский сбор (ст. 81 Закона). Значительная часть сумм исполнительского сбора направляется на формирование внебюджетного фонда развития исполнительного производства, предназначенного для финансирования мероприятий, связанных с развитием исполнительного производства.

В соответствии со ст. 82 Закона, п. 4 Положения о внебюджетном фонде развития исполнительного производства (утв. Постановлением Правительства РФ от 26.06.1998 № 659) средства указанного фонда направляются на совершение отдельных исполнительных действий, в том числе и на розыск должника (ч. 2 ст. 82 Закона; п. 4 указанного Положения). Соответственно расходы по розыску включаются в сумму исполнительского сбора и взыскиваются с должника. Налицо явное противоречие между ч. 2 ст. 28 и ст. 82 Закона.

Напрашивается вывод, что при необходимости авансирования расходов по розыску должника и его имущества законодательно закреплено двукратное финансирование должником одного и того же исполнительного действия: во-первых, с должника взыскивается исполнительский сбор; во-вторых, взыскатель вправе в судебном порядке требовать от должника возмещения расходов по розыску его имущества. Служба судебных приставов, в свою очередь, получает двойную оплату за совершение одного исполнительного действия.

Положения Закона об авансировании взыскателем розыска должника оставляют целый ряд вопросов открытыми. Так, из  содержания Закона не ясно, каким образом определяются размер авансового взноса и методика его расчета. Методическими рекомендациями ФССП России по авансированию мероприятий по розыску от 03.06.2005 № 1097 регламентирован авансовый взнос на розыск в размере не менее 2 МРОТ, что составляет в настоящее время 2200 руб.

Вопрос о правовых последствиях отказа взыскателя от авансирования розыска должника и его имущества также законодателем не урегулирован. В частности, не ясно, является ли отказ взыскателя от авансирования препятствием к исполнению исполнительного документа и основанием для его возвращения? В этой связи вызывает интерес складывающаяся судебная практика.

Так, по одному из дел Федеральный арбитражный суд Центрального округа (Постановление от 22.12.1999 № А35-2076/99-158С-17) указал, что отказ взыскателя от финансирования розыска должника, вне зависимости от причины, препятствует возможности исполнить судебное решение.

На наш взгляд, А.В. Агапов и Д.Г. Фильченко вполнен обоснованно полагают, что отсутствие авансирования розыска должника и его имущества со стороны взыскателя не может рассматриваться как препятствие к исполнению судебного акта и, следовательно, не должно служить основанием для возврата исполнительного документа (Право и экономика. 2003. № 9). Иначе исполнение вступившего в законную силу судебного решения будет зависеть от наличия денежных средств не у должника, а у взыскателя. Думается, взыскатель как лицо, чье право требования подтверждено решением суда, не должен нести дополнительные расходы, связанные с принудительным исполнением этого решения.

В Управление неоднократно обращались малоимущие взыскатели (пенсионеры, инвалиды и др. ) с доходами на уровне прожиточного минимума, которые просили провести розыск без авансирования или имели возможность внести авансовый взнос в размере менее 2 МРОТ. В таких ситуациях отделом проводился комплекс мероприятий в рамках розыскных дел в отношении должников и их имущества без авансирования розыска, и довольно результативно. Суд Пролетарского района  г. Тулы в определении от 16.12.2003 по одному из таких дел указал, что в этом случае «...розыск должника не соответствует закону», который «императивно требует наличия согласия взыскателей нести бремя расходов по розыску должника по исполнительным производствам и не ставит данный вопрос в зависимость от имущественного положения взыскателя».

Законодателем недостаточно урегулирован вопрос и о возврате авансового взноса. В соответствии со ст. 83 Закона при завершении исполнительных действий сумма авансового взноса полностью возвращается взыскателю.

Однако, анализируя ст. 84 Закона, можно сделать вывод, что если должник возмещает расходы по его розыску добровольно, то указанные средства перечисляются на депозитный счет службы судебных приставов и затем возвращаются взыскателю. Если же должник отказывается или уклоняется от возмещения расходов по розыску, вопрос о возмещении этих расходов решается в судебном порядке по заявлению взыскателя.

В данном случае возникает коллизия положений статьей 84 и 28 Закона, так как в соответствии с последней в случае объявления розыска должника и уплаты авансового взноса взыскатель вправе в судебном порядке требовать от должника возмещения расходов по розыску. Следовательно, отсутствует единый подход законодателя к порядку возмещения расходов по розыску должника и его имущества, что может вызвать определенные трудности на практике. Кроме того, право в судебном порядке требовать от должника возмещения расходов по розыску взыскатель, как правило, не реализует в связи с моральными и финансовыми издержками, связанными с судебными тяжбами, отсутствием свободного времени и др. Например, в судебной практике г. Тулы и Тульской области отсутствуют прецеденты обращения взыскателей в суды с требованиями о возмещении расходов по розыску должником. Судебный порядок взыскания расходов по розыску должника вызывает сомнения и потому, что является более сложным по сравнению с порядком взыскания исполнительского сбора.

Вместе с тем необходимо учитывать, что взыскание как исполнительского сбора, так и расходов по розыску должника связано с неправомерным поведением должника при исполнении судебного акта, в связи с чем исполнение исполнительных документов квалифицируется как принудительное. Однако если исполнительский сбор взыскивается на основании вынесенного судебным приставом-исполнителем постановления, то для возмещения расходов взыскателя по розыску законодатель требует решения суда.

Таким образом, анализируя данную норму, можно сделать вывод о том, что в Законе установлены различные порядки взыскания денежных средств за фактически одинаковые действия должника в зависимости от того, в чью пользу эти средства взыскиваются.

Закон не позволяет сделать вывод и о том, возвращается ли полностью авансовый взнос взыскателю, если розыск должника не дал положительных результатов, а взыскатель в ходе исполнительного производства не препятствовал исполнению исполнительного документа. С одной стороны, розыск как исполнительное действие завершен, и Закон предусматривает возврат авансового взноса в соответствии с ч. 2 ст. 83. С другой стороны, возмещение расходов по розыску осуществляется за счет должника в соответствии со ст. 84, и непонятно, за чей счет указанные расходы будут возмещаться в случае, когда ни должника, ни его имущества обнаружить в результате проведения розыскных мероприятий не представилось возможным.

На наш взгляд, для своевременного и качественного исполнения исполнительных документов, а также эффективной работы по розыску должников и их имущества в территориальных органах ФССП России необходимо внести следующие дополнения и изменения в федеральное законодательство:

1) определить понятие и содержание розыска в исполнительном производстве;

2) определить исчерпывающий перечень действий и мероприятий, которые относятся к розыску и осуществляются судебными приставами или специалистами по розыску (ст. 28 Закона);

3) закрепить правовой статус и полномочия специалистов по розыску и судебных приставов-исполнителей по розыску в территориальных органах ФССП России;

4) отменить правило об авансировании расходов по розыску должника и его имущества взыскателем как противоречащее действующему законодательству.

Совершенствование действующего законодательства в части порядка осуществления розыска должника и его имущества, авансирования розыска в ходе принудительного исполнения, в свою очередь, будет способствовать повышению эффективности исполнения судебных актов, росту доверия к судебным приставам со стороны взыскателей, авторитета службы судебных приставов и становлению правового общества в России.

 

Список литературы

Настольная книга судебного пристава-исполнителя: Учеб.-метод. пособие / Отв. ред. проф. В.В. Ярков. 2-е изд. — М.: БЕК, 2001. Организационно-распорядительные и методические документы по вопросам розыска должников,

 

1 См.: Орел А.Л. К вопросу о розыске должников и их имущества при принудительном исполнении исполнительных документов // Практика исполнительного производства. 2006. № 2 (11). С. 15—21.