Н.П. АФАНАСЬЕВА,
председатель Гагаринского районного суда г. Москвы
 
Одной из самых значимых новелл действующего ГПК РФ является институт предварительного судебного заседания (ст. 152). Ключевое слово новеллы «предварительное»  указывает на стадию искового процесса. Предварительное судебное заседание — процессуальная форма, свойственная исключительно второй, подготовительной стадии в судопроизводстве по гражданскому делу.
Анализ норм ч. 6 ст. 152 ГПК  РФ показывает, что предварительное судебное заседание
при условиях, указанных в двух нормах ч. 6, как бы преобразуется из предварительного в окончательное, которым подводится итог процесса в суде первой инстанции. Предварительное судебное заседание, в сущности, проявляет свой многофункциональный потенциал: оно выступает в качестве процессуальной формы, приемлемой и для подготовки дела к судебному разбирательству, и для выполнения основной функции судебного разбирательства в стадии подготовки.
 
Если оценивать правила ч. 6 ст. 152 ГПК  РФ в аспекте рационализации процесса, то надо признать: процесс решения дела в стадии подготовки, без проведения судебного разбирательства, является более скорым и интенсивным.
Но по-настоящему оценить роль предварительного судебного заседания, ограничиваясь лишь критериями числа стадий, минимума процессуальных действий, быстроты принятия судебного решения, невозможно.
Профессиональный судейский опыт позволяет предположить, что ускоренный, частично свернутый процесс зачастую не заканчивается первой инстанцией. Время, сэкономленное в базовой инстанции, «отыгрывается» во второй. И это не только предположения опытного судьи,  с 2002 года изучавшего практику применения принятого в ту пору ГПК РФ. Исследование судебных решений, принятых  по правилам ч. 6 ст. 152 ГПК РФ,  показывает, что такие решения обжалуются чаще, чем те, которые принимаются судом в обычном порядке, т. е. в развернутом судебном процессе, в третьей стадии судебного разбирательства.
Практикам не хуже, чем теоретикам и законотворцам, известно: одну и ту же процедуру можно применить по-разному, с разной степенью культуры, здравомыслия, соблюдения условий предварительного информирования участников о порядке совершения процедуры, ее назначении и правовых последствиях.
Сама по себе норма  ч. 6 ст. 152 ГПК РФ, гласящая, что « в предварительном   судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом  срока обращения в суд», представляется обоснованной.
Более сложное отношение вызывает вторая норма: о принятии судьей решения об отказе в иске при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд без исследования иных фактических обстоятельств.
Возникает опасение, что как только ответчик заявит возражение против иска, ссылаясь на пропуск срока исковой давности или срока обращения в суд, последует решение об отказе в иске. Процедура заманчивая для иного ответчика, но не для истца.
В случае, когда для истца ссылка ответчика на неуважительный пропуск срока давности или срока обращения в суд является неожиданной, нельзя исключать того, что истец одномоментно  не сориентируется, не воспользуется  правом собраться с мыслями, выстроить ряд фактов и доказательств того, что срок пропущен из-за серьезной причины. Поскольку судья привык придавать особое значение фактору времени, вряд ли он по собственной инициативе предложит сторонам перерыв, если истец явно затрудняется с тем,  как доказать, почему обращение в суд оказывалось отсроченным.
По долгу службы нам постоянно приходится обращать пристальное внимание на динамику, движение дел, при этом особый интерес вызывает стадия их подготовки. Причин этого интереса несколько.
Прежде всего, в целях  экономии процессуального времени некоторые судьи полагают, что быстрей всего можно «пройти» именно эту стадию. В отличие от судебного разбирательства, подготовительная стадия проходит не транспарентно, не в режиме гласности, а скорее келейно, т. е. в рабочем порядке. Присутствие аудитории в предварительном судебном заседании законом не предусмотрено и не исключено.
Возникает вопрос: как быть в случае ходатайства стороны о проведении предварительного судебного заседания в открытом судебном заседании?
Нами было проинтервьюировано 19 судей (7 районных и 12 мировых). Вот один из ответов на этот вопрос: «Данная процедура не предназначена публике. Присутствие посторонних скорее будет помехой, чем фактором, содействующим выполнению задач подготовки дела к судебному разбирательству».
Представляется,  было бы полезным ввести в практику своего рода неписаное правило, со-
гласно которому в случае заявления ответчика, предусмотренного нормой абзаца первого ч. 6 ст. 152 ГПК РФ, судья обращается к истцу с вопросом, требуется ли ему для подготовки ответа перерыв в судебном заседании.
Такой перерыв является излишним, когда позиции сторон относительно факта пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд, а также относительно существенности (серьезности, уважительного или неуважительного характера) причины пропуска выяснялись сторонами в ходе их непосредственного общения. Нет надобности в перерыве и в том случае, когда истец не застигнут заявлением ответчика врасплох  и либо готов безотлагательно изложить причину запоздалого обращения в суд с иском, представить суду доказательства весомости причин, воспрепятствовавших своевременной подаче иска, либо готов опровергнуть заявление ответчика, доказать, что срок исковой давности или обращения в суд не пропущен.
Соглашаясь с коллегой, что данная процедура не предназначена для публики, стоит добавить: несмотря на то что правила предварительного судебного заседания нормированы, не
исключены некоторые элементы информационного взаимодействия сторон с судьей, свободные от процессуальных предписаний и ограничений. Из этого следует, что участники дела нуждаются в непринужденной обстановке, а не в торжественности судебного заседания и тем более не  в присутствии строгой, порой ироничной или  эмоционально заявляющей о себе публики.
Можно возразить: «Вот ответ судьи, который вообще склонен к выражению особого мнения. Думается, если дело интересно для публики, нет причин отказывать ей в праве присутствия в самом начале процесса».
А если стороны против?
Возражения сторон имеют решающее значение по делу частного характера. Публичное дело надо рассматривать открыто, в том числе при его подготовке к судебному заседанию в формате  предварительного судебного заседания.
А как же с информацией конфиденциальной? С тайнами, охраняемыми законом?
Тайны должны охраняться в процессе на всех стадиях. Это вопрос другой.
Вопрос об открытом  предварительном судебном заседании можно передать на усмотрение суда с учетом мнения сторон либо без выяснения их отношения, но исходя из характера дела. Например, при рассмотрении дел о семейном конфликте,  расторжении брака, в процессе которых обычно выясняются детали, факты, не предназначенные  для обнародования, присутствие публики просто противопоказано. Но есть дела, представляющие государственный или общественный интерес; в процессе по таким делам публика полезна для социального резонанса.
Теперь обратимся к вопросам анкеты, предложенной представителям судейского сообщества.
На вопрос: «Приходилось ли вам проводить предварительные  судебные заседания?» — 95% опрошенных (18 судей) ответили положительно. Те, кто не проводил предварительные судебные заседания, причину этого не указали. При персональном обращении к этим судьям один из них признал, что о своем упущении, т. е. о том, что он напрасно не провел предварительное судебное заседание, он догадался только после следующей стадии судебного разбирательства. Другой судья объяснил непроведение им предварительного судебного заседания  тем, что  дела были достаточно полно  подготовлены представителями сторон и что его вполне удовлетворяла более простая форма — собеседование со сторонами. Двое мировых судей сказали, что, во-первых, стороны процесса не просили о проведении предварительного судебного заседания; во-вторых, что они (судьи) не очень представляли, как это надо делать.
Было решено провести  учебное предварительное судебное заседание по делу о признании увольнения незаконным  для судей и сотрудников суда.
Среди категорий дел, по которым проводится предварительное судебное заседание, судьи указали дела:
· об увольнении;
· о дисциплинарном взыскании;
· о признании завещания недействительным;
· о возмещении вреда, материального и морального;
· о наследовании;
· о выселении.
Ни один из опрошенных не указал в качестве инициатора проведения предварительного судебного заседания прокурора; на наш взгляд, это объяснимо тем, что инициативу здесь проявляют сами стороны, а также  судьи, особенно при рассмотрении трудовых и иных сложных споров.
Далее респондентам был предложен вопрос: «Считаете ли вы необходимым проводить предварительное судебное заседание по отдельным категориям дел в обязательном порядке, и если да, по каким именно?»
Судьи ответили, что предварительное судебное заседание нужно проводить при рассмотрении дел о наследстве, трудовых споров, исков о разделе имущества.
Интересно, что неисковых дел не затронул ни один из опрошенных. Однако это не означает, что по ним не может проводиться предварительное судебное заседание.
На вопрос: «Существует ли заметное отличие в эффективности предварительного судебного заседания в зависимости от того, участвуют  в нем адвокаты, профессиональные юристы, представители сторон или нет?» — все судьи дали положительный ответ.
Отсутствие внимания или отрицательные ответы сторон мы не склонны толковать как недооценку процессуальной самой формы предварительного судебного заседания. Ее эффективность еще не проявилась в полной мере, но, по нашим представлениям, будет нарастать при надлежащем изучении опыта, анализе ошибок, выявляемых в судебном заседании, и правильных научно-практических рекомендациях.
Недавнее постановление Пленума Верховного суда РФ от 24.06.2008 № 11«О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» свидетельствует о том, что возможности формы предварительного судебного заседания практически возрастают. Достаточно ознакомиться с такими пунктами указанного постановления, как пункты 4—9, 11.
Особое внимание следует обратить на разъяснения в п. 13: «Судья вправе с учетом мнения участвующих в деле лиц назначить при подготовке дела к судебному разбирательству экспертизу (медицинскую, бухгалтерскую и другие) во всех случаях, когда необходимость экспертного заключения следует из обстоятельств дела и представленных доказательств (пункт 8 час-
ти 1 статьи 150 ГПК РФ). При назначении экспертизы должны учитываться требования статей 79—84 ГПК РФ, причем лицам, участвующим в деле, следует разъяснять их право поставить перед экспертом вопросы, по которым должно быть дано заключение». С принятием данного постановления суды более уверенно будут привлекать к участию в подготовке к судебному заседанию специалистов (п. 14).
Важен и последний абзац п. 23,  гласящий, что «разрешение при подготовке дела к судебному разбирательству вопроса о вступлении в дело соистцов, соответчиков и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора (пункт 4 части 1 статьи 150 ГПК РФ), необходимо для правильного определения состава лиц, участвующих в деле. Невыполнение этой задачи в стадии подготовки может привести к принятию незаконного решения, поскольку разрешение вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, является существенным нарушением норм процессуального права, влекущим безусловную отмену решения суда в апелляционном и кассационном порядке (часть 1 статьи 330, пункт 4 части 2 статьи 364 ГПК РФ).
Кроме того, согласно подп. «д» п. 28, суд должен учитывать, что  «судебное поручение должно быть направлено в виде определения в точном соответствии с частью 2 статьи 62 ГПК РФ. Судья в этом случае вправе в соответствии со статьей 216 ГПК РФ приостановить производство по делу (определение о приостановлении выносится судьей в предварительном судебном заседании, о проведении которого составляется протокол (части 4 и 7 статьи 152 ГПК РФ)».