А.А. РАЙЛЯН,

кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой гражданского права Вологодского государственного университета

 

Дифференциация гражданского договорного права. Сама по себе дифференциация договорного права для правоведения различных стран — явление не новое. Процесс этот протекал издавна и в различные исторические периоды приводил либо к возникновению новых видов договоров в одной и той же отрасли права (о чем свидетельствует, например, включение в Гражданский кодекс РФ договоров возмездного оказания услуг), либо к более рациональной группировке норм, институтов, подотраслей в пределах одной правовой отрасли (в частности, перегруппировка в том же ГК РФ законодательства об отдельных видах обязательств — объединение в одной главе договоров купли-продажи, поставки, контрактации, энергоснабжения, продажи недвижимости, продажи предприятия).

Любопытно другое: с середины прошлого века в качестве основного «возмутителя спокойствия», придавшего мощный импульс к более углубленной дифференциации договорного права, выступает процесс формирования потребительского права. Это признают практически все цивилисты, разница лишь во взглядах на необходимую степень обособления (выделения) возникающих и умножающихся потребительских договоров. Одни полагают, что выделение таких договоров в самостоятельную группу приводит (или привело) к образованию новой правовой отрасли — потребительского права, другие считают, что их обособление должно происходить в рамках общего (гражданского) договорного права. Другими словами, часть авторов ратует за межотраслевую, а часть — за внутриотраслевую дифференциацию гражданского договорного права.

Раньше всего обособление потребительских договоров началось в договорном праве развитых капиталистических государств. Цивилист М.И. Кулагин так описывает эти процессы: «Система договоров гражданского права капиталистических стран развивается по двум направлениям. С одной стороны, происходит расширение сферы действия договорного права, постоянно возникают новые виды гражданско-правовых договоров. С другой стороны, некоторые типы договорных отношений, которые ранее регулировались исключительно нормами гражданского права, теперь регламентируются предписаниями иных отраслей (выделено мною. — А.Р.)[2]. Очевидно, что под «иной отраслью», предписаниями которой регулируются некоторые типы договорных отношений, подразумевается потребительское право.

К аналогичным выводам несколько позднее пришла Т.В. Шашихина. Исследуя новые типы договоров в современном французском гражданском праве, она отметила появление так называемых потребительских договоров, заключаемых между профессионалами и потребителями; эти договоры подчиняются правилам существующего во Франции Кодекса потребителей (а не правилам ГК Франции). «Понятие договора с участием потребителей, — отмечает Т.В. Шашихина, — означает, что он заключается между профессионалом и потребителем-гражданином и подпадает под действие указанных правил. Эти договоры противопоставляются договорам, заключаемым между профессионалами или между потребителями, которые иногда называют “договорами с равенством сторон”»[3].

В России (СССР) вопрос о необходимости дифференциации гражданского договорного права с выделением потребительских договоров в отдельную группу обязательств возник в первой половине 80-х годов прошлого столетия. Так, Н.Д. Егоров, опираясь на высказывание известного цивилиста В.П. Грибанова о том, что в правовом регулировании обязательственных отношений по обслуживанию граждан интерес потребителя-гражданина должен быть поставлен во главу угла, писал: «Это может послужить теоретической основой для структурного обособления обязательств по обслуживанию граждан в рамках отдельной категории обязательств»[4].

В первой половине 1990-х годов процессы дифференциации в российском гражданском праве ускоряются, происходит окончательное разделение договоров на три группы, одну из которых составляют потребительские. Председатель Высшего арбитражного Суда РФ В.Ф. Яковлев четко обозначил причины столь ускоренной дифференциации, указав, что это произошло с «обновлением законодательства, регулирующего экономические отношения, после того как рухнула прежняя система государственного управления экономическими и хозяйственными связями и ликвидировано централизованное планирование»[5]. При этом он обратил внимание на то, что в потребительских договорах регламентирование осуществляется значительно сильнее, чем в договорах других видов, в связи с необходимостью обеспечить права и интересы гражданина-потребителя, особенно по качеству продукции, по гарантиям.

Функционирование и дальнейшее углубление в России рыночной системы. Потребительское право — право рыночного типа, продукт рыночных отношений. Рыночная экономика, как известно, покоится на «трех китах»: признании многообразия и равноправия различных форм собственности, свободе экономической деятельности и конкуренции. Конституция РФ 1993 года и Гражданский кодекс РФ (часть первая) коренным образом изменили отношения собственности. Этими актами наряду с традиционно государственной введены новые формы собственности — частная и муниципальная; предусмотрена возможность появления других форм собственности; заложен (провозглашен) принцип равного признания и защиты всех форм собственности; заявлено о гарантиях свободы экономической деятельности, поддержке конкуренции; сказано о недопустимости экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, о запрещении использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции,  злоупотребления доминирующим положением на рынке.

В настоящее время смена форм собственности осуществляется согласно Федеральному закону от 21.12.2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» и утвержденными в соответствии с ним Постановлением Правительства РФ от 12.08.2002 г. № 585 Положениями.

Основным специальным нормативным актом, регулирующим конкурентные отношения на товарных рынках, является Закон РСФСР от 22.03.91 г. № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в ред. от 09.10.2002 г.) Среди ведомственных нормативных актов, регламентирующих конкурентные отношения, можно, к примеру, назвать Методические рекомендации по определению доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке, утвержденные Приказом ГКАП России от 03.06.94 г. № 67; Порядок проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарных рынках, утвержденный Приказом ГКАП России от 20.12.96 г. № 169; Положение «О порядке представления антимонопольным органам ходатайств и уведомлений в соответствии с требованиями статей 17 и 18 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”», утвержденное Приказом Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства от 13.08.99 г. № 276.

Эти и другие нормативные акты убедительно свидетельствуют о наличии в России правовых предпосылок для создания и функционирования рыночных структур, их правового обеспечения, дифференциации.

Общественно-политическая значимость правового регулирования потребительских отношений. Некоторые авторы не без оснований полагают, что особая общественно-политическая и социальная значимость определенной группы общественных отношений и необходимость совершенствования их правового регулирования являются непременным условием образования отдельной отрасли права[6]. Безусловно, правовое регулирование общественных отношений, складывающихся в сфере удовлетворения материальных и культурных (духовных) потребностей граждан, тесно связано с главнейшим направлением развития любого общества — социально-экономическим. Ведь в конечном счете прогресс общества определяется тем, насколько широк диапазон социальных и экономических прав граждан, какова степень их правовой защищенности. Забота о конкретном человеке, его нуждах и потребностях — основа и цель социальной и экономической политики государства (общества).

Игнорирование прав потребителей или невнимание к ним приводит к плачевным результатам. В частности, из-за социальных и экономических потрясений в некоторых регионах (например, на Вологодчине) 28% детей-первоклассников страдают хроническими заболеваниями, 45% имеют функциональные отклонения в психическом и физическом здоровье. В этой же области за последние 9 лет заболеваемость туберкулезом среди детей увеличилась в 5,5 раза, причем болезнь эта, по убеждению медиков, носит социальный характер, так как связана с дефицитом белкового питания[7]. В связи с этим уместно высказывание немецкого ученого Гюнтера Борхерта: «Там, где потребителю наносится вред, или он эксплуатируется, быстро складывается социально-бедственное положение, с которым не может бесконечно мириться социальное правовое государство»[8].

В противном случае закрепленное в п. 1 ст. 7 Конституции РФ положение, согласно которому «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», останется декларацией.

Словом, потребительская политика должна стать не на словах, а на деле сердцем и нервом всей социально-экономической политики каждого государства, каждой его территории, о чем справедливо говорится в резолюции Первой международной конференции по потребительскому образованию и просвещению потребителей стран СНГ, проходившей в г. Костроме (Российская Федерация) 24—26 апреля 2002 г. и посвященной 10-летию вступления в действие Закона РФ «О защите прав потребителей».

Не менее важно обеспечить надлежащую правовую защиту провозглашенных в главе 2 Конституции РФ основных социально-экономических прав человека и гражданина. Защита этих прав фактически должна осуществляться непрерывно, учитывая, что потребительские правоотношения возникают по поводу материальных и нематериальных благ (товаров, работ, услуг), которыми люди пользуются почти ежедневно. Как утверждают американцы Джеймс Ф. Энджел, Роджер Д. Блэкуэлл и Пол У. Миниард, длительное время занимающиеся исследованием потребительских отношений, «ни один предмет из тех, что вам приходится изучать, не связан так близко с повседневной жизнью»[9].

Более того, речь идет о необходимости непрерывного удовлетворения потребностей граждан-потребителей. Именно от удовлетворения физических потребностей человека, который, прежде чем заниматься наукой, искусством, политикой, должен есть, пить, иметь жилище и одеваться, зависит его жизнедеятельность как биологического существа. Следовательно, физические потребности человека являются самыми насущными. Потребности — исходная предпосылка формирования потребительского рынка[10].

Немаловажный фактор в процессе правового регулирования потребительских отношений — массовость участников этих правоотношений: ни одна иная отрасль права, включая гражданское и трудовое, не охватывает такого количества участников. При этом необходимо иметь в виду и другой аспект, характеризующий общественную значимость правового регулирования потребительских отношений — массовый характер нарушений потребительских прав. Об этих нарушениях можно судить хотя бы по оглашенным в периодической печати, по телевидению, радио фактам отключения электроэнергии, водоснабжения, теплоснабжения (теплоэнергии) в целых населенных пунктах и даже более крупных административных единицах.

Как свидетельствует судебная статистика, количество исков о защите прав потребителей из года в год возрастает. Порой судебная система буквально задыхается от огромного их количества[11].

О многочисленных фактах нарушения законодательства о защите прав потребителей товаров (работ, услуг) должностными лицами органов власти, управления и хозяйствующих субъектов свидетельствуют материалы прокурорских проверок и данные федерального антимонопольного органа[12].

По мнению некоторых авторов (например, Л.И. Дембо), политическая заинтересованность государства в самостоятельном регулировании определенного комплекса общественных отношений (дословно: «наличие у стоящего у власти класса объективно обусловленного интереса в самостоятельном регулировании данного комплекса отношений») есть еще одна предпосылка для образования самостоятельной отрасли права.

Перефразируя и конкретизируя общие положения, высказанные Л.И. Дембо несколько десятилетий тому назад и относящиеся к образованию любой самостоятельной отрасли права, подведем итог: из рассмотренных предпосылок, бесспорно способствующих становлению потребительского права как самостоятельной правовой отрасли, вытекает, что эта отрасль, как и любая иная, является категорией исторической, и ее возникновение объективно обусловлено изменившимися политическими, социальными, экономическими и другими условиями в нашей стране. К тому же это вполне созвучно и его последующему утверждению: «В пределах одной и той же общественно-экономической формации, на различных стадиях ее развития, могут образовываться новые и ликвидироваться старые отрасли права в зависимости от изменений экономических условий и политики господствующего класса»[13].

 

Библиография

1 Окончание. Начало см. в № 7’2004.

2 Кулагин М.И. Основные направления развития буржуазного договорного права // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. нормативных актов. Обязательственное право. Учеб. пособ. / Под ред. В.К. Пучинского, М.И. Кулагина. — М.: Изд-во УДН, 1989. С. 5—6.

3 Шашихина Т.В. Новые типы договоров в современном гражданском праве Франции // Журнал российского права. 1998. № 3. С. 122.

4 Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. — Л.: Издательство Ленинградского университета. 1988. С. 99.

5 Новое в договорном праве. Тезисы выступления Председателя ВАС РФ В.Ф. Яковлева. Международная научно-практическая конференция «Гражданское законодательство России: состояние, проблемы, перспективы» // Вестник ВАС РФ. 1994. № 7. С. 122.

6 См. напр.: Ерофеев Б.В. Соотношение земельного, горного, лесного и водного права // Советское государство и право. 1971. № 1. С. 54—55.

7 См.: Мова А. Заложники чахотки // Русский Север. 1999. 12 марта. С. 13.

8 Borchert, Gьnter: Verbraucherschutzrecht / von Gьnter Borchert. — Mьnchen: Beck, 1994. С. 1.

9 Джеймс Ф. Энджел, Роджер Д. Блэкуэлл, Пол У. Миниард. Поведение потребителей. — СПб.: Питер Ком, 1999. С. 36.

10 О классификации потребностей, их роли в формировании потребительского рынка, влиянии на состояние производительных сил и уровень развития производственных отношений см., напр.: Торговое дело: экономика, маркетинг, организация: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп./ Под общ. ред. проф. Л.А. Брагина и проф. Т.П. Данько. — М.: ИНФРА-М, 2000. С. 28—29.

11 См.: Домашняя юридическая энциклопедия. Потребителям. — М.: Олимп; ООО «Издательство АСТ», 1998. С. 7.

12 См.: Указание Генеральной прокуратуры РФ № 7/3-1-1433-96, ГКАП России от 24.12.96 г. № ЛБ/5547 «Об усилении взаимодействия органов прокуратуры и ГКАП России в борьбе с нарушениями антимонопольного законодательства и защиты прав потребителей» // Защита прав потребителей / Под ред. С.А. Подзорова. — М.: Экзамен, 2001. С. 60—61.

13 См.: Дембо Л.И. О принципах построения системы права // Советское государство и право. 1956. № 8. С. 91. Впоследствии и другие авторы стали расценивать заинтересованность государства в самостоятельном регулировании тех или иных общественных отношений как одно из важнейших оснований для выделения новой отдельной отрасли права.