УДК 343.139

Страницы в журнале: 117-119

 

А.А. ВАСЯЕВ,

кандидат юридических наук, член Международного союза (Содружества) адвокатов, адвокат «Коллегии адвокатов Павла Астахова»

 

Анализируется Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части регламентирования процесса собирания доказательств по уголовному делу. Делается вывод, что законодатель устанавливает право защитника представлять доказательства без их собирания при производстве по уголовному делу.

Ключевые слова: собирание, доказательства, адвокат, уголовное дело.

 

Presentation of proofs without their collecting is a lawyer’s right

 

Vasyaev A.

 

The Criminally-remedial code of the Russian Federation regarding a regulation of process of collecting of proofs on criminal case is analyzed. The conclusion becomes that the legislator establishes the right of the defender to produce the evidence without their collecting by manufacture on criminal case.

Keywords: collecting, proofs, lawyer, criminal case.

 

Статья 86 УПК РФ регламентирует процесс собирания доказательств и определяет, что собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

В случае участия  подозреваемого, обвиняемого, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей доказательства формируются исключительно в процессуальном порядке согласно нормам УПК РФ. Адвокату-защитнику законодателем позволено собирать доказательства, не соблюдая требования УПК РФ.

Доказательства, предлагаемые следователем, дознавателем, прокурором, судом, отличаются по форме от тех доказательств, которые предоставляются защитником, поскольку доказательства защитника собираются без соблюдения процессуальной формы, но все же являются доказательствами в той связи, что могут оказаться сведениями, на основе которых устанавливаются обстоятельства, подлежащие доказыванию, т. е. по содержанию.

В российском уголовном процессе превалирует мнение: законодатель нечетко выразил позицию защитника по поводу собирания доказательств. Аргументами в защиту этой точки зрения являются, во-первых, то, что в УПК РФ практически не закреплен процессуальный порядок собирания доказательств; во-вторых, нормы, которые отчасти регламентируют процесс собирания доказательств, не наделены достаточным механизмом «претворения в жизнь», т. е. полученные защитником сведения крайне редко включаются в материалы уголовного дела и реально влияют на качество доказывания[1].

На наш взгляд, позиция законодателя относительно собирания доказательств защитником заслуживает похвал, а реализация нерегламентированной процедуры отдается на откуп защитнику, его профессионализму и тщанию в этом процессе.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ существуют следующие виды доказательств: 1) личностные, исходящие от подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста; 2) заключения эксперта, специалиста; 3) вещественные доказательства; 4) иные документы, т. е. письменные доказательства.

УПК РФ предоставляет возможность защитнику собирать все без исключения доказательства, не заботясь о какой-либо их форме. Мнение же о том, что адвокат-защитник не сможет трансформировать факты по делу в доказательства, выявляет упрощенный взгляд на данный вопрос и свидетельствует о незнании складывающейся практики, норм УПК РФ.

Собранные защитником доказательства согласно ч. 2 ст. 274 УПК РФ передаются в суд при предоставлении возможности стороне защиты предъявлять доказательства для исследования. При этом во всех случаях эти сведения не соответствуют той процессуальной форме, что определяет УПК РФ относительно доказательств, собираемых следователем, дознавателем, прокурором, судом. УПК РФ не требует от защитника обрамлять доказательства в какую-либо регламентированную форму. Главное, чтобы информация была достоверной и относимой. Именно поэтому ч. 1 ст. 74 УПК РФ указывает на доказательства по уголовному делу как на любые сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.

То есть представлять сведения — право защитника, обязанность следователя, дознавателя, суда проверять (исследовать, если это стадия судебного разбирательства) предъявляемые доказательства и на их основе устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Право собирания доказательств защитником в том отношении, что регламентирует УПК РФ для следователя, дознавателя, прокурора, суда, видоизменяется, как поиск адвокатом необходимых сведений для их представления в ходе производства по уголовному делу. При таком понимании право на собирание доказательств становится менее значительным, нежели право адвоката представлять доказательства.

Поиск же процессуалистами особого места адвоката-защитника в процессе собирания доказательств, выведение теорий о параллельном расследовании, критика законодателя в связи с этим отводят спектр развития уголовного процесса в этой несомненно актуальной проблеме в иную бесперспективную на сегодняшний день плоскость.

Поскольку нет диалога между государством и адвокатурой, нет и законодательных решений, каким-либо образом видоизменяющих место адвоката в процессе доказывания, о чем заявляют ученые-процессуалисты, практики. Свидетельством тому служит отсутствие каких-либо изменений за 9 лет действия УПК РФ в этой связи при наличии огромного количества возникающих проблем участия адвоката в уголовном процессе.

Согласно ч. 2 ст. 274 УПК РФ после исследования доказательств, представленных стороной обвинения, рассматриваются доказательства, представленные стороной защиты. Законодатель тем самым придает доказательствам иную интерпретацию, нежели доказательствам, собираемым следователем, дознавателем, прокурором, судом. В соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы», а все доказательства подлежат оценке в их совокупности, по закону и совести (ч. 1 ст. 17 УПК РФ).

КС РФ в постановлениях от 10.12.1998 № 27-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Баронина», от 15.01.1999 № 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева», от 14.02.2000 № 2-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, Р.Р. Мустафина и А.А. Стубайло», от 08.12.2003 № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» указал, что необходимой гарантией судебной защиты и справедливого судебного разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту, которая по смыслу ст. 46 Конституции РФ и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года должна быть справедливой, полной и эффективной.

Практика предъявления доказательств в ходе судебного следствия не ограничивает защитника в числе представляемых для допроса свидетелей, устанавливающих обстоятельства, подлежащие доказыванию, в том числе лиц, обладающих специальными знаниями письменных документов: от характеристик до бухгалтерских документов, от актов адвокатского реагирования до документов, устанавливающих алиби обвиняемого. Представление для непосредственного исследования защитой показаний подсудимого отражает выдвигаемый тезис, ведь адвокат-защитник не собирает показания, он их представляет как данность, несмотря на то, что следователь, дознаватель, прокурор, суд собирают их в установленной УПК РФ форме. Так, по уголовному делу, рассмотренному в Хамовническом районном суде г. Москвы в отношении М.Б. Ходорковского, П.Л. Лебедева, сторона защиты при реализации ч. 3 ст. 274 УПК РФ выразила желание пригласить в суд для непосредственного исследования показаний 478 человек. Среди них премьер-министр Российской Федерации, министр финансов Российской Федерации, секретарь Совета безопасности Российской Федерации, экс-премьер Российской Федерации, глава Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, спикер Государственной думы и многие другие. Естественно, сторона защиты не собирала доказательства (указанных должностных лиц) и даже не имела возможности предварительно получить какую-либо информацию от них, кроме как через СМИ. Но сторона защиты изъявила желание представить данные доказательства. Однако суд не помог защите обеспечить явку указанных свидетелей, т. е. не выполнил возложенные на него УПК РФ  обязанности (ч. 3 ст. 15, ч. 1 ст. 243), нарушил закон. «В силу конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств»[2].

Согласно правовой позиции Европейского суда, отражаемой в его решениях, являющихся обязательными для всех государств—членов Совета Европы, равенство сторон — это необходимая составляющая справедливого судебного разбирательства. Так, согласно прецедентной практике Европейского суда, процесс не будет признан справедливым, если одна из сторон не имеет возможности отстаивать свою позицию по делу или представить относящиеся к делу документы[3].

Поэтому на сегодняшний день УПК РФ предоставляет адвокату возможности для активной защиты и проявления, изобретательности в формировании внутреннего убеждения суда.

Эта позиция законодателя устанавливает право адвоката представлять доказательства без их собирания в ином понимании, отличном от того, что определяет УПК РФ для собирания доказательств следователем, дознавателем, прокурором, судом.

 

Библиография

1 См.: Давлетов А.А., Юсупова Л. Правомочия защитника по собиранию доказательств в современной модели уголовного процесса России // Уголовное право. 2009. № 4. С. 77—80.

2 См. п. 10 постановления Пленума ВС РФ от 31.10.1995 № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия».

3 См. решение по делу Pardo v. Italy от 10 июля 1996 г.