С.Л. ПАНОВ,

кандидат юридических наук, доцент Омской академии МВД России

 

Производство и реализация контрафактной продукции представляет собой сложное социальное явление, характерное для многих мировых держав. Контрафактная продукция — это экземпляры готовой продукции, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав, а также виды охраняемых в России товаров, импортируемых без согласия обладателей авторских и смежных прав из государства, в котором такая продукция никогда не охранялась.

Рост объемов торговли «пиратской» и контрафактной продукции в той или иной стране угрожает авторитету государства, внедрению инноваций, экономическому росту, здоровью и безопасности потребителей. Защита любой продукции от несанкционированного (контрафактного) воспроизводства в государстве представляет собой сложную комплексную социально-экономическую правовую проблему[1].

Проблема, связанная с оборотом контрафактной продукции в России, чрезвычайно актуальна, в том числе в связи с интеграцией стран СНГ и Евразийского экономического сообщества, а также процессом присоединения России к ВТО. Кроме того, наличие нестабильной ситуации в сфере защиты интеллектуальной собственности замедляет процесс интеграции России в мировую экономику[2].

Анализ ситуации в сфере защиты интеллектуальной собственности в стране показывает, что многочисленные нарушения авторских, патентных, изобретательских и смежных прав, с одной стороны, препятствуют развитию интеллектуального и культурного потенциала общества, подрывают международный авторитет страны, а с другой — способствуют криминализации рынков, где оборачиваются объекты интеллектуальной собственности (прежде всего аудио- и видеопродукция, программное обеспечение). Ущерб, причиняемый государству от продажи контрафактной продукции, исчисляется миллиардами рублей.

 

По данным МВД России, в 1-м полугодии 2005 года зарегистрировано 1592 преступления, предусмотренных ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав) и 320 преступлений, предусмотренных ст. 180 УК РФ (незаконное использование товарного знака); выявлено соответственно 715 и 53 лица, совершивших преступления этих категорий. В сфере оборота объектов авторских и смежных прав возбуждено 1093 уголовных дела, что на 45% больше, чем за аналогичный период предыдущего года, из них в крупном и особо крупном размере — 1055 дел; более чем в 2,5 раза возросло число уголовных дел, направленных в суд. Изъята контрафактная продукция и  арестовано имущество, связанное с конфискацией и возмещением ущерба, причиненного преступлениями, на сумму 271 млн руб.; уничтожена контрафактная продукция на сумму более 400 млн руб.[3]

Процесс бурного развития игорного бизнеса (связанного прежде всего с функционированием залов игровых автоматов) за последние несколько лет привел к усилению позиции отечественных производителей игрового оборудования, которое довольно успешно конкурирует с импортными аналогами. Однако успешное развитие рынка игрового оборудования поставило перед участниками игорного бизнеса новые серьезные проблемы, одна из которых — производство и сбыт контрафактной продукции.

Под контрафактной продукцией следует понимать не только так называемую подделанную продукцию, физически отличающуюся от копируемого оригинала и претендующую на максимально полное соответствие материальному образу оригинала, но и продукцию, физически неотличимую от оригинала, но искусственно выведенную из сферы добросовестного учета, осуществляемого организацией-брендообладателем, т. е. той организацией, которой действительно принадлежат права на производство и реализацию этого вида продукции на данной территории. В последнем случае, как правило, местом производства контрафактной продукции является та организация, на которую организацией-брендообладателем были возложены обязанности по производству определенного контрактом количества товарной продукции, все права по производству которой на данной территории принадлежат организации-брендообладателю[4].

Первые появившиеся в конце прошлого века в нашей стране игровые автоматы импортного производства были довольно сложной конструкции. Подделывать их даже не пытались из-за отсутствия хорошей технической и элементной базы. Позднее конструкции автоматов значительно упростились, увеличился парк микропроцессорной электроники и средств отладки, вследствие чего стали появляться копии игровых программ.

Механизм подделывания программ для игровых автоматов незамысловат. Программа для игрового автомата — это печатная плата с микросхемами памяти, в которых она записана. Защита на программном и аппаратном уровнях делает невозможным взлом и полное считывание информации, но всю программу вместе с ее графикой, логикой и математикой «спрятать» нельзя, это технически сложно и довольно дорого. Поэтому какая-то часть программного кода остается доступной для считывания (графику можно переснять с помощью цифрового фотоаппарата). Математика игры дописывается самими «пиратами» по принципу «тяп-ляп», лишь бы продать. Плату для программы можно изготовить в любой организации, делающей электронику «под заказ». Когда программа готова, остается подделать фирменный товарный знак и продать отдельно или в составе игрового автомата.

 

На территории одного оборонного предприятия был задержан генеральный директор организации, занимавшейся сбытом контрафактной продукции под прикрытием изготовления игровых автоматов. При задержании были изъяты большое количество печатей крупнейших производителей игрового оборудования, а также незаполненные и заполненные бланки государственных метрологических служб[5].

 

Подделка фирменного товарного знака визуально практически сходна с оригиналом, а отличается от него прежде всего качеством сборки. Очень часто в поддельную программу закладывается «лазейка», гарантирующая выигрыш, которая открывает простор для разнообразных видов мошенничества в сговоре с обслуживающим персоналом игровых залов или самостоятельно.

Парадокс ситуации с оборотом контрафактных игровых плат и автоматов заключается и в том, что изготовлением копий популярных игровых плат знаменитых организаций-производителей под их товарными знаками занимаются организации-изготовители, которые в полной мере (наличие производственных мощностей, специалистов, опыта работы и пр.) могли бы самостоятельно легально разрабатывать, выпускать и реализовывать продукции под собственным именем. На подделку игрового оборудования они идут не из-за отсутствия возможностей по созданию собственного продукта и даже сложностей по получению сертификата, а в силу быстрого и успешного его продвижения на рынке.

«Пиратам» не нужно рекламировать подделку, за них это сделали производители оригинальных программ, и теперь они пользуются их именем и успехом. Получается замкнутый круг: «пираты» производят подделки потому, что их охотно покупают, а предприниматели в сфере игорного бизнеса приобретают контрафактное оборудование в силу его сравнительно высокого качества, а самое главное — из-за цены, которая значительно ниже цены оригинальной платы (автомата).

Производителей игровых автоматов можно условно разделить на две группы. В первую входят организации по производству игрового оборудования, программ к нему, которые ставят перед собой долгосрочные задачи. Такие организации, как правило, имеют сегмент игорного бизнеса, имя и заинтересованы в сохранении того и другого, а также готовы к регулированию рынка для его стабильности. Вторую группу образуют производители (посути, фирмы-однодневки), собирающие игровые автоматы в неприспособленных местах, с нарушением стандартов (сертификатов), использованием контрафактных составляющих. Их основной задачей является получение максимальной прибыли за короткий промежуток времени.

К сожалению, следует признать, что в настоящее время в России возможности защиты прав серьезных и законопослушных производителей игрового оборудования ограничены, а контрафактная продукция как раз и появляется тогда, когда есть возможность безнаказанно использовать фирменные товарные знаки без соблюдения авторских (смежных), патентных, изобретательских и интеллектуальных прав.

 

А.Е. Зарайский, действуя из корыстных побуждений, приобрел у неустановленного лица с целью последующего сбыта 6 неоригинальных электронных плат, используемых в соответствующих периферийных устройствах (игровых автоматах). Сознавая, что программы для ЭВМ являются контрафактными и что своими действиями в нарушение Закона РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» причиняет ущерб правообладателю (исключительные права на использование, воспроизведение, распространение плат принадлежали ООО «Сатурниус»), он продал их А.В. Тугову за 7200 долл.

США, совершив тем самым преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав)[6].

 

Борьба с контрафактной продукцией в игорном бизнесе осложняется следующими специфическими особенностями:

· отсутствием достаточной информации о правообладателе конкретной игровой программы в условиях, когда одна и та же игра предлагается на рынке различными организациями на разных игровых носителях;

· отсутствием стройной системы сертификации, которая отсекала бы контрафактную продукцию. Метрологический контроль в форме испытаний игровых автоматов с целью утверждения типа и занесения их в единый государственный реестр нередко не только не проясняет, но и запутывает ситуацию, и тем самым отчасти легализует контрафакт;

· в сложившейся ситуации нередко виноваты сами производители оригинальных игровых программ, которые реализуют игровые платы всем желающим (например, без заключения лицензионных соглашений между организацией-изготовителем и покупателями, что могло бы стать барьером на пути контрафакта).

Основные убытки от распространения контрафакта несут производители наиболее популярных игровых программ и, естественно, государство. Под давлением контрафактной продукции, насыщающей рынок, легальные производители вынуждены снижать объемы производства, что приводит к сокращению налоговых отчислений[7]. Конечно, самому бизнесу без поддержки государства, особенно в законодательной сфере, вести борьбу с контрафактной продукцией сложно. Но и государство без поддержки бизнеса, даже если будут приняты самые жесткие законы, во многом будет бессильно.

К основным причинам увеличения контрафактной продукции в сфере игорного бизнеса можно отнести[8]:

· отсутствие четко разработанного порядка по лицензированию предпринимательской деятельности, связанной с производством игровых автоматов, комплектующих к ним, а также стройной системы сертификации и стандартизации продукции игорной индустрии;

· отсутствие необходимой технической информации для производителей и операторов игрового оборудования;

· отсутствие специализированного органа, осуществляющего контроль за соответствием используемого игрового оборудования установленным стандартам с целью выявления контрафактной продукции;

· наличие большого количества негосударственных организаций, имеющих право на выдачу сертификатов на оборудование, в том числе для игорного бизнеса;

· существование в стране разветвленной системы внемагазинной торговли, в том числе рыночной, в которой в основном сбывается контрафактная продукция;

· несовершенство законодательства в отношении защиты авторских, изобретательских и патентных прав.

Механизм защиты от контрафактной продукции регламентирован законодательством: ГК РФ, УК РФ и КоАП РФ, законами РФ «Об авторском праве и смежных правах», от 27.04.1993 № 4871-1 «Об обеспечении единства измерений» и от 23.09.1992 № 3520-1«О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», Правилами проведения испытаний игровых автоматов с денежным выигрышем с целью утверждения типа и контроля за их соответствием утвержденному типу, утвержденными приказом Госстандарта России от 24.01.2000 № 22, иными нормативными правовыми актами (приказами, инструкциями и др.).

Получается, что бизнес, связанный с оборотом  продукции игорного бизнеса, не остается без должного правового обеспечения контролирующих органов. На деле ситуация выглядит не так радужно. Это касается, в частности, вопросов о лицензировании деятельности по изготовлению оборудования для игорной сферы.

Согласно поправкам к Федеральному закону от 08.08.2001 № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» производство игрового оборудования с 1 января 2006 г. было отнесено к виду деятельности с обязательным лицензированием. Однако положение, определяющее лицензирующий орган и регулирующее производство игрового оборудования, к этому сроку разработано не было. Государственная дума в марте 2006 года внесла поправки, откладывающие введение в действие нормы о лицензировании производства и продаже игрового оборудования до 1 августа 2006 г. Это решение, с одной стороны, предоставляет законопослушным препринимателям наращивать объемы производство игрового оборудования, а с другой — «развязывает руки» лицам, занимающимся изготовлением и реализацией контрафактной продукции.

Кроме того, не разрешена ситуация с новой редакцией Закона РФ «Об обеспечении единства измерений» в части, касающейся государственного метрологического контроля за операциями с использованием игровых автоматов; не принят федеральный закон о функционировании игорного бизнеса.

Эта правовая неопределенность в значительной степени препятствует эффективной реализации различных форм государственного надзора над игорной сферой предпринимательства, в том числе контроля технического и функционального состояния игровых автоматов.

Наличие отрегулированной, основанной на законодательной базе системы сертификации игрового оборудования обусловлено, во-первых, тем, что сертификация наряду с лицензированием представляет собой эффективный рычаг регулирования игрового бизнеса. Во-вторых, во всех зарубежных странах, где игорный бизнес приобрел цивилизованные формы, требования к игровому оборудованию несравненно выше, чем в России[9].

Система сертификации обладает недостатками. Правила не успевают за появлением на рынке новых продуктов, существующая система сертификации не защищает рынок от контрафактной продукции, а следовательно, не гарантирует соблюдения законных интересов участников рынка — производителей, операторов, игроков. Кроме того, нормативные акты, регламентирующие процесс сертификации игрового оборудования, не позволяют реализовать более стройную, внутренне обоснованную и жесткую систему стандартизации. В итоге на рынок выходит оборудование, которое не только небезопасно при эксплуатации, но и не гарантирует ни игрокам, ни владельцам заведений нормальной (законной) работы.

В настоящее время большинство владельцев залов игровых автоматов вместо получения сертификата, который утверждает определенный тип игрового автомата (т. е. группу одинаковых по конструкции и техническим показателям игровых автоматов), оформляют на каждый автомат акт контроля. В отличие от сертификата акт контроля (первичного, периодического внеочередного — в зависимости от ситуации) выдается на каждый конкретный игровой автомат, используемый игорным заведением, и служит доказательством того, что этот автомат прошел испытания на соответствие утвержденному типу игровых автоматов и соответствует всем характеристикам, которые свойственны типу. Сертификат об утверждении типа выдает Ростехрегулирование, в то время как акт контроля — любой аккредитованный центр испытания игровых автоматов.

В силу действующей системы контроля за соблюдением требований по сертификации незаконопослушным бизнесменам не составляет большого труда получить любые эксплутационные документы и акты контроля на игровое оборудование (необходимо лишь заплатить требуемую сумму). «Начинку» игровых автоматов (например, с целью выявить контрафактную электронную плату) сотрудники правоохранительных или налоговых органов практически никогда не проверяют (техническое состояние автоматов и соответствие их стандартам должно обеспечиваться при их производстве), так как для этого нужны опытные компьютерщики, специальные познания, соответствующее оборудование.

Криминальная ситуация в сфере оборота контрафактных игровых автоматов осложняется и тем, что «пираты», осведомленные о проводимой работе по пресечению их деятельности, принимают ответные меры: ведут скрытое наблюдение за клиентами, выявляют профессиональную осведомленность покупателей, договариваются о предварительных переговорах в специально подготовленных помещениях, проверяют реальность существования офисного помещения покупателей и разрешительной документации и т. д.[10] Нередко некоторые владельцы игровых автоматов из-за «правовой безграмотности» не относят имеющееся в заведении игровое оборудование к числу контрафактного, если оно отвечает предъявляемым требованиям (пожарным, санитарным, проценту выигрыша), но имеются подозрения в его изготовлении с использованием чужого имени (товарного знака), а следовательно, продолжают эксплуатировать контрафактную продукцию.

Разрешение проблемы контрафакта следует рассматривать не только через плоскость права, но и через призму экономических отношений. За счет ухода с рынка недобросовестных операторов повысится уровень прозрачности и открытости бизнеса, увеличится экономическая отдача от игорного бизнеса для общества, так как возрастут налоговые отчисления.

Успешное противодействие обороту контрафактной продукции для игорного бизнеса возможно при принятии (осуществлении) следующих организационно-правовых, информационных, комплексных и иных мер[11]:

· всестороннего исследования игорного потребительского рынка, а также осуществления государственной поддержки добросовестных отечественных производителей высококачественных игровых автоматов (электронных плат) в их борьбе с изготовителями и распространителями контрафактной продукции, незаконным использованием товарных знаков и брендов;

· совершенствования законодательства (гражданского, административного, уголовного, таможенного и др.) в целях усиления юридической ответственности за производство и реализацию контрафактной продукции;

· создания центрального органа (филиалов на местах) сертификации оборудования именно для игорной сферы, включающего наблюдательный совет, апелляционную комиссию, собственно орган по сертификации и игровые лаборатории;

· координации и взаимодействия органов государственной власти, правоохранительных органов (например, между производителями автоматов и сотрудниками Управления «К» МВД России), корпоративных и частных служб безопасности, предпринимательских структур и общественных организаций в противодействии незаконному производству и сбыту контрафактной продукции игорного бизнеса;

· создания региональных структур (комиссий) из представителей органов государственной власти, организаций-производителей, продавцов игрового оборудования в целях сбора, проверки, анализа информации об обороте контрафактной продукции, а также для проведения технических консультаций и экспертиз для правоохранительных органов;

· образования в подразделениях по противодействию преступлениям в сфере экономики региональных УВД (ГУВД) специализированных отделений для борьбы с незаконным производством и оборотом контрафактной продукции в сфере потребительского рынка;

· создания электронной базы данных о физических и юридических лицах, причастных к изготовлению, сбыту и эксплуатации контрафактного игрового оборудования;

· введения запретов на продажу программных продуктов для тех организаций, которые не имеют соответствующей лицензии на производство и продажу игрового оборудования;

· изменения системы сертификации игрового оборудования с тем, чтобы исключить появление и легализацию контрафакта;

· совершенствования технических приемов защиты продукции игорной сферы путем использования на изделиях (игровых автоматах и платах к ним) фирменных разрушаемых наклеек, голограмм, травлений и штампов, а также дорогостоящих и высокотехнологических микропроцессорных устройств, взлом и клонирование которых невозможны (значительно затруднены);

· наращивания усилий по обнаружению и пресечению распространения и продажи контрафактной продукции посредством интернета и по сокращению «пиратства» в режиме онлайн;

· развития и укрепления межведомственного, межрегионального и международного сотрудничества для координации усилий в противодействии производству и распространению контрафактной продукции;

· проведения семинаров, «круглых столов», совещаний по обсуждению проблем и обмену опытом организации деятельности в сфере оборота продукции для игорной индустрии с целью дальнейшего развития и совершенствования системы государственного метрологического контроля за изготовлением и использованием игрового оборудования (прежде всего игровых автоматов);

· обобщения отечественного и зарубежного опыта борьбы с оборотом контрафактного игрового оборудования в целях разработки предложений и рекомендаций по совершенствованию работы в этом направлении.

Эти меры не являются исчерпывающими, но они, безусловно, могут сыграть позитивную роль в дальнейшем развитии в России цивилизованного рынка оборота продукции для игорной индустрии.

 

Библиография

1 См.: Раздаев В.В. Борьба с параллельным импортом и контрафактной продукцией // Экономическая социология. 2004. № 3.

2 См.: Фелицина С.Б., Залесов А.В. О мерах по борьбе с контрафактной продукцией // Биржа интеллектуальной собственности. 2003. № 4.

3 См.: Состояние преступности в Российской Федерации за январь—июнь 2005 г. — М., 2005.

4 См.: Козорезова Р. Контрафактной продукции — красный свет // Экономическая газета. 2004. № 18 (735).

5 См.: Красков А.В. Борьба с контрафактной продукцией // http://www.gaminglaw.ru/admin/load.php?context=62)

6 См. приговор мирового судьи судебного участка № 313 района Марьина роща г. Москвы от 19.01.2006.

7 См.: Колесникова Е. Одноруких бандитов взяли в оборот // Бизнес. 2006. № 20 (285).

8 См.: Осиновская И. Игорные автоматы заставят расщедриться // Газета. 2005. 7 сент.; Бородина И. Опасные игры // Кубанские новости. 2005. 20 дек.

9 См.: Киселев В.Е. Сколько сторон у автомата // Учет, налоги, право. 2004. № 36; Мурманцева М. Страна честного обмана // Новое обозрение. 2005. № 45 (376).

10 См.: Алякринская Н. Отнять руку у бандита // Московские новости. 2005. 24 июня; Фомичев К. Пиратский конвейер // Новые известия. 2005. 19 апр.

11 См.: Методика расследования преступлений, предусмотренных ст. 146 УК РФ. — М., 2004; Защита прав интеллектуальной собственности: Практич. руководство. — М., 2004; Защита прав на средства индивидуализации: Методич. пособие. — М., 2004; Ларичев В.Д.,Трунцевский Ю.В. Защита авторского и смежных прав в аудиовизуальной сфере: уголовно-правовой и криминологический аспекты: Науч.-практ. пособие. — М., 2004.