В.Ф. ЛУГОВИК,
кандидат юридических наук, профессор кафедры оперативно-розыскной деятельности Омской академии МВД России, заслуженный юрист РФ
 
В  оперативно-розыскной науке проблему преемственности и новаций можно отнести к числу центральных. Этому способствует ряд факторов. Не претендуя на их полную характеристику, следует отметить лишь те, которые находят наиболее рельефное проявление.
 
Первый фактор — секретность оперативно-розыскной деятельности (далее — ОРД). В течение длительного времени ОРД развивалась как сугубо секретная наука. Это нельзя однозначно оценивать только негативно либо позитивно. Дело в том, что история науки знает немало примеров развития теоретических исследований в условиях секретности (ядерная физика, баллистика и др.). Вместе с тем секретность накладывает отпечаток как на методику и направления исследований, так и на формирование предмета науки.
Благодаря усилиям нескольких поколений ученых, наиболее исследованными оказались вопросы организации и тактики ОРД. Правовые проблемы, занимавшие второстепенное место до принятия Закона РФ от 13.03.1992 № 2506-1 «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» (отменен Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»; далее — Закон об ОРД), рассматривались в качестве второстепенных.
При освещении правовых аспектов осуществления оперативно-розыскных мероприятий или действий авторы, как правило, ограничивались ссылками на ст. 29 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и республик и ст. 118 УПК РСФСР. На органы дознания возлагалось принятие необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших. Затем рассуждения переводились в плоскость анализа ведомственных нормативных правовых актов и внесения предложений по их совершенствованию. Недооценка необходимости исследования правовых вопросов ОРД негативно сказывается на сегодняшнем состоянии ведомственного правового регулирования.
Относительная «молодость» оперативно-розыскного права отчасти обусловливает и недостатки в ведомственном регулировании ОРД. Здесь даже наблюдается несоответствие издаваемых нормативных правовых актов установленным формам. Так, согласно Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденным постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 № 1009, нормативные правовые акты издаются федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Однако базовый нормативный правовой акт, регламентирующий основы ОРД в органах внутренних дел, называется наставлением.
Приказы, инструкции и иные нормативные правовые акты зачастую составлены с нарушением юридической техники, изобилуют множеством необоснованных ограничений и процедур. Так, в ведомственных нормативных правовых актах по ряду оперативно-розыскных мероприятий имеются ограничения, не предусмотренные Законом об ОРД (оперативное внедрение, наблюдение и др.). Например, проведение ряда мероприятий ведомственные акты связывают с необходимостью заведения дел оперативного учета. Однако наличие ограничений сковывает инициативу сотрудников оперативных подразделений и не обеспечивает быстроту реагирования на информацию о нарушениях прав граждан.
Второй фактор — многосубъектность осуществления ОРД. Казалось бы, эта проблема не имеет принципиального значения, так как многие виды деятельности, в том числе правоохранительная (процессуальная, административная), осуществляются разными ведомствами (субъектами). Однако такая аргументация не годится при оценке ОРД.
Многосубъектность как обстоятельство, влияющее на преемственность в оперативно-розыскной науке, следует оценивать в контексте фактора секретности научных исследований. Наличие нескольких самостоятельных органов, в закрытом режиме исследующих оперативно-розыскные проблемы, не способствует научному взаимопониманию и внедрению результатов научно-исследовательских работ в практику.
Между различными органами, осуществляющими ОРД, наблюдается несогласованность терминологии, в том числе при формулировании положений в ведомственных нормативных правовых актах дается различное толкование норм Закона об ОРД; имеются расхождения по концептуальным проблемам оперативно-розыскной науки. Следует только приветствовать предпринимаемые в последние годы попытки консолидации усилий ученых различных ведомств по исследованию оперативно-розыскных аспектов борьбы с преступностью[1].
Наиболее актуальным направлением исследований выступает проведение своеобразной «ревизии» научных идей, сформулированных учеными различных ведомств. Здесь не имеется в виду придание статуса нормативности тем или иным суждениям или школам, наука этого не приемлет. Речь должна скорее всего идти об исследованиях, призванных обобщить научные концепции по основополагающим направлениям ОРД. Можно утверждать уже об истории оперативно-розыскной науки.
Третий фактор связан с внешними основаниями ОРД. В современной теории права в качестве таких оснований рассматриваются идеалы и нормы исследования, научная картина мира, философские идеи и принципы[2]. Применительно к науке ОРД этот ряд может быть дополнен характеристикой оперативной обстановки в сфере борьбы с преступностью, а также основными концепциями смежных научных дисциплин.
Оперативную обстановку следует рассматривать как непосредственный объект и результат воздействия оперативно-розыскных мер. Конечно, возможности ОРД по воздействию на процессы, протекающие в криминогенной среде, следует оценивать исходя из того, что причинный комплекс преступности формируется в социально-экономической, политической, идеологической (воспитательной) и других сферах.
По мнению криминологов, на преступность воздействует около 400 факторов, из них в зоне влияния правоохранительных органов находится не более 20. Внимание к оперативной обстановке как фактору обусловлено тем, что в преступности наряду с изменениями действуют устойчивые тенденции и традиции, которые можно было бы назвать элементами криминальной преемственности. Они не могут не учитываться при определении путей совершенствования правового регулирования ОРД и научных исследованиях. Криминальная преемственность влияет на преемственность правоприменительной, законотворческой и научной деятельности. Достаточно обратить внимание на повышенный интерес к научным публикациям и опыту деятельности оперативных подразделений по борьбе с бандитизмом и терроризмом в 40—50-е годы XX века. В условиях неблагоприятных изменений в структуре и динамике преступности такой интерес отражает реакцию научного сообщества на преемственность в криминальной среде.
Относительно концепций смежных научных дисциплин как внешнего основания оперативно-розыскной науки следует заметить, что ОРД носит ярко выраженный обеспечивающий процессуальный характер. Конечно, точную дату возникновения оперативно-розыскной науки назвать сложно, однако ОРД как государственно-правовая форма борьбы с преступностью и вид правоохранительной деятельности будет существовать, пока существуют преступность и уголовный закон. ОРД направлена прежде всего на реализацию уголовного закона.
Влияние норм уголовного права на ОРД, а концепций и теоретических позиций одноименной науки — на теорию ОРД неоспоримо.
В условиях взаимосвязи и взаимообусловленности различных отраслей законодательства наблюдается взаимопроникновение научных концепций и теорий. И этот процесс не односторонний. Кроме того, он отличается динамизмом, а значит, можно вести речь о преемственности.
 
Библиография
1 Так, стали издаваться межведомственные сборники научных работ по проблемам ОРД, а также журналы «Оперативник (сыщик)», «Полицейское право».
2 См.: Сырых В.М. Логические основания общей теории права. Т. 1: Элементный состав. 2-е изд., стер. — М., 2004. С. 28.