Рецензия на:
Панькина И.Ю. Презумпция невиновности: теория и практика реализации в российском уголовном процессе. — М.: Юрлитинформ, 2008. — 136 с.


В.Н. ХОРЬКОВ,
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права  Российского государственного университета им. Иммануила Канта
 
Принципы уголовного судопроизводства являются основными исходными положениями и имеют определяющее значение в законотворчестве и правоприменении. Значение уголовно-процессуальных принципов заключается в том, что они создают правовой фундамент системы уголовного судопроизводства, поэтому вопросы реализации принципов являются актуальными для науки уголовного судопроизводства.
Монография И.Ю. Панькиной посвящена проблемам реализации одного из важнейших принципов уголовного процесса — принципа презумпции невиновности. 
 
Принцип презумпции невиновности, его теоретические проблемы и самые различные аспекты его реализации на протяжении многих лет были объектом пристальных научных исследований многих российских ученых: Н.И. Газетдинова, А.В. Гриненко, О.В. Гладышевой, П.С. Ефимичева, Ч.С. Касумова, А.М. Ларина, Ю.А. Ляхова, В.П. Нажимова, Н.Н. Полянского, Р.К. Радевой, Г.А. Печникова, В.М. Савицкого, А.Л. Танцюры, Е.А. Черненко, Ф.Г. Шахкелдова и многих других авторов.
Анализ структуры рецензируемой работы свидетельствует о том, что автором были поставлены такие важные вопросы, как:
— исторические аспекты презумпции невиновности и ее сущность;
— особенности уголовно-процессуальной политики России;
— структурные элементы презумпции невиновности;
— проблемы реализации принципа презумпции невиновности на досудебных стадиях уголовного процесса.
Вместе с тем структура монографии не во всем удачна.
Глава 2 работы называется «Сущность и структурные элементы презумпции невиновности», но специального параграфа, посвященного структурным элементам нет. В параграфе «Формы презумпции невиновности» названы структурные элементы презумпции невиновности, но не раскрыто их содержание.
Главным недостатком является то, что проблемы реализации принципа презумпции невиновности в работе практически не раскрыты.
Анализ используемой автором библиографии выявил то, что в основу книги И.Ю. Панькиной положена научная литература 1960—80-х годов. Общеизвестно, что при проведении научного исследования предварительно необходимо ознакомиться с уже существующими работами по данной проблематике. Автором, к сожалению, большая часть имеющихся научных исследований, в которых были поставлены и на высоком теоретическом уровне решены затрагиваемые в рецензируемой монографии проблемы, были просто проигнорированы[1].
Свидетельством слабого знания литературы по изучаемой проблематике является и собственное утверждение автора. Так, на с. 26 отмечено, что проблема включения принципа презумпции невиновности в общую систему принципов имела обширную библиографию. Однако так называемая обширная библиография реально включает всего лишь одну старую работу — «Очерк развития наук советского уголовного процесса», изданную в 1980 году в издательстве Воронежского университета, авторами которой являются Н.С. Алексеев, В.Г. Даев, Л.Д. Кокорев.
Анализ содержания рецензируемой монографии привел к еще большему разочарованию.
Согласно названию, в монографии И.Ю. Панькиной должны найти отражение теоретические и практические проблемы реализации данного принципа. Однако вопросы реализации были исследованы далеко не в полном объеме. Так, вопросы реализации принципа презумпции невиновности на судебных стадиях остались неисследованными.
В работе практически нет анализа следственной и судебной практики — о какой реализации может идти речь?
Кроме того, вызывает досаду тот факт, что автор, являясь кандидатом юридических наук, допускает большое количество серьезных ошибок, неточностей, неаргументированных положений. К сожалению, имеется ряд досадных фактических ошибок в понимании основных правовых понятий.
Так, на с. 12 И.Ю. Панькина, не приводя каких-либо аргументов, пишет о «силовых отраслях» права и относит к ним уголовное право, уголовный процесс, административное право. Более того, на с. 16 уже само уголовно-процессуальное право характеризуется в качестве силового института. Там же ошибочно указано, что уголовный процесс является одним из институтов государства.
В работе использована недопустимая терминология. На с. 23 речь идет о разных государственных формациях. Что это такое, вероятно, не знает и сам автор.
На с. 11 говорится, что мораль и право — это две самостоятельные нормативные системы. Данное утверждение свидетельствует о том, что автор плохо представляет себе соотношение права и морали.
На с. 45 указано, что соответствующий закон может быть изменен компетентным правотворческим органом. Автор не видит различий между правотворчеством и законотворчеством. Закон может быть изменен только органом законодательной власти.
Весьма своеобразное представление у И.Ю. Панькиной и о законодательстве. По ее мнению, наряду с российским существует еще и международное законодательство (с. 49). В действительности же никакого международного законодательства нет и быть не может, так как источниками международного права являются международные договоры и международные обычаи.
Любой юрист, а тем более автор монографии, должен весьма уважительно относиться к действующему российскому законодательству. К сожалению, в работе имеются отступления от этого принципа. На с. 118 автором неточно приводится «Закон о детективной деятельности». Не указана дата принятия закона и искажено его название. В Российской Федерации в настоящее время действует Закон РФ от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями).
К сожалению, отдельные вопросы исследованы автором поверхностно, налицо декларативность обозначаемых проблем. Ставя задачу ускорения уголовного судопроизводства, автор не предлагает пути решения этой проблемы (с. 32).
На с. 45 утверждается, что «встречаются высказывания о замене применения принципа законности в соответствии с собственным правопониманием». Невозможно понять, кому принадлежат такие высказывания, что предлагается взамен принципа законности.
Много говорится о совершенствовании уголовно-процессуального законодательства (см., например, с. 45). Однако отсутствуют конкретные предложения об изменении УПК РФ.
К сожалению, заявленная автором проблематика раскрыта поверхностно. Сошлемся в этой связи на такой пример: «Мы считаем, — пишет И.Ю. Панькина, — что презумпция невиновности — это самостоятельный принцип уголовного процесса» (с. 26). Никакой новизны здесь нет и быть не может. Ведь нельзя выдавать за новые общеизвестные истины.
Необходимо отметить, что автором не только не раскрыты, но даже не обозначены такие важные современные проблемы, как:
— соотношение презумпции невиновности обвиняемого и других презумпций, используемых в уголовном судопроизводстве;
— использование принципа презумпции невиновности в других видах юридических процессов;
— проблемы соотношения реализации презумпции невиновности на досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства;
— опыт других государств в реализации рассматриваемого принципа, а также многие другие проблемы.
Теоретические выводы работы не опираются на эмпирические материалы, что делает их научно недостоверными.
Таким образом, с учетом высказанных замечаний можно сделать вывод о том, что монография И.Ю. Панькиной не представляет научного интереса и вряд ли заинтересует сотрудников судебных и правоохранительных органов.
 
Библиография
1 См., например: Ефимичев П.С. Презумпция невиновности: в чем ее сущность? // Журнал российского права. 2000. № 7; Газетдинов Н.И. Реализация принципа презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве России // Там же. 2005. № 1; Шахкелдов Ф.Г. Актуальные вопросы применения презумпции невиновности обвиняемого // Мировой судья. 2006. № 5; Он же. Презумпция невиновности обвиняемого и другие презумпции, используемые в уголовном судопроизводстве: соотношение и проблемы // Там же. 2007. № 10; Гладышева О.В. Презумпция невиновности в справедливом уголовном судопроизводстве // Право и политика. 2007. № 12.