Л.В. БЕЛОУСОВ,
 заслуженный юрист РСФСР, государственный советник юстиции 2-го класса
 
Как известно, задачей судебного пристава-исполнителя является принудительное исполнение исполнительных документов, которое он осуществляет, руководствуясь Конституцией РФ, Федеральным законом от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах», Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон), другими федеральными законами, а также принятыми в соответствии с ними иными нормативными актами. 
 
При поступлении к судебному приставу-исполнителю исполнительного документа об имущественных взысканиях он вправе по заявлению взыскателя или по собственной инициативе в целях обеспечения исполнения исполнительного документа наложить арест на имущество должника, в том числе на его денежные средства и ценные бумаги.
Арест может быть наложен и в течение срока, установленного должнику для добровольного исполнения исполнительного документа. Эти действия судебного пристава-исполнителя отнесены к исполнительным (ч. 2 ст. 30, п. 7 ч. 1 ст. 64, ст. 80 Закона).
Обеспечительная мера в виде ареста, чаще всего — денежных средств на счетах должника, равно как и другого его имущества, в необходимых случаях применяется судебными приставами-исполнителями довольно часто, что и понятно. Ведь далеко не факт, что после получения недобросовестным должником постановления о возбуждении исполнительного производства и неприменения судебным приставом обеспечительных мер этот должник не попытается обнулить свои счета и укрыть иное имущество.
С другой стороны, обеспечительный арест денежных средств на счетах должника, и тем более всего имущества, на которое может быть наложен арест, примененный одновременно с возбуждением исполнительного производства или сразу же после его возбуждения, но в период срока, предоставленного должнику для добровольного исполнения исполнительного документа, безусловно, затруднит это самое добровольное исполнение. Ведь арест всех денежных средств и всего имущества должника делает добровольное исполнение весьма проблематичным и провоцирует должника на неисполнение исполнительного документа в установленный для добровольного исполнения срок, следствием чего являются дополнительные расходы его денежных средств в виде уплаты или взыскания с него исполнительского сбора за неисполнение исполнительного документа.
Правда, можно возразить, что уже после вступления в силу судебного акта об имущественном взыскании с должника последний обязан добровольно исполнить требования судебного акта и что отсутствие у него необходимых денежных средств в силу ч. 3 ст. 401 ГК РФ не может служить оправданием его неисполнения. И главное, что согласно ч. 2 ст. 112 Закона судебный пристав-исполнитель обязан вынести постановление о взыскании с должника исполнительского сбора даже при наличии оправдывающих должника обстоятельств, если только они не являются обстоятельствами непреодолимой силы.
Но обратимся к судебной практике: на примере ряда судебных актов выясним, как арбитражные суды решают эту проблему.
ЗАО обратилось в Арбитражный суд Белгородской области с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора. Решением арбитражного суда (оставлено без изменения апелляционным и окружным судами) заявленные требования были удовлетворены. Как следует из постановления окружного суда, на основании исполнительного листа о взыскании с ЗАО в пользу другого Общества денежных средств судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство, предоставив должнику 3 дня для добровольного исполнения требований исполнительного листа. В тот же день судебный пристав-исполнитель другим своим постановлением наложил арест на денежные средства должника, находящиеся в банке на его счете. По получении банком этого постановления оно было исполнено, о чем банк сообщил судебному приставу-исполнителю. С разницей в один день оба постановления были получены и должником. Поскольку должник в установленный срок требования исполнительного листа добровольно не выполнил, судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании с него исполнительского сбора.
Не согласившись с постановлением о взыскании исполнительского сбора, должник оспорил его в суде.
Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что арест, наложенный судебным приставомисполнителем на денежные средства на счете должника в банке, является мерой принудительного исполнения. А в соответствии со ст. 68 Закона меры принудительного исполнения могут применяться только по истечении срока, предоставленного должнику для добровольного исполнения. В постановлении окружного суда записано, что, «поскольку судебный пристав-исполнитель применил к должнику меры принудительного исполнения до истечения срока для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном листе, лишив тем самым Общество возможности самостоятельно надлежащим образом исполнить обязанность по уплате долга взыскателю, суд пришел к обоснованному выводу о незаконности оспариваемого постановления о взыскании исполнительского сбора как вынесенного без учета всех фактических обстоятельств, препятствующих добровольному исполнению требований исполнительного документа»[1].
Зададимся вопросом: является ли арест по действующему Закону мерой принудительного исполнения вообще и в каком качестве он был использован судебным приставом-исполнителем в данном деле?
Согласно Федеральному закону от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» арест являлся непременной составной частью обращения взыскания на имущество должника[2].
В настоящее время, как это было уже отмечено, арест имущества, в том числе денежных средств и ценных бумаг должника, законодатель считает исполнительным действием, обеспечивающим своевременное, полное и правильное исполнение исполнительного документа.
Арест как обеспечительная мера может быть наложен и в течение срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа.
Кроме того, анализ статей 68—70 и 80 Закона убеждает нас в том, что:
1) арест не является составной частью обращения взыскания на имущество должника;
2) арест не является мерой принудительного исполнения[3];
3) обращение взыскания на имущество должника как мера принудительного исполнения состоит из двух стадий: изъятия имущества и его принудительной реализации либо передачи взыскателю.
Однако не все суды воспринимают такие выводы из действующего Закона и не все четко их придерживаются.
Так, Десятый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение Арбитражного суда Московской области, отказавшего в удовлетворении требований должника, в числе которых было требование о признании незаконными постановлений о наложении ареста на дебиторскую задолженность и на   имущество должника.
Законность оспоренного постановления судебного пристава-исполнителя апелляционный суд обосновал следующими противоречивыми суждениями:
«В силу ч. 1 ст. 69 Закона об исполнительном производстве обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю.
Таким образом, обращение взыскания на имущество включает в себя две стадии:
1) изъятие имущества;
2) принудительная реализация имущества (суждение, соответствующее Закону. — Примеч. авт.). Поскольку требования исполнительных документов в установленный срок предприятием исполнены не были, вынесение судебным приставом-исполнителем постановлений о наложении ареста в качестве первой стадии обращения взыскания на имущество в порядке ст. 69 Закона об исполнительном производстве является правомерным и обоснованным (суждение второе, противоречащее первому. — Примеч. авт.)[4]».
В свою очередь ФАС Московского округа, оставляя без изменений судебные акты Арбитражного суда Московской области и апелляционного суда, квалифицировал произведенные судебным приставом-исполнителем аресты имущества как принятие им обеспечительных мер[5].
Что же касается второй части поставленного вопроса по делу, рассмотренному Арбитражным судом Белгородской области, то двумя актами ВАС РФ подтверждено, что судебный пристав-исполнитель наложил арест на денежные средства должника именно в целях обеспечения исполнения исполнительного листа в соответствии со ст. 80 Закона, а не в качестве меры принудительного исполнения.
Дальнейшая судьба этого дела такова. Коллегия судей ВАС РФ рассмотрела заявление руководства судебного пристава-исполнителя, вынесшего оспоренное постановление, о пересмотре в порядке надзора состоявшихся по делу судебных актов. Определением от 23.04.2010 № ВАС-2021/10 коллегия передала дело для рассмотрения в Президиум ВАС РФ. В определении было поставлено под сомнение соответствие Закону обжалованных судебных актов, поскольку вывод судов о том, что наложенный судебным приставом-исполнителем арест являлся мерой принудительного исполнения, не соответствовал фактическим обстоятельствам. В самом тексте постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста было указано, что он применен в целях обеспечения исполнения исполнительного документа на основании ст. 80 Закона.
Такой арест судебный пристав-исполнитель вправе наложить и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником требований исполнительного документа. Кроме того, было отмечено, что арест денежных средств на счете не помешал должнику погасить долг по исполнительному листу путем снятия с этого счета необходимой суммы[6].
Президиум ВАС РФ, рассмотрев дело, согласился с коллегией судей в том, что суды ошибочно приняли обеспечительный арест за меру принудительного исполнения, примененную судебным приставом-исполнителем до истечения срока для добровольного исполнения исполнительного документа. Вместе с тем Президиум поддержал мнение судов, указав вслед за ними, что наложение ареста на денежные средства, находящиеся на счете, в данном случае воспрепятствовало должнику исполнить исполнительный документ в установленный для добровольного исполнения срок. При наличии таких обстоятельств Президиум подтвердил, что «…правовых оснований для взыскания исполнительского сбора не имелось». По этой причине состоявшиеся судебные акты по делу были оставлены без изменения[7].
В постановлении Президиум ВАС РФ своему выводу предпослал изложение нормы ч. 2 ст. 112 Закона[8]. Можно с большой долей вероятности предположить, что таким образом арест денежных средств на счете должника в банке Президиум ВАС РФ признал (не говоря об этом прямо) обстоятельством непреодолимой силы, в период действия которой установление исполнительского сбора незаконно. Несколько ранее к такому же выводу пришли Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд и ФАС Уральского округа по делу № А07-14901/20-09.
Приведем выдержку из постановления ФАС (с несущественными сокращениями):
«С учетом того, что… на расчетном счете общества "Бразко" (должник. — Примеч. авт.) имелись денежные средства в сумме, достаточной для исполнения требований исполнительного листа... однако находились под арестом в связи с этим исполнением, а также исполнением решений налогового органа, суд апелляционной инстанции обоснованно сделал вывод о невозможности исполнения должником требований… исполнительного документа вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств»[9].
Можно, конечно, усомниться в том, что арест денежных средств на счетах должника действительно является обстоятельством непреодолимой силы. Достаточно сослаться на уже упоминавшуюся  ч. 3 ст. 401 ГК РФ, в которой законодатель разъяснил, что отсутствие у должника необходимых денежных средств к обстоятельствам непреодолимой силы не относится. Очевидно, к таким обстоятельствам не следовало бы относить и арест денежных средств должника, состоящий, как правило, в запрещении распоряжаться этими средствами.
Так или иначе, но приведенное постановление Президиума ВАС РФ в части содержащегося в нем утверждения, что арест денежных средств, находящихся на счете должника, лишает правовых оснований взыскание исполнительского сбора, в силу постановления Пленума ВАС РФ от 14.02.2008 № 14[10] имеет прецедентное значение. Поэтому суды при аналогичных обстоятельствах обязаны вновь и вновь признавать незаконными постановления о взыскании исполнительского сбора.
Означает ли это, что данное постановление Президиума ВАС РФ, по существу, заблокировало применение судебными приставами-исполнителями норм Закона об аресте как мере, обеспечивающей исполнение исполнительного документа?
Думается, что такие предположения необоснованны. В данном случае ВАС РФ в лице своего Президиума лишь потребовал, чтобы такая обеспечительная мера, как арест, действительно обеспечивала, а не затрудняла добровольное исполнение должником исполнительного документа в установленный для этого срок.
Как это сделать?
Очевидно, судебные приставы-исполнители, возбуждая исполнительное производство по исполнительному документу имущественного характера и одновременно с этим или в период срока, предоставленного для его добровольного исполнения, арестовывая в порядке обеспечения исполнения денежные средства должника, находящиеся на счете (счетах) в банке или ином кредитном учреждении, или арестовывая иное имущество должника, должны разъяснять, что налагаемый арест не является препятствием для добровольного исполнения должником исполнительного документа.
Если по исполнительному документу взыскиваются денежные средства, то банк или иная кредитная организация должны выполнить соответствующе оформленное распоряжение должника о перечислении указанной в исполнительном документе суммы на депозитный счет подразделения судебных приставов. Если арестовывается определенное имущество, подлежащее передаче взыскателю, то не должно быть никаких препятствий для самостоятельного выполнения требования исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения.
Однако следует отметить, что в действующих в настоящее время Методических рекомендациях о порядке использования примерных форм процессуальных документов, необходимых для учета ведения, формирования и хранения материалов исполнительного производства, утвержденных приказом ФССП России от 30.01.2008, вообще отсутствует образец постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, для обеспечения исполнения исполнительного документа, а в разделе «Общие положения» названных рекомендаций (подраздел 5 «Исполнительное производство») содержится следующее указание: «В постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель предупреждает должника, что в соответствии с частью 1 статьи 80 Закона судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на его имущество».
Эта обязательная рекомендация представляется крайне неудачной: предупрежденный заранее о возможности ареста недобросовестный должник может просто сокрыть имеющиеся денежные средства и иное свое имущество. Именно по этой причине арест и иные обеспечительные меры исполняются в тот же день или, во всяком случае, не позднее следующего дня, и судебный пристав-исполнитель вправе предварительно не уведомлять о них лиц, участвующих в исполнительном производстве (ч. 6 ст. 36, ч. 2 ст. 24 Закона).
Представляется, что центральному аппарату ФССП России необходимо привести данное указание в соответствие Закону, а также направить на места рекомендации о порядке наложения ареста на денежные средства должника и другое его имущество для обеспечения исполнения требований исполнительных документов имущественного характера, которые учитывали бы судебную практику применения Закона по данным вопросам.
 
Библиография
1 Решение Арбитражного суда Белгородской области от 18.06.2009 по делу № А08-2167/2009-27; постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.08.2009 и ФАС Центрального округа от 13.11.2009  по тому же делу.
2  «Обращение взыскания на имущество состоит из его ареста (описи), изъятия и принудительной реализации» (п.  1 ст. 46).
3  «...за исключением ареста, производимого при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц» (п. 3 ч. 3 ст. 80 Закона).
4 Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 30.07.2009 по делу № А41-18848/08. 
5 Постановление ФАС Московского округа от 27.10.2009 № КА-А41/9705-09 по делу № А41-18848/08.
6 Определение ВАС РФ от 23.04.2010 № ВАС-2021/10.
7 Постановление Президиума ВАС РФ от 06.07.2010 № 2021/10. 
8 «Исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем по истечении срока, указанного в части 1 настоящей статьи, если должник не представил судебному приставу-исполнителю доказательств того, что исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств».
9 Постановление ФАС Уральского округа от 13.01.2010 № Ф09-10890/09-С2.
10 Названным постановлением внесено дополнение в виде п. 5.1 в постановление Пленума ВАС РФ от 12.03.2007 № 17 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам». В частности, третий абзац п. 5.1 гласит: «При обжаловании в апелляционном или кассационном порядке судебного акта, основанного на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, суд апелляционной или кассационной инстанции учитывает правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при оценке наличия оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта».