В.Б. МАЛИНИН,

доктор юридических наук, профессор Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ

 

Рецензия на: М.П. Редин Преступления по степени их завершенности: Моногр. — М.: Юрлитинформ, 2006. — 200 с.

 

Монография кандидата юридических наук, почетного адвоката Российской Федерации Михаила Петровича Редина посвящена теории, законодательной и правоприменительной практике уголовной ответственности (понятию, наказуемости, квалификации, назначению наказания) за преступления по степени их завершенности в российском праве: оконченное преступление, приготовление к преступлению, неполное покушение на преступление, полное покушение на преступление. Работа носит комплексный и системный характер; в ее основе лежит оригинальный подход автора: от концепции стадий совершения преступления к концепции видов преступлений по степени их завершенности, образующихся на стадиях осуществления преступного намерения (стадии умышленного создания условий для исполнения преступления и стадии исполнения преступления).

По этой проблеме написано много книг, хотя комплексных и системных работ, посвященных ей, имеются единицы[1].

Обозначенная и решенная автором проблема является одной из сложнейших и важнейших в отечественной и зарубежной уголовно-правовой науке, законодательстве и практике. Ее актуальность обусловлена целым рядом обстоятельств, к числу которых в первую очередь следует отнести достаточную степень общественной опасности неоконченной преступной деятельности и значимость противодействия с позиции предупреждения преступности в целом. Именно это вынудило законодателя выделить в Уголовном кодексе РФ отдельную главу, регулирующую вопросы, связанные с неоконченным преступлением. Среди иных обстоятельств — необходимость глубокого, всестороннего и критического анализа уголовно-правового воздействия на неоконченные преступления ввиду достаточно большой их распространенности в общем объеме криминальных явлений; потребность исследования проблемы уголовно-правового противодействия неоконченным преступлениям в свете УК РФ, который существенно изменил систему норм ответственности за них; значимость анализа уголовно-правовых аспектов неоконченной преступной деятельности в целях разработки и обоснования рекомендаций по совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения; необходимость выработки рекомендаций по применению института добровольного отказа от преступления в зависимости от стадий осуществления преступного намерения.

В современных условиях требуется осмысление, а порой и переосмысление роли уголовного закона и его регулятивных возможностей в борьбе с различными видами общественно опасного поведения, которые рассматриваются в работе.

В своей монографии М.П. Редин разумно сосредоточил внимание на наиболее злободневных аспектах темы, стараясь не повторять предшественников. Чисто академические стороны исследуемых вопросов, претерпевшие меньше всего изменений, изучены автором с позиций их подтверждения в сложившихся условиях развития российского общества.

Автора следует поддержать в его стремлении освободиться от многих давно устаревших догм, выдаваемых некоторыми юристами за традицию. Заслуживают одобрения предпринимаемые в работе попытки творчески пересмотреть скопившиеся многочисленные, но в большинстве своем однообразные и стандартизированные трактовки и оценки узловых вопросов темы.

Исследование вызывает интерес прежде всего своим нетрадиционным подходом к проблеме. Весьма интересны попытки восполнить существующие в уголовно-правовой теории пробелы, найти новые аргументы, позволяющие уточнить отдельные ее положения, давно известные и устоявшиеся в теории и правоприменительной практике, а также выявить юридическую и логическую несостоятельность отдельных положений уголовного закона. Автор умело и аргументированно отстаивает свою точку зрения, смело полемизирует с маститыми учеными, подтверждает свои выводы примерами из следственной и судебной практики.

Цель исследования автором достигнута. Это предопределило успешное решение в работе важных теоретических, нормотворческих и прикладных задач, подтверждающих научную новизну и практическую значимость исследования. Несомненным достоинством работы является то, что, будучи ориентированной на решение теоретических вопросов, она имеет ярко выраженную практическую направленность.

Автор гармонично сочетает собственные изыскания по рассматриваемой проблеме с имеющимися достижениями в области теории и практики уголовного права и смежных наук, ориентируясь на труды таких известных ученых, как В.Ф. Кириченко, А.Н. Трайнин, А.А. Герцензон, Н.Д. Дурманов, Т.В. Церетели, Н.Ф. Кузнецова, И.С. Тишкевич, Б.В. Здравомыслов, А.А. Пионтковский, В.Д. Иванов, Л.М. Колодкин, С.В. Бородин, А.В. Наумов, Т.Д. Устинова, В.В. Мальцев и др.

Научная новизна исследования определяется тем, что специальная, концептуальная, разносторонняя и широкая разработка проблем ответственности за преступления по степени их завершенности (оконченные и неоконченные преступления) в том масштабе, который удалось охватить автору, до него никем не проводилась. М.П. Редин осуществил концептуальную научную разработку проблем ответственности за преступления в зависимости от степени их завершенности с учетом стадий осуществления преступного намерения и на основе разграничения таких понятий, как «стадии осуществления преступного намерения» и «виды преступлений по степени их завершенности». Это позволило автору достичь весьма весомых результатов, составляющих научную новизну теоретических и практических выводов: заложить основы учения о стадиях осуществления преступного намерения и видах преступлений по степени их завершенности.

Структурно работа соответствует логике проведенного исследования и состоит из введения, четырех глав, заключения.

Глава 1 «Понятие оконченного преступления, его виды»[2] состоит из двух параграфов. В первом параграфе «Стадии осуществления преступного намерения» с философских позиций исследуется понятие стадий осуществления (реализации) преступного намерения. Автор понимает их как определенные этапы (их два) умышленной преступной деятельности лица, заключающиеся в умышленном создании условий для исполнения преступления и в исполнении задуманного этим лицом преступления. Здесь же автор впервые в науке уголовного права (отечественной и зарубежной) дает определения первой и второй стадий осуществления преступного намерения. Умышленное создание условий для исполнения преступления — это такая стадия осуществления преступного намерения, в результате которой лицо нападает на объект преступления. Исполнение преступления — это такая стадия осуществления преступного намерения, в процессе которой лицо совершает посягательство на объект преступления и непосредственно приводит преднамеренное в исполнение. Следовательно, эта стадия состоит из двух фаз: 1) фазы умышленных действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение преступления и 2) фазы непосредственного приведения преднамеренного в исполнение. Особо отмечается, что вторая стадия включает в себя не только общественно опасные действия (бездействие), но и наступление общественно опасного последствия.

В работе отмечается, что любая целенаправленная деятельность человека (в том числе общественно полезная) осуществляется по изложенной схеме. В качестве иллюстрации приведен весьма удачный и наглядный, а потому легко воспринимаемый читателем пример из области спорта:

· разминка спортсмена (прыгуна в длину с разбега) в секторе для прыжков, решившего показать определенный результат, — это умышленное создание условий для совершения прыжка;

· оконченное умышленное создание условий для исполнения прыжка — это выступление (нападение) прыгуна с целью достижения определенного результата;

· начало разбега — это выступление (нападение) прыгуна, сопряженное с его умышленными действиями, непосредственно направленными на исполнение прыжка;

· попадание ноги прыгуна на толчковую доску — это его посягательство с целью достижения определенного результата;

· отталкивание от доски — это посягательство прыгуна, сопряженное с непосредственным приведением им преднамеренного в исполнение;

· полет — развитие причинной связи;

· приземление — наступление желаемого результата (в случае успешного завершения прыжка).

Таким образом, стадии осуществления преступного намерения характеризуют развитие преступной деятельности во времени и пространстве, определяют динамику преступления, при которой идет постепенное нарастание общественной опасности содеянного.

Во втором параграфе «Понятие оконченного преступления, его виды» обосновывается вывод о том, что оконченными могут быть лишь преступления, совершаемые с прямым умыслом, и формулируется понятие оконченного преступления. По мысли М.П. Редина, преступление признается оконченным, если в деятельности лица по реализации преступного намерения содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ. Здесь же с учетом конструкции диспозиции конкретных составов преступлений в работе определяется момент окончания посягательств применительно к материальным и формальным составам преступлений.

Глава 2 «Понятие и наказуемость неоконченного преступления, его виды» состоит из двух параграфов.

В первом — «Понятие и наказуемость неоконченного преступления, его виды» — автор формулирует понятие неоконченного преступления, выделяет его виды. При этом М.П. Редин обоснованно считает, что в процессе осуществления преступного намерения вполне необходимо выделять три весьма важных в психологическом отношении момента, качественно характеризующих общественную опасность содеянного лицом. Первый — начало умышленного создания условий для исполнения преступления. Второй — нападение на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда, сопряженное с умышленными действиями (бездействием) лица, непосредственно направленными на исполнение преступления. Третий — непосредственное приведение преднамеренного в исполнение. Соответственно, не удавшаяся по не зависящим от лица обстоятельствам преступная деятельность на указанных стадиях и фазах является неоконченным преступлением: приготовлением к преступлению (с момента начала умышленного создания условий для исполнения преступления до момента его окончания), неполным покушением на преступление (с момента начала стадии исполнения преступления до посягательства на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда) либо полным покушением на преступление (непосредственное приведение преднамеренного в исполнение, не причинившее общественно опасного вреда).

Здесь же М.П. Редин приводит отличие неоконченного преступления от добровольного отказа от преступления и представляет новое, авторское определение добровольного отказа от преступления как одного из специфичных институтов уголовного права: окончательное и по собственной воле лица прекращение умышленного создания условий для исполнения преступления либо прекращение исполнения преступления, если это лицо в указанных случаях осознавало возможность доведения преступления до конца. Обосновывается до настоящего времени спорный, но важный вывод о возможности добровольного отказа от преступления после выполнения лицом всех, по его мнению, необходимых умышленных действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение «материального» преступления и действий (бездействия) по непосредственному приведению преднамеренного в исполнение.

Второй параграф посвящен основанию уголовной ответственности за неоконченное преступление и его наказуемости. М.П. Редин проанализировал многочисленные научные мнения об основании уголовной ответственности за неоконченное преступление. Опираясь на них и уголовный закон (ст. 8, ч. 1 ст. 14, части 2 и 3 ст. 29 УК РФ), он пришел к выводу, что основанием является совершение деяния, содержащего все признаки состава приготовления к тяжкому или особо тяжкому преступлению либо состава покушения на преступление любой тяжести, предусмотренное Особенной частью УК РФ.

К весьма существенным и новым выводам пришел автор, рассуждая о наказуемости неоконченных преступлений. Он аргументированно доказывает, что необходимо установить за неоконченные преступления действительно редуцированное наказание, поскольку действующая система, вследствие нарушения законодателем единого, равного, адекватного социальным реалиям масштаба криминализации и пенализации в уголовном законодательстве, не обеспечивает реализацию принципов равенства граждан перед законом и справедливости. В проектируемую М.П. Рединым главу 6 «Преступления по степени завершенности и их наказуемость» УК РФ предлагается ввести статью 30.2 «Наказуемость неоконченного преступления» следующего содержания:

 

Статья 30.2. Наказуемость неоконченного преступления

1. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать четверти санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

2. Срок или размер наказания за неполное покушение на преступление не может превышать половины санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части на-стоящего Кодекса за оконченное преступление.

3. Срок или размер наказания за полное покушение на преступление не может превышать трех четвертей санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

Если четверть, половина, три четверти (части 1—3 настоящей статьи) низшего предела санкции ниже минимального срока или размера, установленного для соответствующего наказания в Общей части настоящего Кодекса, назначается более мягкий вид наказания, чем предусмотрен соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

Из статьи 66 «Назначение наказания за неоконченное преступление» главы 10 УК РФ подлежат исключению части 2 и 3.

 

Неоконченные преступления по своей тяжести должны относиться к самостоятельным категориям преступлений (в соответствии с их пониженными санкциями) со всеми вытекающими более мягкими иными уголовно-правовыми последствиями за их совершение.

Глава 3 «Понятие приготовления к преступлению и ответственность за его совершение» включает в себя два параграфа. Понятие приготовления к преступлению и его признаки, отличие от обнаружения умысла исследуются в первом параграфе. На наш взгляд, следует согласиться с мнением М.П. Редина, признающего неточным понятие приготовления к преступлению, закрепленное в УК РФ. А потому им предложена собственная дефиниция анализируемого понятия: «Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий исполнения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на исполнение преступления либо иное умышленное создание условий для исполнения преступления, не доведенное до начала исполнения преступления по не зависящим от этого лица обстоятельствам». Заслуживает внимания представленная в работе совокупность объективных и субъективных признаков, характеризующая приготовление к преступлению как один из видов неоконченного преступления.

Во втором параграфе «Квалификация приготовления к преступлению и особенности назначения наказания за его совершение» дискутируется вопрос о соотношении обязательных признаков объективной стороны и умышленного создания условий для исполнения преступления, а также анализируются особенности назначения наказания за приготовление к преступлению в судебной практике. На основе изученных материалов судебно-следственной практики автор приходит к выводу, что при применении норм о неоконченной преступной деятельности наиболее распространены ошибки при квалификации неполного покушения и приготовления к преступлению. Анализ материалов судебной практики также привел М.П. Редина к выводу о том, что система наказуемости приготовления к преступлению по действующему уголовному закону не обеспечивает реализацию принципов равенства граждан перед законом и справедливости. Поэтому суды зачастую вынуждены прибегать к незаконному применению ст. 64 УК РФ.

В главе 4 «Понятие покушения на преступление и ответственность за его совершение» исследуется юридическая природа покушения на преступление (первый параграф): автор приводит его уголовно-правовой анализ, раскрывает это понятие и определяет его объективные и субъективные признаки. В полном соответствии с развиваемым автором учением о стадиях осуществления преступного намерения в работе подверглась критике существующая законодательная формулировка покушения на преступление. Представлен принципиально иной подход к изложению в УК РФ содержания данного вида неоконченного преступления. Несомненным достоинством работы является впервые предложенная М.П. Рединым в уголовно-правовой науке редакция нормы, закрепляющей новое уголовно-правовое содержание покушения на преступление как вида неоконченного преступления: «Покушением на преступление признается умышленное создание лицом условий для исполнения преступления, сопряженное с умышленными действиями (бездействием), непосредственно направленными на исполнение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

Это так называемое генетическое определение понятия. Особый научный и практический интерес представляет анализ отличия покушения на преступление от приготовления к преступлению и от оконченного преступления.

Во втором параграфе «Виды покушений на преступление» М.П. Редин предлагает принципиально иную классификацию покушений на преступление в зависимости от объема деятельности виновного на второй стадии осуществления преступного намерения. Исходя из филологического анализа, он также обосновывает предложение о замене терминов «оконченное» и «неоконченное» покушение на «полное» и «неполное» соответственно. Здесь же автор формулирует понятия этих видов покушений на преступление. Далее обосновывается отсутствие необходимости выделять в законе так называемое «негодное покушение».

Параграф третий — «Квалификация покушения на преступление и особенности назначения наказания за его совершение» — имеет важное практическое значение. Автор выявляет ряд недостатков, затруднений, спорных вопросов и предлагает свое научно обоснованное решение, касающееся квалификации покушения на преступление без ссылки на ч. 3 ст. 30 УК РФ, отличия покушения на преступление от приготовления к преступлению, установления вида умысла при квалификации покушения на преступление, отличия покушения на преступление от смежных преступлений, определения момента окончания преступления, квалификации единых преступлений при частичном наступлении вреда. Сделан вывод о том, что система наказуемости покушения на преступление по действующему уголовному закону не обеспечивает реализацию принципов равенства граждан перед законом и справедливости, вследствие чего суды зачастую вынуждены незаконно применять ст. 64 УК РФ.

В заключении автор перечислил обоснованные им в работе исходные научные положения концепции совершенствования законодательства об ответственности за преступления по степени их завершенности. Представлено авторское видение нормативных положений главы 6 УК РФ, которую М.П. Редин предлагает озаглавить «Преступления по степени завершенности и их наказуемость».

Столь основательное оригинальное и самостоятельное научное исследование позволило автору сформулировать ряд уже указанных интересных и отличающихся новизной предложений о наиболее перспективных путях совершенствования уголовного законодательства.

Практическая значимость работы определяется тем, что содержащиеся в ней положения, выводы и предложения научно обоснованы и могут быть использованы в деятельности по совершенствованию уголовного законодательства. Кроме того, отстаиваемые в работе положения по вопросам квалификации приготовления и покушения на преступление, добровольного отказа могут быть использованы при подготовке методических рекомендаций для судей, органов юстиции, а также для научно-теоретического анализа.

Результаты исследования могут использоваться в учебном процессе при изучении курса уголовного права и являются научным потенциалом для дальнейшей разработки проблем уголовной ответственности не только за преступления по степени их завершенности, но и за преступления, совершаемые с прямым умыслом.

Работа написана хорошим литературным языком, легко и с интересом читается. Ее основные положения достаточно аргументированны, выводы вполне убедительны и репрезентативны.

После ознакомления с фундаментальным исследованием М.П. Редина становится очевидным, что в уголовном праве в целом решена проблема уголовной ответственности за преступления по степени их завершенности, поскольку в ее решение положены разработанные автором на прочной методологической базе основы учения о стадиях осуществления преступного намерения и видах преступлений по степени их завершенности.

Не будет преувеличением сказать, что использование в уголовном законотворчестве и правоприменении указанного учения — это ключ для повышения эффективности законодательства об ответственности за преступления, совершаемые с прямым умыслом. Однако полное использование его еще впереди.

Это учение применимо также к институту соучастия в преступлении, законодательному конструированию состава необходимой обороны (ст. 37 УК РФ)[3], ряда составов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, при конструировании которых законодатель использовал термины «нападение» (статьи 162[4], 209[5], 227, 340, 360[6]) и «посягательство» (статьи 277, 295, 317[7]).

Изложенное дает нам полное основание рекомендовать рецензируемую монографию для внимательного ознакомления прежде всего тем, кто профессионально занимается уголовно-правовой наукой, законодательством и практикой его применения, а также студентам учебных заведений юридического профиля, так как она поистине является и кладезем новых знаний, и научным потенциалом, импульсом для дальнейшей разработки проблем уголовной ответственности не только за преступления по степени их завершенности, но и за преступления, совершаемые с прямым умыслом.

Представляется, что выход в свет работы М.П. Редина знаменует собой большую победу научного новаторства, так трудно пробивающего себе дорогу. Хотелось бы, чтобы подобные оригинальные и фундаментальные научные работы появлялись чаще.

 

Библиография

 

1 К фундаментальным и наиболее известным работам следует отнести следующие: Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. — М., 1955; Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. — М., 1958; Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву (понятие и наказуемость). — М., 1958; Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. — СПб., 2002.

2 Следует отметить, что название этой главы уже ее содержания, поскольку в ней, кроме понятия оконченного преступления и его видов, рассмотрены также стадии осуществления преступного намерения.

3 См.: Редин М.П. О конструкции состава необходимой обороны (статья 37 Уголовного кодекса РФ) // Современное право. 2006. № 2. С. 47—53.

4 См.: Он же. Учение о стадиях осуществления преступного намерения: его сущность, использование в законотворчестве и правоприменении // Мат. I Всерос. конгресса по уголовному праву, посв. 10-летию Уголовного кодекса Российской Федерации. — М., 2006. С. 505.

5 См.: Он же. О толковании признака «нападение» в составе бандитизма и момента окончания преступления // Государственная граница, организованная преступность, закон и безопасность России / Под общ. ред. проф. А.И. Долговой. — М., 2005. С. 142—148.

6 См.: Он же. Учение о стадиях осуществления преступного намерения... С. 505—506.

7 См.: С. 24—28, 40—41, 45—46 рецензируемой монографии; Он же. О конструкции составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 277, 295, 317 УК РФ // Следователь. 1999. № 2. С. 30—32.