УДК 342.56
А.Б. КИРЕЕВ,
 соискатель кафедры теории и истории государства и права Белгородского университета потребительской кооперации
 
Понятие судебно-правовой политики достаточно часто используется в юридической учебной и научной литературе, однако его содержание и сущность толкуются учеными весьма неоднозначно. Главной причиной такого положения является то, что нет единства в понимании сущности родового понятия — правовой политики. Оставляя за рамками настоящей публикации этот вопрос[1], остановимся на базовых характеристиках — признаках и принципах судебно-правовой политики.
 
Исходя из понимания судебной политики как более узкого по сравнению с судебно-правовой политикой понятия, рассмотрим последнюю в качестве сложноструктурированного, системного и многоуровневого явления, базирующегося на нормах Конституции РФ, законах и подзаконных актах, общепризнанных принципах и нормах международного права.
При этом предназначение судебно-правовой политики, на наш взгляд, состоит в выработке и практической реализации комплекса идей, мер, задач, программ именно в сфере судебной деятельности. Предметом же судебной политики являются идеи, суждения, правовые позиции, властные предписания и веления, что находит свое отражение в актах судебной власти.
Отсюда и достаточно широкий круг субъектов формирования и осуществления судебно-правовой политики, разнообразие форм реализации.
Четкая, последовательная, научно обоснованная и понятная для населения судебно-правовая политика является залогом многих позитивных тенденций в обществе: возрастания авторитета судебной власти, повышения доверия к государственным структурам и уважения демократических ценностей общества (верховенства закона, частной собственности, неприкосновенности личной жизни и т. п.), что в конечном счете способствует законному и обоснованному разрешению судебных дел.
Поэтому важным представляется выяснение всего объема признаков судебно-правовой политики, определяющих ее своеобразие среди иных разновидностей правовой политики, а также ее принципов, являющихся идеологическими основаниями осуществления судебно-правовой политики, которые обеспечивают стабильность и непротиворечивость.
На наш взгляд, к признакам судебно-правовой политики относятся:
— публичность, официальность, властно-императивное содержание. Судебно-правовая политика осуществляется посредством процессуальной деятельности публичными органами власти — судами и опирается при необходимости на государственное принуждение. Эта ее особенность вытекает из свойств государственной политики в целом; обязательность ее предписаний основывается на тех же инструментах, что и государственная власть вообще;
— объединяющее начало, направленное на позитивное развитие общества. Судебно-правовая политика носит практически деятельностный, сознательно активный характер и направлена на позитивное преобразование окружающей правовой действительности. Ее реализация сопряжена с поиском наиболее оптимальных форм, способов и средств разрешения правовых конфликтов в целях улучшения качества общественной жизни, устранения или ослабления негативных проявлений в ней;
— управление делами общества на основе соблюдения и сочетания интересов личности, общества и государства[2]. Возвышаясь над частными интересами отдельных лиц, она разрешает споры, проблемные вопросы и конфликты, имеющие отношение (прямое или косвенное) ко всем членам общества. В известном смысле судебно-правовая политика дистанцируется от политики конкретных политических сил (партий, движений, госструктур, лидеров), составляющих в тот или иной момент большинство в представительных органах власти;
— нормативно-организационное начало. Стабильность судебно-правовой политики обеспечивается действием соответствующих нормативных актов (законов о судоустройстве, о судебной системе, об арбитражных и военных судах), процессуальных актов (ГПК РФ, АПК РФ, УПК РФ, КоАП РФ), концептуальных актов (Концепции судебной реформы 1991 года, концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007—2011 годы») и т. д.;
— сложная структура, динамичность и обусловленность различными и многообразными внутренними и внешними факторами. Так, факторы, влияющие на ее содержание, можно условно подразделить на три группы: факторы, отражающиеся в решениях вышестоящих судов, определяющих желаемое направление судебно-правовой политики и реализуемых через кассационные и надзорные судебные постановления по конкретным делам; факторы, влияющие на профессиональное правосознание судейского корпуса и его качественный состав; факторы, характеризующие финансовое и материально-техническое обеспечение судов, т. е. реальные условия, в которых работают судьи[3];
— своеобразие субъектного состава судебно-правовой политики при сохранении особого положения среди них государства как обладающего самыми эффективными рычагами воздействия и одновременно самыми значительными полномочиями по ее реализации. С одной стороны, основным ее субъектом выступает государство в лице судебных органов; с другой стороны, ее реальное наполнение зависит от господствующего мнения в судейском корпусе, от распространенности в нем тех или иных взглядов (на роль судьи в процессе, на приоритет интересов тех или иных субъектов в нем, на социальное предназначение суда, наказания, на функции юридической ответственности и т. д.)[4]; с третьей стороны, иные субъекты правовой политики (государственные и общественные деятели, крупные ученые, журналисты) также могут влиять на содержание судебно-правовой политики (хотя, конечно, не в такой значительной степени, как ее ведущие субъекты);
— правовой характер. Деятельность современного суда основана на праве и жестко связана им[5]; право же есть категория реальности, закрепленная в законодательстве. Данный признак проявляется и в том, что судебно-правовая политика осуществляется с помощью правовых средств[6]. С наиболее общих позиций понятие «правовые средства» позволяет обобщить все те явления (инструменты и действия), которые призваны обеспечивать достижение поставленных в законодательстве целей. В общей теории права правовые средства рассматриваются как правовые явления, выражающиеся в инструментах (установлениях) и деяниях (технологии), при помощи которых удовлетворяются интересы субъектов права, обеспечивается достижение социально полезных целей[7].
Важным для характеристики судебно-правовой политики является и то, что она жизнеспособна только в случае ее единства на общегосударственном уровне, т. е. носит масштабный характер. Единство судебно-правовой политики обеспечивается единством судебной системы, судоустройственного и судопроизводственного законодательства, едиными квалификационными требованиями к судьям, запретом на вмешательство в деятельность суда, игнорированием национальных, расовых признаков, социального статуса, религиозных предпочтений субъектов правоотношений в судебной сфере и иными гарантиями независимости суда и равенства граждан перед судом.
Названные признаки в своей совокупности позволяют в достаточной мере охарактеризовать судебно-правовую политику как разновидность правовой политики и важнейший политико-правовой институт современного российского общества.
Сущностное, качественное наполнение судебно-правовой политики определяется через ее принципы.
Принципами судебно-правовой политики являются основополагающие идеи, определяющие общие подходы гражданского общества и государственной власти к стратегически ориентированной деятельности в судебной сфере. Они вытекают из объективных закономерностей правового воздействия, его предназначения и направленности, призваны унифицировать характер целенаправленного воздействия суда на общественные отношения при помощи правовых средств, а также служить критериями оценки правильности предпринимаемых судебных решений.
Принципы судебно-правовой политики характеризуются тем, что они, с одной стороны, соответствуют принципам правовой политики и права, а с другой, обладают определенными особенностями, обеспечивающими их развитие, распространение на все разновидности судопроизводств (процессов), способствующими единству и стабильности судебной сферы российского государства[8].
С учетом точек зрения современных ученых, назовем в качестве принципов судебно-правовой политики следующие: социально-политическая обусловленность; демократичный характер; приоритетность прав и основных свобод человека и гражданина; согласованность с международными стандартами правового регулирования при учете национальных интересов; связанность общими принципами права (справедливость, гуманность, обеспечение формального равенства и т. д.); учет нравственно-ценностных устоев и культурных традиций общества; легитимность; гласность; научная обоснованность; целенаправленность; планомерность и последовательность; эволюционный характер; комплексность и сбалансированность; системность и согласованность; стабильность и предсказуемость; прогностичность; реалистичность, экономичность и оптимальность; сочетание механизмов управления и самоорганизации.
Таким образом, принципами судебно-правовой политики являются базовые, основополагающие идеи, которые определяют стратегию государства в регулировании общественных отношений, возникающих в судебной сфере, с помощью правовых средств в целях построения правового государства и создания гражданского общества.
Изложенное позволяет определить судебно-правовую политику как деятельность государственных и негосударственных органов и лиц, основанную исключительно на праве и осуществляемую с помощью юридических средств для эффективного функционирования механизма правового регулирования в целях создания правового государства, построения гражданского общества, выработки правовых идей, реализуемых в сфере организации и осуществления судебной власти.
 
Библиография
1 О понятии и содержании правовой политики и ее соотношении с судебно-правовой автор настоящей статьи изложил свое мнение в следующих публикациях: Киреев А.Б. Правовая политика: ее признаки и принципы // Актуальные проблемы и перспективы развития российской кооперации: Материалы регион. науч.-практ. конф. 24—25 апреля 2007 г. В 7 ч. Ч. 1. — Белгород, 2007; Он же. К вопросу о сущности правовой политики // Научные труды кафедры государственно-правовых дисциплин юридического факультета Пятигорского государственного технологического университета. № 2. — Пятигорск, 2007; Он же. Судебно-правовая политика: понятие и сущность // Проблемы российского федерализма. Материалы круглого стола в Белгородском юридическом институте МВД РФ (24.10.2007). — Белгород, 2008.
2 См.: Исаков Н.В. Правовая политика России: теоретические аспекты / Под ред. А.В. Малько. — Саратов, 2003. С. 101.
3 Как пишет А. Барак, выбор судьи, который он делает исходя из представленных законом вариантов, определяется мировоззрением судьи, которое основывается на его житейском опыте, социальных принципах, его понимании судебной функции и иных обстоятельствах. См.: Барак А. Судейское усмотрение. — М., 1999. С. 158—161.
4 При этом судейское сообщество вправе высказывать свою позицию (которая может и не совпадать с официальной позицией верховной власти, в том числе и высших судов) по важным вопросам, затрагивающим судебную власть, через органы судейского сообщества.
5 См.: Матузов Н.И. Правовая политика как важнейшая проблема российской юридической науки // Правовая политика: от концепции к реальности / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. — М., 2004. С. 9; Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. — Саратов, 2003. С. 213.
6 О правовых средствах см.: Трубников Н.Н. О категориях «цель», «средство», «результат». — М.: Высшая школа, 1967; Алексеев С. С. Правовые средства: постановка проблемы, понятие, классификация // Советское государство и право. 1987. № 6; Малько А.В. Правовые средства: вопросы теории и практики // Журнал российского права. 1998. № 8; Нырков В.В. Поощрения и наказания как средства реализации правовой политики // Правовая политика и правовая жизнь. 2001. № 3; Беляев В.П., Крохина Ю.А. Контроль как средство реализации финансово-правовой политики // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Вып. 22. Тольятти, 2002; Беляев В.П. Государственный надзор как средство реализации правовой политики // Российская правовая политика: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. — М.: Норма, 2003; Малько А.В., Шундиков К.В. Указ. соч.; Мецаев Б. К. Контроль как средство правовой политики // Правовая политика и правовая жизнь. 2003. № 2; Краснов А.В. Законный интерес как средство реализации правовой политики // Там же. 2005. № 2 и др.
7 См.: Малько А.В. Указ. ст. С. 69.
8 См.: Титенко Ю. А. Принципы, виды и механизм реализации российской правовой политики: общетеоретический аспект: Дис. … канд. юрид. наук. — Тамбов, 2007. С. 9—10.