УДК 347.72.031 

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №8 2011 Страницы в журнале: 81-89

 

И.И. ХУЗИН,

соискатель кафедры частного права Российского государственного гуманитарного университета, заместитель директора правового центра ГУП «Мосавтотранс»

 

Статья посвящена вопросу признания недействительными решений органов управления хозяйственных обществ. Дается ряд рекомендаций по совершенствованию законодательства.

Ключевые слова: акционер, признание, недействительное решение, управление.

 

Acknowledgement as invalid the decisions of organs of management of companies

 

Khuzin I.

 

The article is devoted to the acknowledgement as invalid the decisions of organs of management of companies. It is given a few recommendations to improve the legislation.

Keywords: shareholder, acknowledgement, invalid decision, management.

 

Признание недействительными решений органов управления хозяйственного общества является одним из самых действенных инструментов защиты прав и законных интересов участников этого общества. Данный вопрос изучен в науке достаточно хорошо. Попытаемся обобщить результаты исследований и привести рекомендации по улучшению действующего российского законодательства.

Основаниями для признания решения общего собрания участников общества недействительным являются: нарушение законодательства или устава общества при принятии решения, возможность влияния голосования участника общества на результаты голосования, причинение решением убытков участнику общества — заявителю (п. 7 ст. 49 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО), пункты 1 и 2 ст. 43 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО)). Ранее предполагалось, что для признания решения недействительным необходимо одновременное наличие всех этих обстоятельств (даже при существенности нарушения)[1]. Однако ВАС РФ указал, что существенность нарушения является самостоятельным и достаточным основанием признания недействительным решения участников общества и при отсутствии других условий (в частности, возможности влияния голосования участника общества на результаты голосования)[2]. Кроме того, в п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об акционерных обществах”» (далее — Постановление № 19) подразумевается, что для отказа в соответствующем иске необходимо отсутствие совокупности вышеперечисленных условий, включая существенность нарушения законодательства или устава общества. Соответственно, наличие одного из них уже является основанием для признания решения общего собрания участников общества недействительным. Однако к позиции ВАС РФ следует подходить с осторожностью, потому что он постоянно меняет свою практику. Поэтому при обращении в суд следует исходить из необходимости наличия вышеперечисленных условий в совокупности. В.И. Добровольский также отмечал несовершенство указанных норм закона, приводящих к очень высокой степени субъективности судебных решений, и предложил законодательно закрепить правило о том, что при отсутствии совокупности вышеуказанных условий (включая существенность нарушения законодательства или устава общества) решение общего собрания акционеров не может быть признано недействительным[3]. Предлагается при создании спорных норм закона прибегнуть к более прямолинейным формулировкам (т. е. закрепить, при каких условиях решение может быть признано недействительным) и не идти от обратного, пытаясь затем с помощью логики понять, что же в этих нормах имелось в виду на самом деле.

Участник общества вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением, только если он не принимал участия в общем собрании участников общества или голосовал против обжалуемого решения и это решение нарушило его права и (или) законные интересы (в том числе причинило убытки). Такая формулировка закона предполагает необходимость приложения к иску доказательств оснований для обращения в суд.

Акционер, который присутствовал на общем собрании акционеров, но не голосовал на нем, не имеет права обжаловать принятые на данном собрании решения[4].

В суд вправе обратиться только лицо, которое являлось участником общества как на момент принятия оспариваемого решения органа управления обществом, так и на момент подачи иска и принятия судебного решения[5]. Право на обжалование решений общего собрания участников ООО не переходит к новым участникам общества в порядке правопреемства[6]. Такая позиция судов находит поддержку у ряда исследователей[7], но есть и критики. Так, Т.Д. Чепига полагает, что если на момент продажи акций акционер имел право на обжалование действий общества, то это право переходит к новому акционеру в составе переданного комплекса прав на акции, принадлежащие отчуждателю[8]. Л.И. Савенко придерживается той же точки зрения, обосновывая ее ссылкой на ст. 146 ГК РФ, согласно которой к приобретателю акций переходят все права, удостоверенные акцией. По его мнению, это означает, что при переходе прав на акции по различным основаниям к новому владельцу переходит такой же объем прав, который принадлежал правопредшественнику, включая право на обжалование решений органов управления общества[9]. К.В. Нам считает данную позицию правильной лишь частично: нельзя отрицать право нового акционера на оспаривание решения органа управления общества, принятого ранее приобретения им акций, но это право он может реализовать только в том случае, если его интересы нарушаются спорным решением непосредственным образом. Например, могут быть случаи, когда совет директоров, не желая появления в составе акционеров нового лица, может незадолго до приобретения этим лицом акций принять (с нарушением закона) решение о дополнительной эмиссии акций на невыгодных для нового акционера условиях  либо решение о крупной сделке или сделке с заинтересованностью, направленной на вывод активов из общества. Очевидно, что права и как минимум законные интересы нового акционера будут нарушены. Члены совета директоров, как правило, действуют по указанию избравших их акционеров, которые, естественно, не будут обжаловать такое решение. Если же применять временной критерий, то подобное незаконное решение совета директоров не будет обжаловано ни новым акционером (хотя очевидно, что его права и законные интересы нарушены), ни иными акционерами, которые заинтересованы в этом решении[10]. Г.П. Чернышов полагает, что сложившаяся судебная практика соответствует закону, но считает необходимым изменить закон, предоставив право оспаривания решений органов управления общества новым участникам общества. Подход К.В. Нама является наиболее взвешенным, однако его выводы целесообразно применять при оспаривании не решений органов управления общества, а крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

В законе понятие «существенное нарушение» не раскрывается, поэтому суд в каждом конкретном случае по своему усмотрению дает оценку допущенным нарушениям на предмет их существенности.

Попытку дать примерный перечень существенных нарушений в акционерном обществе сделал ВАС РФ. В пункте 24 Постановления № 19 указывается, что к нарушениям закона, которые могут служить основаниями для удовлетворения соответствующих требований, относятся: несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания (п. 1 ст. 52 Закона об АО); непредоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст. 52); несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования (п. 2 ст. 60) и др.

Согласно п. 26 Постановления № 19 если стороны, участвующие в судебном споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров и при этом судом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания (п. 3 ст. 48 Закона об АО), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (пункты 2, 4 ст. 49, пункты 1—3 ст. 58) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (п. 6 ст. 49), суд долж