К.Н. ИГОЛКИНА,
аспирант кафедры организации деятельности службы судебных приставов и исполнительного производства РПА Минюста России, адвокат, экс-начальник ОСП Ленинского района УФССП России по Владимирской области
 
Правильному и эффективному применению мер принудительного исполнения в рамках исполнительного производства может и должен служить четкий процессуально-правовой механизм взыскания исполнительского сбора.
Однако природа исполнительского сбора мало изучена, а правоприменительная практика отличается даже в судебных органах одного и того же субъекта Федерации.  
 
Исполнительский сбор стоит особняком от судебных и административных штрафов, имеет черты гражданско-правовой ответственности и уж никак не может быть отнесен к разновидности госпошлины и судебных расходов вообще. Более того, он не относится и к сборам как таковым (в контексте налогового законодательства и Конституции РФ).
Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон) определяет исполнительский сбор  как денежное взыскание, налагаемое на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, который установлен для его добровольного исполнения, а также в случае неисполнения документа, подлежащего немедленному исполнению (в течение суток). Исполнительский сбор зачисляется в федеральный бюджет.
Исполнительский сбор относится к мерам принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства. Эта мера представляет собой санкцию штрафного характера, т. е. «возложение на должника обязанности произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности, возникающей в связи с совершенным им правонарушением в процессе исполнительного производства»[1].
В соответствии с ч. 3 ст. 110 Закона исполнительский сбор уплачивается за счет денежных средств, поступивших на депозитный счет подразделения судебных приставов при исполнении содержащихся в исполнительном документе требований имущественного характера, после удовлетворения в полном объеме требований взыскателя и возмещения расходов по совершению исполнительных действий.
Методическими рекомендациями о порядке действий судебного пристава-исполнителя при исполнении исполнительных документов, взыскателем по которым является ФССП России и ее территориальные органы (утв. директором ФССП России — главным судебным приставом РФ Н.А. Винниченко)[2] установлено, что «в соответствии с положениями статей 112—114, 116 Закона Федеральная служба судебных приставов в лице территориальных органов является взыскателем по… постановлению судебного пристава-исполнителя о взыскании с должника исполнительского сбора».
Этими же рекомендациями определен порядок возбуждения отдельных исполнительных производств по взысканию исполнительского сбора, поскольку постановление о взыскании исполнительского сбора рассматривается как самостоятельный исполнительный документ.
К наиболее важным вопросам исполнительного производства сейчас можно отнести следующие: каким образом судебному приставу исполнять требования постановления о взыскании исполнительского сбора после возбуждения дела о банкротстве? в каком случае требования по уплате исполнительского сбора являются текущими? когда возникает обязательство по уплате исполнительского сбора? учитывается ли при этом погашение должником основной задолженности?
Специалисты ФССП России объясняют это тем, «что Закон установил специальный порядок правового регулирования правоотношений, складывающихся в сфере исполнения юрисдикционных актов после введения в отношении должника-организации или должника — индивидуального предпринимателя процедур банкротства. Ранее действовавшее законодательство об исполнительном производстве исключало возможность исполнения исполнительных документов судебными приставами-исполнителями после возбуждения дела о банкротстве»[3].
В настоящее время исполнение исполнительных документов о взыскании текущих платежей отнесено к компетенции ФССП России на всех стадиях банкротства.
Понятие «текущие платежи» в рамках дела о банкротстве раскрывается в ст. 5 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве): «Под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства».
Пунктом 17 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009  № 59 «О некоторых вопросах практики применения федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае возбуждения дела о банкротстве» предписано: «Судам необходимо учитывать, что исходя из определения понятия обязательного платежа... исполнительский сбор относится к обязательным платежам».
Федеральная служба судебных приставов предлагает при решении вопроса о характере платежа и отнесении его к текущим руководствоваться положениями ст. 5 Закона о банкротстве, постановлением Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве», а также сложившейся судебной практикой.
Требования по взысканию исполнительского сбора, расходов по совершению исполнительных действий, штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем, «появившиеся после даты принятия заявления о признании должника банкротом, относятся к требованиям о взыскании текущих платежей и исполняются в порядке, предусмотренном Законом об исполнительном производстве.
Требования по взысканию исполнительского сбора, расходов по совершению исполнительных действий, штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем, появившиеся до даты принятия заявления о признании должника банкротом, должны быть включены в реестр требований кредиторов»[4].
В связи с изложенным предлагаем рассмотреть ситуацию, когда все действия пристава проведены в точном соответствии с судебной практикой и указанными рекомендациями, но исполнительский сбор взыскан раньше удовлетворения требований взыскателя; более того, перспектива удовлетворения требований взыскателя невелика.
В ходе исполнительного производства взыскатель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. В рамках дела о банкротстве должника в суд поступило требование налогового органа о включении в реестр требований кредиторов задолженности по уплате исполнительского сбора. Судом установлено, что постановление о взыскании исполнительского сбора вынесено судебным приставом после принятия дела о банкротстве к производству суда. Руководствуясь требованиями п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве, суд отнес задолженность по исполнительскому сбору к текущим платежам, возникшим после принятия дела к производству судом. Производство о включении задолженности по исполнительскому сбору в реестр требований кредиторов судом прекращено. Судебный пристав-исполнитель получил указание о незамедлительном взыскании исполнительского сбора за счет денежных средств на расчетных счетах должника.
Эта позиция суда полностью согласуется с положениями постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59, из которого следует, что исполнительский сбор относится к текущим платежам, если постановление вынесено судебным приставом-исполнителем после даты принятия судом заявления о признании должника банкротом.
С учетом сложившейся практики в рамках уже иного исполнительного производства тот же судебный пристав-исполнитель, зная о намерениях взыскателя, выждал время и вынес постановление о взыскании исполнительского сбора после принятия судом заявления о признании должника банкротом, превратив его таким образом в текущий платеж. Исполнительский сбор был взыскан за счет денежных средств должника, тогда как арбитражный управляющий только приступил к консолидации долгов должника, и требования взыскателя по исполнительному листу исполнены не были.
Подобная практика противоречит утверждению, что «усмотрение судебного пристава-исполнителя должно быть соразмерным, отвечающим принципу справедливости»[5]. Такое усмотрение может привести к исполнению требований взыскателя уже после взыскания исполнительского сбора и нарушению Закона.
Считаем, что описанная  ситуация стала возможна в связи с отсутствием в Законе правовой нормы, регламентирующей срок вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, а также непониманием  судебными приставами правового режима исполнительского сбора в рамках процедуры банкротства, а именно: только ли дата вынесения постановления делит требования о взыскании исполнительского сбора на текущие и реестровые в деле о банкротстве?
Свобода действий предоставлена судебному приставу-исполнителю при определении момента вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора. Основное условие — он не может вынести постановление раньше истечения срока на добровольное исполнение исполнительного документа.
Представляется, что таким образом законодатель обозначил лишь начало срока (постановление о взыскании исполнительского сбора, вынесенное ранее установленных сроков на добровольное исполнение, будет незаконным).
Суды спокойно воспринимают случаи длительного невынесения самого постановления о взыскании исполнительского сбора, указывая, что «Закон не устанавливает срок, в течение которого судебный пристав-исполнитель имеет право принять постановление о взыскании исполнительского сбора. Взыскание судебным приставом-исполнителем исполнительского сбора не является наказанием в смысле, придаваемом понятию "наказание" Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Статьей 4.5 названного Кодекса установлена давность привлечения лица к указанному в нем административному наказанию, к которому взыскание исполнительского сбора не относится»[6].
Авторский коллектив последнего комментария к Закону предположил, «что этот срок не может превышать трех дней, предоставляемых  Законом на решение вопроса о возбуждении исполнительного производства.
В данном случае такой срок необходим для установления тождества причин неисполнения исполнительного документа, доказательства о которых представил должник, непреодолимой силе»[7].
Мы полностью согласны с мнением Л.В. Белоусова о том, что «неустановление Законом срока, в течение которого судебный пристав-исполнитель вправе вынести постановление о взыскании исполнительского сбора, создает правовую неопределенность во взаимоотношениях между должником и взыскателем исполнительского сбора»[8].
Чтобы достичь  определенности по второму вопросу, считаем возможным применить положения п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63,  который предлагает принимать во внимание следующее:
«Требование о применении мер ответственности за нарушение денежных обязательств, относящихся к текущим платежам, следуют судьбе указанных обязательств.
Требования о применении мер ответственности за нарушение денежных обязательств, подлежащих включению в реестр требований кредиторов, не являются текущими платежами».
 Мерами ответственности в нашем случае можно назвать применение исполнительского сбора к должнику «как основание ответственности за нарушение обязательств в рамках исполнительного производства, в том числе при нарушении сроков добровольного исполнения судебного акта»[9].
Такая позиция полностью согласуется с судебной практикой арбитражных судов.   В частности, определением ВАС РФ от 10.06.2010 № ВАС-7292/10 по делу № А76-10642/2009-44-174 Управлению ФССП России по Челябинской области отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ. Суд указал, что, «принимая во внимание определение от 30.06.2009, которым основное требование не относится к текущим платежам и включено в реестр требований кредиторов... суды пришли к выводу, что судебный пристав-исполнитель неправомерно возбудил исполнительное производство по  взысканию исполнительского сбора».
В заключение стоит отметить, что, несмотря на безусловный положительный эффект принятия пленумами ВАС РФ постановлений и методических рекомендаций, разъясняющих отдельные вопросы применения Закона об исполнительном производстве и Закона о банкротстве в части регулирования принудительного взыскания исполнительского сбора после возбуждения дела о банкротстве, устранены далеко не все проблемы, возникающие в процессе исполнительного производства на стадии банкротства должника.
 
Библиография
1 Постановление КС РФ от 30.07.2001 № 13-П «По делу о проверке конституционных положений  подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества "Разрез "Изыхский"».
2 Письмо ФССП России от 24.11.2008 № 12/01-15655-НВ.
3 Оленьчева А.Н. О некоторых вопросах принудительного исполнения после возбуждения дела о банкротстве// Практика исполнительного производства.  2009. № 5. С. 17.
4 Методические рекомендации по исполнению исполнительных документов при введении в отношении должника процедур банкротства (утв. и.о. директора Федеральной службы судебных приставов — главного судебного пристава Российской Федерации С.В. Сазановым  30.06.2010 № 02-1).
5 Валеев Д.Х. Система принципов в исполнительном производстве // Исполнительное право. 2009. № 1. С. 4—11.
6 Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 26.09.2008; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.01.2009 № Ф04-8232/2008(19042-А67-46) по делу № А67-2450/08. То же дело с теми же участниками: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.01.2009 № Ф04-145/2009(19468-А67-46) по делу № А67-2451/08.
7 Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» и практике его применения / Л.В. Белоусов, А.В. Закарлюка, М.А. Куликова, И.В. Решетникова, Е.А. Царегородцева. — М., 2009.  С. 294.
8 Белоусов Л.В. О сроках совершения действий по взысканию исполнительского сбора: практика применения Федерального закона  «Об исполнительном производстве» // Практика исполнительного производства. 2009. № 6. С. 18.
9 Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21.05.2010 по делу № А33-815/2010.