УДК 343.263.2
 
Ю.Н. ШАПОВАЛОВ,
 кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин Ставропольского института им. В.Д. Чурсина,
 
П.В. ШМЫГАЛЕВА,
старший преподаватель Ставропольского  института им. В.Д. Чурсина
 
Эффективность домашнего ареста обусловливается целым рядом причин. Основное ограничение при применении домашнего ареста связано со свободой передвижения. Такое ограничение не должно прерывать обычных занятий подозреваемого или обвиняемого. Расходы, связанные с применением домашнего ареста, могут возмещаться как за счет государства, так и за счет самого арестованного, в зависимости от его материального положения.
Ключевые слова: домашний арест, ограничение свободы передвижения, надзор за подозреваемым (обвиняемым).
 
The effectiveness of the house arrest is conditioned by the number of components. The main limitation in application of house arrest is connected with freedom of movement. Such limitations mustn`t interrupt the usual activity of a suspect or an accused. The expenses connected with the applications of house arrest are to be compensated at the expense of the state or the arrestee depending of his finducial  position.
 
Эффективность домашнего ареста обусловливается целым рядом причин. Без фактического анализа всей процедуры применения домашнего ареста невозможно оценить его значимость. Следует отметить, что порядок применения домашнего ареста наименее урегулирован отечественным законодательством.
В ст. 107 УПК РФ  определено, что домашний арест заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете общаться с определенными лицами, получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры, используя любые средства связи.
Основное ограничение, связанное с применением данной меры пресечения, состоит в том, что лицо, в отношении которого эта мера избрана, ограничен в свободе передвижения. Такой человек не вправе без разрешения соответствующего уполномоченного на то органа или должностного лица покидать место своего постоянного или временного проживания.
Статья 107 УПК РФ не содержит правила о закреплении исполнения домашнего ареста в отношении подозреваемого или обвиняемого по конкретному адресу, что, на наш взгляд,
является упущением и вызывает немало вопросов[1].
Может ли подозреваемый или обвиняемый, подвергнутый домашнему аресту, покидать место постоянного или временного жительства?
Если — да, то далеко ли он может удаляться от жилища, как часто, на какое время? Вправе ли он посещать работу, учебу, поликлинику, магазин, детские учебные учреждения и иные места, если возникнет такая необходимость? Следует ли каждый раз спрашивать разрешения у следователя, дознавателя, либо всеми этими хозяйственными и бытовыми делами необходимо заниматься под присмотром какого-то надзирающего органа? Существуют ли исключительные случаи для возможности выхода из жилища?
В теории бытует мнение, что ограничения, связанные с избранием домашнего ареста, не должны прерывать обычных занятий подозреваемого или обвиняемого. Так, запреты не могут распространяться на посещения мест работы или учебы, магазинов, рынков для приобретения необходимых продуктов питания, а также поликлиники и аптеки, но при этом возможно временно ограничить данные занятия запретом покидать место своего жительства более чем на 3 часа. Вместе с тем ограничения должны быть распространены на посещение мест отдыха и развлечений (ресторанов, кафе, дискотек, театров, концертных залов и т. д.), а также на посещение своих родных и знакомых (хотя возможны исключения, например, подозреваемый или обвиняемый может посетить своих престарелых родителей, которые нуждаются в его помощи)[2].
При этом степень строгости режима изоляции подозреваемого (обвиняемого) в пределах его жилища может быть разной — от полного запрета покидать свое жилище в течение всего срока действия рассматриваемой меры пресечения до предоставления ему возможности краткосрочных отлучек с разрешения суда, избравшего данную меру, что может быть обусловлено различными факторами, прежде всего такими, как характер совершенного подозреваемым (обвиняемым) преступления, его поведение в ходе расследования, наличие условий (в том числе бытовых, финансовых, социальных) для содержания этого лица под домашним арестом и т. п.[3]
Следует также учитывать, что изоляция работающих лиц не всегда разумна. Потеря обвиняемым или подозреваемым рабочего места (по сути, источника получения доходов) ставит под сомнение целесообразность полной его изоляции от общества.
Индивидуализация меры пресечения является, на наш взгляд, одной из важнейших предпосылок совершенствования как законодательства, так и правоприменительной практики. Принципиальное значение этот вопрос приобретает в свете представлений о правильном использовании силы закона в борьбе с преступностью.
По нашему мнению, следует учитывать согласованность специфики домашнего ареста, специальные условия применения данной меры пресечения с характеристикой личностных качеств обвиняемого (подозреваемого). Необходимо брать во внимание характер деятельности и должностное положение обвиняемого или подозреваемого.
Ограничения, связанные со свободой передвижения, вовсе не означают, что лицо, в отношении которого применен домашний арест, ни при каких обстоятельствах (т. е. безусловно) не вправе отлучаться с места его проживания, определенного судом в качестве места отбытия домашнего ареста.
В этой связи встает еще один немаловажный вопрос о соблюдении ограничений, содержащих запрет на общение с определенными лицами. В постановлении об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста должны содержаться конкретные указания, с какими именно лицами запрещено общаться обвиняемому или подозреваемому (с указанием их фамилии, имени, отчества, места жительства и работы, а также места их пребывания, чтобы исключить возможность случайной встречи с ними лица, подвергнутого домашнему аресту)[4].
Запрет на общение с определенными лицами должен означать прекращение каких-либо непосредственных или опосредованных контактов подозреваемого (обвиняемого) в устной или письменной форме с конкретными физическими лицами.
В соответствующем постановлении должны быть указаны также мотивы предусмотренных ограничений. По нашему мнению, если в перечень таких лиц будут включены члены семьи, проживающие совместно с обвиняемым или подозреваемым, то ни о какой целесообразности домашнего ареста как меры пресечения не может быть и речи.
Помимо этого в постановлении об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста должны быть указаны лица, которым запрещено посещать жилище обвиняемого (подозреваемого) независимо от цели визита.
При применении в качестве меры пресечения домашнего ареста предусмотрены ограничения, связанные с запретом на получение и отправление корреспонденции, а также на ведение переговоров с использованием любых средств связи.
Запрет на получение и отправление корреспонденции (п. 2 ч. 1 ст. 107 УПК РФ) предполагает исключение возможности для подозреваемого (обвиняемого), в отношении которого из-
брана данная мера пресечения, принимать и отправлять какую-либо корреспонденцию (записки, письма, почтовые, телеграфные, факсимильные или другие послания, в том числе
E-mail, SMS, MMS, иные электронные сообщения).
Считаем целесообразным перед применением домашнего ареста установить наличие у обвиняемого (подозреваемого) средств связи, которые могут быть запрещены для использования. На наш взгляд, для ускорения процесса расследования уголовного дела и установления истины по делу наиболее правильным будет включение в постановление об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения также и решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.
Запрет на отправление корреспонденции не должен касаться выплат лицом, подвергнутым домашнему аресту, необходимых сумм по налогам, в погашение кредита, в качестве оплаты за коммунальные услуги, страховых взносов и т. п., а также случаев обращения (письменного либо устного с использованием любых средств связи) к органам дознания, предварительного следствия, к прокурору или в суд.
Запрет на получение корреспонденции не должен касаться пенсий, заработной платы, гонораров, иных денежных переводов, продуктовых посылок и других подобных отправлений.
Вместе с тем указанные исключения, обусловленные необходимостью обеспечения нормального существования лица в избранном судом режиме домашнего ареста, не должны быть связаны с расследуемым преступлением.
Когда в отношении лица избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, государство ежегодно теряет значительную часть бюджетных средств. Так, например, подсчитано, что стоимость содержания одного заключенного в следственном изоляторе (с учетом расходов на питание, медицинское обслуживание, вещевое обеспечение, коммунальные услуги, содержание персонала, капитальное строительство и ремонт, охрану и конвоирование) в среднем по России составляет 2500—3000 руб. в месяц[5]. При домашнем аресте лицо, в отношении которого избрана данная мера пресечения, содержит его семья или он сам обеспечивает себя.
Однако необходимо учитывать иные расходы  государственных органов при применении домашнего ареста, например, установление электронных систем контроля и надзора за осуществлением данной меры.
Для обеспечения исполнения домашнего ареста необходимо разработать механизм надзора за лицами, к которым он применяется.
Надзор в данном случае может осуществляться как с применением технических средств, так и без таковых. Контроль с помощью технических средств может предусматривать использование электронных средств слежения. Если в постановлении об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения не содержится запрет выхода из жилища, что не исключает
передвижения вне места проживания, то возможно использование электронных методов слежения.
Учитывая опыт зарубежных стран, где успешно используются электронные средства слежения за лицами, к которым в качестве меры пресечения избран домашний арест, подобную систему, на наш взгляд, следует ввести и в России.
Для того чтобы определить эффективность указанных методов надзора за осуществлением домашнего ареста, необходимо произвести расчет затрачиваемых материальных средств и провести сравнительный анализ избираемых мер пресечения.
Чтобы повысить эффективность надзора за лицами, к которым применяется домашний арест, дознаватель, следователь должны самостоятельно принимать дополнительные решения, направленные на обеспечение реализации исследуемой меры, если избран домашний арест без назначения стражи.
Во время нахождения подозреваемого (обвиняемого) под домашним арестом следует учесть возможность возникновения различных ситуаций, требующих изменения или отмены данной меры пресечения. Это может быть срочная госпитализация подозреваемого (обвиняемого) при заболевании либо необходимость покинуть жилище, определенное как место отбытия домашнего ареста, при стихийном бедствии.
В таких случаях оптимальным выходом будет принятие решения лицом, контролирующим исполнение домашнего ареста, о возможности покинуть жилище. В течение 3 часов об этом должны быть уведомлены судья и лицо, в производстве которого находится дело. Судья
в течение 8 часов должен вынести постановление об изменении меры пресечения или отмене домашнего ареста.
Резюмируя  вышеизложенное, можно, на наш взгляд, сделать следующие выводы:
— в Российской Федерации расходы по осуществлению домашнего ареста можно было бы возмещать как за счет государства, так и за счет самого арестованного, в зависимости от его материального положения, наличия иждивенцев и т. д.;
— чтобы повысить эффективность надзора за лицами, к которым применяется домашний арест, дознаватель, следователь должны самостоятельно принимать дополнительные решения, направленные на обеспечение реализации исследуемой меры, если избран домашний арест без назначения стражи;
— ограничения, связанные со свободой передвижения, вовсе не означают, что лицо, в отношении которого применен домашний арест, ни при каких обстоятельствах (т. е. безусловно) не вправе отлучаться с места его проживания, определенного судом в качестве места отбытия домашнего ареста;
— в постановлении об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста должны быть указаны лица, которым запрещено посещать жилище подозреваемого (обвиняемого) независимо от цели визита;
— если обвиняемому необходимо срочно покинуть жилище (госпитализация, стихийное бедствие), решение должно приниматься лицом, контролирующим исполнение домашнего ареста.
 
Библиография
1 См.: Гулякевич М.С. Актуальные проблемы применения домашнего ареста в Российской Федерации // Российский следователь. 2006. № 11. С. 21.
2 См.: Быков В.М., Лисков Д.А. Домашний арест как новая мера пресечения по УПК РФ // Там же. 2004. № 4.
3 См.: Токарева М.Е., Буланова Н.В., Быкова Е.В., Власова Н.А., Руденко С.В. Меры процессуального принуждения в досудебном производстве по уголовным делам. — М., 2005. С. 87.
4 См.: Быков В.М., Лисков Д.А. Указ. ст. С. 12.
5 См.: Гуляев А.П., Зайцев О.А., Мариенко А.А. Нижегородский проект содействия правосудию: нужны ли следователю общественные помощники? // Российский следователь. 2002. № 11. С. 22.