Н.И. ЯРОШЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент  кафедры конституционного и муниципального права РУДН

 

Автор доказывает, что принцип обладания судом (судьей) государственной властью— это реализация предоставленных ему законом полномочий по осуществлению правосудия в отношении иных ветвей власти и абсолютно всех субъектов правоотношений в России с обязательным установлением истины по делу.

Ключевые слова: судебная власть, конституционно-правовые нормы, конституционный принцип.

 

The author argues that the principle of possession by the court (judge), state power is the implementation of the statutory powers conferred upon him the administration of justice in relation to other branches of government and all stakeholders is absolutely legal in Russia, with the mandatory establishment of the truth of the case.

Keywords: judiciary, constitutional law and constitutional principle.

 

Основные начала построения и деятельности судебной власти находят выражение в ее принципах, которые едины для всех судов судебной системы России. Небольшая часть принципов осуществления правосудия закреплена в Конституции РФ. Именно конституционные принципы являются основополагающими, гарантируют защиту прав и свобод личности при осуществлении правосудия, защищают от судебного произвола и несправедливого правосудия и обеспечивают легитимный характер деятельности  правосудия в правовом государстве, поскольку законная судебная власть — это одна из основ конституционной государственности.

Анализ нормативных актов свидетельствует о том, что наиболее подробно принципы осуществления правосудия регламентированы в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации», содержащем отдельную главу IV «Принципы конституционного судопроизводства». Хотя единые принципы отправления правосудия для судов общей юрисдикции, арбитражных и военных судов, судов конституционной юстиции прописаны в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» .

Существуют разные точки зрения о понятии принципов осуществления правосудия. Мы определяем принципы как закрепленные в международно-правовых документах, Конституции России и выраженные в нормах отраслевого процессуального законодательства и законодательства о судоустройстве основные начала  организации и функционирования  органов судебной власти. Как отмечает В.И. Анишина , главная цель конституционно-правовых принципов судебной власти— обеспечение самостоятельного и эффективного функционирования судебной власти для осуществления справедливого и законного разрешения судебных дел, защиты человека и гражданина, общества в целом, сохранение мира и стабильности[1].

Признаки принципов правосудия следующие: 1) объективный характер (отражают исторически сложившиеся закономерности построения и функционирования судебных органов, воплощают господствующие в обществе правовые и этические идеи); 2) общий характер (закрепляют наиболее общие подходы в организации деятельности судов); 3) являются руководящими положениями (обязательны для соблюдения всеми судами и участвующими в судебном разбирательстве лицами); 4) закреплены в законе[2]. 

В литературе рассмотрен вопрос о классификации конституционных принципов осуществления правосудия в России, причем классификация проводится по разным основаниям. Зачастую принципы правосудия подразделяются на конституционные, т.е. сформулированные в Конституции РФ, и принципы, которые в Конституции РФ не закреплены, но вытекают из ее смысла и  законодательных положений (например, принципы объективной истины, непрерывности, непосредственности, устности процесса). Кроме того, принципы подразделяются по отраслевой принадлежности на принципы судопроизводства в зависимости от того, в нормах какой отрасли права они закреплены и находят свое отражение[3]. 

В.И. Анишина делит все принципы на общеправовые (принципы в организации и деятельности судебной власти как конституционная основа самостоятельности российских судов) и специальные (принципы судебной власти как конституционно-правовая основа ее деятельности)[4]. Но стоит отметить, что действующая Конституция РФ с учетом норм международного права (таких, как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Итоговый документ Венской встречи государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Европейская хартия о законодательном регулировании статуса судей)[5], закрепила ряд принципов судопроизводства и придала им значение конституционных.

К основополагающим принципам, закрепленным международно-правовыми актами, относятся гарантия подсудности, открытость и гласность правосудия, устный характер процесса, состязательность, право граждан на защиту, презумпция невиновности, невозможность осуждения дважды за одно и тоже преступление, мотивированное решение судьи.

В целом считаем, что практического значения классификация принципов правосудия не имеет: все принципы взаимосвязаны и в целом делятся на принципы судоустройства и судопроизводства. Главное, чтобы принципы соблюдались во всех видах судопроизводства, не допуская нарушения прав, свобод, законных интересов физических и юридических лиц, общества, государства, при отправлении правосудия устанавливалась истина по делу и, тем самым, реализовывалась идея правового государства в сфере судебной деятельности.

К конституционным принципам осуществления правосудия в России относятся независимость и самостоятельность судебной власти, полнота или гарантированность судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, законность, несменяемость и неприкосновенность судей, транспарентность, состязательность и равноправие сторон, осуществление правосудия на началах равенства перед законом и судом, сочетание коллегиального и единоличного порядка рассмотрения дел в суде, национальный язык судопроизводства, устность и обладание судом (судьей) государственной властью.

Рассмотрим более подробно конституционный принцип осуществления правосудия— обладание судом (судьей) государственной властью. Стоит отметить, что данный принцип судопроизводства можно выделить путем анализа метода построения государственной власти в России и деления ее на законодательную, исполнительную и судебную. При этом судебной власти отводится особое место, которое выражается в обеспечении системы сдержек и противовесов, в исключительном праве этой власти устанавливать истину в юридическом смысле этого слова. Судебная власть, будучи разновидностью государственной, строит свои взаимоотношения с законодательной и исполнительной властями исключительно на основе Конституции РФ. Именно судебная власть разрешает споры между органами государственной власти.

Анализ норм статей конституций 15 государств Европейского союза[6]  и 11 государств— участников СНГ[7]  показал, что в целом место судебной власти в системе разделения властей в России и в мире схоже. В Австрии, Бельгии, Германии, Греции, Ирландии, Испании,  Италии, Португалии и странах СНГ место судебной власти в системе разделения властей также призвано сбалансировать все ветви власти, четко зафиксировано полномочие о проверки на конституционность актов, действий законодательной и /или исполнительной власти. При этом особо отмечается место конституционных судов в тех странах, где они учреждены, в системе судов государства.

В Великобритании, Нидерландах судебная власть не имеет полномочий по проверки решений законодательной власти,  в Королевстве Дания четко зафиксирована компетенция судов по рассмотрению любого вопроса в отношении исполнительной власти. В Финляндии суды выступают своего рода посредниками между законодательной властью и Президентом Республики, поскольку они не наделены полномочиями по отмене или изменению актов. В Швеции судам предоставлено право не применять противоречащий конституции акт. Приобретение российской судебной властью вышеперечисленных конституционных полномочий позволит поднять ее статус до уровня иных ветвей государственной власти.

В литературе обозначен вопрос: может ли судебная власть претендовать на особое положение в системе государственной власти, если разделение властей не является абсолютным и неизбежно возникает ситуация, при которой какая-то ветвь власти должна все же выйти на первое место и занять верховое положение?

При всей условности вопроса для положительного ответа имеется аргумент: способность судебной власти выносить свои решения, которые другим властям могут не нравиться[8]. 

Действительно, на основании ст. 125 Конституции РФ и Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г.  № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»  Конституционный Суд РФ признает неконституционными акты законодательной и исполнительной ветвей власти. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды в силу норм процессуальных кодексов  проверяют законность актов законодательной и исполнительной ветвей власти. Это свидетельствует об определенном превосходстве судебной власти над иными ветвями власти, учитывая и окончательный характер принятых судами решений и, соответственно, разрешение спора о праве или правового конфликта и установления истины по каждому делу.

Но у каждой ветви власти своя компетенция, своя сфера деятельности, свой круг вопросов и задач, осуществляемый самостоятельно. При этом сам Конституционный Суд РФ разъяснил, что «принцип разделения властей предполагает не только распределение властных полномочий между органами различных ветвей государственной власти, но и взаимное уравновешивание ветвей власти, невозможность ни для одной из них подчинить себе другие», т. е. принцип не допускает сосредоточения функций различных ветвей власти в одном органе[9]. Поэтому именно суд (судья) путем исполнения возложенных на него функций, обладая всей полнотой государственной власти, принимает решения, уравновешивая законодательную и исполнительную власть в стране. Особое место судебной власти в системе разделения властей позволяет говорить об обладании судом (судьей) реальной государственной властью над иными ветвями власти.

Законодательная власть, установив на федеральном уровне полномочия суда (судьи), сама создала возможность преобладания судебной властью над всеми субъектами правоотношений, в том числе и над законодательной и исполнительной властями.

Решения, принимаемые судами судебной системы России, при вступлении в законную силу подлежат исполнению, а решения Конституционного Суда РФ не подлежат даже обжалованию и вступают в силу в день провозглашения.  Как отметил Конституционный Суд РФ, «по своей юридической природе решения Конституционного Суда являются единственными судебными актами, которые лишают противоречащие Конституции РФ нормы юридической силы, и, следовательно, обеспечивают единообразное применение конституционных положений в их развитии законодательной властью»[10].

Выявленный Конституционным Судом РФ конституционно-правовой смысл правовой нормы является обязательным как для законодателя, так и для правоприменителя, и не может быть отвергнут или преодолен в законодательной и правоприменительной практике[11],  т. е. обладание судом (судьей) государственной властью обеспечивается законодательной властью, с одной стороны, нормативным закреплением полномочий судьи, с другой стороны, обязательным исполнением решений суда и учетом всех правовых позиций Конституционного Суда РФ в дальнейшем развитии законодательства России.

Обладание судом (судьей) государственной властью при осуществлении правосудия в России проявляется также в механизме принудительного исполнения решений суда.

Так, неисполнение  решений Конституционного Суда РФ на основании Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» есть конституционный деликт, вследствие которого может быть применена такая мера конституционно-правовой ответственности, как отрешение от должности либо досрочное прекращение полномочий. Непринятие высшим должностным лицом субъекта Федерации в течение 2 месяцев, а законодательным органом субъекта Федерации в течение 6 месяцев, мер по внесению изменений и дополнений в действующий либо принятие нового нормативно-правового акта взамен признанного Конституционным Судом РФ неконституционным, является основанием для  отрешения от должности либо досрочное прекращение полномочий виновного лица соответственно.

В случае неисполнения решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов на основании Федерального закона от 2.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»  соответствующие органы исполнительной власти (подразделения службы судебных приставов) принимают принудительные меры к исполнению решений судов в полном объеме. Исполнением  приговоров занимаются также органы исполнительной власти (учреждения уголовно-исполнительной системы), т. е. обладание судом (судьей) государственной властью обеспечивается и исполнительной властью.

В уголовном процессе очень хорошо прослеживается обладание судьей государственной властью по отношению к подсудимому. Так, суд именем Российской Федерации провозглашает приговор и определяет меру уголовного наказания, которые всегда исполняются. Судья, установив истину по делу, привлекает к уголовной ответственности виновного в совершении преступления. Никто кроме судьи не имеет права решать вопрос о виновности человека и об определении ему меры уголовного наказания, в том числе в виде лишения свободы или пожизненного лишения свободы, поскольку правосудие в России осуществляется только судом в силу ст. 118 Конституции РФ.  В гражданском и арбитражном процессе судья, установив истину по делу,  разрешает спор о праве либо устанавливает юридические факты, которые обязательны для исполнения.

Итак, обладание судом (судьей) государственной властью— это реализация предоставленных законом полномочий по осуществлению правосудия в отношении иных ветвей власти и абсолютно всех субъектов правоотношений в России с обязательным установлением истины по делу.

 

Библиография

1 Анишина В.И. Конституционные принципы судебной власти Российской Федерации: формирование, содержание и перспективы развития.— М.: РАП, 2006.— С. 107.

2  Ларин А.Ю., Кузьмин Д.И. Судебная власть и правоохранительные органы.— М.: РГИИС, 2005.— С. 12-13.

3 Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности.— М.: Юристъ, 1998.— С. 131.

4  Анишина В.И. Указ. раб.  С. 114-117.

5 «Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов», принятые VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Милан, 26 августа— 6 сентября 1985 г.) и одобренные резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г. и 13 декабря 1985 г. // Международно-правовая защита прав и свобод человека // Сборник документов.— М., 1990.— С.324-329; Всеобщая декларация прав человека, принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г. // Российская газета.— 1998.— 10 декабря; Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966) // Ведомости Верховного Совета СССР.— 1976.— № 17 (1831).— Ст.291; Итоговый документ Венской встречи государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Вена, 15 января 1989г.) // СПС «Гарант»; Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS №005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп.о т 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) // СЗ РФ.— 2001.— № 2.— Ст.163.

6 Конституции государств Европейского Союза. / Под общей редакцией и со вступительной Л.А. Окунькова.— М.: ИНФРА-М—НОРМА, 1997.

7  Конституции государств-участников СНГ.— М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2001.

8  Цихоцкий А.В., Черненко А.К. Судебная власть в условиях действия новой конституции Российской Федерации.— Новосибирск, изд-е ИФиПр СО РАН, 1995.— С. 28-29; Оганесян М.А.  Судебная власть в Российской Федерации и ее роль в становлении правового государства.— СПб., 2003.— С. 10.

9 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 мая 1998 г. № 16-П «По делу о проверки конституционности части 4 статьи 28 Закона Республики Коми «О государственной службе Республики Коми» // СЗ  РФ.— 1998.— № 23.— Ст. 2626.

10 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2001 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 16 Закона города Москвы «Об основах платного землепользования в городе Москве» в связи с жалобой гражданки Т.В. Близинской» // СЗ РФ.— 2001.— № 52 (ч. 1)— Ст. 5014.

11 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // СЗ РФ.— 2003.— № 17.— Ст. 1657.