Д.М. МОТИН,

сотрудник транспортной прокуратуры ЮАО г. Москвы

 

Системообразующими элементами организации и деятельности органов прокуратуры, в том числе транспортной, являются принципы. Принципы организации и деятельности прокуратуры составляют единую систему и позволяют каждому работнику прокуратуры ориентироваться на эти руководящие положения при совершении каждого своего действия и принятии любого решения.

В юридической литературе встречаются различные суждения по поводу определения принципов, но при всем различии они схожи в одном: принципы — это исходные, основополагающие положения (начала), определяющие сущность и предназначение каких-либо теории, науки, мировоззрения, политической организации и т. д. Однако авторы резко расходятся в ответе на вопрос, с какого момента сформулированная руководящая идея может быть отнесена к категории принципа. Должна ли руководящая идея быть закреплена в законе или же может стать принципом, оставаясь идеей, вытекающей из норм морали, этики и передовых научных разработок?

В соответствии с позицией, занимаемой одной группой исследователей (А.Д. Бойков, В.М. Савицкий, В.В. Городилов, В.Т. Томин), руководящие идеи вначале материализуются в трудах классиков и идеологов, программных документах различных организаций и поэтому значительно опережают по времени факт своего законодательного закрепления. Большинство общесоциальных принципов либо вовсе не закрепляются в тексте законов в виде адекватных терминов и словесных формулировок, либо получают в них лишь частичное отражение[1].

Представители другой группы утверждают, что никакие идеи сами по себе не могут регулировать общественные отношения до тех пор, пока они не станут правовыми актами и не обретут государственно-властный, а поэтому общеобязательный характер[2]. Так, И.Ф. Демидов отмечает, что точка зрения, согласно которой регулятивное значение имеют только те идеи, которые стали правовыми нормами, умаляет силу и значение идей, исключает возможность их прямого воздействия на правоохранительную деятельность[3]. Отрицание регулятивного значения неформальных идей-принципов не позволяет утверждать о возможности непосредственного влияния науки на практику. Между тем теоретические идеи и концепции, если отвечают потребностям практики, могут восприниматься ею, не дожидаясь закрепления в правовых формах[4].

Идеи и первой, и второй группы ученых содержат рациональное зерно, в связи с чем подход должен быть дифференцированным. Действительно, для того чтобы отдельные идеи, исходные положения стали принципами жизнедеятельности какой-либо партии, общественной организации или объединения, их правовое закрепление не требуется, достаточно их провозглашения или отражения в уставах этих организаций, протоколах общего собрания и т. п. Однако любая правовая деятельность (в частности, прокурорский надзор, уголовный процесс) подробно регламентируется нормами права. И даже самые прогрессивные идеи могут регулировать эти

правоотношения лишь тогда, когда найдут воплощение в правовых нормах, т. е. приобретут общеобязательную силу.

Однако отдельные основополагающие, руководящие, стержневые идеи не обязательно закрепляются в нормах права буквально. Так, принцип презумпции невиновности, не закрепленный в законодательстве до 1992 года (до внесения изменений и дополнений в Конституцию РСФСР), фактически определял правила доказывания виновности, которыми руководствовались органы уголовного судопроизводства в 70—80-х годах прошлого века. Формулировка принципа должна вытекать из содержания совокупности правовых норм, а сами принципы — носить императивный, властно-повелительный характер, содержать обязательные предписания, выполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств.

Организация органов прокуратуры и осуществление прокурорской деятельности органически взаимосвязаны и практически неразделимы[5]. Только в совокупности эти категории могут обеспечить надлежащую деятельность органов прокуратуры. Вот почему нельзя отделить принципы деятельности органов прокуратуры от принципов ее организации. Законодатель, определяя принципы деятельности прокуратуры, фактически сводит их к принципам прокурорского надзора. При этом структура органов прокуратуры не ограничивается подразделениями и должностными лицами, задачей которых является надзор за точным и единообразным исполнением законов. Так, прокуроры и следователи прокуратуры, осуществляя уголовное преследование, руководствуются принципами уголовного процесса, которые могут отличаться от принципов прокурорского надзора. На досудебных стадиях уголовного процесса, например, вряд ли правильно утверждать о действии принципа гласности, который является одним из основных для надзорной деятельности прокуратуры.

Транспортные прокуратуры осуществляют свои полномочия по вопросам исполнения законов о безопасности движения, соблюдения прав и свобод человека и гражданина всеми предприятиями, учреждениями и организациями железнодорожного, воздушного, морского и речного транспорта независимо от их форм собственности и ведомственной принадлежности. Транспортные прокуратуры расследуют уголовные дела о преступлениях, отнесенных к подследственности органов прокуратуры, совершенных непосредственно на соответствующих транспортных объектах, а также о преступлениях по службе, совершенных работниками транспортных объектов, включая работников органов внутренних дел на транспорте[6].

К признакам, которые характеризуют идею, положение как принцип организации и деятельности прокуратуры, относятся:

· нормативно-правовой характер, т. е. закрепление в законе идей, положений, научных разработок;

· принципы, определяющие основные, исходные моменты организации и деятельности прокуратуры, из которых, в свою очередь, могут следовать нормы более частного характера;

· концептуальный (относительно абстрактный), обобщающий уровень идеи, положения;

· действие идеи во всех отраслях и направлениях деятельности;

· тесная взаимосвязь и взаимообусловленность принципов, что позволяет рассматривать их в юридической литературе как систему, ибо только определенная совокупность принципов может гарантировать выполнение стоящих перед прокурорским надзором задач[7].

Система принципов может быть выведена не из буквального содержания, а из смысла ряда статей Федерального закона от 17.11.1995 № 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон о прокуратуре) (статьи 4—6 и др.). Так, принцип единоначалия не закреплен в законодательстве, однако ряд нормативных положений (п. 1 ст. 4, статьи 6, 17, 18 и др.) дают основание сформулировать его.

В систему принципов организации и деятельности прокуратуры, в том числе транспортной, можно включить принципы:

· законности;

· единства и централизации органов прокуратуры;

· единоначалия;

· независимости органов прокуратуры при осуществлении своей деятельности от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления и общественных объединений;

· гласности;

· взаимодействия прокуратуры с иными государственными органами, общественными объединениями и трудовыми коллективами;

· деполитизированности (внепартийности) организации и деятельности органов прокуратуры.

Принцип законности. Это универсальный принцип деятельности всех органов, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан в России. Представляя собой основу правового государства, он служит важным средством укрепления и развития государственности, упрочения охраны и развития новой экономической базы государств[8]. Согласно ч. 2 ст. 15 Конституции РФ органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Органы прокуратуры осуществляют полномочия в строгом соответствии с действующими на территории России законами (ст. 4 Закона о прокуратуре).

Присущий всем видам государственной деятельности, принцип законности применительно к прокурорскому надзору имеет специфическое содержание. Осуществляемый во имя обеспечения точного и единообразного исполнения законов, надзор и сам должен проводиться на основе закона и в формах, предписанных законом. Неукоснительное соблюдение законов работниками транспортной прокуратуры означает:

· осуществление деятельности прокурорами в пределах своей компетенции, без вмешательства в оперативно-хозяйственную и организаторскую деятельность поднадзорных органов и должностных лиц;

· использование прокурорами своих полномочий при наличии законных поводов и достаточных оснований;

· использование законных методов выявления нарушений законности, причин и условий, способствующих правонарушению, и их устранения;

· применение законных мер воздействия к виновным в совершении правонарушения;

· осуществление надзорных функций в правовых формах[9].

Принципу законности подчинена прежде всего деятельность Генерального прокурора РФ. Он издает приказы и указания руководящего характера на основе и во исполнение законов. Это обеспечивает законность деятельности подчиненных ему прокуроров, которые руководствуются приказами и указаниями.

В деятельности нижестоящих прокуроров принцип законности проявляется в том, что каждый правовой акт, исходящий от них, каждое их процессуальное действие должны быть основаны на законе, исходить из его требований, выполняться в тех формах, которые предусмотрены законом. Осуществляя от имени России надзор за исполнением действующих на территории страны законов, прокуроры обязаны служить примером уважительного отношения к закону и неукоснительного его исполнения в своей деятельности.

Таким образом, для системы прокурорских органов принцип законности имеет двойную направленность: во-первых, определяет назначение прокурорского надзора и, во-вторых, характеризует подзаконность методов и средств практического осуществления надзора.

Принцип единства и централизации органов прокуратуры. Этот принцип предусмотрен Конституцией РФ и Законом о прокуратуре. Прокуратура России составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ (ст. 129 Конституции РФ). Кроме того, система органов и учреждений прокуратуры является федеральной (п. 1 ст. 4 Закона о прокуратуре).

Единство органов прокуратуры означает, что все виды прокуратур (территориальные, военные, транспортные, по надзору за исполнением законов в исправительных учреждениях, природоохранные) составляют единый государственный орган, осуществляющий надзор за точным и единообразным исполнением законов на всей территории России. Все органы прокуратуры руководствуются в своей деятельности единым законодательством, решают одни и те же задачи, направленные на достижение общих целей. Единство органов прокуратуры обеспечивается общностью форм и методов осуществления надзора за исполнением законов, средств прокурорского реагирования на выявленные нарушения, взаимозаменяемостью прокуроров при выполнении функции надзора[10].

Единство органов прокуратуры связано с централизацией прокуратуры и вызвано необходимостью обеспечения единой законности на территории России, чего невозможно достичь без руководства из единого центра. Строгая централизация органов прокуратуры характеризуется прежде всего подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и всех вместе Генеральному прокурору РФ.

Все прокуроры подчинены строго по вертикали вышестоящим прокурорам и Генеральному прокурору РФ и назначаются им на должность. Лишь при назначении на должность прокуроров субъектов Федерации Генеральный прокурор РФ обязан согласовывать кандидатуру с органами государственной власти субъектов Федерации, определяемыми субъектами Федерации (ст. 129 Конституции РФ, ст. 13 Закона о прокуратуре). Хотя это положение, являясь уступкой субъектам Федерации, ослабляет независимость прокурорского надзора и не вполне согласуется с принципом централизации органов прокуратуры.

Приказы, указания и распоряжения Генерального прокурора РФ обязательны для всех работников органов и учреждений прокуратуры. Генеральный прокурор РФ несет ответственность за выполнение задач, возложенных законом на органы прокуратуры (ст. 17 Закона о прокуратуре). Указания Генерального прокурора РФ по вопросам, связанным с расследованием преступлений, обязательны также для исполнения всеми органами, осуществляющими предварительное расследование. Вышестоящий прокурор вправе принять на себя исполнение любых обязанностей нижестоящего прокурора, а также отменить любое решение, принятое подчиненным ему прокурором (ст. 37 Закона о прокуратуре, ч. 3 ст. 359 УПК РФ, статьи 264 и 281 АПК РФ, ч. 2 ст. 324 и ч. 2 ст. 342 ГПК РФ).

Принцип единоначалия. Этот принцип реализуется в единоличном разрешении прокурором транспортной прокуратуры всех вопросов, связанных с прокурорским надзором. Все приказы и указания прокурора подписываются им лично и являются обязательными для нижестоящих прокуроров. Вышестоящий прокурор может единолично отменить акт надзора нижестоящего прокурора.

Осуществляя надзор за исполнением законов на транспорте, каждый прокурор транспортной прокуратуры лично вносит протесты на незаконные акты, представления, возбуждает уголовные дела, принимает иные решения. Наделяя прокурора значительными полномочиями и высокой степенью самостоятельности, единоначалие предусматривает и его персональную ответственность за принимаемые решения, особенно когда они сопряжены с применением мер государственного принуждения и ограничения прав граждан.

Принцип независимости органов прокуратуры при осуществлении своей деятельности от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления и общественных объединений. Этот принцип предусмотрен п. 2 ст. 4 Закона о прокуратуре. Сущность принципа заключается в том, что прокурор транспортной прокуратуры, осуществляя возложенные на него обязанности, в своей деятельности независим и руководствуется исключительно законами и издаваемыми в соответствии с ними приказами и указаниями Генерального прокурора РФ.

Прокуроры транспортных прокуратур не обязаны давать каких-либо объяснений по существу находящихся в их производстве материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе как в случаях и порядке, предусмотренных федеральным законодательством. Однако это не означает, что гражданин лишен возможности ознакомиться с материалами проверки, проведенной с целью установления законности его действий.

Конституционный суд РФ в своем Постановлении от 18.02.2000 № 3-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации” в связи с жалобой Б.А. Кехмана» отметил, что гражданин имеет право ознакомиться с материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если законодательством не предусмотрены специальные основания отказа в этом, обусловленные содержанием материала. Таким образом, п. 2 ст. 5 признан не соответствующим Конституции РФ, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, во всех случаях приводит к отказу в предоставлении органами прокуратуры гражданину для ознакомления материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, без предусмотренных законом надлежащих оснований, связанных с содержанием этих материалов, и препятствует тем самым судебной проверке обоснованности отказа.

Принцип независимости организации и деятельности органов прокуратуры имеет важнейшее государственное и политическое значение, так как лишь при последовательном соблюдении этого принципа прокуратура может выполнять возложенные на нее государством задачи по осуществлению прокурорского надзора и укреплению законности в государстве[11]. Независимость органов прокуратуры в своей деятельности от вмешательства извне обеспечивается следующими предусмотренными законом положениями.

Порядок формирования органов прокуратуры. Образование, реорганизация и упразднение органов и учреждений прокуратуры, определение их статуса и компетенции осуществляются Генеральным прокурором РФ. Генеральный прокурор РФ назначается на должность и освобождается от нее Советом Федерации Федерального собрания РФ по представлению Президента РФ (п. 1 ст. 12 Закона о прокуратуре). Прокуроры субъектов Федерации назначаются на должность без ограничения срока Генеральным прокурором РФ по согласованию с органами государственной власти субъектов Федерации, освобождаются от должности исключительно Генеральным прокурором РФ (п. 1 ст. 13). Прокуроры городов и районов, специализированных прокуратур назначаются на должность и освобождаются от нее исключительно Генеральным прокурором РФ.

Централизация системы прокурорских органов, их подчиненность строго по вертикали. Все территориальные и специализированные прокуратуры, действующие на территории России, составляют единую систему, поэтому создание и деятельность органов прокуратуры, не входящих в эту систему, не допускается (п. 3 ст. 11 Закона о прокуратуре). Нижестоящие прокуроры подчиняются вышестоящим и Генеральному прокурору РФ (п. 1 ст. 4).

Порядок материально-технического обеспечения органов и учреждений прокуратуры. Органы прокуратуры обеспечиваются материальными ресурсами и финансовыми средствами централизованно за счет федерального бюджета и не зависят от бюджета местных органов.

В принимаемом ежегодно парламентом федеральном бюджете финансирование органов прокуратуры предусматривается отдельной строкой[12]. Исключение составляет финансирование в отдельных случаях из местного бюджета строительства или капитального ремонта зданий и технического оснащения (приобретения оборудования и предметов длительного пользования) органов прокуратуры[13].

В распоряжении Генерального прокурора РФ от 23.04.1998 № 24/7р «О недопустимости привлечения органами прокуратуры средств благотворительных и иных негосударственных фондов», в частности, отмечается, что привлечение прокуратурами денежных средств благотворительных фондов на финансирование мероприятий по укреплению собственной материально-технической базы может негативно отразиться на авторитете органов прокуратуры и послужить поводом для компрометации ее руководителей. Привлечение для нужд органов прокуратуры любых пожертвований от благотворительных и иных негосударственных фондов запрещено.

Высокий уровень материального и социального обеспечения работников органов прокуратуры. Денежное содержание прокурорских работников состоит из должностного оклада, доплат за классный чин, выслугу лет, особые условия службы (в размере 50% должностного оклада); доплат за сложность, напряженность и высокие достижения в службе (в размере 50% должностного оклада); процентных надбавок за ученую степень и ученое звание по специальности, соответствующей должностным обязанностям, почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации» и др.

Прокуроры и следователи, научные и педагогические работники, имеющие классные чины, обеспечиваются бесплатным форменным обмундированием. Им предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью не менее 30 календарных дней без учета времени следования к месту отдыха и обратно с оплатой стоимости проезда в пределах территории России.

Прокуроры и следователи прокуратуры имеют право на дополнительную жилую площадь. Прокурорские работники (прокуроры и следователи), нуждающиеся в улучшении жилищных условий, обеспечиваются в соответствии с нормами, установленными законодательством, отдельными помещениями, приобретаемыми за счет средств федерального бюджета. За счет средств местного бюджета в жилых помещениях, занимаемых прокурорами или следователями, во внеочередном порядке устанавливается телефон.

Ответственность за вмешательство в осуществление прокурорского надзора или воспрепятствование деятельности прокурора. Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления, общественные объединения, средства массовой информации и их представители, а также должностные лица несут ответственность за вмешательство в деятельность прокурора. Так, под угрозой уголовной ответственности запрещено вмешиваться в деятельность прокурора или следователя, осуществляющего расследование по уголовному делу, в том числе с использованием служебного положения (ст. 294 УК РФ). Прокурор, следователь защищены уголовным законом от насилия и оскорблений в связи с исполнением ими служебных обязанностей (статьи 295, 296, 317—319 УК РФ).

Ответственность за неисполнение законных требований прокурора. Неисполнение требований прокурора и следователя, вытекающих из их полномочий, а также уклонение от явки по их вызову влекут за собой установленную законом ответственность (п. 3 ст. 6 Закона о прокуратуре).

В зависимости от характера и последствий противодействия при неисполнении требований прокурора для виновных лиц может наступить различного рода ответственность. Так, КоАП РФ предусматривает наложение штрафа на граждан в размере от 10 до 50 МРОТ, на должностных лиц — от 20 до 30 МРОТ за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, а равно законных требований следователя, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении (ст. 17.7). Неисполнение требований прокурора или следователя по расследуемым ими уголовным делам влечет за собой применение мер принудительного характера, предусмотренных УПК РФ (временное отстранение от должности — ст. 114, привод — ст. 113, заключение под стражу — ст. 108, подписку о невыезде и надлежащем поведении — ст. 102, задержание подозреваемого — статьи 91, 92, выемку — ст. 183, отстранение дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования — п. 7 ч. 2 ст. 37 и др.).

Правовая и социальная защищенность прокуроров. Прокуроры и следователи прокуратуры, являясь представителями государственной власти, находятся под особой защитой государства. Под такой же защитой находятся их близкие родственники, а в исключительных случаях — иные лица, на жизнь и здоровье которых совершается посягательство с целью воспрепятствования законной деятельности работников прокуратуры. К сожалению, в настоящее время лишь в некоторых субъектах Федерации в прокуратурах созданы службы собственной безопасности[14]. Прокуроры и следователи прокуратуры имеют право на постоянное ношение и хранение предназначенного для личной защиты боевого ручного стрелкового оружия (пистолеты, револьверы) и специальных средств прокуратуры[15].

Порядок и условия осуществления защиты прокурорских работников определяются Федеральным законом от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», а также иными нормативными правовыми актами. Прокуроры и следователи прокуратуры подлежат обязательному государственному личному страхованию за счет средств федерального бюджета на сумму, равную 180-кратному размеру их среднемесячного денежного содержания (см. Инструкцию о порядке проведения обязательного государственного личного страхования прокуроров и следователей органов прокуратуры Российской Федерации, утвержденную приказом Генерального прокурора РФ от 10.08.1998).

Особый порядок привлечения прокуроров и следователей к уголовной и административной ответственности. Любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем прокуратуры, возбуждение в отношении них уголовного дела (за исключением случаев, когда они были застигнуты при совершении преступления) и производство расследования являются исключительной компетенцией органов прокуратуры (п. 1 ст. 42 Закона о прокуратуре). В отношении прокуроров и следователей не допускается применение каких-либо мер государственного принуждения (задержание, привод, личный досмотр, досмотр их вещей и используемого транспорта), за исключением ситуаций, когда это необходимо для обеспечения безопасности других лиц, а также задержания непосредственно при совершении преступления.

Возбуждение уголовного дела в отношении следователя прокуратуры возможно исключительно прокурором; в отношении прокурора — вышестоящим прокурором и лишь с согласия судьи районного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. В отношении Генерального прокурора РФ уголовное дело может быть возбуждено прокурором, на которого в соответствии с Законом о прокуратуре возлагается исполнение обязанностей Генерального прокурора РФ, на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда РФ, о наличии в действиях Генерального прокурора РФ признаков преступления (ст. 448 УПК РФ). Заключение принимается по представлению Президента РФ.

Невозможность для прокуроров и следователей органов прокуратуры быть членами выборных и иных органов, образуемых органами государственной власти и органами местного самоуправления. Это положение предусмотрено п. 3 ст. 4 Закона о прокуратуре.

Недопустимость для прокурорских работников совмещать свою основную деятельность с иной оплачиваемой или безвозмездной деятельностью, кроме преподавательской, научной или творческой. В государствах, где прокуратура выступает как орган надзора, ей присуща организационная и функциональная самостоятельность; надзорная функция предопределяет независимость прокуратуры.

В государствах, где прокуратура выступает как орган уголовного преследования, она обладает только функциональной независимостью.

Принцип гласности. Органы прокуратуры действуют гласно в той мере, в которой это не противоречит требованиям законодательства об охране прав и свобод граждан, а также о государственной и иной специально охраняемой законом тайне. Перечень сведений, относящихся к государственной тайне, определен Законом РФ от 21.07.1993 № 5485-1 «О государственной тайне». Работники прокуратуры информируют федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления, а также население о состоянии законности (п. 2 ст. 4 Закона о прокуратуре).

Одна из форм реализации этого принципа закреплена в Законе о прокуратуре. Согласно ст. 12 Генеральный прокурор РФ ежегодно представляет палатам Федерального собрания РФ и Президенту РФ доклад о состоянии законности и правопорядка в стране и о проделанной работе по их укреплению. При этом Совету Федерации доклад Генеральный прокурор РФ представляет лично на одном из заседаний палаты. Все подчиненные ему прокуроры также постоянно информируют местные органы власти о результатах своей работы.

Что касается деятельности органов прокуратуры в сфере уголовного преследования, то ст. 161 УПК РФ предусматривает возможность предания гласности данных предварительного расследования только с разрешения следователя или прокурора и лишь в том объеме, в каком ими это будет признано допустимым. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия не допускается.

Для реализации принципа гласности в составе Генеральной прокуратуры РФ функционирует самостоятельное структурное подразделение — Управление (центр) информации и общественных связей. Его задачами, в частности, являются: проведение единой информационной политики органов прокуратуры; информирование через печать, радио, телевидение и другие средства массовой информации граждан, широкой общественности о состоянии законности в стране и отдельных ее регионах, о принимаемых прокуратурой мерах по усилению борьбы с преступностью и иными нарушениями законов; методическое руководство и оказание практической помощи различным подразделениям и структурам прокуратуры в освещении деятельности прокуроров и следователей, в расширении и углублении деловых отношений и рабочих контактов со средствами массовой информации[16].

Важность принципа гласности определяется тем, что его реализация способствует информированности органов государственной власти и общества о состоянии законности и правопорядка в стране, повышению уровня правосознания населения и в конечном счете — укреплению законности, а также ставит деятельность транспортной прокуратуры под общественный контроль[17]. Однако не вся информация о работе транспортной прокуратуры может быть предметом гласности. В тех случаях, когда предание гласности определенной информации по конкретным делам и материалам может причинить вред интересам государства и граждан, разглашение такой информации не допускается под угрозой уголовной ответственности (ст. 310 УК РФ).

Принцип взаимодействия прокуратуры с иными государственными органами, общественными объединениями и трудовыми коллективами. В современных условиях транспортная прокуратура не сможет успешно выполнять возложенные на нее обязанности по укреплению законности и правопорядка без тесного контакта и координации своей деятельности с местными органами власти и управления, общественными объединениями, без опоры на активную помощь граждан.

Наиболее распространенными формами такого взаимодействия являются:

· создание районных, городских, областных и краевых комиссий по соблюдению законности;

· создание наблюдательных комиссий;

· деятельность комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав;

· осуществление различного рода совместных проверок исполнения законов на предприятиях и в учреждениях;

· взаимное информирование о состоянии законности в том или ином ведомстве, предприятии, учреждении;

· совместная разработка планов мероприятий по борьбе с нарушениями закона;

· участие прокуроров различного уровня в заседаниях государственных органов;

· участие представителей трудовых коллективов и общественных объединений в качестве общественных помощников прокуроров и следователей.

Принцип деполитизированности (внепартийности) организации и деятельности органов прокуратуры. Этот принцип означает обязанность работников прокуратуры действовать в строгом соответствии с законом, в интересах укрепления законности в государстве, не отдавая приоритета какой-либо политической партии или движению и не участвуя в политической борьбе или агитации. Прокурорские работники не могут быть членами общественных объединений, преследующих политические цели, и принимать участие в их деятельности. Создание и деятельность общественных объединений, преследующих политические цели, их организация в органах и учреждениях прокуратуры не допускаются.

Конечно, полностью изолировать каждого прокурора от влияния различных общественных и политических течений нереально. Как гражданин и член общества, прокурор может придерживаться каких-либо взглядов или разделять доктрины тех или иных политических объединений. Не лишено логики мнение Л.Д. Кокорева, полагающего, что законодатель, заботясь о независимости определенных категорий должностных лиц, фактически нарушает принципы, провозглашенные Генеральной Ассамблеей ООН. Эти принципы относятся к судьям, но, безусловно, могут быть распространены и на иных государственных должностных лиц. Генеральная Ассамблея ООН провозглашает, что все граждане пользуются свободой слова, вероисповедания, ассоциаций и собраний. Однако, пользуясь такими правами, государственные должностные лица должны всегда вести себя таким образом, чтобы обеспечить уважение к своей должности и сохранить беспристрастность и независимость[18].

Неукоснительное соблюдение принципа внепартийности организации и деятельности органов прокуратуры особенно актуально в период конкретных изменений социальных, политических и экономических отношений, свойственных для современного российского общества[19].

Таким образом, принципы организации и деятельности прокуратуры — основополагающие, руководящие положения, определяющие наиболее существенные черты и признаки многогранной деятельности органов прокуратуры, а также исходные моменты ее организации и функционирования, которые находят отражение в Конституции РФ и федеральном законодательстве.

 

Библиография

1 См.: Явич Л.С. Право и социализм. — М., 1982. С. 42, 43; Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. — М., 1989. С. 136—138 и др.

2 См.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. — М., 1971. С. 9; Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учеб. / Под ред. В.И. Рохлина. — М., 1998. С. 38, 39 и др.

3 См.: Прокурорский надзор: Курс лекций и практикум / Под ред. Ю.Е. Винокурова. — М., 2000. С. 31.

4 См.: Курс советского уголовного процесса. С. 138.

5 См.: Прокурорский надзор: Курс лекций и практикум / Под ред. Ю.Е. Винокурова. С. 31.

6 См.: Руднев Н.П. Институт прокуратуры в процессе функционирования законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Орел, 2003. С. 102.

7 См.: Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. и др. Прокурорский надзор: Учеб. — М.: Эксмо, 2006. С. 95.

8 См.: Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учеб. / Под ред. Ю.Е. Винокурова. С. 21.

9 См.: Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учеб. / Под ред. В.И. Рохлина. С. 41, 42.

10 См.: там же. С. 43.

11 См.: Прокурорский надзор в Российской Федерации: Учеб. / Под ред. Ю.Е. Винокурова. С. 23.

12 См.: Комментарий к Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации». С приложением ведомственных нормативных актов / Под. ред. Ю.И. Скуратова. — М., 1996. С. 134.

13 См.: Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. и др. Указ. соч. С. 126.

14 См.: Ефремов Л. Прокурорский надзор: прошлое, настоящее, будущее // Рос. юстиция. 2002. № 4. С. 10.

15 См.: Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. и др. Указ. соч. С. 129.

16 См.: Ломовский В. Какой власти принадлежит прокуратура? // Рос. юстиция. 2001. № 9. С. 7.

17 См.: Николаева Л.Л. Надзор прокуратуры: проблемы теории и практики. — М., 1997. С. 31.

18 См.: Кокорев Л.Д. Судебная реформа: идеи и реальность // Проблемы судебной реформы: Юрид. записки Воронежского гос. ун-та. — Воронеж, 1994. Вып. 1. С. 15, 16.

19 См.: Прокурорский надзор: Курс лекций и практикум / Под ред. Ю.Е. Винокурова. С. 38.