Е.З. БЕКБАЕВ,

кандидат  юридических наук, старший научный сотрудник Института правового мониторинга, экспертизы и анализа (г. Астана).

 

В работе на основе использования методологии алматинской школы диалектической логики сделан вывод о том, что подобно тому, как в экономической теории марксизма началом материального богатства общества берется товар, а в биологической науке как элементарная конкретность, с появлением которой возникает жизнь на Земле, рассматривается клетка, в правовой системе началом, элементарной «клеточкой» данной целостности как предмета науки можно рассматривать юридически значимые поступки (деяния) человека и групп людей.

Ключевые слова: право, правоотношения, правовая система. 

 

 The problem of the origin (starting point) in the scientific knowledge of law

 E.Bekbaev.

 

Basing himself on the methodology of the Almaty school of dialectical logic, the author states  that, similar to the fact, when in Marxism's economic theory a commodity is considered the origin of any society's material riches and in biology a cell is considered as elementary concreteness, with the appearance of which the life appears on the Earth, in the legal system a group of people and individual's deeds (acts) relevant in law may be considered the origin , an elementary «cell» of the given integrity as a subject of the science. 

Keywords: law, legal, legal system.

 

Представители алматинской школы диалектической логики утверждают, что существует особая система универсальных диалектико-логических принципов, которых следует придерживаться при построении научных теорий[1]. Эти познавательные принципы заключаются в выделении предмета (объекта) из окружающей среды и целостном его рассмотрении, нахождении начала, или точки роста предмета теории,  обосновании всеобщих принципов теории, понимании субстанции как методе обоснования принципа теории, обосновании основного понятия теории и рассмотрении логических условий, обеспечивающих развитие и завершение теории. При том условии, что утверждение казахстанских философов об универсальных диалектико-логических принципах построения научной теории является верным, методологическое и прикладное значение этих принципов для исследования многих актуальных проблем юридической науки переоценить невозможно.

Например, взяв на вооружение данные принципы, можно будет «проверить» существующие теоретические построения юридической науки на соответствие этим принципам, определить сквозь их призму «правильность» построения юридических теорий и при необходимости исправить последние в соответствии с требованиями диалектико-логических принципов.

В настоящее время вопросы соответствия теоретических конструкций юридической науки универсальным диалектико-логическим принципам построения научной теории, к сожалению, пока не исследованы. Однако обнадеживает то обстоятельство, что такого рода работа уже проведена по отношению к определенным физическим, математическим, биологическим, географическим, геологическим, психологическим, экономическим и иным научным теориям.

Эти исследования дали свои положительные результаты и получили широкое признание в науке. Как оказалось, многие выдающиеся теории естественных наук, среди которых можно указать теорию относительности, квантовую теорию, теорию клетки, созданы на основе последовательного применения метода восхождения от абстрактного к конкретному в соответствии с теми диалектико-логическими принципами, система которых включает в себя, как отмечалось, выбор предметной области, анализ первоначального целого и выделение исходного пункта, обоснование всеобщего принципа и основного понятия теории и т. д.  Исходя из вышеизложенного, в данной статье как постулат берется тезис диалектической логики о том, что всякая научная теория, в том числе и теория права, строится или должна строиться в соответствии с определенными диалектико-логическими принципами. Далее с учетом того, что в теории права до сих пор нет однозначной трактовки понятия права, предпринимается попытка реализовать прикладной потенциал одного из диалектико-логических принципов в рамках теории права применительно к решению проблемы начала в теоретическом познании права, правовой системы. Речь идет о том, чтобы в рамках общей теории права, которая является одной из центральных или «материнских» в системе юридических наук, проверить как, каким образом и насколько реализован принцип выявления начала, исходного пункта права, как особой конкретности.

Понятие начала в теории познания имеет различные аспекты. В диалектической логике его понимание связано с предметной характеристикой объекта познания. Начало, исходное всеобщее рассматривается не как мысль (абстракция) в некоторой замкнутой теоретической области, оторванной от реальности, а как элементарная конкретность, всеобщее, «клеточка» развивающейся системы. Например, в биологии как элементарная конкретность, с появлением которой возникает жизнь на Земле, рассматривается клетка. В экономической теории Маркса всеобщим и единичным, элементарным конкретным, началом богатства общества рассматривается товар, с исследования которого автор начинает также построение своей научной теории.

В юридической науке проблема начала, или «элементарной клеточки», права ранее рассматривалась многими учеными, среди которых можно назвать и казахстанских юристов. Так, К.Н. Наменгенов отмечает: «Если верно то, что каждая наука должна иметь свою особую исходную, простую и предельную абстракцию, как, например, “абстракция клетки в ботанике или живого в биологии”, то в правоведении, по мнению Н. И. Матузова, такой абстракцией, исходным, ключевым началом (понятием) должно быть, несомненно, правоотношение»[2].

По мнению М. Т. Сулейменова, началом права можно считать юридический феномен владения. Несколько иной точки зрения по данной проблеме придерживается М. Т. Баймаханов, который в качестве «исходной клеточки» права указывает на правовую норму[3]. Аналогичной позиции придерживается ряд выдающихся российских ученых. Например, В. Н. Кудрявцев  в одной из своих работ также пишет о том, что исходной «клеточкой» правовой системы является правовая норма[4]. К сожалению, точка зрения крупных теоретиков права о том, что исходной клеточкой права является правовая норма, не получила в юридической литературе своего развернутого освещения и обоснования, до настоящего времени остается в виде отдельных высказываний или в форме гипотезы.

Несколько иной точки зрения по вопросу об исходном пункте теории права придерживаются С. Н. Мареев и В. И. Мурашев, которые считают, что правовым явлением, которое представляет собой генетический род, всеобщую реальную основу, «клеточку», содержащую в себе в свернутом виде всю правовую действительность, является частный собственник. «Частный собственник как субъект права и предстает в качестве исходной, всеобщей, практически истинной категории права вообще»[5]. Как полагает А. М. Васильев, выделение «государственной воли господствующего класса как исходного и конечного пункта систематизированного изложения теории права» дает возможность установить общие параметры прикладной правовой логики, которую выражает система правовых категорий[6].

Таким образом, в юридической науке на сегодня существует достаточно широкий разброс мнений среди ученых по проблеме начала, исходной «клеточки» права и правовой системы. Имеющие место разные толкования исходного пункта правовой теории в юридической литературе отчасти вызваны и тем, что не всегда проводится различие между началом теории права и началом изложения теории права. Между тем данный аспект имеет весьма важное методологическое значение, в связи с которым Маркс отмечал, что исследование должно детально освоиться с материалом, проанализировать различные формы его развития, проследить их внутреннюю связь и лишь после того, как эта работа будет закончена, может быть надлежащим образом изображено действительное движение. Когда с целью изложения системного научного знания об историческом развитии права во всех его проявлениях

А.М. Васильев рассматривает категорию «государственная воля» в качестве начала теории права, то, разумеется, речь идет об исходном пункте изложения данной теории. Здесь исходным пунктом, началом теории может быть избрано то или иное понятие.

Но по-другому дело обстоит во втором случае. В отличие от процесса изложения научной теории, в процессе исследования предмета (объекта) в качестве исходного пункта, начала теории не может быть взято то или иное понятие, а также любая другая логическая форма, идеальное.

Согласно диалектической логике, в качестве начала, исходного пункта исследования предмета всегда берется некое конкретное, элементарная конкретность в данной системе.  Начало, исходный пункт научной теории должен также соответствовать и другим критериям. Например, начало должно быть не только элементарным конкретным, но и обычным и необходимым, единичным и всеобщим, массовидным и противоречивым в данной системе, целостности. Поэтому такое начало, такой исходный пункт не может быть выбран произвольно, по усмотрению лишь самого познающего субъекта, и не может быть, как отмечалось, тем или иным понятием.

С учетом указанных требований для отыскания начала, исходного пункта правовой системы в качестве предмета (объекта) научной теории нами берется вся правовая система как традиционно состоящая из следующих трех компонентов: позитивного права, правоотношений, правосознания. Далее путем исключения правосознания как идеального компонента областью поиска или вероятным местом нахождения точки роста правовой системы рассматривается область правоотношений, поскольку она менее исследована по сравнению с областью позитивного права в течение прошлых  тысячелетий.

Рассматривая правоотношение в соответствии с современными канонами юридической науки как общественное отношение, урегулированное нормами позитивного права, можно обнаружить, что по критерию наличия или отсутствия причинно-следственной зависимости между поведением субъекта и его последующим участием в общественном отношении, урегулированным нормами права, можно различать два типа правоотношений. Главное отличие между ними состоит в том, что рамках первого типа правоотношений субъект своим поведением может контролировать их динамику (возникновение, изменение и прекращение таких правоотношений), а в рамках второго типа правоотношений их динамика (возникновение, изменение или прекращение правоотношения) определяется событиями, не подконтрольными данному субъекту как стороне.

Первый тип правоотношения реализуется как необходимое и предусмотренное позитивным правом следствие юридически значимых поступков (действия или бездействия) самого субъекта. В данном случае налицо имеется прямая причинно-следственная зависимость между поведением человека и его участием в правоотношении как стороны. Например, такие правомерные поступки людей, как покупка или продажа товара, вступление в брак, заключение трудового договора — являются в объективном праве непосредственной причиной признания человека стороной или участником определенного правоотношения. Аналогичным основанием для признания субъекта стороной правоотношения являются его противоправные поступки, например, совершение административного правонарушения или преступления. Особенность данного типа правоотношений состоит в том, что человек обладает определенной свободой воли касательно своего участия в них. В конечном счете, он всегда сам решает вопрос о том, быть или не быть ему стороной (участником) такого правоотношения. При необходимости человек может отказаться от совершения того или иного имеющего юридическое значение поступка и тем самым не участвовать в правоотношении названного типа.

Второй тип правоотношений реализуется как предусмотренное позитивным правом следствие юридически значимых событий для субъекта. В этом случае отсутствует прямая и непосредственная причинно-следственная зависимость между поведением субъекта и его участием в данном правоотношении. Например, вследствие таких  природных событий  как наводнение, землетрясение, удар молнии человек может быть признан потерпевшим имущественный вред, стать стороной страхового правоотношения. Юридически значимым событием для субъекта может стать и поступок другого человека или группы людей. Например, в уголовном праве преступление рассматривается как противоправное деяние (поступок), совершение или не совершение которого зависит от воли и желания субъекта преступления.  Однако это же деяние со стороны государства и законопослушных граждан обычно оценивается как опасное событие, которое произошло помимо их воли и желания. Аналогично оценивается и характеризуется такой юридический факт как рождение ребенка. Если сам новорожденный и многие другие члены общества могут оценивать факт рождения человека как событие, которое произошло независимо от них, то мать новорожденного вполне может считать роды как свой юридически значимый поступок. Такая двойственная характеристика юридического факта рождения ребенка объясняется тем, что оно может одновременно оцениваться с позиций разных субъектов, поскольку в каждом правоотношении участвуют не менее двух сторон. Этим же объясняется, в частности, двойственная характеристика такого  юридического факта как преступление, а также ряда других юридических фактов При попытке отыскать начало, элементарную конкретность правовой системы, применительно к правоотношению необходимо учитывать следующее. В силу того, что каждое правоотношение, независимо от принадлежности к тому или иному типу, включает в себя не менее двух участников (сторон), субъективное право и юридическую обязанность, а также юридический факт как основание своего возникновения, правоотношение нельзя рассматривать как элементарное конкретное. Поэтому утверждение теоретиков права о том, что началом, «элементарной клеточкой» права служит само правоотношение, не соответствует тому критерию, согласно которому начало должно представлять собой именно элементарное конкретное в рамках данной целостности, то есть правовой действительности.

Однако в рамках правоотношения как подсистемы или особого компонента правовой системы можно обнаружить, что все же существует такое элементарное конкретное в виде юридического факта. В правовой науке юридический факт рассматривается как жизненное обстоятельство, с которым позитивное право связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношения. Наиболее исследованным в юридической науке видом юридического факта служит, как это не парадоксально, преступление, которое рассматривается как общественно опасное и противоправное, виновное деяние, предусмотренное нормами уголовного права. Однако большинство деяний (юридически значимых поступков) человека являются правомерными и общественно полезными, направленными на обеспечение жизнедеятельности его самого и общества. Таковым является, в частности, большинство юридических фактов.

Подобно тому, как в экономической теории марксизма элементарной клеточкой, началом богатства капиталистического общества рассматривается товар, в правовой системе началом, элементарной клеточкой можно рассматривать юридически значимые поступки (деяния) человека и групп людей.

Деяние есть единичное и всеобщее конкретное в правовой системе. Без деяний (юридически значимых поступков) человека и групп людей трудно представить себе возникновение и функционирование правовой системы общества во времени и пространстве. Именно результатом деяний законодателя и других субъектов служит закон, именно путем деяний государственных органов и должностных лиц реализуются правовые нормы, именно через деяния реализуются субъективное право и юридическая обязанность. В конечном счете и объективное право, и субъективное право, и правоотношения призваны «обслуживать» наиболее социально, а значит и юридически  значимые  поступки человека и групп людей. 

Вывод о том, что в рамках правовой системы элементарным конкретным началом, точкой роста может служить деяние как юридически значимый поступок человека или групп людей, выдвигается как гипотеза, требующая своего дальнейшего обоснования и подтверждения, а также развития.

Вместе с тем, рассмотрение деяния как элементарной «клеточки», начала возникновения и развития правовой системы позволяет несколько в ином свете представить ряд юридических явлений и более четко исследовать определенную зависимость деяний человека и групп людей от географических, социальных, исторических, временных и иных факторов. Например, многие социально значимые поступки, или деяния, человека в пастушеских племенах должны существенно отличаться от социально значимых поступков, или деяний, человека в земледельческой культуре, а ряд  поступков жителей Арктики существенно отличается от поступков населения Сахары. В данном контексте можно также рассмотреть возможные аспекты формирования содержания многих юридических феноменов, например, так называемой мононормы.

В исторической ретроспективе можно со всей очевидностью утверждать, что жизненно важные поступки человека и групп людей имеют место быть задолго до появления государства и писаного права как системы норм, используемых публичной властью. При этом государственная власть и писаное право являются вторичными феноменами по сравнению с деяниями человека и групп людей.

 

Литература

1. Абдильдин Ж. М., Нысанбаев А. Н. Диалектико-логические принципы построения теории — Алма-Ата: «Наука» Каз.ССР, 1973. — 420 с.

2. Васильев А. М. Категории теории права (к разработке понятийной системы): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук.— М.: МГУ, 1975. — 41 с.

3. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. — М.: Наука, 1982. — 288 с.

4. Материалистическая диалектика как методология. —Алма-Ата: «Наука» Каз.ССР, 1981. — 356 с.

5. Наменгенов К. Н. Абсолютные и относительные изобретательские правоотношения.— Алма-Ата: «Наука» КазССР, 1978. — 238 с.

 

Библиография

1 Абдильдин Ж.М., Нысанбаев А.Н. Диалектико-логические принципы построения теории. — Алма-Ата: «Наука» КазССР,  1973. С. 41—63.

2 Наменгенов К.Н. Абсолютные и относительные изобретательские правоотношения. — Алма-Ата: «Наука» КазССР, 1978. С.16.

3 Материалистическая диалектика как методология. — Алма-Ата: «Наука» Каз.ССР, 1981. С. 334.

4 Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. — М.: Наука, 1982. С. 54.

5  Материалистическая диалектика как методология.  С. 343-347.

6 Васильев А.М. Категории теории права (к разработке понятийной системы): Автореф. дис. ...

д-ра юрид. наук.— М.: Изд-во МГУ, 1975. С. 19-20.