УДК 343.341.1

Страницы в журнале: 142-144 

 

Р.Р. ШАЙДУЛЛИН,

аспирант кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Казанского (Приволжского) федерального университета

 

Рассматриваются положения Федерального закона от 03.11.2009 № 245-ФЗ, которые внесли в УК РФ новое определение преступного сообщества (преступной организации)  как структурированной организованной преступной группы, совершающей корыстные преступления. Исследуются условия привлечения к ответственности не только лидеров, но и участников преступных групп. Выдвинуты предложения о внесении в ст. 210 УК РФ ряда поправок, регламентирующих объективную сторону преступления и уточняющих ответственность участников организованных преступных групп.

Ключевые слова: общественная безопасность, организованная преступность, преступное сообщество (преступная организация), ответственность за создание преступного сообщества.

 

Criminal-liability for Participation in a Criminal Community

 

Shaidullin R.

 

The article deals with the provisions of the Federal Law from 03.11.2009 have made in the Criminal Code a new definition of a criminal association (criminal organization) have defined it as a structured organized criminal groups have committed acquisitive crimes. Do not escaped the attention of the leaders of these criminal groups. The authors examine the conditions to bring to justice not only leaders, but members of criminal groups and suggests Art. 210 of the Criminal Code a number of amendments that govern the objective aspect of crime and clarifying the responsibility of organized criminal groups.

Keywords: public safety, organized crime, criminal association (criminal organization), responsible for creating a criminal association.

 

Конец 2009 года ознаменовался целым рядом изменений в уголовном законодательстве России. Основной причиной принятия Федерального закона от 03.11.2009 № 245-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» стало несовершенство правового регулирования в сфере противодействия организованной преступности.

Серьезной доработке подверглись статьи, предусматривающие уголовную ответственность за наиболее опасную форму соучастия — организацию преступного сообщества (преступной организации). По мнению законодателя, данные поправки позволят более эффективно бороться с лидерами организованной преступности и лицами, занимающими высшее положение в преступной иерархии.

Согласно поправкам, внесенным в УК РФ, преступным сообществом (преступной организацией) стала признаваться структурированная организованная группа или объединение организованных групп, действующие под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Приведенное определение дает представление, что такое преступное сообщество, однако на практике бывает тяжело отграничить преступное сообщество (преступную организацию) от банды, так как в обоих случаях группировки характеризуются присутствием лидера, жесткой дисциплиной и другими признаками.

По сути, законодатель приравнял создание преступного сообщества к осуществлению организованной экономической преступности, поскольку одной из целей создания преступного объединения является совершение преступлений ради финансовой или материальной выгоды. Также законодатель заменил понятие «сплоченность» на «структурированность». По Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года «организованная преступная группа» означает структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с данной Конвенцией, с тем чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду. По мнению Верховного суда РФ, под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т. п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации)[1].

Статья 210 УК РФ также была дополнена двумя специальными субъектами преступления: лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, и лицом, использующим свое влияние на участников организованных групп, — однако остается непонятным, как правоприменитель будет определять, кто и какие места в преступной иерархии занимает тот или иной лидер организованной преступной группы. Новеллой также стало исключение из ч. 2 ст. 210 УК РФ указания на участие в объединении организаторов или иных представителей организованных групп.

Статья 210 УК РФ переформулирована таким образом, что предусматривает уголовную ответственность как за создание преступного сообщества и участие в нем, независимо от того, совершались ли преступления, так и за действия, направленные на функционирование созданного сообщества, привлечение новых участников, укрывательство совершенных преступлений и их исполнителей.

Часть 1 ст. 210 УК РФ устанавливает ответственность в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет со штрафом в размере до 1 млн руб.  или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 5 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет. В качестве условий, свидетельствующих о том, что преступное сообщество сложилось, могут признаваться: факт создания сообщества; совершение преступлений; руководство сообществом или структурными подразделениями (ячейками); координация преступных действий; создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами; разработка планов и создание условий для совершения преступлений такими группами; раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между организованными группами, совершенные лицом с использованием своего влияния на участников организованных групп; участие в собрании организаторов, руководителей (лидеров) или иных представителей организованных групп в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

Можно выделить три цели, которые преследуются при создании преступного сообщества (преступной организации): для совершения однородных тяжких или особо тяжких преступлений; для совершения разнородных тяжких или особо тяжких преступлений; для совершения как тяжких или особо тяжких преступлений, так и преступлений средней или небольшой тяжести. Первая цель подразумевает, что если преступное сообщество создается для совершения преступлений в сфере экономики, то ее создатели или руководители не должны нести такую же ответственность, как организаторы (руководители) террористической организации.

Таким образом, необходимо законодательно выделить в качестве отдельного вида особо опасную преступную организацию. К этому виду следует отнести организации, созданные для совершения особо тяжких преступлений, связанных с посягательством на личность (статьи 105, 126, 131 УК РФ), а также на общественную и государственную безопасность (статьи 205 и 276 УК РФ). Ответственность за создание подобных организаций и участие в них должна быть ужесточена.

Если преступная организация создана для совершения разнородных преступлений, причем одни преступления (например, предусмотренные ч. 3 ст. 159 УК РФ) не придают ей статус особо опасной организации, а другие наделяют ее таким статусом, то опасность организации в целом должна оцениваться по наиболее опасным преступлениям из числа тех, для совершения которых она была создана. Организаторы, руководители и участники групп, созданных для совершения преступлений средней или большой тяжести, не подлежат уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ, поскольку их деятельность, представляя в силу широкого распространения и причиняемого ущерба большую общественную опасность, не отвечает формальному критерию — категории совершаемых преступлений. Следовательно, какая-либо организационная деятельность, направленная на систематическое совершение указанных преступлений, остается безнаказанной. Заметим, что такого квалифицирующего признака, как совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией), ни в одном из составов нет.

Часть 2 ст. 210 УК РФ устанавливает ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года. Практике известны случаи, когда преступная организация создается для совершения как тяжких или особо тяжких преступлений, так и преступлений средней или небольшой тяжести, и возникает проблема следующего рода. Предположим, что преступная организация состоит из структурных подразделений или представляет собой объединение организованных групп, каждая из которых специализируется на совершении какого-либо одного вида преступлений, причем одни группы совершают преступления тяжкие и особо тяжкие (группы А), а другие — преступления исключительно средней и небольшой тяжести (группы В). Несут ли уголовную ответственность по ст. 210 УК РФ участники групп В, или же они отвечают только за те преступления, в совершении которых приняли непосредственное участие? Представляется, что участники групп В подлежат уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ, если они хотя бы в общих чертах осведомлены о характере и опасности преступлений, совершаемых организацией в целом либо если их преступная деятельность прямо или косвенно связана с преступной деятельностью всей организации или групп А (например, одна группа занимается сбытом наркотических средств, а вторая — легализацией полученной от этого прибыли).

Ответственность участников преступной организации, не принимающих непосредственного участия в совершаемых организацией преступлениях, нельзя смешивать с ответственностью за соучастие в создании преступной организации, руководстве ею и за членство в ней, а последнее — с ответственностью за соучастие в совершаемых организацией преступлениях. Лицо подлежит ответственности за соучастие в создании преступной организации, если оно выполняло функции подстрекателя или пособника в создании такой организации или руководстве ею либо в участии в ней. Например, если некое должностное лицо, не являясь ни участником, ни организатором, за взятку помогает преступной организации получить статус юридического лица, это должностное лицо понесет ответственность не только за получение взятки по ст. 290 УК РФ, но и за пособничество в создании преступной организации по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 210 УК РФ. Если одно лицо, не являясь участником преступной организации, но зная о ее существовании, путем уговора склонило другое лицо к вступлению в такую организацию, то это следует квалифицировать как подстрекательство к участию в преступной организации  по ч. 4 ст. 33 и ч. 2 ст. 210 УК РФ.

Часть 3 ст. 210 УК РФ за предусмотренные частями 1 или 2 этой же статьи деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, вводит наиболее строгое наказание, поскольку помимо общественной опасности это посягает на интересы государственной и муниципальной службы. Наказание определено в виде лишения свободы на срок от 15 до 20 лет со штрафом в размере до 1 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 5 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет. По нашему мнению, усиление ответственности основано на признаках субъекта преступления. Участие в преступном сообществе (преступной организации) должностных лиц государственных или муниципальных органов, в том числе представителей власти, руководителей и ответственных работников финансовых, производственных, коммерческих и иных организаций представляет особую общественную опасность, так как является одной из форм слияния криминальных структур с государственными органами и легальным бизнесом. С учетом этого обстоятельства считаем целесообразным в санкцию ч. 3 ст. 210 УК РФ в качестве дополнительного наказания внести лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Новеллой стала часть 4 ст. 210 УК РФ, установившая ответственность за деяния, предусмотренные ч. 1 этой же статьи, совершенные лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, в виде лишения свободы на срок от 15 до 20 лет или пожизненного лишения свободы.

На наш взгляд, применение ч. 4 ст. 210 УК РФ станет проблематичным. Формализовать положение лица в преступной иерархии невозможно, потому что такие «ранги» в официальных документах не отражаются, а известны лишь из оперативных данных. Яркое тому подтверждение — покойный В. Иваньков (Япончик), который всегда публично открещивался не только от лидерства, но и от связей с преступным миром.

Важно отметить изменения в порядке замены наказания. Согласно новой редакции п. «г» ч. 3 ст. 79 УК РФ, лица, осужденные за преступления, предусмотренные ст. 210 УК РФ, должны отбыть не менее трех четвертей срока назначенного наказания, прежде чем у них возникнет возможность условно-досрочного освобождения. Аналогичное условие (отбытие не менее трех четвертей срока) установлено новой редакцией ч. 2 ст. 80 УК РФ для возможности замены более мягким видом наказания. Для эффективной реализации указанных новелл в ч. 2 ст. 100 УПК РФ внесены дополнения, устанавливающие обязанность предъявления обвинения по ст. 210 УК РФ в течение 30 суток с момента задержания либо избрания меры пресечения в отношении подозреваемого лица.

 

Библиография

1 Пункт 3 постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.06.2010 № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)».