Ю.В. КОСТИН,

кандидат исторических наук, доцент, докторант кафедры государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России

 

В  современном мире актуальны вопросы государственно-правового обеспечения и нравственного оправдания применения принуждения и насилия в государственных интересах, для поддержания правопорядка и общественного согласия. В мировой истории можно найти немало примеров, когда под прикрытием благих целей обеспечения безопасности граждан и поддержания мира совершались жестокие преступления против человечества, попирались основополагающие принципы международного права и общепринятые нравственные нормы. Соотношение государства, права и нравственности, толкуемое как отношение взаимной зависимости, обусловленности и общности[1], является одной из острых проблем современной юридической науки и общественно-политической практики.

Анализ научной литературы, посвященной проблеме соотношения государства и права, позволяет сделать вывод о том, что традиционно в зарубежной и отечественной юридической науке различались два основных подхода к рассмотрению этого вопроса.

Первый — этатический — исходит из приоритета государства над правом и рассматривает право как продукт и следствие государственной деятельности. Право находится в подчиненном государству отношении, выступает в качестве особого придатка, атрибута государства, обязательного приложения к государственной власти. В основе подхода лежит формально-догматическое отношение к понятию права как к совокупности норм, издаваемых государством. Право возникает одновременно с государством, на идентичной социальной основе, в силу одних и тех же условий и закономерностей, следуя «тенью» за государством.

Второй подход утвердился в отечественной юридической науке в конце XIX — начале XX века на основе естественно-правовых воззрений. Праву принадлежит безусловный приоритет по сравнению с государством. Право возникает до образования государства, старше его; никакое государство и никакая власть не есть первоначальный источник права[2]. Такая трактовка проблем соотношения государства и права является ядром для утверждения в политической и государственной практике идеи господства права.

В современной юридической науке существует и третий, интегративный, подход к рассмотрению проблемы соотношения государства и права, позволяющий учесть взгляды сторонников этатического и естественно-правового подходов, избежать крайности в оценке связи государства и права. Соотношение государства и права носит характер сложной двусторонней взаимосвязи и зависимости: «Государство находит в праве порядок, а право в государстве — власть, которую она утверждает»[3].

Интегративный подход, позволяющий усматривать в соотношении государства и права единство, различия и взаимодействие, позволяет более точно и верно выявить глубинные связи между правом и государством, избежать односторонности в процессе исследования. Право возникает и действует не потому, что существует государство и его правотворческие органы, а потому, что «определенные общественные отношения, потребности, интересы не могут быть выражены, структурированы, реализованы нормально вне правовых форм. Они являются первой объективной и исторически-логической причиной возникновения, существования и функционирования права»[4].

В третьем подходе государство и право — два параллельно функционирующих, взаимодействующих, взаимодополняющих общественных феномена. Они одинаково несут собственные жизненно важные функциональные нагрузки и своим потенциалом воздействуют на соответствующие общественные отношения, достигая в конечном счете совместного результата, в котором заинтересовано общество.

Соотношение государства и права проявляется в том, что государство не порождает права, не производит его, является, с одной стороны, зависимой, подчиненной ему силой, а с другой — мощным средством, поддерживающим и усиливающим мощь права, его потенциал в общественной системе. Государство использует право в качестве средства управления общественными процессами, но лишь в той мере, в какой само право ему это «позволяет». Право как явление и важнейший институт современного общества оказывает огромное влияние на жизнь людей; без него ни одно государство не может функционировать и распространять свою власть на граждан. Соотношение государства и права проявляется в их взаимосвязи и взаимодействии, в процессе которого они объединяют потенциал для позитивного, полезного, необходимого воздействия на наиболее значимые стороны жизни современного общества.

Вместе с тем в основе происхождения и действия государства и права лежат не только сугубо экономические и социальные причины, но и этнические, духовные, нравственные и многие иные жизненные обстоятельства. На функционирование государства и права влияют различного рода интересы, потребности, идеи, побуждения, мотивы, ценности, порождаемые и отражаемые общественной жизнью, волей людей.

Исторический опыт свидетельствует, что традиционно особое место в жизни государства принадлежит праву и нравственности — важнейшим социальным регуляторам, включенным в систему общественных отношений, целенаправленно воздействующим на государство и государственную власть. И это не случайно: право и нравственность — важнейшие элементы культуры, всегда выступающие в тесном взаимодействии, характер которых устанавливается конкретными историческими условиями жизнедеятельности общества и государства. Взаимодействие объективно обусловлено, так как генезис и реальное бытие права и нравственности определяются едиными связями общественных отношений, в которых развертываются сложные и подчас противоречивые связи государства, права и нравственности.

Государство и право в основе имеют социальную природу; воспринимают ценности, накопленные обществом в других социальных нормах. На функционирование государства и формирование права большое влияние оказывает нравственность, которая включает в себя совокупность моральных требований, воспринимаемых человеком добровольно, через его убеждения и воспитание. Трудно не согласиться с мнением Е.А. Лукашевой о том, что «право — категория этическая, и не может быть права, к которому неприложимы были бы моральные оценки, прежде всего с позиций добра, зла, честного, бесчестного и др.»[5].

В современных научных исследованиях наиболее распространены социально-регулятивный и ценностно-этический подходы к анализу соотношения права и нравственности. Согласно социально-регулятивному подходу взаимодействие права и нравственности основывается на их способности регулировать общественные отношения путем определения границ возможного и должного поведения. Этот подход сближает право и нравственность на основании общности их регулятивных функций и присущей им нормативности, позволяет рассматривать их как однопорядковые феномены социальной организации.

Сторонники ценностно-этического подхода возражают против представлений о нравственности лишь как о форме социальной регуляции или форме общественного сознания. Нравственность воспринимается ими как важнейшая общечеловеческая ценность, которая наряду с правом впитала в себя представления многих поколений людей о добре и зле.

В анализе проблемы соотношения государства, права и нравственности в современных условиях наиболее продуктивной является методология, сочетающая в себе элементы социально-регулятивного и ценностно-этического подходов. Это позволяет, во-первых, проследить, как система правовых и нравственных отношений не только реализует, но и порождает новые государственно-правовые идеи и нормы, с учетом особенностей развития российской политической и государственно-правовой традиции и отечественного правосознания, во-вторых, сочетать представления о праве и нравственности как о важнейших системах социальной регуляции и формах общественного сознания с представлениями о нравственности как общечеловеческой ценности, впитавшей в себя наряду с правом представления многих поколений людей о добре и зле, долге и чести, совести и справедливости.

Право и нравственность, являясь неотъемлемыми составляющими духовной культуры человечества, призваны способствовать сочетанию коллективных и индивидуальных интересов и согласию в обществе, имеют огромное значение для обеспечения нормального функционирования государства. Право и нравственность должны рассматриваться не только как нормы, стандарт поведения, но и как духовные ценности, содержащие в себе представления людей о справедливости, добре и зле, хорошем и плохом.

В юридической науке достаточно подробно анализируются вопросы сходства и различия права и нравственности. В современных условиях право само по себе имеет огромную ценность, поскольку служит достижению идеалов справедливости, свободы, равенства в обществе, определенным образом организовывает социальное пространство[6].

Даже самые совершенные в юридическом и организационном плане законы будут выполняться только под угрозой наказания, принуждения, если несправедливы, негуманны и не предоставляют определенную степень свободы. Созданные без учета нравственных требований юридические нормы не получают одобрения у тех граждан, на которых распространяются. Любые правовые отношения должны основываться на признании их обществом, поэтому право неизбежно вбирает в себя общечеловеческие нравственные ценности, базируется на достижениях духовной культуры общества.

Большинство современных исследователей отмечают, что все, регулируемое правом, так или иначе регулируется нравственностью. Нравственность, как и право, представляет собой совокупность строго определенных, довольно устойчивых, закрепленных в общественном сознании норм поведения, отражающих наиболее важные отношения между людьми.

Можно согласиться с мнением Н.Н. Вопленко о том, что право и нравственность порождаются единой системой общественных отношений, имеют общие исторические корни, являются духовными, культурными ценностями и достижениями человечества и представляют собой средства активного воздействия на поведение людей. «Наблюдается сходство структуры норм права и морали, а также основных элементов механизма регулирования отношений в обществе: это нормативное долженствование, ценностные ориентации, оценка и санкции.»[7]

Право и нравственность обладают общностью объекта регулирования: действуют в одних и тех же сферах общественной жизни; предъявляют к субъектам социальных отношений сходные, согласующиеся требования (не совершать правонарушений, помогать ближнему, жить по принципам справедливости и добра, соблюдать закон и др.). Сходство права и нравственности подтверждается наличием в праве естественных, нравственно-гуманистических начал.

Нравственность и право, несмотря на родственность многих их признаков, различаются, являясь двумя относительно самостоятельными нормативными системами. Различия между правом и нравственностью обусловлены разным историческим происхождением, степенью обязательности, неодинаковой ценностью в решении разнообразных вопросов, возникающих в жизни людей. Право определяет свободу внешних действий человека, оставаясь безразличным к внутренним мотивам его поведения. Нравственность же не только очерчивает границы внешней свободы, но и требует определения внутренней позиции личности[8].

Уровень требований, предъявляемых к поведению человека, у права и нравственности неодинаков. Вряд ли можно утверждать, что нормы права сильнее нравственных. И нормы права, и нравственные нормы содержат обязательные для исполнения предписания. В одной ситуации эффективным оказывается действие правовых норм, в другой — нравственных.

Нравственные нормы имеют всеохватывающее воздействие, влияют на все виды отношений между людьми, в то время как право проникает в ограниченную их область, закрепляя наиболее важные из них. В конкретном обществе право имеет предметно ограниченную сферу применения. Иногда по различным причинам оно может не регламентировать такие отношения, которые нуждаются в правовом урегулировании. Нравственность в отличие от права более «подвижна» в этом отношении, быстрее реагирует на изменения определенных взаимосвязей в обществе. Нравственность закрепляется в сознании людей, а праву для этого нужно официально-государственное регламентирование. Нравственность предъявляет к поведению более высокие и далеко идущие требования, нежели право. Как отмечает Н.И. Матузов, нравственные нормы безоговорочно осуждают любые формы нечестности, лжи, клеветы, обмана и т. д., тогда как право пресекает лишь наиболее крайние и опасные их проявления[9].

Право закрепляет и регулирует наиболее значимые связи в современном обществе, жизненно важные для его нормального функционирования. Нравственность регламентирует более широкий круг отношений между людьми.

Вместе с тем право и нравственность, являясь необходимым условием жизни и развития современного общества, не должны противопоставляться. Право и нравственность — не противоположные явления, и преувеличение их изоляции может привести «к правовому нигилизму, с одной стороны, и освобождению от моральных принципов государства, правосудия — с другой»[10].

Право и нравственность — две относительно самостоятельные нормативно ценностные системы, вплетенные в жизнь современного общества. Право тесно связано с государством; функционирует в обособленной сфере жизнедеятельности, закрепляя наиболее важные отношения в обществе. Нравственность — явление более универсальное, она способна проникать практически во все области социальных отношений (политическую, экономическую, правовую, культурную и др.). Государство, право и нравственность влияют друг на друга, взаимосогласованы; существует системное единство права и нравственности как двух важнейших пластов культуры[11].

Таким образом, государство, право и нравственность — явления не только политико-юридические, но и социально-этические. Государство, право и нравственность — важнейшие средства регулирования поведения людей в обществе — находятся в диалектическом единстве и тесно взаимодействуют, соприкасаясь в наиболее важных областях социальной жизни.

Диалектическое единство и взаимосвязь государства, права и нравственности проявляется в следующем: активно воздействуя на нравственность, право способствует укреплению государства. В то же время само право под влиянием нравственного фактора постоянно обогащается: расширяется его нравственная основа, повышается авторитет, возрастает его роль как государственного регулятора общественных отношений. Взаимодействие государства, права и нравственности способствует их взаимному обогащению и накоплению полезного опыта организации жизнедеятельности общества и совместной социальной регуляции.

Вместе с тем установленное на определенный момент соотношение государства, права и нравственности не остается неизменным. Меняются условия, в которых действуют государство, право и нравственность. Под воздействием внешних факторов происходят перемены в сознании и поведении людей, преобразуется их отношение к вопросам государственно-правовой и духовно-нравственной жизни. Эти процессы происходят в обществе непрерывно, и как результат — постоянно возникают новые государственно-правовые идеи, которые оказывают значительное влияние на все стороны жизни общества.

Исторический опыт свидетельствует, что вся сфера действия государства и права должна иметь глубокое нравственное основание. Несовершенство законодательства, правоприменительной деятельности, нарушение законности и правопорядка неизбежно влекут за собой дисфункцию в сфере нравственного сознания и нравственных отношений, подрывая уважение к праву, оборачиваются большими потерями для общества и государства. Постоянный учет уровня и состояния нравственного сознания — важный фактор повышения эффективности действия права, поддержания стабильности и правопорядка в обществе, упрочения законности и укрепления государства.

 

Библиография

1 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 1988. С. 610.

2 См.: Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. — М., 1907. С. 16; Михайлов П.Е. Проблема права. Новые идеи в правоведении. — СПб., 1915. Сб. 4. С. 11; Виноградов П.Г. Очерки по теории права. — М., 1915. С. 28.

3 Государственное право Германии: В 2 т. — М., 1994. Т. 2. С. 308.

4 Кененов А.А. Соотношение государства и права // Проблемы теории государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. — М., 1999. С. 287.

5  Лукашева Е.А. Право, мораль, личность. — М., 1986. С. 120.

6 См.: Теория государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. — М., 1985. С. 251; Матузов Н.И. Теория государства и права. — М., 2000. С. 238; Вопленко Н.Н. Право в системе социальных норм. — Волгоград, 2003. С. 41.

7 Вопленко Н.Н. Указ. соч. С. 42

8 См.: Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 104.

9 См.: Матузов Н.И. Указ. соч. С. 332.

10 Графский В.Г. Право и мораль в истории: проблемы ценностного подхода // Гос-во и право. 1998. № 8. С. 117.

11 См.: Нерсесянц B.C. Философия права. — М., 1999. С. 83.