Л.К. АЙВАР,

доктор юридических наук, профессор

 

Первое в мире искусственное оплодотворение женщины провел в 1785 году М. Дойе из медицинского отделения Парижского университета. Он сделал внутривлагалищную инъекцию спермы своей жене, и в результате родился здоровый ребенок. Свой эксперимент Дойе описал в анонимной брошюре. Первый в мире ребенок, зачатый вне тела матери (в пробирке), родился 25 июля 1978 г. в английском городе Олдхэм. Роды прошли нормально... Сегодня использование метода суррогатного материнства уже никого не удивляет. К нему зачастую прибегают родители, которые по разным причинам не могут иметь детей.

Институт рождаемости становится все более актуальным не только для России, но и для многих зарубежных стран, где смертность превышает рождаемость и крайне остро стоит демографическая проблема. Население развитых стран вырождается. Так, в России уровень смертности превышает уровень рождаемости уже в течение 10 лет и замещения поколений не происходит.

По статистке, более 20% всех супружеских пар не обладают естественной способностью к рождению детей. В этом кроется причина большинства разводов. Ни любовь, ни взаимное уважение, ни стабильный доход, ни сходство интересов и вкусов не могут заменить родительских инстинктов, поэтому бездетные пары расходятся значительно чаще.

Можно предположить, что единственный выход для таких семей — усыновление ребенка. Однако есть иной вариант — программа суррогатного материнства, которая позволяет бездетным парам обрести собственного ребенка. Суть этого метода репродукции состоит в том, что эмбрион вынашивается посторонней женщиной.

Вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ) — это методы терапии бесплодия, при которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма. ВРТ включают экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) и перенос эмбрионов в полость матки, инъекцию сперматозоида, донорство спермы, донорство ооцитов (женских половых клеток), суррогатное материнство, преимплантационную диагностику наследственных болезней, искусственную инсеминацию.

Экстракорпоральное оплодотворение используется в мировой медицинской практике с 1976 года. По официальным данным, в России ЭКО и перенос эмбрионов в полость матки впервые были выполнены в Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН. В суррогатном материнстве основополагающей является медицинская сторона вопроса, однако немаловажен и вопрос юридического сопровождения.

Правовая регламентация названных отношений закреплена Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, приказом Минздрава России от 26.02.2003 № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» (далее — приказ о ВРТ). К законодательным актам, направленным на правовое оформление ВРТ, относятся Семейный кодекс РФ и Федеральный закон от 15.11.1997 № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (далее — Закон об АГС), которые регламентируют установление происхождения ребенка и государственную регистрацию рождения ребенка и сведений о родителях.

Моральные и юридические проблемы, связанные с практикой суррогатного материнства, являются особенно сложными. Немаловажное значение в законодательном решении вопросов о здоровье и этике имеет отношение государства к новым научным технологиям, в частности к вопросам искусственного оплодотворения, имплантации эмбриона, суррогатного материнства. В отдельных странах для этих целей были скорректированы уже имевшиеся законы о репродукции человека. На общеевропейском уровне 19 ноября 1996 г. Комитет министров Совета Европы принял Конвенцию по правам человека в биомедицине. Конвенция является первым обязательным в области здравоохранения юридическим документом, который направлен на защиту человека от возможных злоупотреблений, связанных с использованием новых биологических и медицинских методов и процедур. Методы искусственного оплодотворения в международном праве регулируются также несколькими директивами, вытекающими из трех рекомендаций Парламентской ассамблеи Совета Европы, резолюциями, принятыми 16 марта 1969 г. Европейским парламентом, и решениями Комиссии по правам человека.

Наиболее сложным с точки зрения законодательного регулирования оказался метод суррогатного материнства. Поскольку этот метод получает все большее распространение, следует принять все меры к тому, чтобы он не стал способом незаконной наживы (в том числе и со стороны медиков), шантажа и т. д. Для этого требуется разработать законодательную базу с четкими, однозначными формулировками, не допускающими двойных стандартов.

Злоупотребления со стороны врачей выражаются в том, что пациентов вынуждают неоднократно оплачивать пребывание в клинике, услуги по проведению дорогостоящих (порядка 500—600 долл.) анализов, медикаменты и процедуры ЭКО. Заплатив баснословные деньги, пациенты могут не получить желаемого результата ни в первый раз, ни во второй, ни в третий, причем не по медицинским причинам. Пресечь злоупотребления можно только законодательным путем, экономическими методами, когда запускать клиента «по кругу» станет невыгодно для недобросовестных руководителей клиник.

Рассмотрим, как решаются вопросы суррогатного материнства за рубежом. Наиболее прогрессивным государством в этом отношении являются США. Во многих городах открыты специальные агентства, которые располагают данными о женщинах, желающих стать суррогатными матерями. Американское законодательство не имеет единой правовой базы на всей территории США по применению метода суррогатного материнства. Конституция США предусматривает право принимать локальные законы каждого штата в области здравоохранения.

Мировым центром коммерческого суррогатного материнства считается штат Калифорния, где предоставляются международные услуги матерей, вынашивающих детей. В 1992 году законодательный орган Калифорнии принял решение о том, что контракты на выполнение услуги суррогатного материнства не противоречат общественному сознанию, и утвердил закон о разрешении суррогатного материнства на коммерческих началах. Губернатор штата наложил вето на этот закон. Позже верховный суд Калифорнии вынес решение о том, что юридическими родителями ребенка, рожденного с помощью метода суррогатного материнства, признаются супруги, заключившие договор о вынашивании ребенка заменяющей матерью. Таким образом, в Калифорнии стал применяться принцип (позже закрепленный на законодательном уровне), в соответствии с которым все права в отношении ребенка, рожденного с помощью суррогатной матери, предоставляются генетическим родителям.

Иной подход закреплен в законодательстве штата Вирджиния (1993 год), где договоры суррогатного материнства признаются действительными при соблюдении следующих условий:

· суррогатная мать замужем и имеет детей;

· муж суррогатной матери принимает участие в заключении договора;

· женщина, которая желает заключить подобный договор, не может выносить и родить ребенка самостоятельно;

· по крайней мере один из потенциальных родителей является донором генетического материала.

Договор о суррогатном материнстве заключается в суде по доброй воле и должен иметь содержание, понятное всем сторонам. Одновременно с заключением договора назначается опекун, который будет представлять интересы ребенка до момента передачи его родителям. Закон штата Вирджиния о суррогатном материнстве закрепляет правила распределения расходов при расторжении договора, если таковые не определены в договоре. При оформлении родительских прав приоритет признается за законными родителями, которые по медицинским показаниям не могли иметь ребенка и изъявили желание воспользоваться методом суррогатного материнства.

В Великобритании по закону 1985 года юридической матерью ребенка считалась женщина, которая его выносила и родила, однако в 1990 году этот вопрос был решен по калифорнийской модели, что позволило признать новорожденного законным ребенком генетических родителей без решения суда.

В Австралии к использованию коммерческого суррогатного материнства сложилось отрицательное отношение. По законодательству Украины в случае имплантации в организм другой женщины зародыша, зачатого супругами, родителями ребенка являются именно супруги. В 1995 году в Семейный кодекс РФ были внесены изменения, закрепившие возможность применения ЭКО. Однако в российском законодательстве отсутствует определение понятия «суррогатная мать», являющееся ключевым в данных правоотношениях. С учетом норм зарубежного права полагаем, что суррогатной матерью следует считать здоровую женщину, которая на основе соглашения (договора) после искусственного оплодотворения выносила и родила ребенка для другой семьи.

Суррогатной матерью не обязательно должна быть родственница или женщина с определенной группой крови. Главное, чтобы кандидатка была здорова и относительно молода. Синхронизировать биологические процессы в организмах двух женщин для медиков большой проблемы не составляет, гораздо сложнее решить проблемы психологические. Поэтому желательно, чтобы суррогатная мать уже имела своего ребенка, а лучше — двух.

Приказом о ВРТ утверждена инструкция «О применении методов вспомогательных репродуктивных технологий», которая вводит жесткие требования, предъявляемые к суррогатным матерям.

Полагаем, что ограничение по возрасту (20—35 лет) суррогатной матери, введенное с 2003 года, приводит к отрицательным последствиям. Известны случаи, когда матери вынашивали детей для своих бесплодных дочерей — более безопасный и недорогой способ вряд ли можно предложить. Безусловно, законодатель, вводя такое правило, ставил исключительно благую цель — рождение здоровых детей. Однако, по заявлениям медиков, здоровая женщина может зачать методом ЭКО, выносить и родить здорового ребенка даже в период менопаузы (в среднем 50—55 лет).

Факт рождения ребенка от суррогатной матери может породить множество споров. Например, суррогатные матери нередко отказываются отдавать рожденного ребенка его генетическим родителям. Возникают и обратные ситуации, когда генетические родители отказываются от родившегося неполноценным ребенка, мотивируя это тем, что неполноценность обусловлена пагубным влиянием организма суррогатной матери. Такие осложнения привели к тому, что в отдельных штатах США метод суррогатного материнства был запрещен.

В ст. 51 СК РФ говорится, что лица, состоящие в браке и давшие свое согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, записываются родителями ребенка в случае рождения ребенка в результате применения этих методов. При имплантации же эмбриона другой женщине в целях его вынашивания статус родителей ребенка эти лица получают только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

Согласно ст. 52 СК РФ супруг, давший согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства. Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать не вправе при оспаривании материнства и отцовства после регистрации родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.

Пункт 5 ст. 16 Закона об АГС закрепляет, что при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка.

То есть если такое согласие отсутствует, то приоритетное право решать судьбу ребенка принадлежит суррогатной матери. Таким образом, отечественное законодательство отдает приоритет женщине, родившей ребенка.

На практике возникают ситуации, когда  генетические родители отказываются признавать факт их материнства и отцовства. В этом и проявляются основные юридические проблемы, которые требуют более четкого регулирования. Во избежание таких проблем отношения, возникающие при использовании метода суррогатного материнства, должны регулироваться договором, заключенным между сторонами.

Договор о суррогатном материнстве может быть коммерческим или некоммерческим (альтруистическим). По первому суррогатная мать получает за свои услуги плату или иную материальную выгоду; второй же не предполагает оплаты или материальной выгоды, кроме оплаты расходов, связанных с беременностью.

В договоре о суррогатном материнстве должны обязательно оговариваться следующие аспекты:

· компенсация расходов на медицинское обслуживание;

· компенсация потерь в заработке;

· место проживания суррогатной матери в период беременности;

· медицинское учреждение, где будет происходить искусственное оплодотворение;

· последствия рождения неполноценного ребенка;

· обязанность суррогатной матери соблюдать все предписания врача;

· обязанность суррогатной матери передать ребенка после его рождения генетическим родителям;

· обязанность генетических родителей принять ребенка;

· санкции за невыполнение условий договора.

При этом санкции за невыполнение условий договора должны быть существенными. Так, если суррогатная мать откажется передать ребенка генетическим родителям или дать согласие на запись их в качестве мамы и папы ребенка в свидетельстве о рождении, она будет обязана возместить им все расходы на ее содержание, медицинское обслуживание, а также выплатить крупный штраф. Если же заказчики не желают брать ребенка, на них должна возлагаться обязанность по его содержанию, а также применяться компенсационно-штрафные санкции. Подобные условия позволят дисциплинировать и одну, и другую сторону.

Если суррогатная мать желает остаться анонимной, целесообразно заключить несколько договоров: между суррогатной матерью и медицинским учреждением, где будет проводиться искусственное оплодотворение и дальнейшее наблюдение за протеканием беременности; между этим медицинским учреждением и супругами-заказчиками.

Необходимо упомянуть, что если суррогатная мать на момент заключения договора состояла в браке, то согласие мужа на участие жены в ЭКО является обязательным условием действительности договора. Включение акушера или медицинского учреждения как третьей стороны в состав участников договора суррогатного материнства необходимо для того, чтобы бесплодные супруги могли получать полную информацию о состоянии суррогатной матери в период беременности. Таким образом, сохранить свои права на ребенка они могут только при условии правильного оформления юридических документов.

Законодательство предусматривает равенство прав и обязанностей родителей по отношению к своим несовершеннолетним детям. Однако вопрос отцовства (когда единственным родителем ребенка является отец) вообще не прописан в законе, что в условиях современных достижений науки и технологий недопустимо. Полагаем, что программа суррогатного материнства не должна ограничиваться семейными парами. Ситуации, когда единственный родитель может вырастить ребенка, обеспечить его материально, дать ему образование, встречаются очень часто.

Необходимо затронуть еще один аспект рассматриваемой темы. Американские военнослужащие перед отправкой в зону боевых действий обязательно посещают банки спермы. Данное правило было введено после событий 1991 года. После того как тысячи военнослужащих, принимавших участие в операции «Буря в пустыне», вернулись домой, они обнаружили у себя множество серьезных недомоганий, включая и бесплодие. Это явление (по сути, комплексное заболевание), получившее неофициальное название «синдром войны в заливе», возникло вследствие контакта с ядовитыми веществами и вакцинации мощными препаратами, которые используются в армии США.

Проект закона о сохранении репродуктивного здоровья населения уже несколько лет лежит в Государственной думе РФ. В соответствии с одной из его норм мужчинам опасных профессий (милиционерам, сотрудникам подразделений специального назначения, сотрудникам МЧС России, морякам атомных подводных лодок, участникам военных действий и т. п.) предлагается сдавать сперму на хранение в специальный банк, чтобы в случае потери репродуктивных возможностей мужчина мог обзавестись собственным потомством либо жена могла зачать ребенка после гибели мужа.