УДК
 
Ю.А. САВВИНОВА,
адъюнкт кафедры гражданско-правовых дисциплин Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России
 
Статья посвящена актуальной теме реорганизации органов государственной власти. Государственные органы, создаваемые для выполнения властных функций и традиционно рассматриваемые как субъекты конституционных или административных правоотношений, в сфере гражданского права, как правило, являются юридическими лицами. Между тем наделение органов государственной власти статусом юридического лица вызывает дискуссии в юридической литературе.
В настоящее время в законодательстве отсутствует единый подход к регулированию гражданско-правовых отношений, возникающих при реорганизации органов государственной власти. 
 
This article is devoted to the actual topic of the reorganization of public authorities. Public bodies created to implement the power and is traditionally regarded as the subjects of constitutional and administrative legal relations in civil law, as a rule, are legal entities. However, giving government authorities the status of legal entity has a lot of disputes in the legal literature.
Currently, the law makes no unified approach to the management of civil-legal relations arising in the reorganization of public authorities.
Ключевые слова (keywords): органы государственной власти (public authorities); реорганизация, преобразование (reorganization); учреждение (agency).
 
Государственные органы, создаваемые для выполнения властных функций и традиционно рассматриваемые как субъекты конституционных или административных правоотношений, в сфере гражданского права, как правило, являются юридическими лицами [1].
Данное утверждение закрепляется положениями об отдельных государственных органах.
Например, в соответствии с пунктами 1 и 18 Положения о Министерстве Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, утвержденного Указом Президента РФ от 11.07.2004 № 868, данное министерство является федеральным органом исполнительной власти и юридическим лицом.
Однако наделение органов государственной власти статусом юридического лица вызывает дискуссии в юридической литературе.
Так, Ю.В. Щербакова полагает, что попытка регулировать нормами гражданского законодательства самостоятельное участие в хозяйственном обороте федеральных министерств, выступающих в качестве юридических лиц, не только противоречит теории права, но и не может быть реализована практически. В этой связи, по мнению автора, целесообразно было бы не придавать федеральным министерствам статус юридического лица. По крайней мере до тех пор, пока вопрос о юридическом лице публичного права не обретет теоретическую и правовую базы [2].
О.Ю. Усков также отрицает возможность наделения федеральных органов исполнительной власти статусом юридического лица, мотивируя это тем, что они, как и органы юридических лиц, не обладают гражданской правосубъектностью, а своими действиями лишь осуществляют права, принадлежащие самому публично-правовому образованию [3].
Убедительна, на наш взгляд, позиция Е.А. Павлодского, полагающего, что наделение министерства, органов местного самоуправления, другого публично-правового образования правами юридического лица позволяет ему участвовать в гражданском обороте: приобретать от своего имени имущественные и личные неимущественные права, отвечать по обязательствам своим имуществом, нести обязанности и выступать в качестве истца и ответчика в суде [4].
Аналогичной точки зрения придерживается и В.В. Бараненков при обосновании необходимости статуса юридического лица для военных организаций [5].
В настоящее время министерства и ведомства по умолчанию признаются  формами государственного учреждения [6, 7].
В законодательстве общее понятие учреждения как одного из видов некоммерческих организаций дается в п. 1 ст. 120 ГК РФ: «Учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера».
Федеральные законы от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях» и от 03.11.2006 № 175-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “Об автономных учреждениях”, а также в целях уточнения правоспособности государственных и муниципальных учреждений» существенным образом изменили институт учреждения.
Так, в соответствии с новой редакцией п. 2 ст. 120 ГК РФ учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием (государственное или муниципальное учреждение).
Следовательно, все учреждения в настоящее время подразделяются в зависимости от статуса их учредителей на частные, создаваемые гражданами или юридическими лицами, и государственные или муниципальные, создаваемые соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием.
Государственное или муниципальное учреждение, в свою очередь, может быть бюджетным или автономным. Органы государственной власти, являющиеся юридическими лицами, относятся к бюджетным учреждениям.
В соответствии со ст. 6 БК РФ бюджетное учреждение — государственное (муниципальное) учреждение, финансовое обеспечение выполнения функций которого, в том числе по оказанию государственных (муниципальных) услуг физическим и юридическим лицам в соответствии с государственным (муниципальным) заданием, осуществляется за счет средств соответствующего бюджета на основе бюджетной сметы.
Особенности бюджетно-правового статуса бюджетных учреждений установлены ст. 161 БК РФ. Согласно положениям данной статьи бюджетное учреждение в числе прочего осуществляет следующую деятельность: проводит операции по расходованию бюджетных средств в соответствии с бюджетной сметой; обеспечивает исполнение своих денежных обязательств, указанных в исполнительном документе, в пределах доведенных ему лимитов бюджетных обязательств.
В соответствии с нормами ГК РФ все учреждения являются некоммерческими организациями, однако Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ  «О некоммерческих организациях» действует только в отношении частных учреждений, на государственные и муниципальные же учреждения он не распространяется, что установлено п. 5 ст. 1 данного закона.
Одна из проблем, возникающих при реорганизации органов государственной власти как юридических лиц в форме учреждения, — это отсутствие правового регулирования такой реорганизации на законодательном уровне.
Практически единственный документ, содержащий разъяснения по порядку проведения их реорганизации, — письмо Минфина России от 16.06.2003 №  03-01-01/08-1761 (далее — Письмо). Так, согласно п. 1 данного письма федеральные органы исполнительной власти и федеральные учреждения (далее — органы и учреждения) могут быть реорганизованы путем выделения, преобразования, слияния, присоединения и разделения с соблюдением требований ст. 57 «Реорганизация юридического лица» ГК РФ. Передача прав и обязанностей при реорганизации органов и учреждений осуществляется в соответствии со ст. 58 «Правопреемство при реорганизации юридических лиц» ГК РФ. Однако ряд положений Письма противоречат федеральным нормативным правовым актам. Так, в соответствии с п. 2 Письма реорганизация органа или учреждения производится в соответствии с решением учредителя о реорганизации, оформленном в установленном законодательством порядке постановлением Правительства РФ и (или) правовым актом федерального органа исполнительной власти.
Однако указанный пункт Письма противоречит п. 1 постановления Правительства РФ от 10.02.2004 № 71 «О создании, реорганизации и ликвидации федеральных государственных учреждений», которым предусмотрено, что решения о реорганизации федеральных государственных учреждений принимаются исключительно Правительством РФ.
В решениях о реорганизации органов и учреждений Минфин России требует указывать:
— основание для принятия решения о реорганизации органа или учреждения;
— дату, на которую проводится реорганизация органа или учреждения;
— срок проведения реорганизационных или ликвидационных мероприятий;
— создание органа (комиссии), уполномоченного учредителем на реорганизацию, с назначением председателя органа (комиссии) при реорганизации органа или учреждения;
— источник финансирования расходов, связанных с проведением реорганизации;
— перечень органов или учреждений, которым передаются функции, права и обязанности, активы (финансовые и нефинансовые) и обязательства реорганизуемого органа или учреждения.
Порядок и сроки упразднения органа (комиссии), уполномоченного на реорганизацию, определяются правовым актом учредителя, а в случае реорганизации федерального органа исполнительной власти — распоряжением Правительства РФ.
В юридической литературе также поднималась проблема, связанная с невозможностью соблюдения в отношении государственных органов, создаваемых путем реорганизации, ряда требований, предусмотренных  ст. 14 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», а именно — представить в регистрирующий орган:
— учредительные документы каждого вновь возникающего юридического лица, создаваемого путем реорганизации (подлинники или засвидетельствованные в нотариальном порядке копии);
— заявление о государственной регистрации с указанием, что учредительные документы созданных путем реорганизации юридических лиц соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям к учредительным документам юридического лица данной организационно-правовой формы, что передаточный акт или разделительный баланс содержит положения о правопреемстве по всем обязательствам вновь возникшего юридического лица в отношении всех его кредиторов, что все кредиторы реорганизуемого лица уведомлены в письменной форме о реорганизации и в установленных законом случаях вопросы реорганизации юридического лица согласованы с соответствующими государственными органами и (или) органами местного самоуправления [8].
Одной из распространенных форм реорганизации органов государственной власти — юридических лиц является преобразование.
Так, на основании Указа Президента РФ от 09.03.2004 № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» Министерство РФ по налогам и сборам преобразовано в Федеральную налоговую службу, Государственный таможенный комитет РФ — в
Федеральную таможенную службу, в связи с чем в Единый государственный реестр  юридических лиц внесены записи о прекращении юридического лица в связи с реорганизацией и о создании юридического лица путем реорганизации.
В силу требований п. 5 ст. 58 ГК РФ преобразование должно сопровождаться изменением организационно-правовой формы реорганизуемого юридического лица. В случае же преобразования одного государственного органа в другой, как это произошло с Министерством РФ по налогам и сборам и Государственным таможенным комитетом РФ, организационно-правовая форма — финансируемое собственником учреждение — не изменяется.
Изменение разновидности органа государственной власти (министерство, служба, агентство), как совершенно верно подмечает О.А. Ка-малов, не может считаться изменением организационно-правовой формы, так как вопреки требованиям п. 3 ст. 50 ГК РФ эти формы не закреплены федеральным законом [1+].
Следовательно, при преобразовании органа государственной власти из одного вида в другой не могут применяться положения гражданского права о реорганизации юридических лиц в форме преобразования.
Таким образом, в настоящее время в законодательстве отсутствует единый подход к регулированию гражданско-правовых отношений, возникающих при реорганизации органов государственной власти.
На наш взгляд, необходимо принять закон, предусматривающий особенности реорганизации органов государственной власти — юридических лиц с учетом их особого правового положения.
Кроме того, необходимо на законодательном уровне наделить органы государственной власти статусом юридического лица, создаваемого в форме учреждения, и предусмотреть для них особый порядок государственной регистрации в Федеральном законе от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».
 
 
 
Литература
 
1. Камалов О.А. Реорганизация и реструктуризация органов государственной власти // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. № 8.
2. Щербакова Ю.В.  К вопросу о министерстве как юридическом лице // Адвокат. 2003. № 12.
3. Усков О.Ю. Проблемы гражданской правосубъектности государственных органов и органов местного самоуправления // Журнал российского права. 2003. № 5.
4. Павлодский Е.А. Публично-правовые образования как субъекты гражданского права // Цивилист. 2006. № 1.
5. Бараненков В.В. Некоторые проблемы создания и функционирования юридических лиц — военных организаций // Проблемы создания и функционирования системы юридических лиц федерального органа исполнительной власти: Материалы межведомственной науч.-практ. конф. / Под ред. И.К. Харичкина. — М.: МВИ ФПС России, 2003.
6. Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в гражданском обороте // Гражданкий кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. — М., 1998.
7. Головизин А. Некоторые вопросы участия в гражданском обороте органов государственной власти (местного самоуправления) // Хозяйство и право. 1999. № 6.
8. Ромашко Е.А. Формальное закрепление создания, реорганизации и ликвидации государственного органа со статусом юридического лица // Юрист. 2005. № 4.
[1+] Документ опубликован не был.